Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск



*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                   Сообщение CHEM&WAR.798, 23 декабря 2005 г. **
*******************************************************************
                                             Химическое разоружение


            23 ДЕКАБРЯ В ГОРНОМ БОЛЬШОЙ ВЫПИВОН
   (по случаю изничтожения последних молекул иприта и люизита)


    ГЕНЕРАЛ ХОЛСТОВ РАПОРТУЕТ
    Боевые ОВ обезврежены
    Ликвидированы последние капли иприта, люизита и их смесей на первом в
России промышленном объекте по уничтожению химического оружия
    Сегодня, 23 декабря 2005 года, открыта еще одна новая страница в летописи
уничтожения химического оружия в России - на первом полномасштабном объекте
по уничтожению химического оружия в п. Горный завершилось уничтожение всех
хранящихся здесь боевых отравляющих веществ в объеме 1143,2 тонны.
    Завершение уничтожения ХО на этом объекте наглядно демонстрирует усилия
России строго следовать своим международным обязательствам и является
подтверждением того, что Россия проявляет политическую волю, последовательно
развивает процесс химического разоружения, внося весомый вклад в искоренение
антигуманного наследия прошлого.
    История строительства объекта по уничтожению химического оружия в Горном
свидетельствует о трудном пути, который пришлось преодолеть, прежде чем стал
возможен сегодняшний день. Как первый объект по уничтожению химического
оружия в России он был задуман еще в начале 90-х годов. Предполагалось
осуществить строительство в течение 4 лет в 1994-1998 годах. Однако ни в
указанные сроки, ни позже в 1996-1999 гг. развернуть полномасштабное
строительство объекта в Горном не удалось. В первую очередь сказались
трудности переходного периода и сложное финансово-экономическое положение
России.
    В 2000 и 2001 годах президентом и правительством Российской Федерации были
приняты кардинальные меры для безусловного выполнения Конвенции о запрещении
химического оружия. Создана государственная система управления процессом
химического разоружения в России: утверждена Государственная комиссия по
химическому разоружению и определен один федеральный орган исполнительной
власти, ставший государственным заказчиком работ по уничтожению химического
оружия Национальным органом РФ по выполнению Конвенции о запрещении
химического оружия. Была разработана уточненная Федеральная целевая программа
"Уничтожение запасов химического оружия в Российской Федерации", утвержденная
правительством РФ в июле 2001 года. Она более полно учитывала реальные
экономические возможности России и определяла направления изыскания путей
существенного повышения ежегодно выделяемых финансовых средств на ее
реализацию.
    Это позволило, определив в качестве одной из главных задач в 2001-2002
годы завершение создания объекта по УХО в Горном, сосредоточить выделяемые
бюджетные средства на строительство этого объекта. Так, если в 2000 году
финансирование объекта по УХО в Горном составляло 260,3 млн. рублей, то в
2001-2002 годах сумма средств, выделяемых на работы по строительству объектов
в промышленной зоне и социального назначения, возросла до 3 млрд. 280
млн. рублей, т.е. увеличилась почти в 13 раз.
    Благодаря такому уровню финансирования и напряженной, самоотверженной
работе сотрудников Российского агентства по боеприпасам, строителей Спецстроя
России и других подрядных организаций, офицеров Федерального управления по
безопасному хранению и уничтожению химического оружия (численность более 3000
человек), специалистов проектных организаций научно-исследовательских
институтов к августу 2002 года было завершено строительство более 60 объектов
первого пускового комплекса, а в декабре этого года завод приступил к
уничтожению химического оружия.
    26 апреля 2003 года Российской Федерацией на объекте "Горный" был
выполнен первый этап УХО: уничтожен 1% (400 тонн) российских запасов ХО.
    Сегодня в день завершения уничтожения ХО следует отметить, что первый
российский объект по уничтожению химического оружия во многом является
уникальным, а по своим техническим и технологическим решениям не имеет
аналогов в мире.
    В ходе эксплуатации этого объекта получен огромный практический опыт
уничтожения ХО в промышленном объеме и в очередной раз подтверждено, что
технологии, разработанные научными организациями страны, обеспечивают полную
технологическую и экологическую безопасность процесса УХО.
    В ходе уничтожения химического оружия на объекте в Горном не произошло
неполадок в технологическом оборудовании, не возникало также аварийных
ситуаций, что безусловно доказывает правильность принятых российскими
специалистами научных решений по выбору технологий уничтожения отравляющих
веществ кожно-нарывного действия.
    Опыт безопасной эксплуатации объекта в Горном наглядно продемонстрировал, что в России во
взаимодействии с надзорными органами успешно разработана и внедрена система
многоуровневого мониторинга, позволяющая вести непрерывный контроль за
состоянием окружающей природной среды не только на самом объекте, но и в
населенных пунктах, входящих в зону защитных мероприятий вокруг объекта.
    Специальная служба, в состав которой входят стационарные лаборатории,
посты и передвижные лаборатории, постоянно отслеживают состояние воздуха,
воды и почвы.
    Самое пристальное внимание в период работы первого объекта УХО уделялось
мониторингу здоровья персонала объекта и жителей зоны защитных мероприятий.
Большую работу в этом направлении проводит Федеральное медико-биологическое
агентство. Регулярно осуществляется комплексное обследование жителей, в
первую очередь детей. Проводятся лечебно-профилактические и реабилитационные
мероприятия. На основании данных, полученных в результате медико-биологических
исследований, проводимых в 2003-2005 годах в Горном, можно сделать вывод об
отсутствии заболеваний, развитие которых может быть связано с воздействием на
организм человека уничтожаемых на объекте УХО отравляющих веществ.
    Развитие социальной инфраструктуры занимает особое место в Федеральной
целевой программе уничтожения химического оружия, реализуемой в России.
    Возведя в Горном десятки социально значимых объектов, среди которых
система водоснабжения, газопровод с автоматической станцией распределения
газа, более 300 благоустроенных коттеджей и несколько многоквартирных домов,
школы, медицинские учреждения, мы получили опыт и в решении проблем
взаимодействия, корректировки и оптимизации интересов регионов и федеральной
власти.
    Большой вклад в создание объекта в Горном внесли наши зарубежные партнеры,
предоставившие безвозмездную помощь. Безусловно, что лидирующая роль в этом
вопросе принадлежит Германии, участвующей в строительстве этого объекта с
1993 года. Мы благодарны Европейскому союзу, предоставившему нам финансовые
средства на изготовление, поставку и монтаж специального оборудования для
этого объекта, а также Нидерландам, оплатившим часть созданной системы
энергоснабжения для объекта, и Финляндии, оказавшей помощь в оснащении
системой технического контроля за безопасностью объекта.
    В этот день мы выражаем признательность Техническому секретариату
Организации по запрещению химического оружия, профессиональный инспекторат
которого позволяет России быть уверенной в правильном выполнении положений
Конвенции о запрещении химического оружия, обеспечив при этом разумный баланс
"эффективность контроля - стоимость".
    Важно и то, что в Горном все мы учились быть информационно открытыми для
общества. Этот опыт дался нелегко и не сразу, но он наработан, используется
нами и порой бывает не менее важным для успеха дела, чем опыт решения
производственных задач. Мы прекрасно осознаем, что без координации наших
усилий с руководством Саратовской области, Краснопартизанского района успех
не был бы возможен.
    Позади более десяти лет упорной, результативной работы ученых,
проектировщиков, строителей, военных. Химического оружия на саратовской земле
больше нет! А многомиллиардное, высокотехнологичное предприятие, каким является
объект УХО, надеюсь, будет работать в мирных целях еще не один год, принося
экономическую пользу региону.
            В.Холстов, "Российская газета", 23 декабря 2005 г.
            http://www.rg.ru/2005/12/23/gogny.html

    ГЕНЕРАЛЫ КАПАШИН И ХОЛСТОВ. ВЗГЛЯД НА СТАХАНОВЦЕВ СО СТОРОНЫ
    Наше общество знает, что советский ВПК был и мощным, и разнообразным.
Туда входили военно-ядерный комплекс, военно-биологический и многие другие.
Мы же обратимся к военно-химическому комплексу (ВХК) - одному из самых
древних и наименее известных обществу. Начиная с 1920-х годов, всеми работами
по созданию, испытанию, производству, накоплению и использованию химического
оружия занималась устойчивая, замкнутая и скрытая от общества система
организаций, сложившаяся в отдельный комплекс - ВХК.
    Объединяет он три мощнейшие силы. Во-первых, это армия, которая взялась
управлять созданием всех видов химического оружия и размещать заказы на него.
Во-вторых, это спецпромышленность, которая лидировала в разработке технологий
производства химического оружия и исполняла заказы армии на его выпуск. Ну и,
наконец, это спецмедицина, за которой было обеспечение интересов власти в
ущерб здоровью работников производств химического оружия, разумеется, в
интересах экономии бюджетных средств.
    Результат бесконтрольной деятельности ВХК таков. Создание самого богатого
на свете и немыслимого по разнообразию арсенала химического оружия - это и
есть причина тех трудностей, которые ныне испытывает страна при расставании с
ним. Между тем сама подготовка к наступательной химической войне для безопасности
Страны Советов не была нужна. Никогда. Это была "черная дыра", которая
засасывала гигантские ресурсы для кормления ВХК и которая требовала от ни в
чем не повинных граждан все новых и новых жертв. От природы - тоже. И лишь
сейчас мы начинаем понимать, что подготовка к химической войне - это и был
наш, советский государственный химический терроризм в действии. Другого не
бывает.
    Мы не будет обсуждать работу тайного военно-химическому чудища в полном
объеме. Напомним лишь, как обстояли дела в 1990-х годах и как они обстоят в
наши дни.
    Когда начались работы по уничтожению химического оружия, химический
генералитет все взял на себя. В первую очередь он озаботился подписанием
документом правительства от 12 февраля 1993 года "Об определении Министерства
обороны Российской Федерации государственным заказчиком по уничтожению
химического оружия". Можно удивляться, но армия, похоже, не читала басен
Крылова и назначила себя государственным заказчиком по всем вопросам - по
доработке и выбору технологий уничтожения химического оружия, по разработке
технической документации на объекты, по созданию систем мониторинга, по
созданию систем предотвращения аварий, по строительству первоочередных
природоохранных сооружений и объектов социальной инфраструктуры в районах
уничтожения химического оружия...
    И благополучно провалила все. И пришлось президенту Владимиру Путину не
только освобождаться от услуг химического генерала Станислава Петрова, но и
освобождать армию от несвойственных занятий. И даже изобразить фигуру передачи
дел химического разоружения из армии в гражданское ведомство. К сожалению, с
сохранением во главе процесса химических генералов. В результате недоверие к
химическим генералам так и осталось - они не изменились.
    Приведем примеры.
    В нынешнем декабре заканчивает свою военно-химическую жизнь склад
химического оружия в Саратовской области - запасы иприта и люизита кончились.
А 23 декабря по этому случаю предстоит большой выпивон. Однако любой человек
будет потрясен, если узнает об отсутствии у опасного объекта лицензии на
право проведения работ по уничтожению отравляющих веществ. У всех опасных
предприятий в стране - есть, а у объектов химического оружия - нет. Вот такой
он генерал Валерий Капашин - глава управления по уничтожению химического
оружия. Были ли в Саратовской области выбросы отравляющих веществ при их
уничтожении? Один местный начальник сообщил мне о них анонимно, а когда я
обратился за уточнениями, тут же спрятался под корягу.
    В общем стоит посмотреть, не слишком ли опасно для страны безграничное
доверия  к химическому генералу Валерию Капашину.
    В 2001-2000 годах он руководил уничтожением партии боеприпасов с фосгеном
прямо на складе в Курганской области, разумеется, вопреки действующему закону
и тайно от жителей (и от гражданских врачей, который должны были реагировать
на жалобы населения, но не знали при этом, что происходит). Так вот, в марте
2001 года генерал Капашин лично возглавлял опыт для начальства Курганской
области по пробному уничтожению отдельного снаряда с фосгеном. То есть снаряд
был будто бы вскрыт, фосген из него будто бы был извлечен и куда-то перелит.
И даже должно было происходить взвешивание - до извлечения фосгена и после.
И губернатор Олег Богомолов охотно на сей спектакль купился и дал согласие на
тайное уничтожение всей партии снарядов. На самом деле генерал Капашин
руководил переливанием не фосгена, а воды. Иначе бы он заметил, что в каждом
снаряде было залито не по 1,3 кг фосгена, а много больше.
    А в марте 2002 года генерал Капашин доложил эти ложные данные по фосгену
в Совет Безопасности РФ. Начавшееся через месяц реальное вскрытие снарядов
обнаружило ошибку, из-за чего Россия (не генерал, а Россия) была вынуждена
оправдываться перед международной организацией в Гааге о том, как могло
получиться, что вместо ранее сообщенных 5 тонн фосгена на самом деле из
снарядов извлекли 10,6 тонн.
    Разумеется, пресса написала об этой ошибке генералитета, за что была
наказана - генерал подал на провинившуюся газету в суд в рассуждении защиты
своих чести и достоинства. А в исковом заявлении его доверитель указал, что в
Гаагу было доложено: содержимое каждого снаряда будто бы составляло 2,776 кг
фосгена (разумеется цифру они взяли с потолка - поделили  получившиеся реально
тонны на число снарядов). Вынужден огорчить неправдивого генерала - на самом
деле в 1942 году рабочие Чапаевска заливали в снаряды 122 мм калибра по 3,1 кг
фосгена. В живых их нет (все погибли - кто в войну, кто вскоре после нее), а
вот документы остались. Просто клерк в погонах переставил по ошибке цифры в
другом порядке, и эта ошибка повлекла за собой позор России на всю Гаагу на
многие годы. Кстати, наши химические генералы доложили в Гаагу, что фосген
в России вообще будто бы не считается химическим оружием. И тут вынужден их
разочаровать - распоряжением Правительства РФ от 5 апреля 2001 года фосген,
как и синильная кислота, официально обозначены как химическое оружие.
    Этот эпизод был, можно сказать, враньем поневоле - в силу незнания того,
с чем они (химики в погонах) имеют дело. А есть вранье и похуже, если угодно
в особо злонамеренной форме. Скажем, недавно генерал Капашин сообщил
нижеследующее: "В настоящий момент... ни одна химическая бомба, ни один
химический заряд или ракетная боеголовка не являются полноценными
боеприпасами, хотя и продолжают так называться. Дело в том,  что в них
отсутствуют важнейшие части - взрыватели и пороховые заряды. Фактически все
то, что было и продолжает называться оружием, превратилось в обычные емкости,
в которых хранятся различного вида боевые отравляющие вещества" (The Voice
of Russia, 1.11.2005).
    К прискорбию, враньем здесь является все, если по Булгакову, то от
первого и до последнего слова.
    Во-первых, по Конвенции о запрещении химического оружия емкость с отравляющим
веществом как раз и называется химическим оружием. Но главное совсем в другом.
Нам  ведь намекают, что любой склад химического оружия уже вроде бы не опасен.
Между тем он очень даже опасен. Например, при пожаре. Вот, что написали
специалисты насчет беды, которая может исходить от горящего разрушенного
помещения одного склада химического оружия. Как оказалось, при этом должно
освободиться и пуститься в свободный полет по просторам Курганской и
Челябинской областей 161,2 тонные зарина, или 102 тонны зомана или же 38,5
тонн советского Ви-газа. Это речь шла о складе Курганской области, где, кроме
фосгена, запасены еще и перечисленные отравляющие вещества
нервно-паралитической действия. И когда та беда случится, лживого генерала
поблизости не будет и жителей, живущих  возле объекта, никто из московских
обладателей больших погон спасать не кинется.
    А кроме пожаров могут случиться и взрывы, на которые и намекает наш
генерал, когда говорит, что взрыватели и пороховые заряды уже исчезли. Это
неправда. На самом деле на складе в Курганской области имеются два типа
химических боеголовок к мобильным тактическим ракетам "Точка-У" (по
заграничному это SS-21; калибр 650 мм), в каждой из которых находится по 65
кассетных элементов с зоманом или советским Ви-газом. Так вот взрыватели в
этих боеголовках находятся внутри и многие из них находятся во взведенном
состоянии. А разбирать и извлекать взрыватели - занятие для самоубийц. Так
что если случится, не приведи господь, взрыв (сценарии такие тоже имеются),
то разлетятся те "элементы" далеко-далеко. И спасать жителей, повторимся,
будет некому.
    Кстати, на складах химического оружия в Пензенской и Кировской областях
тоже хранятся кассетные авиационные химические боеприпасы трех типов. И
расчеты того, как они будут разлетаться при взрыве, тоже имеются.
Слабонервным лучше их не знать.
    Вот такой боевой генерал руководит управлением уничтожения химического
оружия в мирном Агентстве по промышленности России.
    А еще у нас есть генерал Виктор Холстов, который руководит генералом
Капашиным. В 1993 году никому не известный доктор химических наук В.И.Холстов
браво излагал в общедоступном журнале, что военные приборы химической разведки
будто бы очень даже подходят для химического разоружения страны. А недавно в
газете генерал-полковник В.И.Холстов столь же бодро рассказал, как он намерен
осуществлять химический мониторинг при химическом разоружении. Жаль
разочаровывать автора, но места обитания жителей 6 регионов России
"мониторить" ему не удастся, даже если он слово "измерительный прибор"
упрячет под звучным именем "система мониторинга". Просто по действующему у
нас ГОСТу прибор должен быть по чувствительности лучше, чем действующий в
стране гигиенический стандарт для атмосферного воздуха населенных пунктов на
такие ОВ, как зарин, зоман и советский Ви-газ. Так вот, в 1993 году наши
армейские приборы были хуже, чем стандарт, в 1000 раз (ты-ся-чу), а в 2005
году наши приборы хуже по чувствительности в 100 раз. Так что отсутствие
приборов не удастся подменить никакой системой - нельзя изучать далекие
галактики в театральный бинокль. Даже в серию биноклей в руках взвода
генералов и полковников.
    Неискушенный читатель тут конечно же встрепенется насчет судьбы людей,
которым выпала судьба жить возле объектов химического оружия. К сожалению,
прогноз пессимистичен. Если при пожаре или взрыве отравляющие вещества
разлетятся по округе, то приборы в районах обитания людей не запищат. И
сигнала им (людям) никто не подаст. А если и подаст, то защита будет дырявой.
У Евгения Шварца был такой эпизод: Ланцелоту перед схваткой с Драконом
городские власти выдали вместо меча справку о том, что меч находится в
ремонте.
    Примерно то же самое и у нас. Отравляющие вещества, имеющиеся в России на
всех складах (зоман, Ви-газ, люизит и т.д.), действуют через кожу. А жителям
вместо средств защиты кожи при аварии (если приборы все-таки что-то пропищат
и полковники МЧС побегут спасать людей) подчиненные генералов Виктора Холстова
и Сергея Шойгу собираются выдавать... противогазы. И отвозить не известно куда и
не известно на чем. Повторимся: в армии средства защиты кожи от отравляющих
веществ предусмотрено выдавать всем, чтобы сохранять боеспособность личного
состава. А вот на гражданке никто защищать невоенных людей (в основном это
пожилые и не очень здоровые граждане) не собирается - разве что им выдадут
справку, что в армии средства защиты кожи имеются.
    Сколько этих самых граждан, которыми решили пожертвовать?
    В Кировской области - это 55 тысяч человек, в Брянской - около 30 тысяч.
А всего вокруг 6 объектов химического оружия в зоны защитных мероприятий
включено 3364 квадратных километров (куда там Люксембургу) с 385 населенными
пунктами.
    Что до 7-го склада в Пензенской области, то зоны там пока нет. Зато есть
губернатор Василий Бочкарев. Для уничтожения химического оружия склад нужно
было перебазировать от нынешнего места на 19 километров - с точки зрения
экологии нынешнее место очень уж близко к Сурскому водохранилищу и абсолютно
непригодно для опасных работ. Губернатор у нас лицо государственное - в августе
2003 года они вместе с генералом Виктором Холстовым походили вокруг нынешнего
склада и порешили не отвозить химическое оружие никуда. Все-таки экономия
государственной казны получается. Можно было бы это сделать за чужой счет,
только вот канадцы посмотрели на бедлам в Пензенской области и оплачивать его
отказались. И теперь в зону защитных мероприятий должна войти... вся Пенза,
сколько бы ни исхитрялись наши генерал-губернаторы этого избежать.
    Поначалу, чтобы люди в "зонах" не очень "выступали", им что-то наплели
насчет льгот и компенсаций. Так сказать, назначили плату за страх. А в закон
"Об уничтожении химического оружия" 1997 года была внесена даже целая статья
насчет этих самых льгот, правда с отсылкой на решение правительства. Только
генералы наши не лыком шиты, и они сумели не допустить выхода в свет
постановления о льготах и компенсациях для жителей, имеющих несчастье жить
вокруг объектов химического оружия. А в августе 2004 года пресловутый 122-й
закон, помимо прочего, выбросил из закона "Об уничтожении химического оружия"
ту самую статью. Так что льгот и компенсаций не будет, средств защиты не будет
и сигнала от слабосильных приборов об опасности отравления в случае аварии
тоже не будет.
    А если отравление все же случится? Выше мы говорили, что с ипритом и
люизитом в Саратовской области покончено. Однако если кто-то из жителей
обратится к нашей секретной медицине с жалобой на связь его хворей с возможными
выбросами отравляющих веществ, то получит полный отлуп. Потому что на самом
деле наши спецврачи не знают, как искать признаки хронического отравления
ипритом. А в их внутренней инструкции на сей счет записано, что все это будет
сделано только если была авария (а официальных сообщений на сей счет не было и
быть не могло - наши "химики" от ВПК не зря едят хлеб с маслом). Да и признаки
отравления человека ипритом тоже интересные, например, наличие тиодигликоля в
моче. Хорошо ребята устроились, если учесть, что долго этот самый тиодигликоль
в человеке не живет. И к моменту обращения к спецврачам его уже там не будет.
И все - аварий не было, тиодигликоля нет, так что гуляйте, дорогой товарищ, а
хвори ваши бытового свойства ("пить надо меньше").
    И кто может сказать, что людьми не пожертвовали? Вот почему большая группа
жителей Курганской области обратилась в суд с иском против Правительства
России,  посчитав, что их безопасность им (Правительством) не обеспечена. Вот
и посмотрим чего стоит наш суд.
    Если от отдельных людей перейти к большой стране, то дела обстоят ничуть
не лучше.
    Недавно во время визита в Хабаровск Олег Митволь бегал по берегам Амура в
поисках еще не доплывшего бензола. А мог бы поинтересоваться, каково живется
городу, где когда-то закапывали химическое оружие.
    Дело в том, что после закрытия страниц, связанных с подготовкой к
наступательной химической войне, советский ВХК и его российские наследники (в
первую очередь армия и промышленность) оставили на нашей земле грязные следы.
В первую очередь - это не известно где находящееся старое химическое оружие.
В основном закопанное. Впрочем, недавно в Саратовской области нашли просто
валяющееся.
    Напомним, что место военно-химического склада No 140 в Красной Речке ныне
является частью Хабаровска. Место склада No 25, размещавшегося в Московке, -
ныне часть города-миллионника Омска. Место склада No 415 в Батарейной - ныне
это часть Иркутска. Место склада химвооружения No 139 когда-то обозначалось
как Чита-II. Да и место склада No 31 в Биробиджане, где в свое время его
начальник майор В.Чапаев с ущербом для собственной жизни закопал партию
боеприпасов с ипритом, также никуда не делось - он и сейчас на том же месте.
    В целом же в нынешней России экологические активисты насчитали 373 точки,
где закапывалось химическое оружие. Более того, экологическая общественность
делала немало попыток побудить власти решать проблему старого химического
оружия. Однако когда в Пензенской области активисты нашли все места закапывания
советского химического оружия, генерал Станислав Петров, не смущаясь объявил,
что это оружие оставили... "германские войска в районе Пензы". Такие вот у
нас химические генералы.
    В общем наш ВХК не захотел решать проблему старого химического оружия. И
в декабре 2000 года мне пришлось обращать внимание президента страны, что
"Минобороны ежедневно подвергает риску миллионы людей, проживающих в местах
прошлых работ с химическим оружием... Мы полагаем, что Вы располагаете
средствами направить Минобороны России на путь уважения интересов граждан
России, а также строгого исполнения законов и международных обязательств
нашей страны".
    В ответ в феврале 2001 года я получил отписку - нет, не от Путина, а от не
известного обществу химического генерала Владимира Манченко: "...Минобороны
России предоставило всю требуемую по Конвенции информацию для подготовки
объявлений России." В общем ничего из обязательств, которые Россия должна была
выполнить в отношении старого химического оружия, правительство делать не
стало. Потому что этого не захотел ВХК в лице его, хотя и не известных
обществу, но весьма многочисленных и вполне безответственных представителей.
Разумеется, генерал Владимир Манченко не имел никакого отношения к исполнению
обязательств по Конвенции об уничтожении химического оружия. Из песни слова не
выкинешь, но этот представитель безответственного генералитета проделал обычный
жизненный путь. И в мае 2005 года пресса ознакомила общество с деталями. Как
оказалось, сей химический генерал не только приписал себе несуществующие
заслуги по чернобыльской линии (на самом деле он был не в "чернобыльской
зоне", а прохлаждался в Восточной Германии), но и облегчил в связи с этим
казну страны на немалое количество денежных знаков.
    После всего этого читатель не может не спросить, а где же перспективы и
есть ли они вообще. Вполне однозначно на эту тему высказался недавно один
подполковник, который в настоящее время исполняет обязанности президента
России: "...государство сегодня не в состоянии обеспечить безопасность граждан
в необходимом объеме и качестве". Так что уж полковникам и генералам сам бог
велел пренебрегать интересами людей.
    Таким образом, наше пока не очень гражданское общество должно понять, что
в делах химического разоружения необходим общественный контроль за действиями
начальства и в первую очередь за действиями ВХК. Без контроля экологичное и
гуманистическое химическое разоружение просто невозможно.
    Общество должно защитить себя от ВХК. Не надеясь ни на кого - ни на бога,
ни на царя, ни на героя.
         Сокращенная версия напечатана в "Новом времени", No 51 за 2005 год

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-495)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами