Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Долгощелье и Тарасово - наши Хиросима и Нагасаки?

Публикация в газете “Правда Севера”,
13 ноября 1998 г.
Вл. Алексеев

  В последнее время все чаще говорится и пишется об отрицательном влиянии на окружающую среду запусков ракет на высокотоксичном топливе - гептиле. Несмотря на существовавший многие годы заговор молчания вокруг этой темы, правда, так или иначе, пробивает себе дорогу. Этому во многом способствовала и состоявшаяся три года назад научная экспедиция сотрудников АГМА (Архангельская государственная медицинская академия) в мезенское село Долгощелье, которое находится неподалеку от места падения отделяющихся частей ракет-носителей (ОЧРН), и плесецкую деревню Тарасово, расположенную в подтрассовой зоне.
  А совсем недавно на основании проведенных там исследований в Архангельской медицинской академии успешно прошла защита диссертации на тему “Состояние гепатобилиарной системы у населения, проживающего на территориях экологического риска”. Научных работ по этому вопросу у нас в стране еще не было, во всяком случае - в открытой печати. И вот я беседую с новоиспеченным кандидатом медицинских наук Ниной Скребцовой и ее научным руководителем, доктором медицинских наук, профессором Светланой Совершаевой.
  - О результатах экспедиции, в которой вы принимали участие, уже много говорилось. Так, на одной из сессий областного Собрания, обсуждавшей программу экологического мониторинга на территориях, находящихся в зоне влияния запусков ракетно-космической техники, приводилась горькая статистика выявленных у жителей обеих деревень массовых заболеваний гепатобилиарной системы (печени и желчновыводящих путей), а также почек. И, тем не менее, военные упорно продолжают отрицать вредное влияние попадающего в окружающую среду гептила и других компонентов ракетного топлива на здоровье людей. Некоторые говорят даже, что дело тут вовсе не в ракетных запусках, а в беспробудном пьянстве населения. От алкоголя, мол, и печень страдает...
  Нина Скребцова: - В своей работе я как раз и доказываю, что ни алкоголь, ни вирус гепатита В, ни климатические условия Севера (а в подавляющем большинстве случаев все это и приводит к заболеваниям печени) не являются основной причиной функциональных расстройств гепатобилиарной системы, которыми страдают от 50 до 90 процентов обследованного нами населения.
  - Тогда в чем же причина?
  Н.С.: - В техногенном загрязнении среды обитания... Ни для кого не секрет, что в Мезенском районе чуть ли не единственным фактором подобного рода являются проливы ракетного топлива на местах падения отделяющихся частей ракет-носителей. Причем в огромных количествах - до полутора тонн на одну отработанную ступень.
  - У военных, видимо, своя логика, раз они не считают это опасным?
  Светлана Совершаева: - Честно говоря, я отказываюсь понимать такую логику. Всемирная организация здравоохранения включает гептил в список наиболее токсичных веществ. Правда, рядом делается сноска: неактуально, поскольку практически нигде в мире не используется. Но у нас-то, к сожалению... Тонны яда - разве это не опасно?!
  - Может быть, считается, что они падают в тех местах, куда население не имеет доступа?
  Н.С.: - Как бы не так! В своих анкетах более 50 процентов опрошенных жителей Долгощелья указали, что посещали места падения ОЧРН, собирали там грибы, ягоды, пили воду. А по данным экологической паспортизации, на участках падения ОЧРН концентрации гептила в почве и воде превышают предельно допустимые в сто и более раз! Нам рассказывали, что охотники, испив такой водицы, потом три дня приходили в себя.
  - Неужели здешние жители не знают, насколько это опасно?
  С.С.: - Представьте себе - не знают. Были случаи, когда те же охотники укрывались от дождя в топливных баках ракет... Кстати, в ОЧРН некоторые блоки содержат радиоактивные вещества. До поры до времени они безопасны. Но местные умельцы наловчились извлекать оттуда серебро. В результате два человека умерли от лейкоза.
  - Если уж люди так безрассудны, то что говорить о животных, птицах, для которых не существует никаких запретов и границ...
  С.С.: - К вашему сведению, животных и птиц буквально тянет на места проливов гептила! Разработчики топлива в разговоре со мной признавались, что оно привлекает наших меньших братьев своим запахом. Это ведь органика, которая пахнет тухлятиной. Так что птица или олень всегда предпочтут чистому водоему тот, в котором есть подобный букет...
  - А потом, попадая на наш с вами стол, такая дичь, как и грибы с ягодами, становится источником заражения человеческого организма...
  С.С.: - Совершенно верно. На одном из совещаний в институте биофизики приводились результаты обследования овец, пасущихся на территориях падения ОЧРН, запускаемых с космодрома Байконур. И у них в тканях были обнаружены гептил и его производные, которые еще опаснее...
  - А у нас подобные исследования проводились?
  С.С.: - Северное отделение ВНИИ охотоведения и звероводства планировало проведение таких исследований в общей с нами программе. Однако из-за отсутствия средств им пришлось от этого отказаться.
  - Нередко, чтобы убедить общественность в безобидности запусков ракет на жидком топливе, некоторые военные и специалисты ссылаются на то, что в самом Мирном, расположенном в непосредственной близости от стартовых площадок, показатели онкозаболеваемости и смертности в полтора-два раза ниже, чем в целом по области.
  Н.С.: - Мирный - особый город, где половозрастная структура населения совершенно иная, чем в других населенных пунктах области. Оно там постоянно разбавляется армейской молодежью, которая, естественно, не дает большого прироста онкозаболеваемости. Между тем в целом по Плесецкому району этот показатель превышает среднеобластной. Запущенных форм онкозаболеваний здесь также больше. Спрашивается: с какой стати? Ведь это же центральный район с неплохо организованной медслужбой. Отсюда всегда можно быстро и без особых хлопот (это вам не Мезень!) добраться до Архангельска, показаться кому-нибудь из здешних специалистов. И, тем не менее, статистика, как уже говорилось, свидетельствует о крайнем неблагополучии с онкозаболеваемостью в районе. Вот о чем действительно стоило бы задуматься.
  - А как обстоят дела с онкопатологией в Долгощелье и Тарасове?
  С.С.: - Таких исследований мы там пока не проводили. Финансирование нашей программы прекратилось, и следующая очередная экспедиция из-за этого не состоялась. Сейчас с большим трудом удалось закупить специальные реактивы, которые позволяют выявить онкопатологию на самых ранних стадиях. Однако из-за отсутствия средств эта экспедиция тоже может сорваться.
  - Будем надеяться, что она все-таки состоится. Но что вы скажете людям, если, не дай Бог, окажется, что они серьезно больны? Каким образом сможете им помочь?
  С.С.: - Придется поднимать этот вопрос в департаменте здравоохранения. Конечно, при нынешнем состоянии нашей медицины помочь всем будет очень сложно. Но мы не можем, как страус, прятать голову в песок. Все равно проблема сама собой не рассосется. Наоборот - с каждым годом будет острей и острей.
  - Нынче все активнее поднимается вопрос о компенсациях ущерба, который наносит ракетно-космическая деятельность природе и здоровью людей...
  С.С.: - Честно говоря, шансов добиться компенсационных выплат для всей области не так уж много. Военные, как мы уже говорили, до сих пор не хотят признавать вредного влияния ракетных запусков.
  - ...А доказать их прямую связь с выявленными вами заболеваниями в Долгощелье и Тарасове, насколько я понимаю, пока не удалось.
  С.С.: - Мы еще только начали такие исследования. Но что бы ни говорили военные, ясно одно: гептил - это канцерогенный мутаген. Какие дети вырастут в Долгощелье сегодня и как его действие скажется на следующих поколениях - никто не знает. В Японии, например, только сейчас начинают по-настоящему осознавать последствия ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки.
  К сожалению, у нас в стране до сих пор не существует стандартизованной, общепринятой оценки риска возникновения и развития подобных заболеваний. В июне я была в Госдуме на заседании комитета по экологии, и там представитель Госсанэпиднадзора прямо заявил, что они еще только пытаются разработать методику оценки риска развития экологически зависимых заболеваний.
  - А разве в мире она не разработана?
  С.С.: - Разработана. Но мы, как известно, всегда идем своим путем. Поэтому принять ее почему-то не можем...
  - Наверное, государству просто выгодно затягивать решение проблемы, чтобы не выплачивать компенсации таким регионам, как наш.
  С.С.: - Знаете, в комитете Госдумы по экологии считают, что требовать компенсацию для целого региона в настоящее время бесперспективно. Нам советуют ставить вопрос пока только о компенсациях для той территории, которая, как, например, Мезенский район, непосредственно связана с ракетно-космической деятельностью.
  - И что же конкретно нам делать, чтобы добиться таких компенсаций?
  С.С.: - Прежде всего, объявить район зоной экологического бедствия. На этот счет существуют специальные нормативные документы. Конечно, в Думе нам сразу сказали, что Министерство обороны будет жестко противодействовать таким планам. И все-таки они имеют перспективу. Ведь для того, чтобы объявить территорию зоной экологического бедствия, не надо доказывать, что там сплошь больные люди. Достаточно того, что существует высокий риск получить то или иное заболевание.
  - Мы с вами больше говорим о будущем. А что сейчас можно предпринять в том же Долгощелье?
  Н.С.: - Прежде всего - организовать просвещение населения. Чтобы люди знали: собирать грибы, ягоды в местах падения ОЧРН нельзя, пить воду - тоже. Надо наладить четкую систему оповещения о предстоящих запусках. И, конечно, нужен постоянный контроль за здоровьем местных жителей.
  - Из ваших исследований следует, что у большинства жителей Долгощелья и Тарасове нарушены функции печени. Что это значит?
  С.С.: - Это значит, что люди пока еще живут и здравствуют, но их жизненный ресурс ограничен. В ситуации перегрузки организма риск серьезно заболеть очень велик. Мы все-таки надеемся организовать новую экспедицию в эти места. Поработаем со здешними медиками, расскажем им, на что надо обратить особое внимание.
  Н.С.: - Однако, необходимо четко представлять себе, что основным условием восстановления функции печени, а также снижения риска возникновения целого ряда других заболеваний у местного населения является необходимость ослабления влияния техногенных факторов загрязнения окружающей среды.

К содержанию

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами