Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                   Сообщение CHEM&WAR.761, 12 октября 2005 г. **
*******************************************************************
                                             Химическое разоружение



              ГАСТРОЛИ И ЛОЖЬ ГЕНЕРАЛА КАПАШИНА В ПЕНЗЕ


    ГАСТРОЛИ ГЕНЕРАЛА
    О чём рассказал начальник федерального управления по безопасному
хранению и уничтожению химического оружия во время последнего визита в
Пензенскую область.
    В Пензу оружие не повезут
 Сергей Поплевин: Будут ли привлекаться пензенские специалисты при
строительстве завода по уничтожению химического оружия под Леонидовкой и
его эксплуатации?
 Валерий Капашин: Конечно. На эксплуатации объекта будут заняты около 2600
человек, и половину работников наберём из местных, а также из числа
специалистов, которые учатся в Саратовском военном институте. Кстати, на
заводе в посёлке Горный трудятся 60 процентов местных работников, молодёжь
в основном.
 Сергей Поплевин: Жители Горного выходят на акции протеста, требуя вернуть
льготы и обещая взамен разрешить ввезти на завод по уничтожению химоружия 12
тысяч тонн химических отходов из Удмуртии. Планируется ли ввозить
химическое оружие в Пензенскую область из других арсеналов?
 Валерий Капашин: Сюда, в Леонидовку, никто ничего не повезёт. Здесь будут
только ваши хранящиеся боеприпасы. Нравится кому или не нравится, есть факт -
отравляющие вещества хранятся у вас. Пока есть специалисты, которые в
состоянии создавать объекты по уничтожению химоружия, его нужно срочно
уничтожать. Доказывать, что это нужно, мы больше не собираемся. Потому что
никому, кроме нас самих и людей, которые проживают вблизи этих арсеналов,
это оружие никакой угрозы не представляет.
 Сергей Поплевин: Кто может гарантировать жителям Пензенской области, что
завод по уничтожению химического оружия, когда его построят, не станет
источником опасности?
 Валерий Капашин: Когда я захожу в хранилище, у меня холодок по спине бежит,
потому что я несу персональную ответственность за всё химическое оружие,
которое хранится в Российской Федерации. За все сорок тысяч тонн отравляющих
веществ. Я несу персональную ответственность перед президентом за их
безопасное хранение, перевозку, уничтожение и создание специальных объектов.
И мне не всё равно, где что хранится. То, что в Леонидовке находится, это не
боеприпасы, а ёмкости с отравляющим веществом. Но это самые современные
отравляющие вещества по своему действию.
    Здесь служат мои дети, мои внуки здесь живут, и если бы я совершал
нарушения, я ставил бы под угрозу их жизни! Я не для себя дачу строю, и здесь не
должно быть разгильдяйства.
    Большинство боеприпасов, которые хранятся в Леонидовке - с истекшим
сроком гарантийного хранения. Сегодня в арсенале 3200 боеприпасов относятся к
аварийным по оценке института, который за это отвечает. Хранение намного
опаснее, чем весь процесс уничтожения! Мы управляем процессом, и в любом
процессе есть три степени защиты - а здесь одна.
    Выбросы - это выдумка?
 Сергей Поплевин: Известно, что в леонидовском арсенале есть установка по
уничтожению аварийных снарядов, которая официально не действует с 2001 года.
Экологи высказывают предположения, что аварийные боеприпасы на этой установке
негласно уничтожаются время от времени.
 Валерий Капашин: Ещё когда мы создавали КУАСИ, я говорил: мы создаём эту
установку не с целью уничтожения химического оружия, а для безопасного
уничтожения аварийных боеприпасов! Чтобы, не дай Бог, когда мы сгружаем
аварийный снаряд, не пострадали проживающие рядом люди.
    <Пензхиммаш> создавал эти установки, ваш завод! До этого были старые
установки на машинах, они простояли энное количество лет и не
эксплуатировались. Когда я пришёл на эту проблему, то убедился, что все
установки должны пройти реконструкцию. Уничтожать на них аварийные
боеприпасы было небезопасно. Мы освободили в Леонидовке хранилище, сняли с
машин оборудование и туда поставили, создали систему очистки, создали
систему мониторинга - и начали уничтожать не химическое оружие, а аварийные
боеприпасы. Те, что <плакали>, и те, что лежали в контейнерах - мы их
уничтожали.
    В 2001 году мы уничтожили здесь 19 аварийных боеприпасов, недавно в
посёлке Кизнер, это в Удмуртии, уничтожили 22 аварийных артиллерийских
снаряда. Все, кто этим занимался, представлены к орденам, потому что любое
уничтожение химического оружия в мирное время - это подвиг.
 Сергей Поплевин: Жители Пензы часто относят свои недомогания с выбросами
отравляющих веществ, которые, по их мнению, случаются в Леонидовке. На
самом деле такие выбросы происходят?
 Валерий Капашин: В Соединённых Штатах при уничтожении химического оружия
происходит до десяти аварийных выбросов, потому что они уничтожают методом
сжигания. Если бы у нас Горном что-нибудь подобное произошло, иностранные
наблюдатели сразу же подняли бы страшный шум. Кстати, в Пензе недавно была
создана система экологического мониторинга, с помощью которой будет
контролироваться работа завода.
    Леонидовцам поправят здоровье
 Сергей Поплевин: Удастся ли вашему управлению в положенный срок завершить
второй этап федеральной программы уничтожения химического оружия?
 Валерий Капашин: Второй этап мы выполним за счёт объекта в Горном, где
сейчас заканчиваем уничтожение, которое завершится 25 декабря. В посёлке
Камбарка в Удмуртии 1 декабря начинаем пусконаладочные работы на заводе с
применением реальных отравляющих веществ.
    Другой объект, который внесёт лепту для второго этапа - это посёлок
Марадыковский Кировской области. Это такой же завод, какой будет строиться в
Леонидовке. Первую очередь объекта в Марадыковском мы будем сдавать в апреле
2006 года, а 15 октября мы открываем там медико-диагностический центр. Это
четвёртый центр такого уровня в России. В следующем году мы начинаем
строительство такого же диагностического центра у вас, и к Новому году мы его
сдадим, чтобы проживающие в зоне защитных мероприятий люди были
поставлены на учёт, наблюдались и лечились. Это будет завершение второго
этапа. Чтобы выполнить третий этап, нужно построить объект в Леонидовке.
 Сергей Поплевин: По программе завод в Пензенской области должен быть
построен к 2008 году, но строительство ещё не началось.
 Валерий Капашин: Во-первых, в ноябре мы приступаем к вырубке 44 гектаров
леса и очистке площадки будущей промышленной зоны. Но по вине проектного
института, которые не предоставил исходные данные, мы не могли сделать с них
отвод земли. Через двадцать дней мы получим документацию на промышленную
площадку и тогда начнём действовать. Во-вторых, мы должны получить весь
технологический коридор на промышленную зону. Вода, газ, канализация, тепло -
и нельзя строить никаких других объектов, пока не начнётся строительство
этого коридора! Это объект повышенной опасности, он ни с кем не будет
завязан, и всё будет автономно.
    На заводе по УХО будут делать халву?
 Сергей Поплевин: Что будет с заводом по уничтожению химического оружия после
того, как все отравляющие вещества из леонидовского арсенала ликвидируют?
 Валерий Капашин: До 2012 года мы будем хозяевами этой территории. А после
оборудование мы демонтируем и захороним, а всё остальное - площади и завод -
передадим местным властям. Было несколько предложений, как поступить с
заводом в Леонидовке, и один из вариантов уже выбран. Военный городок всё
равно останется, и здесь будут жить те, кто будет работать на гражданском
производстве - очень удобно.
    В городе Щучье Курганской области сделали ошибку - местные власти
отсадили нас за тридцать километров. Какой коммерсант туда поедет? И как
объект в Щучьем использовать после того, как всё химическое оружие будет
уничтожено - мы не знаем.
    Пятьсот миллионов рублей на создание объектов инфраструктуры в
Леонидовке уже освоили. Ещё нам нужно построить пожарное депо, гостиницу для
наблюдателей - потом её можно будет отдать под детский дом или дом
престарелых.
 Сергей Поплевин: Вы контролируете хранение и уничтожение химического оружия
на территории России. А кто контролирует вас?
 Валерий Капашин: Федеральное управление, которое я возглавляю - исполнитель. Мы
контролируем генеральных подрядчиков. А нас контролируют контрольно-счётная
плата администрации президента, Счётная палата и министерство экономического
развития.
 Сергей Поплевин: Будут ли иностранные государства оказывать финансовую
поддержку при строительстве объекта по УХО в Леонидовке?
 Валерий Капашин: В Горном нам помогали многие государства, и больше всего -
Германия. Но они помогают не деньгами, а оборудованием. В Камбарке всё
оборудование - иностранное, и монтаж, пуск и наладка производятся за их счёт.
Иностранцы дают деньги только на промышленную зону. Сейчас в Леонидовке нет
заграничных денег. Но планируется получить около трёх миллиардов рублей. Мы
ожидаем помощи от Германии и Евросоюза - также оборудованием.
    За безопасность населения отвечает МЧС
 Сергей Поплевин: Есть ли у вас претензии к Пензенской области?
 Валерий Капашин: Претензий нет. Перечень объектов социальной сферы, на
которые должно быть потрачено 10 процентов от стоимости строительства завода,
мы согласовали, и эти объекты мы будем строить. Больше не можем построить и
меньше тоже. Это всё достанется вашему региону.
 Сергей Поплевин: Во сколько обойдётся строительство завода в Леонидовке? В
официальных источниках называлась цифра в 10,5 миллиардов рублей.
 Валерий Капашин: Я не могу сказать этого сейчас по одной причине: объект
будет стоить ниже той суммы, которая была запланирована первоначально. К тому
же я не могу сказать об этом, пока не получу материалы технико-экономического
обоснования. К Новому году точную цифру я назову.
 Сергей Поплевин: Объясните, кто отвечает за обеспечение жителей Леонидовки и
близлежащих населённых пунктов средствами защиты и за все остальные
вещи, связанные с возможными чрезвычайными ситуациями на объекте?
 Валерий Капашин: Вот система оповещения - мы её создаём и передаём её МЧС
области. За неё отвечает и несёт дальнейшую ответственность за безопасность
именно министерство по чрезвычайным ситуациям. В Горном мы закупили средства
индивидуальной защиты и передали их в администрацию Саратовской области, а
они могут поступить как угодно - разносить их по домам или создать пункты
выдачи. За ситуацию, ещё раз повторю, отвечают глава области и МЧС области.
Я не несу индивидуальную ответственность за ликвидацию последствий в
зоне, это делом МЧС. К первому сентября сюда, в Леонидовку, перебросим из
Горного полк, предназначенный для ликвидации чрезвычайных ситуаций на
объектах по уничтожению химического оружия.
 Сергей Поплевин: Войдут ли в зону защитных мероприятий Пенза и Заречный,
жители которых тем самым получат право на обеспечение средствами
индивидуальной защиты и многие другие права из-за <соседства> с заводом по
УХО?
 Валерий Капашин: Военные никакого отношения к этой зоне не имеют. Есть
институты МЧС, которые занимаются этими расчётами, и правительство, которое
их утверждает. Те населённые пункты, которые войдут в зону защитных
мероприятий, мы всем необходимым обеспечим.
            С.Поплевкин, "Любимая газета - Пенза", 21 сентября 2005 года

    ЛОЖЬ ГЕНЕРАЛА
    Капашин отказался обеспечивать безопасность жителей Пензы
    С 1946 года я каждый день читал газету <Правда>. И, как многие советские
люди, овладел искусством чтения между строк. Продолжалось это более 40 лет,
пока не настал срок забыть и газету, и то искусство - за ненадобностью.
    Прочитав в <Любимой газете> интервью генерала В.П.Капашина, я обнаружил,
что сей военный, похоже, собрался повернуть время вспять. И мне захотелось
поделиться тем, что я вычитал между строк генеральских откровений.
    Начну с нового пропагандистского фокуса, ранее в кругах химического
генералитета не употреблявшегося.
    Генерал В.Капашин объявил, что содержимое химсклада в Леонидовке -
"это не боеприпасы, а емкости с отравляющим веществом". Вынужден указать,
что эта фраза - чистое вранье, причем, как говаривал персонаж М.А.Булгакова,
от первого и до последнего слова. Те авиационные химические боеприпасы,
которые хранятся на складе, в таком именно виде лежали десятилетия и всегда
именовались химическим оружием. Генерал намекает, что пороховых зарядов к
ним будто бы нет - они уничтожены. Это верно, только заряды эти и раньше не
были вставлены в бомбы, а хранились отдельно. Еще генерал намекает, что без
зарядов уровень безопасности для жителей области будто бы повысился. А вот
это неправда - он повысился лишь для американцев. Во всяком случае они так
думают: поскольку зарядов нет, бомбы для США вроде бы уже не страшны. Ну и
пусть себе думают. А вот на тему, возможно ли завезти в Леонидовку партию
зарядов из другого региона, поговорить можно, только пусть этим тешатся
политологи. Нас же заботит безопасность жителей области. Так вот, для них
уровень безопасности после ликвидации зарядов не изменился. Вероятность
проливов отравляющих веществ (ОВ) в хранилищах осталась прежней, вероятность
ураганов и наводнений сохранилась на прежнем уровне, вероятность пожаров тоже
не изменилась. Чтобы последнее соображение не повисло в воздухе, добавим,
что пожары на химскладе в Курганской области случались в последние годы
дважды - 23 апреля 2003 года и 2 мая 2004 года. И это произошло после
уничтожения зарядов. И чем склад в Леонидовке лучше?
    А еще генерал умолчал, что в Леонидовке хранятся партии химических
боеприпасов "сложной конструкции", в которых пороховые заряды прямо
впрессованы в корпуса вместе с ОВ. Это, во-первых, 8410 кассетных авиабомб
БКФ-П с зоманом, в каждой из которых по 12 элементов. Изготовлены кассеты были
в 1983-1987 годах, а ОВ в них 48,4 тонны. Хранятся на складе и кассетные
боеприпасы с советским V-газом. Это 84 блока авиабомб РБК-500, в каждом из
которых помещено 54 элемента с ОВ (всего 1,99 тонны). А еще это 590 блоков
авиабомб БКФ-КС, в каждом из которых 12 элементов с V-газом (всего 1,27 тонны).
    Об этих кассетных боеприпасах на слушаниях Зеленого креста в октябре
1999 года в Пензе речи не было - их от населения скрыли. Между тем во всех
трех кассетных авиабоеприпасах имеются элементы с взрывателями во взведенном
состоянии. И разбирать их никто не собирается. В будущем для расснаряжения
кассетных боеприпасов планируется возвести специальное здание. И операции с
ними (разборка кассет, извлечение ОВ, подрыв корпуса элемента с разрывным
зарядом) будут проводить в кабинах, рассчитанных на локализацию взрыва.
Извлечение ОВ и подрыв корпусов элементов должны проводиться без разборки во
взрывной камере, в расчете на взрыв до 7 кг в тротиловом эквиваленте.
    Таким образом, химическая атака на жителей области возможна в любую
минуту, и наш генерал это скрыл.
    Далее, генерал Капашин, возглавляющий управление по "безопасному
хранению" химического оружия, заявляет, что "хранение намного опаснее, чем
весь процесс уничтожения!" Это - вранье. Уничтожать химическое оружие,
конечно, придется, а вот заниматься провоцированием волнений у людей - это
лишнее. Если сей генерал не способен обеспечить безопасное хранение,
правительству стоило бы подобрать другого, более ответственного.
    Среди прочего, генерал сообщил, что на складе было уничтожено будто
бы 19 аварийных химавиабомб и что "Все, кто этим занимался, представлены к
орденам, потому что любое уничтожение химического оружия в мирное время -
это подвиг". И это все неправда от первого до последнего слова.
    На самом деле было уничтожено не 19, а 50 химических авиабомб типа
ОБАС-250-235П (в каждой - 47,8 кг зарина): 19 ликвидировали в августе 2001
года в Пензенской области, а 31 - в октябре в Кировской области. Уничтожали
их в плановом порядке: включили работу в государственный оборонный заказ (это
было весной 2001 года), а потом выполнили. Разумеется, эти 50 авиабомб с
зарином не "плакали", а чувствовали себя нормально. Просто разработчикам
нужны были технологические данные, вот они и получили их на примере
боеприпасов с зарином. Кстати, задание на это генерал С.В.Петров утвердил
за два года до "аварийного" события. Всего для "получения дополнительной
информации по технологии уничтожения химических боеприпасов для уточнения
Исходных данных на проектирование объекта для уничтожения химического
оружия" (это цитата из документа) в 2000-2002 годах были тайно ликвидировано
338 не аварийных, а "предаварийных" боеприпасов на разных складах. И 35
военных получили награды - за плановую работу, а не за подвиг. Потому что
если подчиненные генерала В.Капашина начнут совершать подвиги, это не есть
безопасное хранение и генералу В.Капашину, повторюсь, не место во главе его.
    На вопрос о случаях выбросов химического оружия в Леонидовке генерал
В.Капашин рассказал о выбросах в... США. Почему? Потому что в США все
такие случаи фиксируются независимо от генералитета органами охраны
природы и передаются в прессу. Лучше бы наш генерал рассказал об аварийных
случаях на наших складах химического оружия. Так было бы честнее.
    Среди прочего В.Капашин сообщил и о том, что "в Пензе недавно была
создана система экологического мониторинга, с помощью которой будет
контролироваться работа завода". Спасибо на добром слове, только жителям
области были бы спокойнее, если бы приборы (в основе мониторинга лежат
приборы, а не обещания) контролировали не только выбросы не построенного
объекта, но и воздух населенных пунктов. Так вот, об этом генерал не сказал,
и не потому, что забыл, а потому, что таких приборов нет.
    У нас в стране есть гигиенический стандарт - количество ОВ в атмосфере
населенных мест, которое медицина считает опасным для людей. И приборы должны
иметь такую чувствительность, чтобы оповестить об опасности тогда, когда
концентрация ОВ дойдет до этого уровня. Ничего этого не будет - у генерала
Капашина нет таких приборов, которые бы сообщали об опасности даже при
превышении концентрации ОВ в 100 раз выше стандарта. Такая вот у него
забывчивость.
    Дальше самое время обратиться к презренному металлу. На вопрос,
"будут ли иностранные государства оказывать финансовую поддержку при
строительстве объекта", генерал бодро доложил, что <сейчас в Леонидовке нет
заграничных денег". К сожалению, реальная жизнь много богаче, чем рассказал
наш скромный докладчик. Как известно, на встрече в Кананаскисе в Канаде
летом 2002 года были названы большие суммы, которые Запад пообещал России
на помощь в разоружении. Потом объекты уничтожения химического оружия
России были розданы по национальным квартирам - в марте 2003 года было
сообщено, кому из стран-доноров было предложено их финансировать. В этом
списке, помимо уже ведущейся работы США по объекту в Щучьем (Курганская
область), была названа и Канада - ей досталась Леонидовка. Однако уже в
апреле 2003 года Канада от этой чести отказалась. Почему? Как сказал посол
Канады в России Кристофер Вестдал, причина - в отсутствии подробной
информации об объекте и нескоординированность общих усилий. Дипломат
все-таки! А мог бы сообщить о российском бедламе.
    Теперь самое время обратиться к крокодиловым слезам В.Капашина, явно
пролитым в отношении пензенских дел: "В городе Щучье Курганской области
сделали ошибку - местные власти отсадили нас за тридцать километров".
Переведем эти слезы на русский язык. В Курганской области, где склад
химического оружия находится в 17 км от объекта его уничтожения, платят
американцы и они решили не рисковать и возводить объект на экологически
благоприятном месте. А вот Канада платить за строительство в Пензенской
области специальной железнодорожной ветки отказалась. Дальше все просто.
    В 1998 году в результате работы госкомиссии России по выбору мест
уничтожения химического оружия появился "Акт предварительного выбора
земельных участков". Им областная администрация согласовала участок No 1 в
Бессоновском районе (примерно в 19 км от нынешнего химсклада в Леонидовке)
под создание будущего объекта уничтожения химического оружия. А когда
канадцы отказались финансировать стройку в области, в том числе строить 19-км
путь от склада к объекту уничтожения в Бессоновском районе, нашему
генералитету захотелось сэкономить на этом элементе безопасности. Перед
Пензенским губернатором и московскими бюрократами встала задача, на каком
из двух участков остановиться - экологически осмысленном и более дорогом
участке No 1 или же на экологически неприемлемом и более дешевом участке
No 5 (это - Леонидовка).  Генералу В.И.Холстову приглянулся участок No 5 в
границах запретной зоны нынешнего склада химического оружия, в водоразделе
между реками Инра и Сура, о чем он в августе 2003 года известил губернатора
Пензы. При этом казармы и жилая зона военного городка находятся прямо в
санитарно-защитной зоне объекта.
    Так что стройка ожидалась "дешевая", зато экологически опасная. Только
вот расстояния оказались чуток маловатыми: до пос.Леонидовка от будущего
объекта - 3 км, до Золотаревки - 5 км, да и до Пензы рукой подать.
    В.К.Бочкарев пожертвовал интересами жителей Леонидовки, Золотаревки
и Пензы в один день. Как был уполномочен заявить ТАСС, 13 августа 2003 года
генерал В.И.Холстов и губернатор В.К.Бочкарев посетили площадку No 5 и
решили возвести объект на этом экологически неподходящем месте. Остальное
было делом бюрократической техники. Комиссия в составе 16 человек (все
сплошь "специалисты" - руководители Пензенской области и кое-кто из Москвы)
составила новый "Акт выбора земельного участка ", который затем высочайше
"утвердили" начальники: губернатор - 3 декабря 2003 года, генерал - 17
декабря. И ТАСС уже не понадобился, равно как и вся пресса пензенского
региона.
    Однако есть соображения, которые губернатора не взволновали. В связи с
уничтожением иприта и люизита в прошлые годы центр участка No 5 загрязнен
мышьяком, токсичными продуктами разложения иприта и люизита, а также
токсичнейшими диоксинами. Уровни устрашающие, причем горизонт подземных
вод здесь не защищен от новых загрязнений. Возможно, генерал и губернатор не
захотели понять, что это значит, но представители пензенской науки не могли
не знать, что новые загрязнения, которые возникнут при уничтожении ОВ, будут
не только образовываться, но и растаскиваться подземными водами. Причем в обе
стороны: на юг в сторону Сурского водохранилища (и Волги), на север в сторону
Леонидовки. Так что на участке No 5 возводить объект просто нельзя.
    Остается добавить, что компромисс губернатора (если быть точным, то
это предательство) оказался более масштабным, чем показалось нашему мастеру
двухходовок. Определение зоны защитных мероприятий планируемого объекта
показало, что предал губернатор не только жителей Леонидовки, но и обитателей
Пензы - их не должны обойти стороной утечки ОВ при авариях. Приведу пример.
Для склада в Кировской области даже при проливе 2 тонн зарина обсуждалась
глубина распространения облака ОВ на 38 км. И ниоткуда не следует, что в
Пензенской области облака ОВ с аналогичного склада будут вести себя иначе.
    В заключение обратимся к коронному вопросу газеты: "Войдут ли в зону
защитных мероприятий Пенза и Заречный, жители которых тем самым
получат право на обеспечение средствами индивидуальной защиты и многие
другие права из-за "соседства" с заводом по УХО?" Тут генерал-строитель был
на коне: "Военные никакого отношения к этой зоне не имеют". Не знаю, что
думают "специалисты" из Пензы, но любителю возводить, подобно гоголевскому
герою, мосты и воздушные замки теперь придется не сладко - Пенза не может не
войти в зону защитных мероприятий объекта уничтожения химического оружия.
И теперь губернатор В.К.Бочкарев будет лично раздавать средства защиты
кожи жителям Пензы - генерал В.Капашин, как выяснилось, хоть и делает вид,
что за что-то отвечает, безопасность жителей области обеспечивать отказался.
Мы надеемся, что раз уж губернатор не подумал в августе 2003 года об этом
своем почтенном будущем, он не забыл и о самой важной вещи. О том, что все
ОВ, хранящиеся на складе в Леонидовке, действуют на людей через кожу: зоман
и V-газ - смертельно, зарин - не очень. И о том, что когда ОВ выйдут из-под
контроля защитников отечества, генералов В.Капашина и В.Холстова рядом не
будет - они умыли руки (Капашин определился так: "Я не несу индивидуальную
ответственность за ликвидацию последствий в зоне, это дело МЧС").
    Вот и все. Если, не дай Бог, в Леонидовке случится беда и облако ОВ
разлетится по округе, виновных искать не стоит. Ни химические генералы, ни
президент страны не кинутся спасать жителей. Чтобы это суждение не повисло в
воздухе, приведу примеры. Когда в Москве уцепили за что-то моряка Пуманэ, в
милицейский участок набились десятки начальников для выбивания показаний. А
когда террористы в Беслане захватили школу, в штаб тоже набились десятки
начальников разного розлива. Финиш в обоих случаях был один - все начальники
разбежались, как тараканы, и попрятались по щелям. За гибель моряка судят
милиционеров низкого ранга, за погибших детей - случайно уцелевшего бандита.
    Из интервью генерала В.Капашина следует, что Пензу ожидает то же
самое. Похоже, он перепутал время, в котором живет - врать жителям, имеющим
несчастье жить возле склада химического оружия, не стоило.
    В годы войны я мальчишкой бегал на берег Суры купаться. И тогда мне и
в кошмарном сне не могли присниться страсти, развертывающиеся ныне на
берегах Сурского водохранилища. К сожалению, с печальным будущим.
                Федоров Л.А., доктор химических наук,
                президент Союза <За химическую безопасность>

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами