Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Химическая безопасность

Вьетнам: полигон экоцида

"Химическую войну невозможно выиграть, вся жизнь попадает под ее жесткий перекрестный огонь". Рэчел КАРСОН

Почему был выбран Вьетнам? Фундаментальными исследованиями в области тропической экологии и биологии ученые Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской Академии Наук занимались давно, проводя обширные экспедиционные работы в составе совместных комплексных биологических экспедиций на Кубе, в Эфиопии, Перу, Боливии и других странах. Идея создания во Вьетнаме международного российско-вьетнамского научного учреждения - Тропического центра - возникла в начале 1980-х годов у ныне покойного академика В.Е. Соколова, директора ИПЭЭ РАН. Однако потребовалось еще несколько лет, чтобы в рамках межгосударственных российско-вьетнамских соглашений эта идея воплотилась в действительность. Совместный Российско-Вьетнамский Тропический научно-исследовательский и технологический центр (Тропический центр) - уникальное многопрофильное международное научное учреждение - стал реально существовать в марте 1987 г. Наше появление в этом регионе было продиктовано трагическими событиями в годы II Индокитайской войны (1961-1975), которые впоследствии привели к нарушению биологических систем под воздействием загрязнения территории Южного Вьетнама диоксиноподобными соединениями (ДПС).

Прошло 40 лет с начала реализации операции «Ренч Хэнд» (дословно «Рука фермера»), проведенной армией США во время войны (1962-1971 гг.) в Южном Вьетнаме. Южный Вьетнам - это единственное место на планете, где была предпринята попытка преднамеренного разрушения естественных тропических экосистем и сельскохозяйственных угодий, получившего название «экоцид», т.е. осознанного действия одного государства на разрушение окружающей среды другого государства - противника. ("Массовое уничтожение растительного и животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу, наказывается лишением свободы от двадцати до двадцати лет». Статья 358. Экоцид. Уголовный кодекс РФ, 1996).

Термин «экоцид» в Южном Вьетнаме обобщает все направления разрушения природных экосистем, включая массированные бомбежки, изменяющие стоки вод (общая площадь воронок от бомб составляет 160 тысяч га), уничтожение почвенного и растительного покрова механическими средствами. Двигаясь вдоль дорог, огромные бульдозеры весом более 15 т, с полосой захвата в 4 метра, полностью разрушали придорожную растительность и почвенный покров (уничтожено более 300 тысяч га). Но самые большие потери вызваны применением дефолиантов - гербицидов направленного действия. От принудительного сбрасывания листвы пострадали лесные массивы Южного Вьетнама, а также уникальные мангровые леса в дельте реки Меконг, всего 1670 тыс. га.

Всего за период 1962-1981 гг. ВВС США было распылено над территорией Южного Вьетнама более 72 млн литров, или 91 тыс. тонн, гербицидных препаратов, содержащих около 55 тыс. тонн активных рецептур, содержащих ДПС. Дефолианты, предназначенные для борьбы с партизанами, представляли собой бинарные смеси - 7 рецептур - и имели название по окраске маркировки тары. Всего было использовано 14 рецептур. Самым распространенным дефолиантом являлся «Оранжевый агент». В гораздо меньшей степени использовались дефолианты «Белый» и «Голубой» агенты.

Преимущественно применялся «Оранжевый агент» (61,3 %). Он содержал 170 кг самой токсичной разновидности ДПС - 2,3,7,8-ТХДД. Боевые нормы расхода в ходе военной операции при неоднократной обработке территории «Оранжевым агентом» составляли 28,06 л/га, что примерно в 30 раз превышает норму расхода дефолианта при борьбе с сорняками в сельском хозяйстве.

Некоторые участки территории Южного Вьетнама обрабатывались «Оранжевым агентом» повторно, а то и трижды. Последствия войны для вьетнамского народа трагичны. Заражению ДПС были подвержены 10 провинций - почти весь Южный Вьетнам, включая районы примыкающих стран - Лаоса и Камбоджи. Создалась уникальная ситуация, когда можно было изучать в динамике возникновение и развитие нарушений со стороны биологических систем после загрязнения окружающей среды ДПС и выявлять формирование отдаленных медико-биологических последствий экоцида на человека и биоту. Вьетнам является преимущественно сельскохозяйственной страной, в которой отсутствуют явные источники диоксинового загрязнения.

Опасно ли жить на загрязненных территориях Вьетнама? Попробуем порассуждать, используя известные данные. Считается строго доказанным факт исключительно техногенного происхождения диоксинов, хотя они не являются целевым продуктом ни одной из существующих технологий.

Логично было бы полагать, что ввиду отсутствия крупных промышленных объектов и транспорта единственным источником загрязнения ДПС Южного Вьетнама могут быть только те разновидности ДПС, которые были внесены в окружающую среду при дефолиации.

Известно, что специфическим физико-химическим признаком ДПС является их химическая инертность и высокая стабильность в окружающей среде, хотя периоды полуразложения ПХДД и ПХДФ в различных природных матрицах (воздух, вода, почва) различны. Считается, что самый токсичный 2,3,7,8-ТХДД, во многом определяющий суммарную токсичность матрицы, имеет в почве период полуразложения 9-15 лет на поверхности почвы и 25-100 лет на большой глубине. Поэтому можно считать, что благодаря высокой стойкости ДПС и их незначительной вертикальной и горизонтальной миграции с природными водами (чрезвычайно низкая растворимость в воде - 19,3 нг/л), они могли сохраняться в неизменном виде на территориях, подвергавшихся массированной обработке дефолиантами.

Если считать, что диоксиновое загрязнение выражается цифрой в 170 кг 2,3,7,8-ТХДД, то при известной площади поражения почвенного покрова при однородном однократном распределении дефолианта величина загрязнения будет составлять 163 мг 2,3,7,8-ТХДД на 1 га. Если далее предположить, что 90 % диоксинового заражения приходится на 10 см верхнего почвенного слоя, то концентрация 2,3,7,8-ТХДД на площади в 1700 тысяч га должна быть равной 50 нг/кг почвы. Много это или мало?

Эта величина превышает норматив ПДК по почвам примерно в 150 раз (0,33 нг/кг, приказ МЗ СССР от 08.09.68 г. N 697), а по европейским нормам - в 5 раз. В любом случае сложившаяся экологическая обстановка на долгие годы остается чрезвычайно опасной для населения Южного Вьетнама. Этот тезис можно наглядно подтвердить, сравнивая национальные реестры выбросов ПХДД/ПХДФ (например, в воздух в течение одного года). Например, в 1995 г. среднегодовой объем эмиссии диоксинов в воздух во всем мире оценивался как 10,5 кг/год (в единицах I-TEQ), при нижнем пределе 8,3 кг/год и верхнем 13,6 кг/г. Для промышленных стран этот показатель составлял почти 4 кг/год для Японии (у которой более 1900 мусоросжигательных заводов), а для США - 2,7 кг/год.

Каковы же последствия дефолиации для населения Вьетнама? Воздействие ДПС на человека регламентируется суточным потреблением диоксинов (в единицах I-TEQ) на килограмм веса, которое согласно существующему в России нормативу соответствует 10 нг/кг/сут (постановление ВОЗ на 1990 г.). В СРВ свои национальные санитарно-гигиенические нормативы отсутствуют. Недавно ВОЗ пересмотрел оценку риска проживания и установил показатель в 2-6 пг/кг/сут (в США этот норматив соответствует 0,1 пг/кг/сут).

Диоксиновое поражение территории Вьетнама затронуло свыше 2 миллионов человек. Если в дальнейшем исходить из общей цифры загрязненности в 170 кг, числа дней в году 365 и среднего веса человека во Вьетнаме 60 кг, то величина суточной нагрузки на человека составит 4 мкг/кг/день. Это ошеломляющая величина при оценке риска проживания. Конечно, в этом весьма приблизительном расчете не учитывалось распределение диоксинового заражения по годам.

Рассказать о многопрофильной деятельности Тропического центра за 15 лет невозможно. Поэтому ограничимся описанием деятельности трех основных лабораторий российской части Тропического центра.

Лаборатория аналитической экотоксикологии была ориентирована на исследовательские и методические работы по следующим направлениям: методология аналитических разработок в определении «ультраследовых» количеств суперэкотоксикантов в ОС и биоте; исследования состояния, трансформации и переноса супертоксикантов в ОС; изучение биоаккумуляции суперэкотоксикантов в биоценозах; разработка способов детоксикации зараженных территорий.

Произведенные нами определения уровней содержания ДПС в различных природных матрицах, пище и биоте в 10 загрязненных провинциях СРВ и сопоставление найденных величин загрязненности с фоновым уровнем (Северный Вьетнам) позволили выявить и локализовать наиболее пораженные территории Вьетнама. Ранжирование загрязненных почвенных участков позволило выявить зависимость между уровнем загрязнения природных, пищевых матриц с этих территорий и состоянием здоровья населения, непосредственно или косвенно подвергающегося воздействию диоксина. Было также обнаружено, что реальные концентрации 2,3,7,8-ТХДД в пробах почв из разных районов значительно ниже теоретически рассчитанных. Этот факт был интерпретирован нами как «вторичное загрязнение» Вьетнама, которое обусловлено процессами сжигания или горения. Действительно, помимо применения дефолиантов, американской армией одновременно использовался напалм, кроме того, на месте загубленных лесов вььетнамские крестьяне сжигали остатки деревьев и солому от выращенного риса. Таким образом, образовавшиеся «вторичные» диоксины не только увеличивали диоксиновое загрязнение от дефолиантов, но и приводили к увеличению площади загрязнения, так как распространение диоксинов с продуктами сгорания в атмосфере идет гораздо более эффективно, чем при выщелачивании их из почвы.

Огромное несоответствие в содержании диоксинов при мониторинге почв с расчетными данными заставило нас по-новому взглянуть на эту проблему. Сделано было несколько предположений: 1) идет фотолитическое разложение диоксинов, 2) осуществляется вымывание диоксинов из поверхностного слоя почв и 3) происходит трансграничный перенос диоксинов с поверхности почвы. Если третий пункт можно считать доказанным, то первое предположение носит двойственный характер. В действительности ДПС достаточно легко разлагаются светом, но на поверхности или в глубине почвы, где воздействие света ограничено, возможен обратный процесс возникновения ДПС при фотолитическом разложении гербицидов 2,4-Д и 2,4,5-Т. Анализ образцов почв, отобранных в шурфах на глубине до 3,5 м, показывает наличие диоксинов, что свидетельствует о вымывании диоксинов из поверхностного слоя и их перераспределении в экосфере.

Важная роль отводилась исследованиям, направленным на детоксикацию локальных сильнозагрязненных участков (места заправки самолетов дефолиантами, многократного применения «Оранжевого агента»). Все существующие методы нетермического разложения ДПС требуют для извлечения из матрицы больших объемов органических растворителей, что делает работу по обезвреживанию практически невыполнимой из-за ее сверхвысокой стоимости. Нами было предложено использовать воду в субкритических условиях: в интервале температур между точкой кипения и температурой критического состояния при давлении, не меньшем давления равновесного пара. В этих условиях растворимость ДПС увеличивается на несколько порядков, что позволяет извлечь диоксины из почв и провести детоксикацию любым методом (фотолизом, озонолизом, дехлорированием и др.).

Лаборатории экотоксикологии человека и медико-биологических исследований непосредственно занимаются вопросами оценки воздействия ДПС на окружающую среду и человека. Это одна из сложнейших задач современной экотоксикологии и фундаментальной медицины. Особую озабоченность вызывают проблемы экотоксикологии диоксинов. Накапливаясь и распространяясь в окружающей среде, диоксины на долгие годы становятся ее неотъемлемыми химическими составляющими, выступают в роли непрерывно действующих системных «популяционных ядов».

Важно отметить, что в последние годы российские ученые отмечают сходные условия загрязнений ДПС ряда регионов России. Более 90 территориальных объединений потенциально опасны или опасны по этим суперэкотоксикантам. Соответствующие службы этих регионов нуждаются в принципиально новых и сложных научных знаниях и технологиях обеспечения безопасности.

Многолетние медико-биологические, экологические и химико-аналитические наблюдения, проводимые в Тропическом центре, позволили впервые заключить, что массированное загрязнение ДПС может рассматриваться как новая малоизученная разновидность техногенных катастроф. Последствия от воздействия этих загрязнителей по уровню социально-экономических проблем могут быть сопоставимы с последствиями радиоактивных загрязнений. Тридцатилетний период естественного восстановления загрязненных ДПС объектов окружающей среды недостаточен для обезвреживания и оздоровления биологических систем. Зоны опасного загрязнения распространились на сотни километров из очагов первичного загрязнения, что привело к многочисленным социально-экономическим проблемам. В загрязненных регионах продолжается разрушение биологических систем. У людей возникают многочисленные нарушения и патологии, включая необратимые заболевания, раннее старение, медико-генетические повреждения. Нарушается детородная функция, возникают новообразования и диагностируются мутагенные эффекты. Формируется биологическая основа для демографических сдвигов.

Эти заключения, во многом тривиальные для суперэкотоксикантов, предостерегают нас от часто наблюдаемых просчетов и даже ошибок, в частности, попыток неадекватными методами и приемами решить принципиально новые для науки и практики задачи в области самостоятельного научного направления экотоксикологии.

Приоритет был отдан выявлению характеристик и идентификации отдаленных медико-биологических последствий (ОМП) воздействия на людей ДПС. Доказано, что ОМП (за исключением необратимых заболеваний) приводят к потере от 1 до 1,4 лет благополучной жизни на каждые 10 лет, прожитых на загрязненных ДПС территориях, и сокращению продолжительности жизни.

Установлено, что у различных индивидуумов даже одинаковые уровни воздействия ДПС могут приводить к принципиально отличным последствиям. Существующие значения ПДК не отражают их реальной опасности. Довольно часто «незаметные» хронические воздействия на грани ПДК могут ускорять процессы естественного старения, ухудшать здоровье населения и медико-демографические показатели.

Разработанная в Тропическом центре система взглядов на медико-биологическую оценку реальной опасности ДПС основана на современных требованиях профилактической медицины.


Николай КЛЮЕВ,
заведующий лаб. аналитической экотоксикологии
(тропическое отделение)
ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН, канд. хим. наук,
чл. корр. Петровской Академии наук и искусств.
Владимир РУМАК,
Генеральный директор Совместного Российско-Вьетнамского
тропического научно-исследовательского и технологического центра,
док. мед. наук. профессор.
Москва.

К содержанию
На главную страницу "Берегини"

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность

Игровые автоматы постоянный выигрыш