Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                       Сообщение CHEM&WAR.459, 10 мая 2003 г. **
*******************************************************************
                                             Будни химической войны

             СОВЕТСКОЕ ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ: 7 ДНЕЙ В МАЕ

     8 МАЯ
  8 мая 1919 г. Начальник снабжения РККА испросил у заместителя
председателя Революционный военный совет Республики (РВСР)
Э.М.Склянского указания, "следует ли считать удушающие средства
боевым оружием и применять его в Красной Армии" - при положительном
ответе именно он должен был озаботиться пополнением запасов.
  8 мая-29 июля 1940 г. Войсковые испытания химической авиабомбы ХАБ-
100 ударного действия в снаряжении НОВ и СОВ на ЦВХП в районе пос.Шиханы
(Саратовская область). В снаряжении синильной кислотой одна ХАБ-100
обеспечивает площадь заражения 5400 м2 (тяжелые и средние поражения),
концентрация 2,48 мг/л на расстоянии 55 метров от места падения и 1,84
мг/л на расстоянии 110 метров. В снаряжении СОВ (смесь зимнего иприта
Зайкова и люизита в соотношении 50:50 по объему) одна бомба ХАБ-100
обеспечивает заражение примерно 2000 м2 с плотностью не более 50 г/м2.
После испытаний авиахимбомба ХАБ-100 ударного действия была рекомендована
к постановке на вооружение ВВС РККА: в снаряжении синильной кислоты -
для поражения живой силы противника, находящегося на открытой местности
и в укрытиях (окопы, щели без прикрытия, танки с открытыми люками); в
снаряжении СОВ - для поражения живой силы противника и заражения местности.
  8 мая 1943 г. Гибель рабочего химического завода No 102 (г.Чапаевск),
посланного на очистку системы канализации сточных вод производства иприта
без средств защиты (главный инженер завода - Я.П.Чопоров). В связи с
отравленями за 1943 год с завода было уволено 122 человек по инвалидности и
334 - по общей болезни; 544 человека сбежали сами, не выдержав условий труда.
  8 мая 1944 г. Отчет Горьковского НИИ гигиены труда и профзаболеваний
о профессиональной заболеваемости за годы Отечественной войны на заводе
No 96 (г.Дзержинск) при производстве иприта и люизита. Количества
официально зафиксированных поражений, полученных работниками при выпуске
иприта: 2-е полугодие 1941 г. - 765 человек, 1942 г. - 2397, 1943 г. - 494,
1-е полугодие 1944 г. - 134. Причины поражений: загрязнение ипритом
атмосферы вокруг цехов и попадание его в производственные помещения через
приточную вентиляцию; негерметичность аппаратуры и коммуникаций;
неэффективная работа вентиляции; неудовлетворительная дегазация помещений,
оборудования, одежды и территории вокруг цехов; плохая работа
санпропускников; неудовлетворительный контроль загрязненности
производственных помещений.

     10 МАЯ
  10 мая 1940 г. Рассмотрение подкомиссией Комиссии Главного
военного совета РККА под председательством генерал-полковника Г.М.Штерна
(1900-1941) системы химического вооружения Красной Армии. Содержала ОВ:
иприт, люизит, трихлортриэтиламин, синильная кислота, фосген, дифосген,
хлорацетофенон, адамсит, дифенилхлорарсин. Кроме того, рассматривались
опытные образцы вязких рецептур СОВ и трифенилстибин.
  10 мая 1923 г. Обсуждение "Междуведомственным совещанием по
химических средствам борьбы" при Артуправлении УС РККА состояния работ по
химическому оружию в Петрограде и Москве. Ученые Петрограда доложили об
успехах последних недель: в университетской лаборатории проф.А.Е.Фаворского
(1860-1945) изготовлено 148 г люизита, в лаборатории проф.А.А.Яковкина в
техническом институте синтезировано 400 г дифосгена, в лаборатории
проф.В.А.Садикова (ГОНТИ) получено 400 г бромбензилцианида, в лаборатории
проф.А.А.Лихачева (1866-1942) в опытах на кошках исследована токсичность
дифосгена (он оказался вдвое токсичнее синильной кислоты) и хлорацетофенона,
проф.П.А.Сольдау на Главном артиллерийском полигоне выполнены опыты по
подрыву старых 76 мм артхимснарядов в снаряжении синильной кислотой
(смерть в течение 3 минут кошек проф.А.А.Лихачева показала, что токсичность
содержимого снарядов с годами не утратилась). Начальник АГП РККА (будущего
НИХП) в Кузьминках (г.Москва) доложил о готовности проводить лабораторные
работы с ОВ непосредственно на полигоне. Принято решение об организации
промышленного производства ОВ (основное внимание сосредоточить на
создании новых заводов по выпуску ОВ, а также восстановить хлорный завод в
Лисичанске и фосгеновый - в Москве).
  10 мая 1936 г. Постановление Совета Труда и Обороны СССР (председатель -
В.М.Молотов) об утверждении площадки для размещения завода No 51 (завода по
производству химического оружия - нынешнего прикладного института ГСНИИОХТ,
все годы занимавшегося разработкой и производством химического оружия),
предполагавшегося к выносу из Москвы. В качестве места для размещения
будущего "Экспериментального исследовательского института ОВ и опытного
завода" была определена площадка комбината No 96 (Горьковский край) -
нынешнего завода "Капролактам". Срок начала строительства - 1 января 1937 г.
Постановление выполнено не было и ГСНИИОХТ до наших дней находится в Москве.
  10 мая и 15 мая 1937 г. Опытные химические учения кораблей Черноморского
Флота "Применение ядовито-дымных завес". Во время первого учения эскадренный
миноносец "Дзержинский" поставил ядовито-дымную завесу (ЯДЗ) против крейсера
"Красный Кавказ", во время второго - вошел в свою ЯДЗ. Учения показали, что
при 40-50-минутном дымопуске глубина проникновения ядовито-дымной волны
может достигать 16 км при фронте дымопуска 10-12 км и расходе ОВ - 1400 кг.
"С целью проверки эффективности действия ЯДЗ с хлорацетофеноном на личный
состав кораблей и дальности проникновения ЯДЗ биоконтроль проводился на
людях". На первых учениях для биоконтроля было выделено 110 человек, на
вторых - 58 человек.
  10 мая 1945 г. Отгрузка трофейной опытной установки по выпуску ФОВ
второго поколения - зарина - из Дихернфурта-на-Одере (Германия) в Москву,
в нынешний ГСНИИОХТ - головной институт химической промышленности по
разработке химического оружия.
  10 мая 1958 г. Пуск производства стойкого ОВ - иприта - на химическом
заводе No 96 в г.Дзержинске (Горьковская область) по непрерывной технологии.
  10 мая 1991 г. Представление доработанного проекта Государственной
программы уничтожения химического оружия в СССР в Кабинет Министров
СССР на утверждение. Решение принято не было.
  10-15 мая 1998 г. Шестой международный симпозиум по защите против
химического и биологического оружия (Стокгольм, Швеция). Впервые в
многолетней практике подобных конференций, помимо военных и разведчиков,
в ней участвовала группа экологических активистов из России.

    15 МАЯ
  15 мая 1157 г. Отравление Юрия Долгорукого - князя Суздальского и
Киевского - на пиру у киевского боярина Петрилы.
  15 мая 1916 г. Применение французской армией в годы первой мировой
войны нового смесевого ОВ - фосгена в смеси с четыреххлористым оловом
и треххлористым мышьяком. Использовались средства артиллерии.
  15 мая 1930 г. Постановление Реввоенсовета СССР об утверждении
системы химического вооружения РККА. К этому моменту на вооружение армии
уже были приняты многие ОВ (хлор, фосген, дифосген, иприт, хлорацетофенон,
дифенилхлорарсин, адамсит), некоторые ОВ проходили испытания (синильная
кислота, хлорциан, люизит, метилдихлорарсин, бромбензилцианид, бромистый
иприт). В документе перечислены все виды химического нападения (артснаряды
и авиабомбы различных калибров, газометы, баллоны для газопуска, фугасные
средства, ядовито-дымные шашки, приборы для заражения местности), которые
должны состоять на вооружении РККА и многие из них уже были приняты.
Предусмотрено, что химическое оружие должно быть сосредоточено в руках
корпусного, армейского и фронтового командования.
  15 мая-22 июля 1934 г. Войсковые испытания на ЦВХП в районе пос.
Шиханы (Саратовская область) нескольких типов ротационно-рассеивающих
авиабомб (РРАБ) в снаряжении СОВ и НОВ. Общий вывод: РРАБы могут быть
применены авиацией в целях воздушно-химического нападения для заражения
местности, ослабления противника и поражения живой силы (осколочно-
химическими бомбами и бомбами с НОВ); РРАБы в снаряжении бомбами с
СОВ (иприт) могут быть применены для заражения аэродромов, станций и
ограниченных участков. Типы авиабомб, помещавших в РРАБы, - АХ-8, АОХ-8,
АОХ-10, АХ-25.
  15 мая 1990 г. Зарегистрирован расчетный ОБУВ (ориентировочный
безопасный уровень воздействия) фосфорорганического ОВ второго поколения -
советского V-газа - в воздухе населенных мест. Фактически выпуск этого ОВ
осуществлялся в г.Новочебоксарске (Чувашская Республика) задолго до
установления гигиенического стандарта - в 1972-1987 гг.

    16 МАЯ
  16 мая 1918 г. Утверждение Народным комиссариатом по военным делам
постановления Военно-хозяйственного совета о расформировании органов
военно-химической службы армии Российской империи - Химического комитета
и Комиссии по изысканию и заготовлению удушающих и зажигательных средств.
Вместо этих органов решено образовать IX (химический) отдел Артиллерийского
комитета (Арткома) ГАУ. Временным положением были определены задачи IX
отдела, включавшие, среди прочего, наблюдение за безопасным и сохранным
содержанием запасов химических снарядов и удушающих средств (УС), выбор
образцов предметов газовой борьбы для снабжения армии и заготовление этих
предметов, выработка планов мобилизации промышленности с целью снабжения
армии средствами газовой борьбы, издание руководств и инструкций для
применения средств газовой борьбы. Постановление Военно-хозяйственного
совета опубликовано в "Известиях ВЦИК советов" 26 мая 1918 г. Руководителем
IX отдела стал бывший полковник царской армии (артиллерист-инженер и
профессор) .А.А.Дзержкович.
  16 мая 1924 г. Обсуждение на "Междуведомственном совещании по
химической обороне" при РВС РККА заявления профессора А.Е.Чичибабина
(1971-1945), русского химика-органика, одного из организаторов отечественной
химико-фармацевтической промышленности. Профессору "было предложено
принять участие в работах Совещания по изысканию усыпляющих средств" для
военных целей, причем форма оплаты предполагалась сдельной за выполненную
работу. А.Е.Чичибабин не согласился на участие в работе при такой форме
оплаты, поскольку в столь трудной поисковой работе было невозможно говорить
о сроках выполнения. С 1930 г. А.Е.Чичибабин (академик АН СССР с 1928 г.)
жил за границей и был в 1936 г. лишен звания академика. Инкапаситанты как
один из типов несмертельных ОВ были созданы в СССР и поставлены на
вооружение Советской Армии лишь в 1980-1990 годы (см. 8 апреля 1991 г.).
  16 мая 1925 г. Первые стрельбы на Артиллерийском газовом полигоне
(АГП, НИХП) в Кузьминках (Москва) артиллерийскими снарядами в снаряжении
ипритом. Позиция 122 мм крепостной гаубицы располагалась у деревни .Выхино.
Всего на 2 площадки полигона было выпущено 40 снарядов. Стрельбы 76 мм
артиллерийскими снарядами были выполнены 2 июня 1925 г. с использованием
горной пушки (выпущено 60 снарядов в снаряжении ипритом). В обеих стрельбах
партия подопытных животных состояла из четырех собак. В последних стрельбах
произошло неполное вскрытие 11 корпусов снарядов. Судьба зараженных
ипритом корпусов снарядов не известна.
  16-18 мая 1949 г. Совместное совещание ПГУ МХП СССР и Минздрава
РСФСР в г.Дзержинске (Нижегородская область) <об охране труда и техники
безопасности работников спеццехов> в связи с производством в годы войны
стойких ОВ. Проблема оказалась столь жестокой, что результаты той встречи не
рассекречены до наших дней, и эти результаты не могут быть использованы в
суде теми двумя-тремя сотнями рабочих, которые в войну травились ипритом и
люизитом и смогли дожить до наших дней. В течение многих лет атмосфера
тайны позволяла советской медицине скрывать свое банкротство в отношении
лечения болезней, вызванных ипритом и люизитом. На конференции 16-18 мая
1949 года стало ясно, что средств лечения этих заболеваний не существует - за
четверть века после начала работ с ипритом и люизитом в Советском Союзе не
было вылечено ни одного человека. Особо точный итог был дан в выступлении
начальника отдела техники безопасности химического завода No 96 (г.Дзержинск)
Г.Б.Балло: "Мне кажется, что мы вправе сказать на основании предыдущих
выступлений представителей врачебного мира, что никаких радикальных
способов как излечения наших больных, так и приостановки идущего процесса
никто не предложил, так как их на сегодня нет". Аналогичный вывод был
сделан начальником отдела техники безопасности химического завода No 91
(г.Сталинград) А.Г.Богдановым: "К вам, товарищи ученые медики, предъявлены
серьезные требования.., вы очень мало и недостаточно сделали в области
отыскания новых методов лечения профбольных и профинвалидов от продуктов
СОВ. Вы не привели ни одного случая выздоровления, а только констатировали
смерть". Ну а Горьковский НИИ гигиены труда и профзаболеваний разработал
инструкции для определения, кого считать профбольными и профинвалидами и с
какими показаниями направлять людей в спецстационар.

    19 МАЯ
  19 мая 1919 г. Запрос в ГАУ Красной Армии со стороны Ю.М.Шейдемана
(52-летнего инспектора артиллерии Полевого штаба Красной Армии и бывшего
генерал-лейтенанта армии царской) с просьбой "срочно сообщить, какие заводы
могут теперь вырабатывать химгазы и какой производительностью, кроме
Славянского и Лисичанского". В незамедлительно полученном ответе говорилось,
что на всех заводах химического оружия, переданных в мае 1918 года в ведение
ВСНХ, "возможно возобновление трех групп производств: хлора, хлорпикрина,
фосгена". Была названа ежедневная производительность заводов на момент
остановки выпуска: Симбирского - 40 пудов, Саратовского - 20, Ушкова в
Бондюгах - 60, Афанасьева - 100 (хлорпикрин), Кочеткова - 30 (хлорпикрин),
Жилевского - 40 (хлорпикрин), Улятовского - 15 (хлорпикрин), Ралле - 50
(хлорпкрин), Шустова - 100 (фосген), Гандурина - 20, Казанского - 20.
  19 мая 1924 г. Утвеждение на заседании РВС СССР (председатель -
Л.Д.Троцкий) "Основных положений Доброхима" в виде первого чернового
проекта, подлежащей дальнейшей обработке" - больше писать, похоже, было
некому. Так было положено фактическое начало работы "общественной"
организации, которая должна была, по мысли создателей, помочь стране
подготовиться к химической войне.
  19 мая 1924 г. Образование на собрании общественности в Большом
театре "общественной" организации - "Общества друзей химической обороны и
промышленности" ("Доброхим"). В своей речи нарком НКВМ Л.Д.Троцкий -
большой энтузиаст химического оружия и химической войны - провозгласил
зажигательный лозунг: "Мы хотим создать газовую ограду, в которой будет
строиться новое общество". Созданный на собрании Президиум "Доброхима"
возглавил председатель РВС СССР Л.Д.Троцкий, его заместителями стали -
первый руководитель военно-химического дела СССР академик В.Н.Ипатьев и
заместитель председателя РВС СССР М.В.Фрунзе. В 1925 году "Доброхим" и
"Добролет" вошли в состав нового Союза обществ <Авиахим>, в руководство
которого снятый с поста председателя РВС СССР Л.Д.Троцкий уже не вошел.
После соединения с еще одной "общественной" организацией ОСО (Общества
содействия обороне) новое образование стало именоваться "Осоавиахим".
  19 мая 1933 г. Утверждение заместителем председателя РВС СССР
М.Н.Тухачевским обширнейшего "Перечня вопросов, составляющих военную
тайну по военно-химическому вооружению и военно-химической подготовке
РККА". Перечень этот очень выпукло характеризует его создателей. Так, о всех
боевых химических машинах от БХМ-1 до БХМ-4 враг не должен был знать из
открытых источников абсолютно ничего. О шашках ядовитого дыма ЯМ-21
(адамсит), ЯМ-31 (дифенилхлорарсин) и ЯМ-41 и об их применении никто не
должен был знать абсолютно ничего - все шло только под грифом "секретно". За
исключением того, что пряталось под гриф "совершенно секретно", а на этот
уровень тайны тянула такая информация, как "действие дымовой волны на
дальности свыше 10 км и в сверхминимальных концентрациях". Напомним, что
дальность могла достигать 80 км и более. О таком оружии, как химический фугас
ХФ: боевые нормы - это было "секретно", не говоря уж о "телемеханическом
способе подрыва", который проходил как тайна уровня "совершенно секретно". О
ВАПах как о химическом оружии авиации никому нельзя было знать ничего:
применение этого средства распыления ОВ до высот 1000 метров было тайной
уровня "секретно", а вот использование с высот выше 1000 метров было тайной
"совершенно секретно". Столь же высокой тайной была окружена сама
возможность применения авиацией из ВАПов таких ОВ, как синильная кислота и
фосген. Под грифом "совершенно секретно" проходили любые рецептуры ОВ -
для химических и осколочно-химических авиационных бомб и артиллерийских
снярядов, а также для применения всеми иными способами. Что касается самих
ОВ, то о ранее известных из прессы широкой публике дозволялось знать то и
только то, что уже было опубликовано после первой мировой войны, и ни на
йоту больше. Скажем, в отношении синильной кислоты режим "секретно"
распространялся на "все работы, проводимые в СССР, и вопросы боевого
применения", а режим "совершенно секретно" - на "применение синильной
кислоты авиацией и другими холодными способами". В отношении адамсита и
дифенилхлорарсина режим "совершенно секретно" действовал по такому боевому
вопросу, как "действие на организм сверхминимальных концентраций". Ну а в
отношении практически всех известных ОВ (иприта, фосгена, дифосгена, хлора,
адамсита, дифенилхлорарсина, хлорацетофенона, бромбензилцианида) в режиме
"секретно" должно было оставаться все, что касалось усовершенствования
технологических процессов, а в режиме "совершенно секретно" - сведения о
боевых рецептурах. Что касается новых, ранее не известных ОВ, то публикации о
них типографские или литографские публикации запрещались вообще, даже под
грифом "совершенно секретно". Разумеется о химических войсках и об их работе
в режиме химического нападения нельзя было знать практически ничего. В
отношении самого факта существования "химических частей и подразделений
больше взвода", равно как и об их технике и тактике при заражении местности
действовал режим "секретно". Ну а в отношении мест размещения химических
войск нельзя было знать ничего даже для таких военных единиц, как взвод.
  19-29 мая 1940 г. Сборы начальников химслужбы частей ВВС КОВО
(проведены в Киеве при 51 штурмовой авиабригаде). На полигоне недалеко от
Киева участникам сборов было продемонстрировано практическое выливание
ОВ, бомбометание ХАБ-200 и ампулометание с самолетов "ССС" и СБ. Во время
выливания ОВ, выполненного 27 мая с высоты 2000 метров, капли были
отнесены на 10-13 километров от намеченной цели на полигоне и попали на
населенный пункт Бровары. В результате пострадало 13 человек гражданского
населения. К счастью, дело ограничилось зудом и жжением на коже и паникой
среди населения, поскольку ОВ было учебным (водный раствор пиридина).
  19 мая 1952 г. Приказ министра МХП СССР по вопросам реконструкции цеха
No 22 и строительства комплекса новых цехов на химическом заводе No 91
(г.Сталинград) в связи с планируемым производством зарина. Предусмотрено
использование оборудования на основе биметалла сталь-серебро и
специальных стеклянных труб диаметром до 200 мм.
  19 мая 1971 г. Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о строительстве на
ПО "Химпром" в г.Новочебоксарске (Чувашская Республика),
на ПО "Химпром" в г.Волгограде и на заводе "Кремнийполимер" в г.Запорожье
(Украина) мобилизационных мощностей по производству специальных веществ и
снаряжению химических боеприпасов продуктами проблемы "Фолиант" (имеются
в виду особо токсичные боевые ОВ, а также несмертельные ОВ, временно
выводящие людей из строя, в частности газ Си-Эс). Этим же постановлением
предусмотрено накопление особо токсичных ОВ в мобилизационный резерв, а
также строительство специальных складов для хранения боеприпасов с ОВ на
ПО "Химпром" в Новочебоксарске и на ПО "Химпром" в Волгограде.
  19 мая 1989 г. Назначение Государственным комитетом СССР по охране
природы комиссии "для проведения государственной экологической экспертизы
проекта завода по уничтожению химического оружия в г.Чапаевске". Комиссию
возглавил И.В.Мартынов - бывший директор головного института по разработке
химоружия (ГОСНИИОХТ) и лауреат Ленинской премии за внедрение в
производство технологии выпуска зомана. Он к тому времени стал директором
академического института по поиску принципиально новых боевых ОВ и в этом
качестве возглавил комиссию. В комиссии было немало других представителей
ВПК - руководитель лаборатории предприятия, "где руководителем т.Коротеев,
Минобщемаша СССР", заместитель начальника Третьего Главного управления
при Минздраве СССР, начальник отдела НИИГП того же Третьего Главного
управления при Минздраве СССР, и т.д. Входил в состав комиссии и "Кунцевич
А.Д. - заместитель начальника химических войск Минобороны СССР".

    22 МАЯ
  22 мая 1919 г. Начальник Полевого штаба РВС Ф.В.Костяев известил
управление делами РВС о своей точке зрения на "запрос о допустимости
и желательности применения в настоящей войне удушающих средств". Он
подчеркнул, что "случаи применения выпуска газов... возможны... для тех
только участков фронтов, где боевые действия носят характер позиционной войны
(Карельский перешеек)" (кстати, следствием того тактического анализа было
конкретное практическое решение лета 1919 года - из-за явной динамичности
фронтов "формирование химических команд не предусматривалось"). Что
касается количества УС, то в том письме было указано на "необходимость иметь
их запас примерно 20000 пудов", хотя авторы уточнили попутно нежелательность
возобновления выпуска газов в Славянске и Лисичанске в силу нахождения этих
мест дореволюционного производства хлора в прифронтовой полосе.
  22 мая 1940 г. Письмо нового наркома обороны С.К.Тимошенко в адрес
И.В.Сталина и В.М.Молотова по вопросам организации химических войск.
Письмо начиналось словами "согласно Вашего личного указания". В нем, помимо
изменения формулы существования химических войск ("Химические войска в
настоящее время существуют в составе трех отдельных химических танковых
бригад, четырех отдельных химических танковых батальонов и шести
минометных батальонов"), были сформулированы формы их организации на
ближайшее время: 1) создание 12 отдельных химических батальонов (ОХБ),
способных "выполнять задачи активного применения химических средств"; 2)
создание 14 отдельных батальонов противохимической обороны (ПХО) и один
учебно-опытный батальон при ЦХП; 3) выделение из химических войск
отдельных минометных батальонов, с тем чтобы вновь созданные специальные
минометные части использовали как обычные, так и химические мины, в том
числе - после перевооружения - калибра 120 мм.
  22 мая 1942 г. Приказ по ПГУ НКХП СССР No 15 по результатам проверки
соблюдения на заводе No 102 (г.Чапаевск) технологических режимов, состояния
техники безопасности и промышленной санитарии в спеццехах NoNo 4, 5, 7 и 26
(выпуск иприта, люизита, хлористого мышьяка и разливка СОВ по боеприпасам).
Констатированы грубое нарушение технологических режимов, неразбериха и
путаница при учете движения боеприпасов, массовая течь боеприпасов.
Констатировано также неудовлетворительное состояние оборудования,
коммуникаций и вентиляции в цехах NoNo 4 и 26, антисанитарное состояние
цехов и всей территории завода, сброс в реку неочищенных сточных вод из-за
неработающей очистной станции, разрушение большинства вентиляционных
воздуховодов.
  22 мая 1945 г. Постановление ГОКО СССР о сокращении производства
средств химического вооружения. В годы второй мировой войны производство в
СССР средств химического вооружения, средств химической защиты, а также
специализированных вспомогательных изделий происходило на 301 предприятии
43 министерств и ведомств. Всего в 1941-1945 гг. было произведено 122 400 тонн
различных ОВ, в том числе иприта - 76 700 тонн, люизита - 20 200 тонн, фосгена
- 8300 тонн, синильной кислоты - 11 100 тонн, адамсита - 6100 тонн. За годы
войны было произведено 4 573 600 химических боеприпасов, снаряженных
стойкими ОВ (ипритом, люизитом и их смесями), в том числе авиабомб ХАБ-500
с иприт-люизитной смесью - 52 000, авиабомб ХАБ-200 с ипритом и иприт-
люизитной смесью - 62 500, авиабомб ХАБ-100 с иприт-люизитной смесью -
123000, авиабомб ХАБ-25 с иприт-люизитной смесью - 80 600, артснарядов АХС-
76 с ипритом - 698 200, артснарядов АХС-122 с ипритом, вязким люизитом,
иприт-люизитной смесью и вязкой иприт-люизитной смесью - 648 600,
артснарядов АХС-152 с ипритом, вязким люизитом, иприт-люизитной смесью и
вязкой иприт-люизитной смесью - 211 700, химмин М-82 с ипритом и иприт-
люизитной смесью - 1 423 000, химмин М-107 с иприт-люизитной смесью - 2000,
химмин М-120 с иприт-люизитной смесью - 175 000, реактивных химснарядов
МХ-13 для гвардейских минометов - 97 000.
  22 мая 1954 г. Утверждение начальником ПГУ МХП СССР И.Р.Барботиным
проектного задания на реконструкцию цеха No 18 по производству люизита
на заводе No 96 в г.Дзержинске (Нижегородская область).

    25 МАЯ
  25 мая 1925 г. Решение Президиума ВСНХ СССР о передаче Ольгинского
опытного химического завода (г.Москва, нынешний ГСНИИОХТ) из Анилтреста
в Главвоенпром "для экспериментальных работ Химического комитете РВС СССР
по ОВ". Председатель ВСНХ СССР - Ф.Э.Дзержинский (1877-1926).
  25 мая 1936 г. Опыт по преодолению участка заражения (УЗ) на ЦВХП
(пос.Шиханы, Саратовская область) группой красноармейцев, направленных на
политый ипритом участок без нормальных средств защиты органов дыхания и
кожи - только с подручными средствами (маты, прорезиненная накидка, ватное
обмундирование, шинель). Плотность заражения - 50 г/м2. "Опыт показал,
возможность преодоления такого УЗ при пользовании импрегнированным
обмундированием и подручными средствами защиты без поражения людского
состава капельно-жидким и парообразным ипритом".
  25 мая-1 июля 1938 г. Сборы химических частей Белорусского военного
округа на химическом полигоне "Суша" (разъезд Стоялово, 70 км от Бобруйска).
Все части отрабатывали действия по заражению территории ипритом с помощью
машин БХМ-3. Во время учений одна из частей впервые отрабатывала заражение
местности люизитом.
  25 мая 1989 г. Подписание "Акта экспертной комиссии по экологической
экспертизе проекта завода по уничтожению химического оружия в г.Чапаевске".
В документе отражено, что для комиссии, приехавшей в Чапаевск (Самарская
область) для экспертизы проекта, на самом деле был "проведен показ основных
технологических сооружений объекта". В акте была отражена предусмотренная
фактическая  последовательность операций по уничтожению боеприпасов с ФОВ:
транспортировка изделий с баз хранения Минобороны в Чапаевск, детоксикация
ОВ химическим методом, отгрузка образующихся при этом реакционных масс (на
химический комбинат в Новочебоксарск).  Комиссия была вынуждена принять
решение "рекомендовать МО СССР проработать вопрос транспортировки ОВ,
минуя станцию Чапаевск". Более того, комиссия не смогла избежать заключения,
которое обесценивало предыдущие работы по проектированию и строительству
объекта (орфография сохранена): "Предложенные технология и проект цеха
уничтожения ОВ при безаварийной эксплуатации является экологически
безопасным". Реально возможные аварийные ситуации в проекте проработаны не
были, равно как и не были оценены последствий разрушения склада. Была и
другая "экспертиза". Западные специалисты, посетившие Чапаевск, нашли, что
на вновь сооруженном заводе реализованы технологии 1950-х годов, а решения
вопросов безопасности и экологического контроля сомнительны. Как приговор
прозвучал вывод: завод возле Чапаевска чреват будущими бедствиями, по
сравнению с которыми чернобыльская катастрофа будет напоминать пикник в
воскресной школе. Опровержений от официальных лиц Советского Союза не
последовало. А роль непросчитанных аварий возводимого завода была по
существу отражена в письме председателя Госкомприроды СССР Ф.Т.Моргуна,
при котором он направил "Акт экспертной комиссии" в СМ СССР. Там было
указано, что в ходе экспертизы попутно на химическом заводе в самом Чапаевске
(бывшем заводе химического оружия ? 102) было "выявлено наличие двух 5-
тонных емкостей жидкого хлора, не обеспеченных средствами дегазации и не
отвечающих требованиям техники безопасности. Авария с этими емкостями
может привести к выбросу хлора в атмосферу, уничтожению  всего живого в
г.Чапаевске и близлежащих окрестностях".

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и война"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами