Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск


*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                       Сообщение CHEM&WAR.469, 7 июня 2003 г. **
*******************************************************************
                                                  Космическая война

         НУЖЕН ЛИ РОССИИ ЧЕТВЕРТЫЙ ВИД ВООРУЖЕННЫХ СИЛ?

    Космический ребенок России требует одежду "на вырост"
    ВИДЫ ВС появлялись по мере освоения человеком тех сред, которые
были полем боя. Так возникли сухопутные войска и флот. По мере появления
воздухоплавательных аппаратов и освоения околоземной сферы (5-го океана)
появились ВВС.
    С 50-х гг. ХХ в. человечество начало освоение космического
пространства, основными мотивами которого были получение новых знаний и
решение определенных задач военного характера. К концу 60-х гг. космос
стал фигурировать в военных планах США как четвертое измерение поля боя.
К концу ХХ в. ближний космос был уже освоен настолько, что ведущие
государства - в первую очередь США и СССР - создали там группировки
космических средств военного назначения.
    ХАРАКТЕРИСТИКА КОСМОСА КАК СФЕРЫ ВООРУЖЕННОЙ БОРЬБЫ
    Началом (границей) ближнего космоса условно принято считать
расстояние от земной поверхности, примерно равное 100 км. Космическое
пространство характеризуется
 1. Отсутствием атмосферного давления (уже на высоте 100 км давление
равно приблизительно одной миллионной от его величины у земной
поверхности) и, естественно, отсутствием кислорода.
 2. Ослаблением земного тяготения.
 3. Увеличением проникающей способности для лучистой энергии,
радиационного излучения и другими свойствами.
    С военно-прикладной точки зрения еще не до конца осознано отличие
космического пространства как сферы вооруженной борьбы от других сред, то
есть до конца не осознано отличие условий ведения вооруженной борьбы в
космосе от ведения вооруженной борьбы в других средах (в воздухе, на земле
и на море). Так, например, в космической среде одни поражающие факторы
ядерного оружия усиливаются (тепловое излучение, проникающая радиация), а
другие ослабевают (ударная волна).
    "Традиционное" вооружение, например, наземные и авиационные
артиллерийские системы, нельзя непосредственно перенести и использовать в
космической среде, так как действие вооружения, основанного на использовании
кинетической энергии в космосе, отличается от его действия в других средах.
То же можно сказать и об оружии, основанном на новых физических принципах.
Космическая эра требует нового военно-стратегического мышления. Например,
для ракетно-космических сил (РКС) уже не существует такого понятия, как
театр военных действий, оно трансформируется в театр войны.
    Возрастающую роль РКС можно видеть хотя бы в том, что на современном
этапе значительно возрастает роль системы предупреждения о ракетном
нападении (СПРН) как одной из подсистем РКС. "Это обусловливается
увеличением количества государств, обладающих ядерным оружием и средствами
его доставки, что приводит к возникновению "разнонаправленных" угроз
ракетного нападения для России и происходящей эволюцией в характере и
содержании войн: когда отчетливо обозначается увеличение пространственного
размаха и тяжести последствий вооруженной борьбы, когда возрастает
противоборство в космической сфере" (в чем можно согласиться с
генерал-полковником Красковским, "НВО" No 43, 2000 г.).
    Также наличие большой совокупности "космических" средств вооруженной
борьбы требует переосмысления взглядов на проблемы строительства Вооруженных
сил. Если существует четыре среды, "четыре измерения поля боя", и существуют
средства для ведения вооруженной борьбы в этих средах, следовательно, должны
быть как минимум четыре вида Вооруженных сил и это будет, скорее всего, их
оптимальной структурой. А трехвидовая структура ВС - это дань старому
традиционному военно-стратегическому мышлению.
    ЗАЧЕМ НУЖНЫ РАКЕТНО-КОСМИЧЕСКИЕ СИЛЫ КАК ВИД ВС РФ
    Создание средств вооруженной борьбы в космосе вызвало развитие целой
группы отраслей науки и техники, исследующих проблемы освоения вначале
ближнего космоса, затем и внеземных объектов для использования их в научных
и военных целях. В научном плане здесь решаются проблемы теории космических
полетов, расчетов траекторий. В научно-техническом - решаются проблемы
конструирования ракет, двигателей, бортовых систем управления,
автоматических станций и боевых космических аппаратов, специальных приборов,
траекторных измерений и т.п.
    С позиций системного подхода ВС можно представить как сложную
иерархическую систему, состоящую из центральной подсистемы координации и
выработки управляющих решений - ГШ ВС и подсистем различных уровней
иерархии. В подсистемы второго уровня входят виды ВС.
    В соответствии с планами проводимой в России военной реформы РВСН
были разделены, а выделенные из их состава военно-космические силы (ВКС)
и оставшаяся часть РВСН будут существовать как рода войск (сил) с
непосредственным подчинением ГШ ВС РФ. Согласно другому варианту два рода
войск после разделения РВСН должны быть интегрированы в ВВС.
    Если проанализировать с позиций теории сложных систем оптимальность такой
сложной системы, как ВС РФ, по критерию эффективности ее управления, то
видно, что вышеупомянутые преобразования этой системы (как в первом случае,
когда одна из подсистем любого уровня разбивается на несколько более мелких
подсистем, остающихся на том же уровне и координируемых подсистемой высшего
уровня, так и во втором случае, когда происходит декомпозиция подсистемы и
разделенные элементы интегрируются одноуровневой подсистемой) не улучшают
информационный обмен в метасистеме (во всей системе ВС) и снижают
эффективность координации и управления.
    В первом случае это происходит из-за нарушения принципа объединения
элементов в подсистему. На основе определенных признаков сходства между
элементами все элементы, имеющие сходство по каким либо признакам, должны
объединяться в одну подсистему для более эффективного управления и
координации в метасистеме, содержащей данные элементы. В данном случае
признаки сходства между РВСН и ВКС состоят в том, что те и другие используют
ракетную технику как средство доставки рабочих элементов (космический
аппарат для КС и боевой блок для РВСН) и космическую среду либо как "поле
боя", либо для транзита боевых средств.
    Во втором случае происходит интегрирование (поглощение) в подсистему
того же уровня иерархии элементов, не имеющих признаков сходства с
элементами, составляющими поглощающую подсистему (ВВС). В этом случае
имеются существенные различия между ВВС и РВСН с ВКС в сфере боевых действий,
в методах и средствах вооруженной борьбы. А также в этой объединенной
подсистеме возникает необходимость в двухступенчатой координации и
управлении этими элементами. Так как в поглотившей системе необходимо
создавать специальные координирующие ячейки (органы), отвечающие за
координацию вновь встроенных элементов (РВСН и ВКС), и все бывшие
управляющие ячейки вновь встроенных элементов должны быть сохранены как
давно отлаженная система управления с целью его устойчивости. При этом
также необходим постоянный контроль за функционированием вновь встроенных
элементов со стороны высшей управляющей подсистемы (ГШ ВС) из-за
функционального и структурного отличия элементов во вновь созданной
подсистеме, включающей элементы ВВС, ПВО, РВСН и ВКС.
    Если проанализировать эти процессы реформирования с точки зрения
экономической (по критерию экономической эффективности), то можно сделать
следующие выводы.
    При расформировании РВСН вида на РВСН род войск и ВКС род войск будет
необходимо иметь (создать) две группы обеспечивающих и тыловых подразделений
для каждого рода войск, которые будут отнюдь не меньше в сумме по составу и
средствам, чем одна группа этих частей и подразделений, имевшихся в виде
РВСН.
    В случае интеграции элементов декомпозиции РВСН (ВКС рода войск и РВСН
рода войск) в ВВС, все управляющие "ячейки" этих элементов должны будут
целиком войти в подсистему ВВС с целью сохранения четкого и непрерывного
управления войсками и оружием. Сюда же должны будут войти многие тыловые и
обслуживающие части и подразделения (из-за большого различия элементов этой
вновь созданной системы), так что никакой серьезной реальной экономии не
предвидится.
    НУЖНО ЛИ НАМ ОРИЕНТИРОВАТЬСЯ НА СТРУКТУРУ ВС США КАК НА АНАЛОГ
    Некоторые эксперты - приверженцы копирования структур, сложившихся в
ВС основных зарубежных стран, которые ссылаются на США как на аналог при
строительстве ВС РФ и утверждают, что России тоже нужно иметь трехвидовую
структуру ВС, не учитывают многих важных аспектов.
    Во-первых, это традиционно сложившиеся связи между видами ВС и различными
частями научно-технического и экономического потенциала страны. В США
авиация, ракетные силы стратегического назначения, космические силы, ПВО,
ПРО традиционно развивались в рамках Министерства Военно-воздушных сил. У
нас эти элементы были строго ориентированы одни на авиацию, другие на РВСН и
ВКС. При проведении любой реформы необходимо учитывать, что всякая
перестройка и переналадка требует средств.
    Во-вторых, нельзя сравнивать научно-техническую, промышленную и
финансовую мощь Министерства ВВС США и наших ВВС, куда предполагается
ввести все наши воинские формирования и средства вооруженной борьбы,
"полем боя" которых является космос. Это разнопорядковые системы. Поэтому
утверждать, что в США есть три вида ВС и у нас должно быть столько же,
неправомерно.
    Необходимо отметить, что ВС США в первую очередь имеют трехминистерскую
систему: Министерство армии, Министерство ВВС и Министерство ВМС. Можно с
некоторыми натяжками сравнивать, например, все наши ВС (МО) как сложную
систему с Министерством ВВС США, хотя с точки зрения технического и
финансового обеспечения и здесь будет несоответствие.
    Например, в 2001 г. бюджет Министерства ВВС США примерно в 12 раз (в
рублевом эквиваленте) больше нашего бюджета на содержание и строительство
ВС РФ. Расходы только на НИОКР для Министерства ВВС США примерно в два раза
больше, чем все наши расходы на содержание и строительство ВС РФ.
В США трехминистерская структура ВС, но "многовидовая". Так, например,
Министерство ВВС США по "мощности" научно-технического и финансового
обеспечения можно сравнивать (хотя и не в нашу пользу) с ВС РФ, а
структурные составляющие Министерства ВВС США можно сравнивать по мощности
используемого технико-экономического потенциала и финансовых ресурсов с
нашими видами ВС. Но этих структурных составляющих отнюдь не три, а гораздо
больше, основные из них - это: Стратегическая авиация; Ракетные силы
стратегического назначения; Военно-космические силы; ПРО; ПВО. То есть наши
ВС как сложную систему по своей "мощности" можно сравнивать лишь с видом ВС
США, который состоит не из трех, а из гораздо большего числа составляющих.
Одним из подтверждений того, что каждая составляющая может быть приравнена к
нашему виду ВС, служит тот факт, что возглавляют эти "составляющие"
четырехзвездные генералы (генералы армии по-нашему). Ведь хорошо известно,
что американцы зря генеральскими должностями не разбрасываются.
    С другой стороны, необходимо отметить, что в конгрессе США постоянно
ходят разговоры о создании космических сил как нового вида ВС. Фактически
этот вид ВС у США уже имеется, так как у них есть космические силы армии
(US Army Space Command), космические силы флота (US Navy Space Command),
космические силы авиации (US AF Space Command) и федеральное космическое
командование (US Space Command). Объединив эти структуры, можно создать вид
ВС без особых организационных и финансовых затрат. С этой целью и с целью
определения "космической инфраструктуры", способной обеспечить победу в
любом будущем конфликте в США, проводятся постоянно виртуальные учения
серии "Шривер".
    Образно говоря, нельзя сравнивать наши ВС с ВС США по их компонентам.
Все наши основополагающие документы в области военного строительства
(Военная доктрина, "Основы: государственной политики РФ по военному
строительству:" и др.) при определении воздушной сферы вооруженной борьбы
всегда в скобках указывают: (воздушно-космическое пространство), либо
употребляют термин: "воздух-космос", очевидно, имея в виду, что космос -
это совершенно другая физическая среда, нежели воздушное пространство.
    Если придерживаться принципа юридической корректности всех определений
(документов), то можно принять во внимание, что юристы давно уже различают и
разделяют такие сферы, как "воздушная" и "космическая". Ведь в юриспруденции
нет "Воздушно-космического международного права", а есть "Воздушное
международное право" и "Космическое международное право".
    А такие словосочетания, как "воздушно-космическое пространство" или
"водно-воздушно-космическое пространство", вообще не могут являться
аргументом для объединения в единый вид ВС средств вооруженной борьбы,
предназначенных для ведения боевых действий в воздухе и космосе или в
водной, воздушной и космических средах.
    Россия должна иметь РКС как вид ВС вовсе не потому, что она должна быть
великой державой, как утверждают некоторые политики. Россия должна иметь РКС
как вид ВС в силу своего геополитического и геостратегического положения.
Многочисленные ее интересы, масштабность ее территории и протяженность
границ требуют, а в будущем еще настоятельней будут требовать, развития
мощной системы космических сил и средств (которые мы называем РКС) для их
защиты.
    ГДЕ ЖЕ ЗДЕСЬ ВОЙСКА
    Исключительная важность доминирования в космосе, с военно-стратегической
точки зрения подразумевающего возможности вооруженной борьбы, которая
использует космос как среду "поля боя" или как среду для транзита боевых
средств и ракетную технику с целью решения стратегических задач, физические
особенности космоса с точки зрения применения различных средств вооруженной
борьбы и способов ведения боевых действий, а также стремление развитых
государств иметь эти средства в космосе, порождают острую потребность в
сохранении и развитии вида ВС под общим названием Ракетно-космические силы
(РКС).
    Энциклопедическое определение вида ВС гласит: "Вид ВС - это их составная
часть, предназначенная для ведения боевых действий в определенной сфере (на
суше, на море, в воздушном пространстве)". Определение выработано задолго до
использования космоса как сферы вооруженной борьбы, поэтому в нем нет
упоминания о космической сфере. Но оно не противоречит определению РКС как
вида ВС, предназначенного для ведения боевых действий в космической сфере,
через космическую сферу и из нее.
    РКС как вид Вооруженных cил "четвертого поля боя" должен включать в себя:
- Военно-космические силы (ВКС);
- cилы Ракетно-космической обороны (РКО);
- Ракетные силы стратегического назначения (РССН).
Все это структурные составляющие данного вида, использующие ракетную технику
и космос как среду вооруженной борьбы и имеющие наибольший опыт в его
использовании.
    У некоторых читателей и экспертов из МО может создаться мнение, что автор
статьи ратует за возрождение РВСН как вида ВС и присоединения к нему КВ
(КС). Отнюдь. Современная эпоха требует как раз обратного. Если проводить
исторические параллели, то можно вспомнить всем известное изречение
Александра Суворова "Пуля - дура, штык - молодец". Да, на заре развития
стрелкового оружия, когда оно не обладало высокой точностью и кучностью
стрельбы, требовалось много времени на производство выстрела, было не очень
надежным и неудобным в боевом применении, тогда многие задачи на поле боя
окончательно решались с помощью холодного оружия (штыка). Но сегодня, когда
стрелковое оружие получило колоссальное развитие, когда создано
разнокалиберное скорострельное автоматическое оружие с использованием
подствольных гранатометов, боеприпасов со "сдвинутым" (асимметричным)
центром масс и проч., задачи на поле боя в основном решаются с помощью
огнестрельного оружия, а не холодного. А вышеприведенное высказывание
полководца потеряло свою актуальность и если и применяется, то только в
историческом контексте.
    То же можно заметить в отношениях между РВСН и ВКС.
    Было время, когда на РВСН возлагались решения многих
военно-стратегических и даже политических задач. Они имели достаточный для
их решения боевой состав и опыт боевого дежурства и пусков. А космические
силы только зарождались, и было правильным для того времени включить их в
боевой состав РВСН как родственную структуру и развивать их под эгидой
такого вида ВС как РВСН.
    В настоящее время, когда требования изменились, на космические силы
возлагаются задачи ПРО, контроля космического пространства, разведки,
значение которой выросло многократно, и непосредственно боевые задачи по
уничтожению космических, а в недалеком будущем - наземных объектов с
использованием ОНФП. Здесь КВ (КС) становятся более глобальной структурой,
чем РВСН (РССН), и, следовательно, РССН (РВСН) должны быть составной частью
структуры РКС (КВ), их подсистемой.
    Итак, "новый" вид ВС, по нашему мнению, должен называться РКС
(ракетно-космические силы), а не РКВ (ракетно-космические войска). Здесь
может возникнуть такая ассоциация, что если воинское формирование имеет
название "силы", а не "войска", значит, это не вид войск, а род. Однако
такой вид ВС, как ВВС, хотя и называется силами, является видом.
Некоторые эксперты горячо ратуют за то, что надо твердо придерживаться
современных определений "вида ВС", "рода войск" и других исходных
постулатов. Однако результаты анализа истории развития науки и практики
указывают на то, что новые открытия в науке и нововведения в практике, в том
числе и военной, как раз достигались в основном тогда, когда подвергались
сомнению исходные аксиомы, принципы и постулаты. Следовательно, сомнения в
непреходящей истинности когда-то установленных принципов и постулатов - это
кредо развития науки и практики, в том числе и военной.
    В связи с этим можно сделать такое предположение. Видимо, термин
"войска" должен относиться больше к войсковым контингентам, где в боевых
действиях значительную роль играет личный состав, выполняя задачи
уничтожения живой силы и боевой техники противника, захвата (освобождения)
территорий (плацдармов). Например, это Сухопутные войска, Воздушно-десантные
войска, и т.п. А термин "силы" должен относиться к видам ВС, в боевых
действиях которых основную роль играют крупные военно-технические системы
вооружения и комплексы (корабли, самолеты, ракетные комплексы, крупные РЛС,
космические средства вооруженной борьбы и т.п.), а личный состав этих
формирований, образно говоря, может никогда и не видеть противника "в лицо".
    Например, МБР, способные стереть с лица земли государство средних
размеров, обслуживаются и приводятся в "боевое действие" численностью
личного состава, по общевойсковым меркам равного полутора-двум ротам. Если
рассредоточить, например, этот личный состав по территории указанного
государства, то на каждого придется более тысячи квадратных километров.
Образно говоря, где же здесь войска, здесь почти одни силы (средства,
создающие мощные силы, стирающие, например, государство средних размеров
с лица земли).
    Кстати, авиационной группировке, чтобы выполнить аналогичную задачу,
потребуется для ее "обслуживания" личного состава на порядок больше.
Следовательно, если мы говорим: "Военно-воздушные силы", то тем более надо
употреблять термин Ракетные силы (а не войска) стратегического назначения;
силы (а не войска) Ракетно-космической обороны и т.п.
    Можно отметить ряд наиболее важных аспектов основной концепции
существования и развития РКС как вида ВС.
 1. Теснейшее взаимодействие структурных частей вида.
 2. Четкое определение и теснейшая кооперация и координация элементов
научно-технического и экономического потенциала страны (НИИ, КБ, предприятия
промышленности), на которые опирается РКС как вид ВС в своем оснащении и
развитии.
 3. Неделимость структурных составляющих вида и исключение возможности
отрыва их друг от друга. Например, силы РКО должны объединять такие
структурные составляющие, как СПРН, СККП, ПРО и ПКО. Ни одна из этих
составляющих не должна передаваться каким-либо другим войсковым
формированиям.
    Некоторыми специалистами в области строительства Вооруженных сил
выдвигаются против наличия РКС доводы экономического характера о том, что
на содержание и развитие этого вида ВС необходимы немалые средства, которых
сейчас у России нет. Но, видимо, такое положение вещей будет сохраняться не
всегда. Народная мудрость нам подсказывает следующее. Раньше в
"простонародных" российских семьях покупали одежду и обувь для детей "на
вырост" из-за стеснения в денежных средствах. Так вот создание РКС - это
наша одежда "на вырост" для космического ребенка России. В надежде на то,
что структурное наполнение этого вида ВС, создающее возможности адекватного
ответа на угрозы России из космоса или через космос, произойдет, когда
изменится в лучшую сторону финансово-экономическое состояние нашего
государства.
    Этому созвучно весьма актуальное выступление российского президента
и Верховного главнокомандующего Владимира Путина в январе 2002 г. в
космическом Центре им. Хруничева, где было отмечено, что космос - это
будущее нашей экономики и нашей обороны.
      В.Баскаков
      Об авторе: Вячеслав Владимирович Баскаков - доктор технических
                 наук, полковник.
      Опубликовано в Независимом военном обозрении от 06.06.2003
      Оригинал: http://nvo.ng.ru/concepts/2003-06-06/4_vs.html
   Прислал: Кричевский С.В., sergei.krichevsky@starcity.ru, 6.6.03

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и война"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами