Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                   Сообщение CHEM&WAR.767, 21 октября 2005 г. **
*******************************************************************
                                                   Химическая война


         ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ: УТВЕРЖДЕНИЕ БЮДЖЕТА ЗАВЕРШАЕТСЯ


    Боевая отрава
    Прапорщику давали команду: уничтожить партию боеприпасов. Он строил
мостки у озера, сносил туда боеприпасы, простреливал их и сливал в озеро
фосген. Теперь озеро Моховое (Круглое) в Пензенской области чаще называют
Мёртвым.
    В наследство от СССР нам осталось 40 тысяч тонн боевых отравляющих
веществ. Подписав Конвенцию о запрещении химического оружия, мы взяли на
себя обязательства в течение 10 лет всю эту "химию" полностью уничтожить.
Как выполняем мы сегодня наши обязательства по конвенции? Не представляет
ли сегодня с учётом новых террористических угроз химическое оружие повышенную
опасность для общества? На эти и многие другие вопросы "ПГ" отвечает
доктор химических наук, президент Союза "За химическую безопасность"
Лев ФЁдоров.
 - В 1993 году мы подписали, а в 1997 году ратифицировали Конвенцию о
запрещении химоружия и через два года, в 2007 году, должны были бы уже все
свои обязательства исполнить. Выполним обещанное?
 - Срок продлен. Мы добились пятилетней отсрочки, так как в госказне на это
денег в достаточном количестве нет, да и наша бюрократическая система
безответственна. В 1997 году конвенцию ратифицировали позже всех, тянули до
последнего. Но у нас не было выбора, так как весь мир ее подписал.
 - В прессе сообщалось, что должно было быть построено семь заводов по
уничтожению химического оружия. Заводы построены?
 - Один. Это завод в Горном Саратовской области - за него заплатили немцы.
Предприятие возле Щучьего Курганской области не построено. По договоренности
американцы в Щучьем должны были возвести промышленную зону, а мы -
подготовить социальную инфраструктуру. Мы, как водится, ничего не строили.
Американцы, выделившие нам деньги на химическое разоружение, решили
приостановить свои работы. Наши схватились за голову, и началась показуха:
возвели пару десятков коттеджей, вместо того чтобы построить многоквартирный
дом, куда надо было бы переселить людей с опасной территории, корпус для
медицинского диагностического центра, в котором нет ни оборудования, ни
врачей, и новую школу в санитарно-защитной зоне. В санитарной зоне живут
люди. Их надо отселять, но никто делать этого не хочет. Американцев эти
проблемы не волнуют, наших военных тоже. В Кировской области в поселке
Мирный такой же склад вообще прямо на железнодорожной станции стоит. И никто
выселять людей не собирается.
 - Вы были членом первой экспертной комиссии, которая обсуждала проект
завода, строящегося в Щучьем. Вы считаете, там есть серьезные нарушения,
касающиеся безопасности проживания людей?
 - У нас есть Закон "Об уничтожении химического оружия". Согласно документу
государство берет на себя обязательства по защите населения, по
предоставлению ему средств защиты, по мониторингу безопасности, решению
социальных проблем. Что сегодня имеем? Есть семь точек, медвежьих углов, где
лежит химоружие. Соглашаясь на сооружение заводов по его уничтожению, местные
власти просили: выравняйте наши поселки хотя бы в социальном плане со
страной. И что? В поселке Горном по-прежнему нет канализации и горячей воды.
Это и есть опережающее развитие социальной инфраструктуры, о которой записано
в программе уничтожения химоружия? В Щучьем - то же самое. На днях состоялось
очередное заседание суда - его жители подали иск против Правительства РФ. Они
требуют оплаты морального вреда, потому что им не обеспечили ни обещанные
социальные условия, ни безопасность. Суд отложили в очередной раз, потому
что соответчиками тут должны выступить еще и Минздравсоцразвития,
Министерство природных ресурсов, Технадзор, МЧС, Федеральное агентство по
промышленности. Понятно, что эти ведомства никогда не соберутся вместе.
Автоколонны для эвакуации не доберутся, так как в Щучьем нет дорог. Даже
деньги на аварии не запланированы! Никакого экстренного фонда не существует.
Мы как будто игры какие-то играем, как бы все понарошку. У американцев,
например, склады химоружия далеко от жилья - в десятках километров! В
ближайшем к складу населенном пункте, как правило в библиотеке, есть
мониторы, на которых видно все, что происходит на складе, - так
обеспечивается доступ общественности к информации. У нас ничего этого нет.
В мае прошлого года в Щучьем был пожар, горели химхранилища. Только через
неделю местная газета сообщила об этом. А областные газеты написали, что
пожаров вообще в районе не было. У нас тоже есть постановление Правительства
о доступе общественности на эти объекты, только пройти туда мне, например,
так и не удается.
 - Сколько денег России нужно сегодня на разоружение?
 - На всё разоружение: химическое, ракетное, ядерное - России требуется 20
млрд. долларов. Из них Россия платит половину, а за остальное обещали
заплатить иностранцы. Химсклад в Саратовской области взяли на себя немцы, в
Щучьем - американцы. Надеялись, что итальянцы возьмут на себя склад в
Брянской области, канадцы - в Пензенской, англичане - в Кировской. Итальянцы
действительно дали нам 360 млн. евро. А вот канадцы и англичане посмотрели
на все, что у нас творится, и сказали: платить не будем. Заплатили какую-то
мелочь для порядка.
 - Есть ли данные о том, что проживание людей рядом со складами химоружия
тем или иным образом сказывается на их здоровье?
 - Некоторые цифры спрятать нельзя. В Мирном (Кировская область) по болезням
эндокринной системы показатели у детей в 6 раз выше, чем по области. Есть
цифры, доказывающие прямую связь между годом, когда уничтожались химические
боеприпасы, и всплеском смертности среди детей.
 - В Законе "Об уничтожении химического оружия" говорилось, что проживающим
в местах, где хранится и уничтожается химическое оружие, полагаются льготы
и компенсации. Но их почему-то за семь лет так ни разу и не выплатили
 - В законе четко записано, что постановление об этом должно подготовить
Правительство РФ. Однако документа такого разработано не было. В прошлом
году статью о льготах и компенсациях из закона просто выбросили. Вообще если
внимательно вчитаться в законы, то для их реализации необходимо было принять
31 подзаконный акт. Принято на практике всего 13.
 - Мы применяли когда-нибудь химическое оружие?
 - В "Норд-Осте". Это было незаконно, но была тяжелейшая совокупность
обстоятельств. Мы готовились применить это оружие в финской войне, но морозы
были такие, что иприт и люизит просто замерзли. Мы готовились использовать
"химию" во Второй мировой - загубили более 100 тысяч человек на его
производстве, но не было стратегической выгоды. Это ненужное, бесполезное
оружие!
 - Тем не менее, когда речь заходит о терактах, возможность диверсий с
применением химических веществ не исключается. Почему же химическое оружие
нам не нужно?
 - Если вы уничтожаете одной тонной хлора 30 человек (такова была "удельная
смертность" в первой газовой атаке в апреле 1915 года), то это неэффективно.
Химическое оружие не оправдало себя: ведь для того, чтобы довезти бомбу до
противника, нужен как минимум стратегический бомбардировщик.
    Я насчитал в Советском Союзе 238 складов химоружия и 266 полигонов и
стрельбищ. У американцев 215 точек. Но у них это оружие сосредоточено в 8
местах, где они его уничтожают. А по остальным принята специальная программа
реабилитации загрязненных территорий. По примеру США наше ЦК потребовало
свезти всю "химию" в 7 точек. О населении тогда никто и не думал. К тому же
существовало распоряжение тайно уничтожить излишки химического оружия, доведя
его количество до 40 тонн. Естественно, при уничтожении этого оружия были
выбросы.
    Прапорщику давали команду: уничтожить партию боеприпасов. Он строил
мостки у озера, сносил туда боеприпасы, простреливал их и сливал в озеро
фосген. Теперь озеро Моховое (Круглое) в Пензенской области чаще называют
Мертвым. По моим оценкам, около 20 миллиардов долларов стоило нам наше
"химическое" хозяйство и около 10 миллиардов долларов - производство и наука
биологической войны. Это все наши непостроенные дороги, здания, поезда
 - А американцы успеют уничтожить свои химические запасы к обозначенному в
конвенции сроку?
 - К 2012 году не успеют - это точно. Они же уничтожают все по правилам, и
на каждое действие им нужна своя система согласований. Это очень длительный
процесс. Правила уничтожения химического оружия одинаковые и у них, и у нас.
Разница в том, кто и как их выполняет. За океаном уничтожением химических
боеприпасов занимается армия, у нас - промышленность, потому что все виды
оружия были в нее вмонтированы. Когда в Саратовской области на заводе
закончат уничтожать отравляющие вещества, завод начнет уничтожать пестициды.
 - В наследство от СССР нам досталось 40 тысяч тонн боевых отравляющих
веществ. Сколько мы уже уничтожили?
 - Сколько было, практически столько и осталось. Из 7 заводов, как я уже
упоминал, построен один. Вот в Саратовской области на нем и уничтожены
первые 900 тонн: иприта - 650 тонн и люизита - 250 тонн. Но у нас есть
опасный срок: к апрелю 2007 года мы должны уничтожить 20 процентов
химического оружия, то есть 8 тысяч тонн. Нам это не под силу, если, конечно,
не станем губить людей.
    КОММЕНТАРИИ ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ
    Петр Романов, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по
экологии
    Сейчас, когда мы увидели, что первый построенный завод-образец по
уничтожению химоружия работать может, нужно в срочном порядке обеспечить
финансирование строительства других заводов. Но денег, которые были выделены
в 2005 году, и тех, что будут в 2006 году, катастрофически не хватает.
Сегодня подрядчик, который строит завод, вынужден сам брать кредит, нести
убытки, чтобы продолжать работу, поскольку строительные силы уже стянуты.
Чтобы не сорвать план на 2006 год по химразоружению, необходимо выделить еще
порядка 1,8 млрд. рублей. Если в течение сентября - октября это удастся
сделать, можно считать, что мы вписываемся в график, если нет - никакие
дальнейшие ассигнования нам уже не помогут. Мы обязательно сорвем сроки. Ну
а что касается проекта бюджета, я еще никогда не видел такой разбросанности
денег, которые выделяют на столь важное направление: 18 миллиардов рублей,
которые выделены, раскиданы по целому ряду подразделов. Наверное, это
делается только с одной целью - чтобы можно было неэффективно использовать
эти деньги.
    Александр Ищенко, заместитель председателя Комитета Госдумы по экологии
    Члены Комитета Госдумы по экологии неоднократно выезжали с проверками на
объекты по уничтожению химоружия и выносили конкретные решения по улучшению
ситуации, связанной с безопасностью проводимых работ. Да, обеспечению
безопасности при уничтожении химического оружия уделяется недостаточно
внимания. Недопустимо мало средств федерального бюджета расходовалось на
разработку новых технологий, которые бы повысили эффективность и безопасность
работ. В 2006 году ситуация должна измениться к лучшему: федеральным бюджетом
на предстоящий год в рамках президентской программы "Уничтожение химического
оружия в Российской Федерации" предусмотрено финансирование разработки
технологий уничтожения химического оружия и улучшение социально-психологической
обстановки в стране в объеме 5099 млн. рублей, что на 60 процентов больше,
чем в 2005 году. Однако необходимо, чтобы выполнение этой программы
находилось под постоянным контролем государственных органов - МПР,
Ростехнадзора и других, а также под регулярными проверками Счетной палатой
расходования этих средств.
           Беседовала Татьяна ЛЕЙЕ
           "Парламентская газета", 13 октября 2005 года
           http://www.pnp.ru/archive/17970131.html

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами