Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

VI.7. ИНЦИДЕНТЫ, АВАРИИ И КАТАСТРОФЫ

Промышленные аварии и катастрофы с “участием” высоко токсических веществ по существу стало проклятьем цивилизации346,347.

Сколь это серьезно, легко видеть даже на примере аварий с хлором, первом химическом оружии XX века и ныне таковым не считающимся.

Хлор как забытое ОВ:
“Наибольшую опасность представляет хлор в сжиженном состоянии. Газообразный хлор в 2,5 раза тяжелее воздуха. При выбросах жидкого хлора смертельно опасную зону составляет площадь в радиусе примерно 400 м от места выброса. Однако размеры этой зоны могут существенно меняться в зависимости от массы хлора, его энергетического состояния и характера аварийной ситуации”
347.

Отрывочные сообщения об авариях с хлором уже начали прорываться в нашу печать174,314,344, хотя на аварии с такими общепромышленными продуктами и - по совместительству - ОВ, как фосген348 и синильная кислота, гласность пока распространяется очень слабо.

Хлор как источник общественной опасности:
“За последние 20 лет в СССР количество жидкого хлора, хранящегося на заводских складах, возросло с 200 до 2000 т при увеличении единичных объемов аппаратуры и транспортных средств, в 5-6 раз возросли объемы перевозок жидкого хлора. Ежемесячно в железнодорожных цистернах вместимостью 60 т транспортируется до 100 тысяч т жидкого хлора на расстояния до 3000 км; в пути следования и на станциях находится одновременно более 2500 цистерн с жидким хлором”
347.

Приведем для примера лишь некоторую информацию (с учетом данных141,347) о “хлорных” авариях различной тяжести. Рассмотрены главным образом химические заводы бывшего СССР, имевшие отношение к “спецхимии”, в основном к производству химического оружия и планам такого производства. Технические причины событий были разные (нарушение герметичности стационарных емкостей, железнодорожных цистерн и различных коммуникаций, транспортные аварии, сливо-наливные операции и т.д.), результат - один:

  • Москва, ГосНИИхлорпроект: 18.2.1956 г. - выброс хлора из неисправной аппаратуры в цехе N 4, пострадало 12 человек.
  • Дзержинск (Нижегородская область), ПО “Капролактам”: 15.7.1947 г. - прорыв во фланцевом соединении цистерны, разнос хлора ветром по нескольким цехам, отравилось 28 человек (13 - с утратой трудоспособности); 26.9.1967 г. - авария на хлорном трубопроводе, газовая волна направилась в сторону поселка, пострадало 3 рабочих и 4 жителей; 29.1.1974 г. - обрыв трубопровода, утечка хлора из танка и цистерны, получили тяжелое отравление 11 человек; 11.3.1986 г. - утечка жидкого хлора из продуктового вентиля, пострадал один человек. Прорыв трубопровода с хлором в Дзержинске в 1961 г. (разлив 2 т хлора, число пострадавших - 44 человека).
  • Волгоград, ПО “Химпром”: 2.2.1966 г. - групповое отравление хлором на площадке “М”, пострадало 8 человек; 29.6.1966 г. - групповое отравление хлором, пострадало 48 человек, из них 7 были госпитализированы; 15.12.1966 г. - выброс 1,9 т хлора из цистерны при наливе, пострадало 115 человек в радиусе 1500 м, из них 22 были госпитализированы; 14.3.1968 г. - в результате аварии произошло острое отравление хлором, пострадало 5 человек (один - с утратой трудоспособности); 9.8.1968 г. - острое отравление хлором из-за повреждения трубопровода во время тушения пожара, пострадало 8 человек (4 - с потерей трудоспособности); 17.1.1985 - выброс 7,5 т хлора из цистерны, пострадало 27 человек; май-июнь 1988 - две аварии, утечка хлора из цистерны.
  • Чапаевск (Самарская область), ЧЗХУ (бывший завод N 102): 1986-1987 гг. - 17 аварий, связанных с негерметичностью продуктовых систем, сопровождавшихся выбросом хлора.
  • Березники (Пермская обалсть), ПО “Сода”: 23.8.1976 г. - утечка 38 т жидкого хлора из незакрытого вентиля, пострадали 27 человек в радиусе 1 км, двое из них погибли.
  • Новомосковск (Тульская область), ПО “Азот”: январь 1987 г. - выброс жидкого хлора из цистерны, стоявшей под наливом, погиб 1 человек; июнь 1987 г. - утечка хлора из цистерны в пункте налива (2 аварии); 18.7.1987 г. - выброс 20 т жидкого хлора через недозакрытый вентиль; 1989 г. - утечка жидкого хлора из переполненной цистерны.
  • Кемерово, ПО “Химпром”: 18.12.1985 - нарушение герметичности сальника вентиля, от хлора пострадал один человек.
  • Саратов, ПО “Нитрон”: 20.9.1978 - утечка жидкого хлора через сальник вентиля.
  • Усолье-Сибирское (Иркутская область), ПО “Химпром”: 16.12.1955 г. - авария на хлорном трубопроводе, пострадало 52 человека, 17 из них было госпитализировано; 21.3.1964 г. - 40 минут шел выброс жидкого хлора из трубопровода, хлорное облако направилось на город и захватило жилую территорию размером 3 на 4 км, за помощью обратилось 115 человек (75 было госпитализировано); 23.4.1971 г. - самоотключение компрессора, газообразный хлор распространился в районе проходной, пострадало 5 человек..
  • Зима (Иркутская область), ПО “Химпром”: 1.12.1987 г. - выброс жидкого хлора из продуктового вентиля, получили отравление и ожоги хлором 2 человека; июнь 1981 г. - утечка жидкого хлора из цистерны; 1986-1987 гг. - 11 аварий в пути следования цистерн с хлором.
  • Куйбышев (Новосибирская область), химический завод: май 1990 г. - выброс хлора из цистерны.
  • Уфа (Башкирия), ПО “Химпром”: 1983 - сход с рельсов двух хлорных цистерн.
  • Стерлитамак (Башкирия), ПО “Каустик”: 2.12.1968 г. - острое групповое отравление хлором в результате аварии, пострадало 60 человек, из них 46 были госпитализированы (7 - в тяжелом состоянии); 17.12.1989 г. - выброс из заполненной хлором цистерны, пострадали 2 человека, 1 из них скончался.
  • Запорожье (Украина), ПО “Кремнийполимер”: 8.1.1989 - утечка 6 т хлора в атмосферу, пострадал 1 человек.
  • Рубежное (Украина), ПО “Краситель”: 27.7.1971 г. - выброс 35 т хлора из цистерны.

Из печати344:
"Одна из недавних аварий, повлекших многочисленные отравления, произошла на складе сжиженного хлора насосных водозаборных станций в Хабаровске 14 июня 1989 г. В результате разрыва газового контейнера в атмосферу попало 800 кг хлора. В это время вблизи места взрыва, на берегу Амура, находилось много отдыхающих, в том числе детей. 70 человек были доставлены в больницу, 8 из них - в реанимационные отделения из-за развившихся симптомов токсического отека легких. Причина аварии - грубое нарушение правил хранения емкостей со сжиженным газом: в течение 5 дней до события прибывшие на склад контейнеры с хлором находились под открытым небом".

Аналогичная подборка аварий может быть сделана по выбросам фосгена и синильной кислоты.

В последние годы, не признавая фактов самих аварий прошлого53,75, военные стали допускать их принципиальную возможность в связи с обсуждением проблем уничтожения химического оружия90,124,349.

Сценарии.

Генералов И.Евстафьева и В.Холстова: "При возникновении аварии, сопровождающейся розливом значительного количества ОВ, облако зараженного воздуха может распространяться на десятки километров, вызывая поражения проживающего в районе объекта населения. Возможны и еще большие масштабы последствий, а именно регионального уровня, когда тот или иной фактор опасности охватывает значительную территорию"90.

Полковника Г.Фризоргера: “Наибольшую опасность может вызвать лесной пожар или диверсия. Поскольку люизит является горючим веществом, то последствия возможны значительные в зависимости от размеров пожара. При пожаре, вызванном возгоранием кровли, и от падения ее вниз возможно нарушение герметичности до 11 цистерн в одном хранилище, возможен выход из строя запорной аппаратуры, фильтров”350.

Полковника А.Труфанова и др.: “Попадание 5 кг зарина в реку среднего размера может вызвать гибель более 50% рыбы на расстоянии свыше 40 км от места пролива. Проникновение пролитого ОВ в водоносные слои грунта может привести к отравлению источников питьевой воды”93.

К числу экологически опасных и вполне вероятных событий относятся также авиационные катастрофы в местах химических производств351. Данными о такого рода событиях общество не располагает, однако именно из-за этой вероятности для гражданской и военной авиации закрыто небо над такими городами "большой химии", как Волгоград и Дзержинск.

Впрочем, над Камбаркой, где находятся мощные запасы люизита, пролет самолетов не запрещен350.

авиаСценарий по полковнику Г.Фризоргеру:
“Наиболее опасны авиационные катастрофы над объектом. В данной ситуации возможно стопроцентное разрушение одного хранилища (то есть 16 цистерн) с 1280 т люизита. Площадь разлива при этом составит 3200 м
2. Направление просеки выводит облако в направлении военного городка и Камбарки”350.

Вероятность индустриальных аварий и катастроф, связанных с ОВ, была и остается чрезвычайно большой. Укажем для примера вероятностную картину, характерную для Дзержинска, которая вполне характеризует уровень опасности производств, так или иначе связанных с химическим оружием, в том числе с ОВ первого поколения, считающимися в настоящее время обычными техническими продуктами.

Их протокола:
“Неблагоприятная ситуация с противоаварийной устойчивостью и экологической безопасностью сложилась на предприятиях г.Дзержинска. В городе расположено 15 объектов народного хозяйства, использующих сильнодействующие ядовитые вещества (СДЯВ), взрывопожароопасные и вредные вещества (более 25 наименований). Общее количество таких веществ постоянно достигает 20 тыс.т, а наибольшую опасность для населения города представляют следующие объекты, где сосредоточение СДЯВ достигает:

  • ПО “Капролактам” (бывший завод N 96 - Л.Ф.): хлора - 750 т, аммиака - 750 т, фосгена - 80 т, окиси этилена - 2000 т;
  • ПО “Оргстекло” (бывший завод N 148): аммиака - 600 т, хлора - 100 т, синильной кислоты - 100 т;
  • ПО “Заря”: фосгена - 600 т;
  • ПО “Корунд” (бывший ЧХЗ): хлора - 100 т, фосгена - 300 т, синильной кислоты - 60 т, аммиака - 1000 т;
  • железнодорожные станции Дзержинск и Игумново: хлора - 800 т, аммиака - 650 т, фосгена - 28 т, синильной кислоты - 100 т.

На железнодорожных станциях Игумново и Дзержинск одновременно скапливаются сотни вагонов и цистерн со взрывчатыми, пожароопасными и сильнодействующими ядовитыми веществами. При этом железнодорожная станция Игумново расположена в санитарно-защитной зоне ПО “Капролактам”, авария даже на одном из объектов которого может создать чрезвычайную химическую и пожарную обстановку в регионе.

По экспертным оценкам, в Дзержинском регионе при разгерметизации цистерны с хлором (единичная емкость 45 т) максимальная глубина распространения зараженного воздуха с поражающей концентрацией может составить до 40 км и охватить площадь 5 тыс. км2, на которой проживают 285 тыс. человек (91% населения города)”141.

Обращаясь к реальным инцидентам и в особенности к авариям и катастрофам в связи с производством химического оружия, отметим, что эта тема наименее богата официально подтвержденными фактами и деталями.

Из заверений лоббиста по мотивам генерала А.Кунцевича:
“В разное время химическое оружие в России производилось в Березниках, Чапаевске, Дзержинске Горьковской области, Новочебоксарске, Волгограде. Там есть крупные комбинаты, где были цехи, что производили ОВ и где ими снаряжались артиллерийские снаряды и авиационные бомбы. Оружие изготовлялось на эффективных и надежных системах, высококвалифицированными специалистами. По словам Кунцевича, за все годы вплоть до 1987-го, когда мы прекратили производство ОВ, там не произошло даже малейшей аварии или чрезвычайного происшествия
53.

Генерал заблуждается. Некоторые данные об авариях и катастрофах, связанных с химическим оружием, имеются (табл.6), и в предыдущих разделах они частично обсуждались.

Таблица 6
ИНЦИДЕНТЫ, АВАРИИ И КАТАСТРОФЫ с химическим оружием

1935

Выброс ОВ из ЦНИВТИ (Москва), сопровождавшийся поражением окрестных жителей.

1939
(август)

Поражение ипритом на полигоне 69 слушателей и преподавателей ВАХЗ.

1940
(январь)

Поражение от ОВ жителей, проживающих вокруг ЦВХП Шиханы (Саратовская область).

1941
(июль)

Взрыв на специализированном заводе химического оружия N 100 в Сталиногорске. Гибель 15 человек.

1941
(октябрь)

Взрыв ипритного корпуса N 6 в цехе N 3 на заводе N 96 в Дзержинске.

1943

Пожар на Центральном военно-химическом складе в г.Ростов-Ярославский.

1947

Отправка из Дзержинска в Арысь (Казахстан) эшелона с ипритом с неисправными цистернами.

1949
(март)

Авария в цехе N 22 на заводе N 91 в Сталинграде
(опытное производство зарина).

1960
(12 февраля)

Взрыв цеха N 6 на заводе N 96 в Дзержинске (производство этилена и пропилена - сырья для иприта В.С.Зайкова). Гибель 24 человек.

1964

Выброс фосфорного ОВ на военно-химическом полигоне близ ст.Арысь.

1965 (февраль)

Прорыв дамбы, отделявшей "белое море" завода N 91 (Сталинград) от Волги, экологическая катастрофа на нижней Волге.

1974
(28 апреля)

Пожар на заводе "Химпром" (Новочебоксарск) с разгерметизацией партии авиационных химических бомб с V-газом.

1974
(сентябрь)

Гибель четырех человек на III производстве завода "Химпром" (Новочебоксарск).

1978 (4 мая)

Авария на производстве V-газа завода "Химпром" (Новочебоксарск).

1980
(февраль)

Пожар в ГСНИИОХТ (Москва); исчезновение нескольких сот граммов V-газа.

1987

Отравление А.Н.Железнякова при работе с бинарным химическим оружием в ГСНИИОХТ.

1989
(9 апреля)

Гибель жителей во время волнений в Тбилиси от применения ирритантов.

1994

Смерть двух жертв разработок бинарного оружия - сотрудников ГСНИИОХТ А.Н.Железнякова и Л.А.Липасова.

При анализе этих данных ограничимся лишь несколькими примерами технологических катастроф на производствах ОВ первого и второго поколения - на производствах иприта (Дзержинск, 1941 г. и 1960 г.) и V-газа (Новочебоксарск, 1974 г. и 1978 г.). Они практически обществу не известны и до настоящего времени по достоинству не оценены.

Из воспоминаний И.Б.Котляра:
"Наиболее серьезная авария произошла в октябре 1941 г. в корпусе N 6 (ипритного цеха N 3 завода N 96 в Дзержинске, где в то время налаживался выпуск иприта В.С.Зайкова - Л.Ф.). В одной из кабин образовалась взрывоопасная концентрация этилена в воздухе и произошел сильный взрыв. Половина корпуса была разворочена. Это было в ночную смену и, к счастью, непосредственных человеческих жертв не было, но последствия были тяжелыми. Это был самый опасный период войны - немцы рвались к Москве, никто не считался с человеческими жизнями, а тем более со здоровьем. На восстановление корпуса были согнаны сотни малограмотных пожилых крестьян из окружающих деревень. Они занимались в основном расчисткой от обломков и несложными строительными работами. Работали в своей одежде, так как спецодежды на всех уже не хватало. Корпус был восстановлен за несколько недель и этих людей отпустили".

Оценивая эти события с позиции нашего современника, автор цитаты справедливо замечает: "Как бы ни были продегазированы руины после взрыва, эта работа не могла остаться без последствий для этих людей. Никто никогда не узнает, скольким из этих людей и на сколько лет сократила жизнь эта авария".

Другая катастрофа в Дзержинске на том же заводе была связана с производством сырья для иприта В.С.Зайкова - этилена и пропилена.

Из воспоминаний И.Б.Котляра:
“12 февраля 1960 г. произошел страшный взрыв одного их основных цехов завода - цеха N 6. Это была катастрофа всесоюзного масштаба, ибо цех выпускал очищенные этилен и пропилен, без которых остановились многие производства. Завод был практически парализован. Но самым страшным была гибель 24-х работников цеха, оставшихся под развалинами. Когда пожар был потушен, на месте бывшего цеха-красавца возвышалась гора дымящихся руин. В духе того времени сам факт катастрофы был строго засекречен. Председателем государственной комиссии по ее расследованию был назначен член Политбюро ЦК КПСС Ф.Р.Козлов. Причина взрыва была установлена - это оказалась большая трещина в корпусе задвижки на основной линии подачи сырого пиролизного газа в цех. Цех быстро заполнился взрывоопасным газом, и ни один человек не успел покинуть его помещения. Стало ясно, что трубопроводы взрывоопасных газов нельзя прокладывать в подвальных помещениях зданий. Жертвы катастрофы приказано было хоронить в разное время, чтобы не создавать видимости траурной манифестации”
88.

Переходя к катастрофе, случившейся в Новочебоксарске, укажем на опыт функционирования производств фосфорных ОВ 60-80-х гг. Известно, что выбросы этих производств могут стать экологически опасными в периоды пусковых, наладочных работ и любых изменений технологического режима. В эти периоды велика опасность выхода процессов из-под контроля и спонтанного выброса ОВ в окружающую среду. Она усиливается также при перетаривании, ликвидации, транспортировке и иных манипуляциях с ОВ и химическими боеприпасами.

Пожар на заводе в Новочебоксарске с разных точек зрения

Заместитель министра безопасности Чувашии:
"Ночью 28 апреля 1974 г. в основном цехе третьего производства действительно произошел пожар. На объекте тогда находилось минимальное количество людей. Потушили огонь приблизительно в 6 часов утра. Пожару предшествовали сварочные работы, в ходе которых были нарушены правила техники безопасности. Рядом находилась парафинирванная бумага. Один из слесарей увидел пламя и побежал отключать трансформатор. Прибывшие пожарные тушили огонь водой и пеной. Может быть, пролился и продукт, который здесь изготавливали. После аварии цех приводился в нормальное состояние путем специальной обработки, помывки, покраски. Наблюдлись легкие кратковременные расстройства здоровья у некоторых из тех, кто тушил пожар. Производство в цехе было новое, требовалось проводить обучение работников по ликвидации аварий, но оно до пожара не проводилось. Этот случай решили считать тренировкой, на которую списали большую часть потерянных средств. Цех пустили вскоре"
226.

Заместитель директора ЧПО "ХИМПРОМ":
"Загорание произошло во временном складе, где находились тогда десятки химических бомб. Постоянный, хорошо защищенный, надежный склад в то время еще не был готов. От сильного огня часть боеприпасов разгерметизировалась. После ликвидации пожара специалисты производства в защитных костюмах произвели отбраковку изделий, тщательную дегазацию складского помещения, а также прилегающей территории, куда частично попала вода, применявшаяся при тушении. Последствия пожара были устранены в течение нескольких дней"
40.

Участник:
“Во время пожара 1974 г. индикатор ФК-0072 показывал отсутствие продукта в воде, которую использовали при тушении пожара. Бедные женщины вручную ведрами и совками собирали эту воду в бочки и увозили в основной корпус (канализации в так называемой условно-чистой третьей фазе обработки изделий не было предусмотрено)".

Обсуждая пожар на ЧПО "Химпром", нельзя не поразиться тому, что незавершенность работ, из-за которой - официально - случился пожар в цехе производства химических боеприпасов, проявилась через 2 года после начала их серийного выпуска и через полтора месяца после увенчания Ленинскими премиями официального списка организаторов - К.Гуськова, Е.Журавского, М.Кабачника, Е.Привезенцева, В.Романова, В.Ростунова, А.Фокина.

Нельзя не подивиться и неопределенности описания произошедшего. Поскольку руководитель производства говорит о разгерметизации "части боеприпасов", возникла версия, что в окружающую среду вокруг "Химпрома" попало до 60 т V-газа. "Сказки!" - сказал А.Шкуро - "Попало только несколько тонн"223.

Много это или мало? Для ответа на этот вопрос необходимо учесть, что на одного конкретного человека при самых грубых подсчетах "достаточно" 0,5-1 мг V-газа, на один миллион человек - 0,5-1 кг, а на один милллиард - 0,5-1 т. Таким образом, в нескольких тоннах V-газа, которые попали в окружающую среду во время пожара на “Химпроме” в 1974 г., содержалось число токсодоз, достаточных для гибели всего человечества.

Из учебника химической войны:
“Основным способом применения авиацией VX считается поливка из ВАП. Главное - застать живую силу противника вне укрытий, без средств защиты. Заход самолета предполагается с наветренной стороны цели, под прямым углом к направлению ветра. При поливке из ВАП образуется горизонтальный линейный источник оседающего аэрозоля ОВ. При оседании аэрозоля его частицы в зависимости от размеров относятся на разные расстояния, что приводит к образованию значительной по глубине площади заражения”
8.

Осталось задать очевидные вопросы:

  • откуда следует, что во время того пожара тонны V-газа должны были улететь вверх, а не расползтись, в соответствии с данными науки, по округе (генерал А.Кунцевич: “Наиболее токсичные ОВ типа VX. Они практически не испаряются. С другой стороны, они нелетучи. Зарин менее токсичен, но более летучий64),
  • почему V-газ должен был на 100 % сгореть, а не сохраниться хотя бы частично,
  • как случилось, что пожар люди тушили лишь в противогазах, а облачились в защитные костюмы после (для отбраковки изделий),
  • как произошло, что не составлен список участников пожара (быть может, часть его уже переросла в мартиролог), и, наконец,
  • где гарантия того, что жизнь 130 тысяч обитателей Новочебоксарска, 1,3 миллиона жителей Чувашии и десятков миллионов людей, проживающих в Поволжье, не ставились под угрозу тем же "Химпромом" еще раз или много раз?

Небеспочвенность этих вопросов станет очевидной, если обратиться к воспоминаниям о другой аварии, случившейся в Новочебоксарске четырьмя годами позже. В результате этой аварии в контакте с окружающей средой оказалась емкость с V-газом объемом 0,5 м3.

Из воспоминаний:
"4 мая 1978 года я получил отравление при выполнении задания мастера по дегазации электропогрузчика и уборке территории при ликвидации аварии, которая произошла вечером. Электропогрузчик работал в загазованной зоне после взрыва в корпусе 350 в районе 31 оси. Во время ликвидации аварии мы работали в своей обычной рабочей одежде. Работы мы выполнили, но после работы дома я проснулся от тошноты и меня вырвало, чувствовал слабость и нехватку кислорода. Я обратился в здравпункт цеха N 83 к врачу В.Г.Широбокову. Он осмотрел меня, посмотрел в глазные зрачки и назначил укол по заболеванию N 1. Мне сделали укол, положили на кровать, укрыли одеялом, но мне было холодно. После 6 вечера отпустили меня домой, никаких документов не выдали. После недолгого времени у меня заболела нога, я лежал в больнице у невропатолога. Когда зрение снизилось до минимума, я обратился к врачу-окулисту В.Н.Иванову. Он сказал, что я нарочно снижаю зрение, чтобы получить инвалидность. Во время лечения показывался врачам - глазному, хирургу, невропатологу, профпатологу. Обнаружилось заболевание печени. После всего этого обращаться к своим врачам желание кончилось".

Чтобы этот эпизод получил завершенность, подчеркнем, что позднее в цехе работала специальная аварийная бригада, которой впоследствии и записали факт нахождения в зараженной зоне, а также участия в ликвидации аварии (с фиксированием в санитарно-гигиенической характеристике). Сама же рабочая смена, принявшая удар на себя безо всякой защитной одежды, пополнила ряды безымянных героев.

Итак, пока положение сложилось неопределенное, если не сказать тупиковое. С одной стороны, российскому обществу не дана исчерпывающая информация о прошлых авариях и катастрофах, связанных с химическим оружием, после чего только и возможно оценить понесенный экологический ущерб. С другой стороны, трудно себе представить зрелое общество, которое бы пошло на новые операции с химическим оружием, не получив данных о безусловном учете прошлого скорбного опыта.

Нельзя становиться на грабли дважды.


Назад Оглавление Вперед

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность