Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                    Сообщение CHEM&WAR.784, 18 ноября 2005 г. **
*******************************************************************
                                                    Война и военные


              АРМИЯ ПО-ПРЕЖНЕМУ ВООРУЖЕНА И ОЧЕНЬ ОПАСНА


    БУРЯТИЯ ВОЗЛЕ БАЙКАЛА
    Лев Александрович, посылаю основные результаты работы по проекту
Сибирского центра поддержки общественных инициатив <Гусиное Озеро - долгое
эхо холодной войны> (Бурятия).
    Думаю, они будут полезны людям в других местах взрывов складов
боеприпасов, которые читают вашу рассылку, для защиты своих интересов. И
м.б. они поделятся с нами своими данными и опытом.
    Полные материалы, полученные по этому проекту, мы готовы предоставить
всем заинтересованным по их запросам.
    Наши контакты: 670000, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, Ленина,
д. 55 офис 66, рабочий телефон\факс (3012)21-02-88, е-майл vera30@burnet.ru
         Владимир Белоголовов, vera30@burnet.ru, 15 ноября 2005 г.
    1. Оценка загрязнения в районе ЧС от 20.07.2001 г.
Результаты радиационной съемки - повышенных значений в районе взрыва и
полигона утилизации боеприпасов не выявлено.
    Анализ на нитраты водных вытяжек почв в районе взрыва и полигона
утилизации - повышенные содержания нитратов в районе взрыва и полигона
утилизации боеприпасов (выше ПДК) определены в 10% проб ( в 2-х из 18-ти).
    Результаты анализа проб вод оз. Гусиное  - повышенных содержаний (выше
ПДК) биофильных макрокомпонентов (БПК5, азот аммония, сульфаты, хлориды,
железо) не выявлено. Получен отрицательный результат и по биотесту острой
токсичности в 2-х пробах воды.
    Т.о. повышенной радиоактивности и нитратов, которые беспокоили местных
жителей в отношении их здоровья и качества сельхозпродукции на огородах, в
пробах, в основном, не выявлено. И это несколько (хотя недоверие и осталось)
уменьшило опасения  местных жителей.
    Но, конечно, необходимы комплексные исследования загрязненности  всех
природных сред, и в т.ч. дикоросов и сельхозпродуктов, на основные
органические загрязнители, что потребует гораздо больше средств на очень
дорогую аналитику.
    Все полученные материалы включены в <Белую книгу Гусиного Озера>.
    2. Ущербы
    По данным соцопроса приоритетным ущербом признан моральный ущерб всему
населению муниципального сообщества с. Гусиное Озеро в связи с
долговременностью стресса от взрыва складов боеприпасов и затянувшимся на
десятилетия процессом реабилитации территории взрыва.
    3. Иски
    Заявления жителей приведены в приложении 1.
    Планы на постгрантовый период выполнения проекта
    Созданная коалиция  в защиту интересов местного населения пострадавшего
от взрыва и в зоне риска от складов (координатор - БРО по Байкалу) будет
продолжать работу по следующим направлениям.
  1. Оценка загрязнения - добиваться включения программы работ по
комплексному изучению загрязнения территории воздействия взрыва 20.07.2001 г.
и действующего полигона в бюджет Минэкологии Республики Бурятия.
  2. Ущербы населению и природе  - добиваться включения разработанной
программы по комплексному геохимическому обследованию пострадавшей от взрыва
территории в план финансирования Минэкологии Бурятии.
  3. Иски - продолжать готовить коллективный иск от жителей Гусиного Озера о
возмещении морального ущерба с перспективой выход на Страсбургский суд.
  4. Предупреждение аналогичных рисков по другим складам боеприпасов в
Бурятии. В результате работы по проекту мы вышли на аналогичную проблему и
по складам боеприпасов в пригороде Улан-Удэ, где вероятно более серьезное
ЧП такого же типа.
    Приложение 1.
 *  Я, Жарникова Тамара Алексеевна, 1954 г.р., ст.Гусиное Озеро, Ранжурова,25
    20.07.2001 г. во время взрывов воинских складов я находилась на работе.
Мой дом находится в 2-3 км. Мой младший сын Шаповалов Роман Геннадьевич
оставался дома, работа заканчивалась моя в 1 час ночи. Дочь Шаповалова
Марина Геннадьевна была со мной.
   Когда начались взрывы, я в ужасе подумала, как там мой сын, бросилась
бежать за ним, но дочь моя остановила меня, хотела бежать сама. Но сын мой
самый сообразительный, замкнул дом, сказал соседям, чтобы они убегали, и
побежал ко мне на работу.
   Когда он бежал, ему обожгло ноги, на руках были прыщи. Когда он бежал, то
взорвался имитатор, и взрывной волной обожгло ноги и руки. Добежав до нас мы
все кинулись бежать к озеру. Нам кричали, чтобы мы зашли в озеро, но в 2-3
метрах взрывались снаряды. Потом мы добежали до скалы, затем до ст. Муртой,
а там поезд нас увез до ст. Загустай, а там, на автобусах увезли в
Гусиноозерск.
     С этими событиями мой сын Роман стал очень нервным, раздражительным.
Очень часто болит горло, но не ангина. У дочери Марины выступили белые пятна
на теле. Их становится больше.
     У меня диагноз - нейро.. торная дистония, головные боли. Зрение было
100%, а сейчас я читаю в очках +2.5 и зрение становится все хуже. Давление
мое 90 на 60, часто падает до 60 на 40, головные боли ужасные, хондроз
седалищного нерва.
    В больницу не обращались ни я, ни дети. Обследовать нас не обследовали.
Невропатологи с нами не занимались, хотя мы с детьми пережили такой стресс.
С ними началась истерика, когда мы уже приехали в Гусиноозерск.
    Также пострадали овощи, т.е. все, что мы садили до сегодняшнего дня, все
что садим, все портится, гниет.
    В связи с этим имею право на возмещение морального ущерба в сумме
70 000000 (семьдесят миллионов) рублей.
 *  Я, Иванова Галина Николаевна, проживающая в с. Гусиное Озеро,
ул. Трактовая, 9-12
    20.07.2001 г. в поселке произошли неординарные события - взрывы на
воинских частях снарядов. Это событие отразилось на мне и моей семье. Наш
дом находится в 5 км от этих складов. Когда снаряды полетели в поселок, мы
в панике побежали от них. Во время бега от ударной волны вылетели стекла
которыми мне порезало ноги.
    В сентябре после такого стресса я стала наблюдать ухудшение своего
здоровья. Стало сильно болеть сердце и грудь. До этого у меня был диагноз -
сердечно-сосудистая дистония.  После обращения в больницу меня направили
на обследование в г.Улан - Удэ, в республиканскую больницу, онкологию, где
был установлен диагноз - фибриллоз обеих грудей, где я состою на учете до
сих пор.
    В этом году (август 2005 г.) я попала в районную больницу с ожогом глаза,
где, проводя анализы, в крови были обнаружены в большом количестве кровяные
клетки - эозинофилы. Врач посоветовал сделать обследование в Улан - Удэ на
аллергию. Выписка эпикриза на руках. Тогда раньше такого диагноза не было.
Сейчас я езжу в онкологию 2 раза в год на обследования. Карточка находится
в онкологии.
    Считаю, что это ухудшение здоровья связано со взрывами. Утилизацию
проводят снарядов до сих пор, и при каждом взрыве наша семья вздрагивает и
испытывает стресс.
    Считаю возможным требовать компенсацию за моральный ущерб в сумме
20 000000 (двадцать миллионов) рублей.
    Я работаю в школе. Проводилась диспансеризация детей в 2001 г. и было
выявлено районной комиссией ЦРБ, что у школьников более 75% увеличение
щитовидной железы, неврозы, а в настоящее время наблюдается большой процент
тубинфицированных детей. Считаю, что это тоже связано со взрывами.
 *  Я, Чернышова Наталья Петровна, Гусиное Озеро, ул. Железнодорожная, 6
    Перенесла сильный стресс в результате взрывов на складах воинских
частей. В результате перенесенного стресса у меня стало прыгать давление,
побаливает сердце, головные боли, бессонница. Продолжительное время от взрыва
или от сильного стука вздрагиваешь или вскрикиваешь.
    У мужа, Чернышова Владимира  Михайловича стало подниматься давление,
головные боли, бессонница.
    Имеем право на возмещение морального ущерба на в сумме 60000000.0
(шестьдесят миллионов) рублей в связи с обострившимися заболеваниями,
участились приступы головной боли с потерей сознания. А также понесен ущерб
с восстановлением и ремонтом дома. Помощи не получили. В связи с тяжелым
материальным положением не имеем возможности оплачивать судебные издержки.
    Подробности.
    Холодное лето 53-го года.  Смотрели этот фильм с ужасом, страхом, болью
в душе. Но не думали, что придется пережить ужасное, страшное Жаркое лето
2001 г. жителям поселка Гусиное Озеро.
    Стояло жаркое июльское лето. Свободные от работы, приехавшие отдохнуть
студенты, гости на берегу нашего озера беззаботно купались, загорали. Вдруг
резко подул ветер, началась гроза, пошел сильный град. Полчаса и все стихло.
    Ко мне приехала на машине старшая дочь с пятилетними внуками и мы поехали
на озеро. Накупавшись, приехали домой, и вдруг началась сильная гроза с
крупным градом. Побоявшись, что он сломает стекла, мы накрыли их паласами, и
дочь с сыном сидели и держали их. А я с внуками, прижав их к себе, сидела
дома. Через полчаса все закончилось. Дочь с внуками уехала.
    Вдруг резко страшно что- то громыхнуло. Все выскочили на улицу и стали
спрашивать друг, что случилось? Поднявшись к соседям на второй этаж, мы
увидели в стороне воинской части фейерверк. Да это было как в праздник, но
почему 20 июля было не понятно?
    Вдруг меня резко осенило - ведь это взрывается воинская часть. Бегом мы
с сыном сбежали домой, натянули, что попало. Кричу: звони девчонкам! Старшей
дочери с внуками. Вторая дочь была в магазине на работе, но телефон не
работал.
     В это время раздался второй мощный взрыв. Мы выбежали с сыном забыв и о
документах (я их собрала в сумку, но со страху забыла взять), и не закрыв
квартиру. Что было сил, побежали из поселка. Убегать нам было из него не так
далеко, мы живем на самом краю. Добежав до подъема на гору, там стоит
водонапорная башня, мы увидели, как из поселка уезжали на машинах и мы стали
останавливать их. Оглянувшись, мы увидели, как огромная толпа людей бежит,
бегут собаки, коровы стадом, сбившись в кучу, бегут.
    В это время мимо нас на небольшой высоте совсем  рядом летел огромный
снаряд. Я говорю: сейчас упадет, взорвется, и башня придавит нас. Но он упал
тихо - <холостой>. Тормознули мы машину, там сидели молодые супруги Медведевы
и их маленькая дочурка. Летели мы на машине не разбирая ухабы. Мимо, рядом,
вокруг нас взрывались снаряды. Ну прямо как в кино!
    По дороге мы подсадили еще двоих с маленькими ребенками. От страха мы
уехали в Улан-Удэ. Остановились в общежитии Депо. Я не спала, мы стали
смотреть телевизор. Узнать хотя бы, что с поселком, людьми. Уезжая,
оглядываясь, казалось, что поселка больше нет. В общежитии живут наши
локомотивщики. Я от страха наговорила, что никого нет, у нас война. Парни,
кто смог, сразу же поехали в поселок.
    В воскресенье вечером мы решили ехать домой. Внуки голенькие в одних
плавках. Сами, как  бомжи одеты,  за душой ни денег, ни документов. Придя
на вокзал, мы оказались не одни. Еще с нами подошли 3 женщины в таком же
состоянии. Мы решили попроситься, чтобы нас взяли до Гусиноозерска.
    Подойдя к начальнице:объяснив, что у нас война и мы без всего попросились.
На что она нам грубо ответила: или документы или билеты. Что тут началось! Не
отойдя еще от шока, у нас началась истерика, все плачут, детки ревут. Ну куда
нам? Пешком за 150 км? Мы и так хорошо пробежали босиком и голышом. По дороге
можно было видеть кучу обуви, коляски, велосипеды, сумки, трактор, машины. Да
все, как на войне. Почему? Как? Да, это была настоящая война.
    Пошли мы к начальнику вокзала. Тут над нами сжалились, посадили нас (на
поезд). Сели мы кучей и стали делиться,  кто как убегал. Подъезжая все ближе
и ближе (к поселку) становилось все страшнее и страшнее. Дети испугавшись не
поехали домой. Вышли в Гусиноозерске к бабушке. Я поехала домой.
    По обочинам лежали снаряды, кучи снарядов. Идя по поселку мне было жутко,
стояла странная тишина. Дома разбиты, на центральной улице лежит снаряд,
никого не видно. Встречаясь по пути с людьми был один вопрос друг другу.
    Походив до утра на улице, сын заснул. Я узнала, что автобус едет в
Гусинку, стеклить, я села и поехала с ним, оставив сонного сына у соседей.
Приехав в Гусиноозерск, разыскала своих, узнала, что все живы. Старшую дочь с
внуками увезли в Улан-Удэ. Она ничего не знала ни о ком. Я собралась и снова
поехала в Улан-Удэ. Забрала сына и мы встретились с дочерью и внуками, они
были у знакомых.
    Придя домой, увидела картину: оконных стекол нет, замок в двери сломан,
волной выбило. Еще долго я не могла получить стекло, так и висело покрывало.
То стекла нет говорят, тон не верят, что стекла нет. В общем кавардак.
    Страшное зрелище. В первые взрывы погибли сразу 3 человека. Директор
музшколы, замечательный человек, семьянин, трое сыновей. Ему оторвало ноги.
Истекал кровью на дороге, по дороге в машине умер. Федотов Николай, выводя
из гаража мотоцикл погиб. Снаряд попал в него, разворотив мотоцикл. Женщина
выбежав на улицу от страха умерла на месте.
    Невозможно перечислить, сколько людей пострадало. Нужно сказать все, весь
поселок. Горели дома. Жители поселка пережили это ужасное лето. После этого
многие заболели, умирают неизвестно от чего. Дети стали писаться по ночам,
вздрагивают при любом стуке, Казалось бы надо оказать людям помощь
медицинскую, психотерапевтическую. Но увы, не дождетесь. Больницу закрыли,
койко-мест нет, приходится ездить в Гусиноозерск, в Улан - Удэ. Но не все
могут часто ездить навещать больных. Безработица у нас процветает. Закрыли
депо, сократили рабочих в других организациях. Гуляйте люди, отдыхайте!
    Никто особо внимания не обращал на нашу беду. Да, отправили гуманитарку:
рис, фасоль, растительное масло. Но моральный ущерб кто нам оплатит? Кто
оплатит за наши болезни, которых никогда не было, за нервы наши, их можно
сказать нет.
    Но на этом не успокоились. Уничтожая снаряды, воины закладывали такие
партии, что через год и на следующее лето стекла снова вылетали. Люди с
криком выбегали на улицу. Мы стали бояться лета. Грохни где-то, чего то,
вздрагиваешь и приседаешь, собаки лаять начинают.
   Это один эпизодик из этой большой смертельной войны. А как бежали люди
старые, дети, беременные женщины, бежали бегом берегом озера, тонув в болоте,
теряя обувь...

    НОГИНСК ВОЗЛЕ МОСКВЫ
    Взрыв районного масштаба
    Минобороны едва не разнесло Ногинск в клочья
    Ногинск - мирный город. В том смысле, что здесь нет массового
присутствия воинских частей, да и человек в форме на улицах - большая
редкость. И когда несколько дней назад ногинцы услышали раскаты мощных
взрывов, то, честно говоря, несколько обеспокоились. А рвало так, что едва
не повылетали стекла в многоэтажках! Народ кинулся в милицию - там развели
руками: мол, у нас никаких ЧП. В местной администрации тоже не смогли дать
внятных комментариев. Террористы? Секретные военные склады? Оказалось
банальнее - военные проводили утилизацию снарядов!
     Неподалеку от Ногинска, всего-то в 7 км от центра города, с давних
времен находится полигон Военного общевойскового института (бывшее МосВОКУ).
Особых проблем местным жителям курсанты никогда не доставляли - ну
постреляют из автоматов, ну "ура!" там покричат, ну за самогоном в соседнюю
деревню в самоволку сбегают. Привыкли к ним. А тут в аккурат 7 ноября, в
рабочий понедельник, там так загрохотало, что местные быстро вспомнили про
недавние взрывы на армейских складах на Камчатке, в Краснодарском крае и
даже припомнили пожар в артиллерийских погребах на Дальнем Востоке. Там на
мирных граждан падали с неба совсем не мирные осколки и целые снаряды с
ракетами.
     На полигоне под Ногинском тоже грохот стоял отменный - даже в центре
города люди с замиранием сердца прислушивались к канонаде. Переполошились
все. Когда стали разбираться, выяснилось, что "ничего страшного": в
Минобороны скопились старые боеприпасы, и их решили подорвать. Все как
положено - с саперами, флажками ограждения... Забыли только про местных
жителей, их нервы и барабанные перепонки. "Войнушку"-то устроили в
густонаселенном регионе Подмосковья.
     Комиссия по чрезвычайным ситуациям Московской области вынесла свой
вердикт: отныне на военных полигонах подобные взрывы запрещены. Снаряды
служивым теперь придется утилизировать где-нибудь подальше.
          Ю.Абрамов, "Московский Комсомолец", 16.11.2005 г.
          http://www.mk.ru/numbers/1912/article64705.htm

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами