Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                    Сообщение CHEM&WAR.815, 28 января 2006 г. **
*******************************************************************
                                                               Мины


              МИННЫЕ РЕАЛИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ



    ТАДЖИКИСТАН
    Территории мин и анклавов
    Более двух тысяч знаков о минной опасности выпущены на одном из
предприятий города Худжанда. Они будут установлены на заминированных участках
таджикско-узбекской границы таджикскими пограничниками, с целью оповещения
граждан приграничных районов республики о минной опасности.
    Протяженность таджикско-узбекской границы составляет 960 километров. С
1999 года, вскоре после ташкентских взрывов, Узбекистан в одностороннем
порядке заминировал свою часть границы. Согласно официальным заявлениям, это
было сделано с целью защиты от проникновения в Узбекистан вооруженных
боевиков, так называемого Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Однако
определить сегодня, какая часть границы является "своей", очень трудно,
поскольку в отличие от афганской, узбекская граница практически не обозначена.
Она прозрачна. Определить ее сложно, в том числе, и из-за огромных
заминированных полей. Сотни лет на этих территориях совместно проживали
граждане теперь уже независимых государств. Но сельчане двух стран, они же
соседи и родственники, как и прежде, продолжают ходить в гости друг к другу
и выпасать скот на территориях которые всегда были общими, и которые в
настоящее время представляют минную опасность.
    Как один из примеров, можно привести приграничный таджикский кишлак
Лаккон. Шестикилометровую полосу таджикско-узбекской границы в окрестностях
этого кишлака узбекские власти заминировали в том же 1999 году. С тех пор
данный населенный пункт стал небезопасным для его жителей. Работающие здесь
сотрудники Красного Креста учат живущих здесь детей поведению на
заминированных территориях. Тем не менее, по словам секретаря местного
самоуправления, Хошима Меликбоева, жители кишлака продолжают ходить на эти
территории, так как там они собирают дрова для отопления свих домов: "Дело
дошло до того, что мы стали принудительно у сельчан, начиная с десятилетнего
возраста, брать расписки, что они осведомлены об опасности. Но ничего не
поделаешь. Ходят и собирают там дрова для выпечки хлеба, камни для постройки
жилищ. Их можно понять, нам не прожить иначе". Большая часть сельчан люди не
богатые, живущие в основном за счет работы в кыргызских селах, куда граждане
Таджикистана нанимаются на сельскохозяйственные работы. В Лакконе мало земли
и почти нет воды. Поэтому, собранного на приусадебных участках урожая жителям
кишлака едва хватает для пропитания. Сбор дров также для многих - единственный
способ заработать на жизнь. Кишлак Лаккон с его шеститысячным населением
считался в советские годы зажиточным, но теперь это в прошлом. Такая ситуация,
в итоге, и приводит к человеческим жертвам. Первой такой жертвой в этом году
стал подорвавшийся на мине житель этого кишлака Хатамджон Юсупов.
    Вообще же, жертвами мин, в основном, становятся простые жители
приграничных с Узбекистаном районов Согдийской области. Ситуация усугубляется
тем, что таджикская сторона не имеет точных данных о том, на каких именно
участках границы заложены мины. По данным таджикской стороны, только за
2004 год, из числа жителей северного региона республики жертвами узбекских
мин стали 14 человек, семеро из которых погибли. Всего же за последние шесть
лет на этой границе погибли 73 человека и еще 72 были ранены.
    Таджикско-узбекские переговоры по поводу возможности разминирования
границы пока результатов не принесли. Но даже, если эта договоренность будет
достигнута, у сторон пока на это нет средств. В 2004 году правительство
Узбекистана объявило о намерении приступить к разминированию своего участка
границы, однако до сих пор никаких мер так и не было предпринято.
Страны-участницы ОБСЕ разработали подробный план очистки границы от взрывных
устройств. Группа специалистов готова выехать на таджикско-узбекскую границу,
чтобы составить карты минных полей и определить, какая помощь понадобится
двум странам. Сейчас Таджикистан ждет разрешения Ташкента. Последнее и
решающее слово остается за Узбекистаном.
    Между тем, доведенные до отчаяния простые жители таджикских сел намерены
самостоятельно решить эту проблему. Они грозятся устроить акции протеста у
дипломатических представительств Узбекистана в Таджикистане или написать
коллективное обращение к президенту Узбекистана Исламу Каримову. Сельчане
требуют, в самое ближайшее время, решить этот вопрос, давно ставший
политическим.
      А.Замон, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис", 2, март 2005 г.
      http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=3&id=12

    УЗБЕКИСТАН
    Искать - не ставить
    Узбекистан - это одна из немногих сейчас стран, которая применяет
противопехотные мины, и которая в ближайшее время не намерена присоединиться
к Оттавской конвенции о запрещении использования этих боевых средств
уничтожения неизбирательного действия. Этим самым республика показывает свою
слабость во всех аспектах внутренней и внешней политики.
    Во-первых, официальный Ташкент демонстрирует этим, прежде всего, свою
политическую слабость, ибо минами проводится агрессивная доктрина в части
решения спорных пограничных проблем, одновременно демонстрируя свою военную
мощь. Хотя мощь государства уже всем давно известна - 50 тыс. армия и почти
850 тыс. корпус полицейских не могли справиться с Исламским движением
Узбекистана, в рядах которого насчитывалось около 3 тыс. человек. И мины были
хоть каким-то самоуспокаивающим аргументом и намеком соседям, мол, мы - самые
сильные, не спорьте с нами.
    С другой стороны, когда пушки гремят - политики молчат. Ташкент проявил
слабые дипломатические возможности в урегулировании острых проблем, и поэтому
прибегает к таким средствам, иначе именуемым как силовое давление.
    Во-вторых, мина - это, как я говорил выше, оружие неизбирательного
действия, ей все равно, кто на нее наступит - военный или гражданский, человек
или зверь. Она не несет никакой ответственности за то, что нанесла увечья или
принесла смерть. Вот человек, который стреляет из автомата, он сам принимает
решения и определяет цель поражения. И здесь он несет полную ответственность
перед законом за то, что нажал курок.
    Ташкент не хочет нести никакой ответственности за то, что пограничники
или милиционеры застрелили таджикского пастуха или кыргызского торговца,
приняв их за террористов. Это отвлекает силы правительства на решение
"мелочных" проблем. Лучше это доверить безымянной мине. И поэтому среди
пострадавших и погибших нет ни одного военного, все мирные гражданские лица.
Это говорит о нулевой эффективности мин... хотя нет, один узбекский десантник
сам упал на мину на неделимитированной таджикско-узбекской границе и
пострадал. И ему оказывали помощь таджикские братья, сами постоянно
страдающие от мин. Гуманность не знает границ.
    В-третьих, узбекское правительство только декларирует, что стремится к
региональному сотрудничеству в деле безопасности границ и борьбы с
преступностью. Вместо мин можно было бы наладить контакты приграничных
правоохранительных сил, проводить совместное патрулирование вдоль границ и
обмениваться оперативной информацией. Это позволило бы пресекать наркотрафик
и незаконный оборот оружия, контрабанду товаров, нелегальное пересечение
границы и прочее. Однако Ташкент этого не делает. Эти функции переданы минам.
    Наши исследования показали, что практически 98% населения столицы
Узбекистана не осведомлено о том, что между Узбекистаном и Таджикистаном,
Афганистаном и Кыргызстаном существуют минные поля, на которых подрываются
дети и взрослые. Те, кто об этом слышал, уверены, что правительство действует
правильно, мол, нечего экстремистам сюда соваться. И их не смущает, что гибнут
мирные граждане. Они утверждают, что пострадавшие виноваты сами, так как
видели запрещающие знаки. В том-то и дело, что никаких знаков об опасности на
границах нет. Таджики и кыргызы вынуждены были сами размещать щиты о том, что дальше
проходить нельзя - опасно для жизни. Узбекистан там ассоциируется со смертью. Особенно это
стало заметно после андижанских событий.
    В соседних странах давно проводятся мероприятия, связанные с
информированием местного населения об опасности мин. В Узбекистане такое
намеревалось провести Общество Красного Полумесяца совместно с Международным
Комитетом Красного Креста, однако Министерство обороны отказало им, ссылаясь,
что идет разминирование.
    Сказать, что разминирование идет - очень сложно. Официально никто такую
информацию не предоставляет. Ни министерства обороны и иностранных дел, ни
таможенный комитет или комитет по охране границ на официальный запрос
исследователя Landmine Monitor ответа не предоставили, на контакт выйти
отказались. Лишь МВД сообщило, что преступники не применяют мины, а сама
милиция не использует их для охраны особо важных объектов. По телефону
сотрудница Министерства здравоохранения заявила, что сведения о пострадавших,
если и существуют, то их кому попало не дают. То есть лауреат Нобелевской
премии 1997 года Международная компания по запрещению противопехотных мин, к
мнению которой прислушивается ООН, - это есть "кому попало"? Несколько
странно, не правда ли? Поэтому не удивительно, что МИД Узбекистана отказалось
принять письмо, которое направлялось правительству республику, ссылаясь на
то, что оно написано на английском языке.
    Между тем, Узбекистан располагает промышленными мощностями для
производства мин. В период Великой отечественной войны республика произвела
для фронта около 1 млн. противотанковых и противопехотных мин и снарядов.
Мины производились до середины 50-х годов. Судите сами: если страна выпускает
такие сложные технические машины как самолеты, трактора и автомобили, то, что
стоит выпустить простенькие устройства, состоящие из "банки" с взрывчаткой и
взрывателя? Министерство экономики нам сообщило, что данная информация это
прерогатива силовиков. Но ведь мины - это, прежде всего, производственные
мощности, технологии, специалисты, материальные ресурсы, госзадание,
финансирование, то есть то, что входит в планы экономического развития.
Минобороны лишь предоставляет заказ, а на его выполнение определяются
промышленные предприятия, имеющие технологии двойного назначения.
    Между тем, существует такое понятие, как мобилизационное предписание (МОП).
Оно определяет, кто и сколько должен произвести мин. Кстати, лишь 8 лет назад
с МОПа было снято задание производства морских мин - они Узбекистану ни к
чему. И в случае необходимости, Узбекистан начнет производить мины в том
количестве, которое потребуется армии.
    А сколько нужно - это военная тайна. Но мины не способствуют безопасности
в самом Узбекистане. И я уже не говорю о том, что терроризм они не
останавливают - все участники террористических событий прибыли в Узбекистан
по легальным каналам, а не пересекали заминированные пространства. Мины никак
не останавливают наркотрафик. Они уничтожают флору и фауну, а также людей.
    Сколько погибло узбекских граждан - никто точных сведений не дает. Но мы
получаем такую информацию от друзей и коллег, и нами фиксируются факты. Другое
дело, что Международная кампания могла бы оказать помощь, например, открыв
реабилитационный или протезный центр, профинансировав разминирование. Но
узбекское правительство этого не хочет.
    Кстати, летом 2004 года правительственная делегация Узбекистана на Венском
саммите ОБСЕ заявила, что готова рассматривать вопрос разминирования границ.
Только потом пошла какая-то катавасия: отменили в октябре рабочий семинар,
посвященный этой проблеме, журналистам не предоставляют никакой информации,
получается, что тема мин остается закрытой для общества (за все время ни одна
газета не написала о минах на границе). В официальной прессе даже не прошли
сведения о предложении министра иностранных дел Словении Дмитрия Рупеля о
предоставлении армейских сил для разминирования узбекской территории. Мне
виделись больше коммерческие интересы этого человека, чем истинно гуманные,
но даже этот аспект был пропущен мимо ушей узбекского правительства - ведь
финансирование предполагалось внешнее, а не за счет кошелька узбекского
налогоплательщика.
    Хочу заметить, что приказ о минировании давал лично Верховный
главнокомандующий вооруженными силами Узбекистана, и на его совести лежат
почти две сотни пострадавших и погибших. Говорят, что даже премьер-министр
Султанов обращался к Каримову с просьбой отменить это решение, и получил
нагоняй - не суйся в не свои дела! Правительство потом приняло постановление
о предоставлении  своей территории для транзита боеприпасов, в том числе и
мин, хотя ранее президент своим указом это запрещал. Видимо, транзит этот в
финансовом отношении довольно выгодный бизнес, и на гуманитарные аспекты
можно наплевать.
    Узбекистан не намерен отказываться от мин, и поэтому не направил в Кению
на всемирный саммит в декабре 2004 года своих представителей. А там главы
государств и правительств заявили о своем желании присоединиться к Оттавской
конвенции или сообщили, что сделают это в ближайшее время. Ранее Ташкент также
не принимал участие в региональных и международных саммитах с подобной
тематикой. Милитаристской стране неприятно выслушивать о том, что она
эксплуатирует "адские устройства" против мирных граждан.
    По оценкам независимых экспертов, на границе с Таджикистаном и
Кыргызстаном находится около 350-400 тыс. мин. А граница с Афганистаном
заминирована еще с советских времен сколько там мин не знают, по-моему, и
сами военные. Узбекистан располагает всеми типами мин, которые производились
в Советском Союзе. Неизвестно, сколько из них выработали ресурс и представляют
угрозу природной среде и безопасности самим военным. Зато известно, что
часть мин передавалась армии Рашида Дустума, чтобы он охранял южные рубежи
Узбекистана от талибов. Трудно судить о результатах такой военной помощи.
    Однако скажу, что разминирование - со скрипом и скрежетом - идет. Уже
разминирован анклав Сох на территории Кыргызстана. Горная территория с
Таджикистаном вызывает трудности, так как из-за природных изменений мины
сместились, и теперь никто не может сказать, где они конкретно находятся.
Когда процесс завершиться - неизвестно. Узбекистан глубоко прячет свои
тайны.
    Ежегодно Международная кампания выпускает "Отчет", в котором
предоставляются данные об использовании мин. Наш отчет также будет включен
туда. И очень жаль, что он базируется не на официальных сведениях
правительства, а на тех данных, которые мы сумели узнать, встречаясь с
экспертами, беседуя с местными жителями приграничных районов, прослеживая
информацию в Интернете. Тираж "Отчета" - около 1 млн. экземпляров,
предназначенные для государственных и общественных структур всех стран мира.
Вот и считайте, сколько людей узнает о том, что Узбекистан на самом деле не
желает мира и стабильности в регионе.
     А.Таксанов, Центрально-Азиатский Интернет журнал "Оазис", 7, июнь 2005 г.
     http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=8&id=47

    ГРАНИЦА
    Около 20 процентов линии таджикско-узбекской границы на сегодняшний день
разминированы от противопехотных мин, установленных узбекскими пограничниками.
В настоящее время, по указанию руководства Узбекистана, уже разминированы
некоторые участки Сурхандарьинской области страны. Об этом 20 октября сообщил
журналистам, заместитель командующего пограничными войсками Узбекистана Рашид
Хабибов, который прибыл в Душанбе для участия на встрече совета командующих
пограничными войсками СНГ.
    По словам Хабибова, несмотря на то, что власти Узбекистана проводили
большую профилактическую работу как, непосредственно, среди самого населения,
так и через средства массовой информации, а также устанавливали специальные
знаки, где четко указывались границы минных полей, отдельные жители,
игнорируя предупредительные знаки, оказывались на заминированных участках.
В связи с чем, имеются случаи гибели мирных жителей. Выражая сочувствие
родственникам погибших, Хабибов отказался называть количество граждан
Узбекистана, подорвавшихся на минах.
    По словам Хабибова, полное разминирование участков таджикско-узбекской
границы будет зависеть от того, как будет стабилизироваться обстановка в
целом на границе.
    "Хотя мы и не знали, что правительство Узбекистана уже проводит операции
по разминированию, мы приветствуем их попытку по устранению этой опасной
угрозы с нашей общей государственной границы", - сказал начальник Таджикского
центра по минным вопросам (ТЦМВ) Джонмахмад Раджабов, - "мы очень надеемся,
что в будущем, в интересах прозрачности и регионального сотрудничества,
диалоги между минными центрами обеих сторон могут быть начаты".
    Узбекистан заминировал границу с Таджикистаном, в 1999-2001 гг. с целью
ограничения и защиты своей территории от проникновения незаконных
бандформирований, экспорта наркотиков, возможных террористических вторжений.
В связи с тем, что государственная граница между двумя странами ещё до конца
не делимитирована и не маркирована, Таджикистан полагает, что некоторые
узбекские противопехотные минные поля установлены на таджикской территории.
    Впервые Узбекистан объявил о готовности разминирования своей границы, на
встрече Постоянного совета ОБСЕ 11 июня 2004 года. Тогда узбекский
представитель заявлял, что его страна готова обсудить вопросы разминирования
границы с Таджикистаном и Кыргызстаном, а также рассмотрения альтернативных
путей для защиты границы.
    "Решение проблемы разминирования таджикско-узбекской границы состоит в
том, что нам необходимо сотрудничать в этой области и, прежде всего, оно
должно быть основано на их уверенности и вере, что Таджикистан не
представляет никакой угрозы национальному суверенитету Узбекистана", -
сказал главный технический советник ПРООН Уильям Лоренс, "кроме того,
противопехотные мины не должны играть никакой роли в региональной политике".
    По данным ТЦМВ с 1999 года по настоящее время на противопехотных минах,
установленных на таджикско-узбекской границе погибли 75 человек и 79 были
ранены, из которых около 30% это женщины и дети.
          Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис", 16, октябрь 2005 г.
          http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=17&id=114
    Узбекистан подтвердил факт начала разминирования участков государственной границы с
Таджикистаном. Об этом 12 декабря, в Душанбе сообщил журналистам новый чрезвычайный и
полномочный посол Республики Узбекистан в Таджикистане Шокасым Шоисломов после
вручения верительных грамот президенту Республики Таджикистан Эмомали Рахмонову. По
словам дипломата на встрече с президентом обсуждался вопрос разминирования участков
госграницы между Узбекистаном и Таджикистаном. Шоисломов сказал, что процесс
разминирования начался на Боботагском направлении госграницы Узбекистана с
Таджикистаном, что на территории Сурхандарьинской области на юге Узбекистана. В то же
время, узбекский дипломат не стал конкретизировать сроки и объемы процесса разминирования
по всей линии госграницы между республиками.
         Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис", 19 декабрь 2005 г.
         http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=20&id=137

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-495)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2006 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами