Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                      Сообщение CHEM&WAR.715, 15 июля 2005 г. **
*******************************************************************
                                                    Многоликий атом


               ЭПОС ОБ АТОМНЫХ ПОДВОДНЫХ ЛОДКАХ
               [Radio Svoboda, 15 июля 2005 г.]


    Ирина Лагунина:
    В Москве вышла книга <Русские атомные акулы>, посвященная атомному
подводному флоту бывшего СССР и современной России - крупнейшему в мире
флоту по численности подводных лодок и установленных на них реакторов. Книга
продолжает проект <Ядерное наследие России>, который с 1989 года ведет
Московский Экопресс-Центр.
    С автором книги <Русские атомные акулы> - Владимиром Лариным -
встретилась моя коллега Марина Катыс
 Марина Катыс: Проект <Ядерное наследие России> стал одним из основных
исследовательских проектов Московского ЭкопрессЦентра, он призван
систематизировать  экологические, экономические и социальные проблемы,
возникшие в результате десятилетий гонки вооружений. Что мы знаем  про
реальную стоимость создания советских атомных субмарин, про неудачи аварии
и катастрофы, а главное - про сложности снятия с эксплуатации и утилизации
более двух с половиной сотен подводных атомоходов? - на эти вопросы и
попытался ответить в своей книге Владимир Ларин.
 Владимир Ларин: Обрывочные сведения на эту тему начали публиковаться с
начала 90 годов, это были преимущественно работы американских авторов,
которые собирались и публиковались на русском языке, например, организацией
<Гринпис>. Затем этим занялась <Беллона>, за что и пострадал Александр
Никитин. Возникал вопрос: с чем связан такой интерес спецслужб к тем, кто
занимается независимыми исследованиями в этой области, и почему это
преследование имеет место? Кроме того, из разговоров со
специалистами-атомщиками становилось понятно, что они сами не могут
разобраться в количестве существующих атомных подводных лодок и
установленных на них реакторах, в том, что происходит с аварийными лодками,
как распределяются деньги, сколько стоит содержание лодок и сколько стоило
их создание? И возникло желание попытаться это дело систематизировать и
опубликовать.
 Марина Катыс:
 После того, как в августе 1949 года СССР (вслед за Америкой) создал и
испытал на Семипалатинском полигоне атомную бомбу, процесс изготовления
ядерных взрывных устройств - как пишет Владимир Ларин - приобрел в СССР
<некоторую планомерность>. Однако, даже если атомщики и начинали строить
что-нибудь мирное - в результате опять получалась бомба. Особенно устрашающим
оказался проект космической ракеты (разумеется - совершенно мирной) с ядерной
энергетической установкой  в качестве основного двигателя. Прежде, чем
специалисты осознали, каковы будут последствия запуска такой ракеты (даже в
том случае, если она не взорвется при запуске), было создано несколько ракет
с основной ядерной энергетической установкой и несколько десятков
искусственных спутников (с ядерными энергетическими установками). Дело в том,
что при запуске ракеты с таким двигателем происходит выброс радиоактивности,
по своим последствиям сопоставимый со взрывом в атмосфере атомной бомбы,
причем - над своей территорией. Впрочем, последствия падения на земную
поверхность космического аппарата с выработавшим свой срок реактором на борту
тоже мало чем отличаются от взрыва в атмосфере атомной бомбы. А поскольку
центр управления полетами искусственных спутников земли время от времени
теряет контроль за ними, то подобное возвращение может произойти над
регионами с высокой плотностью населения. Кстати, один из советских спутников (с ядерной энергетической установкой на
борту) упал на территорию Канады.
    Зато возможность использования ядерных энергетических установок для
боевых подводных и надводных кораблей оказалась весьма перспективной и это
направление получило практически безграничное финансирование и стало
стремительно развиваться. В результате к началу третьего тысячелетия в
России оказалось накоплено огромное количество атомных подлодок самых разных
типов. Владимир Ларин попытался разобраться в этом.
 Владимир Ларин: Надо было разобраться с так называемыми <проектами> лодок,
то есть - с разными их типами, которых оказалось более 30. Надо было
подсчитать общее количество лодок (согласно моим подсчетам, их оказалось
251), попытаться посчитать общее количество реакторов, установленных на
российских атомных подводных лодках (которые составляют безумную цифру -
примерно 550 единиц). Эти реакторы нужно поддерживать в безопасном состоянии,
топливо, извлеченное из них, нужно где-то хранить и обеспечивать как
физическую, так и ядерную его защиту, и так далее.
 Марина Катыс: Всего к 1995 году в мире было построено  1 292  подводных
лодки, из которых атомных было 495. При этом в СССР число подводных лодок
было 689, из них атомных - 261. За пятьдесят лет (с 1945 по 1995 год) в
разных страх произошло 28 катастроф с подводными лодками. Советский и
российский военно-морской флот потерял - в мирное время - 17 субмари, 12 из
них были утрачены навсегда - они затонули и не были подняты. Всего после
Второй мировой войны погибли две американские атомные подводные лодки, три -
советские (одна из них <Комсомолец>), одна советско-российская - К-159, и
одна российская - <Курск>. Кроме России и США атомные подлодки есть у
Великобритании - 25, у Франции - 12 и у Китая - 6. Ни одна из этих стран не
потеряла ни одной своей атомной подлодки.
    Но вернемся к ситуации в России. Дело в том, что количест во атомных
реакторов оказалось существенно больше числа атомных подлодок. Потому что,
как говорит Владимир Ларин:
 Владимир Ларин: Учитываются все реакторы, включая транспортные ядерные
энергетические установки морского применения (или морского базирования).
Сюда входят реакторы, установленные на 8 ледоколах, на пяти военных кораблях
и на атомных подводных лодках. Также сюда включены 8 тренировочных стендов,
которые были в разное время созданы в Обнинске, в Сосновом бору под
Санкт-Петербургом и в Прибалтике.
 Марина Катыс: Но с учетом этих реакторов тоже как-то не все ясно.
 Владимир Ларин: Путем прямого подсчета всех реакторов я насчитал 524 единицы.
Когда мою работу посмотрел человек, возглавлявший с 1962 по 1998 год
Управление транспортных ядерных установок Минсельмаша, он сказал: <Я в
принципе этих цифр не знал, но я дал задание своим людям, чтобы они
посчитали. Так вот - вы не учли еще 20 единиц>. То есть получается, что
всего было создано 546 реакторов, которые в том или ином виде существуют до
сих пор. Некоторые из них затоплены, некоторые из них утонули вместе с
лодками, некоторые в виде трехотсечных реакторных блоков находятся на
рейдах судостроительных заводов.
 Марина Катыс: Концу 2004 года около 200 атомных подлодок из числа
построенных в СССР уже были выведены из состава флотов. В ближайшие десять
лет будет списано еще около 50 атомных субмарин. На Северном флоте уже
выведены из эксплуатации 117 АПЛ и разделаны 57. 60 атомных подлодок ожидают
своей участи. На семи из них уже выгружено топливо из реакторов, 33 - стоят
с загруженными реакторами. Именно они требуют особого внимания для
поддержания безопасности.
    Сегодня основным вопросом становится утилизация  старых атомных подводных
лодок. Но утилизировать АПЛ не означает просто ее разрезать на части, хотя и
в этом случае могут возникнуть чисто технические трудности. Сначала нужно
доставить лодку из мест отстоя на завод, способный выполнить полноценную
утилизацию. Затем надо выгрузить отработанное  ядерное топливо и переработать
его. Нужно вырезать реакторный отсек. Сделать его безопасным и впоследствии
утилизировать. Нужно определить степень радиоактивности и токсичности всех
частей АПЛ и в соответствии с этим проводить их утилизацию. Сколько будет
стоить  выведение из эксплуатации советских атомных подлодок? Кто готов
заплатить за этот гигантский проект, сопоставимый по стоимости с проектом
создания атомного флота СССР?
    Продолжает Владимир Ларин.
  Владимир Ларин: Сейчас - в рамках глобального партнерства - начинает
поступать западная помощь на цели утилизации атомных подводных лодок.
Западные государства (руководители этих программ) имеют общее представления
о том, каковы были масштабы коррупции в середине 90, когда лодки
утилизировались моментально, то есть когда главное было - снять вооружение,
отрезать наиболее важные детали и показать спонсорам, что все нормально,
проект выполнен. И программа была выполнена, но проблемы - остались.
Экологические проблемы от программ так называемой утилизации не уменьшились,
потому что лодки стареют по-прежнему. С ними проводят какие-то работы, их
транспортируют в места утилизации, и они в процессе этого тонут. В процессе
учений они тоже непонятным образом тонут. То есть опасность возрастает.
 Марина Катыс: Проблемы атомных подводных кораблей - лишь небольшая часть
того ядерного наследия, которое досталось России от времен гонки ядерных
вооружений. Еще есть огромное количество радиоактивных материалов, отходов
и ОЯТ, есть значительные территории, загрязненные долгоживущими
радионуклидами, есть устаревшие, но продолжающие работать атомные реакторы,
есть горы ядерных боеголовок и сотни тонн плутония и урана. И единственный
завод, занимающийся в России переработкой ОЯТ и радиоактивных отходов - это
печально известный комбинат <Маяк>
    Продолжает Владимир Ларин.
 Владимир Ларин: До сих пор комбинат <Маяк> от переработки ОЯТ сбрасывает в
окружающую среду ежегодно 10 миллионов кюри. Это цифры официальные, и кому
надо, они известны. Именно поэтому комбинату то не выдают лицензию, то ее
отзывают, именно поэтому началось расследование прокуратуры. Потому что 10
миллионов кюри ежегодно - это многовато, согласитесь. Решения эта проблема
не имеет, так же как и проблема переработки ОЯТ. Она - тупиковая,
бесперспективная и любой, кто ее продвигает, может быть заподозрен в личных
интересах.
 Марина Катыс: Сегодня США имеют современный подводный атомный флот,
состоящий из 18 атомных подлодок класса Ohio.  Россия располагает примерно
33 атомными подлодками, из которых большинство ожидает модернизации или хотя
заводского ремонта, а остальные испытывают серьезные трудности с
финансированием для поддержания боеготовности.
    Считается, что для обеспечения национальной безопасности России
достаточно иметь 16 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения.
По плану Минбороны, атомная подлодка <Юрий Долгорукий> должна была войти в
состав ВМФ в 2003 году. После этого планировалось ежегодно вводить в строй
по одному ракетному атомному крейсеру стратегического назначения данного
типа, так что к 2010 году их число достигло бы от 14 до 18 единиц. Но
реализовать эти планы не удалось.
    Подводя итоги своего исследования атомного подводного флота России,
Владимир Ларин особо подчеркнул его наиболее важные аспекты.
 Владимир Ларин: В первую очередь - количество построенных атомных подводных
лодок и установленных на них реакторов. Второе - состояние береговой
технической инфраструктуры подводного флота, которая находится, мягко
говоря, в очень плохом состоянии. Следующий вопрос - это местонахождение и
проблемы транспортировки, хранения и утилизации отработавшего ядерного
топлива. Следующая  тема - это так называемые аварийные лодки, на которых
имели место серьезные ядерные или радиационные аварии - или взрывы реакторов,
или разливы теплоносителей и так далее. У нас было пять инцидентов с
реакторами, а разливов теплоносителей было гораздо больше - в разы. Причем
разливы теплоносителя как жидкометаллического (по-моему - четыре случая),
так и вода проливалась регулярно, просто в большем количестве.
 Марина Катыс: Несмотря на все принятые Соглашения об ограничении
стратегических ядерных вооружений, на ракетных атомных крейсерах России и
стран НАТО сохраняется потенциал для уничтожения человечества не один десяток
раз. Это - не считая ядерного орудия наземного базирования.
    Так заканчивает свою книгу Владимир Ларин.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами