Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                   Сообщение CHEM&WAR.491, 10 августа 2003 г. **
*******************************************************************
                                                 Боеприпасы и жизнь


      БОЕПРИПАСЫ НА ПРОСТОРАХ РОССИИ: БАЙКИ "ПРОФЕССИОНАЛОВ"

    НАЧАЛЬНИК
    БОЕПРИПАСЫ ДОЛЖНЫ ВЗРЫВАТЬСЯ, КОГДА ИМ ПРИКАЖУТ.
    ГЕНЕРАЛЬНЫЙ директор Российского агентства по боеприпасам Зиновий
Пак уверен, что взрывоопасная ситуация с многочисленными арсеналами
старых боеприпасов на территории России будет лишь усугубляться.
Необходимо в корне пересмотреть саму систему хранения и утилизации
отслуживших свой век бомб и снарядов.
    В своем коротком интервью "РГ" по поводу прогремевших на этой неделе
взрывов артиллерийских складов на Дальнем Востоке глава федерального
боеприпасного ведомства так прокомментировал ситуацию.
   - Любые боеприпасы, - подчеркнул Зиновий Пак, - должны взрываться
только тогда, когда им, образно говоря, прикажут. Любое самопроизвольное
воспламенение, а тем более "несанкционированные" подрывы абсолютно
недопустимы. И тем не менее подобные ЧП случаются все чаще. Не хочу быть
злым пророком, но если ситуацию не переломить коренным образом, то взрывы
будут продолжаться, и вполне может случиться гораздо более серьезная
катастрофа.
    К сожалению, настоящей государственной программы утилизации старых
боеприпасов в России нет. Решение этой чисто технологической проблемы
возложено на Министерство обороны, у которого нет ни надлежащих технических
средств, ни профессионального опыта. Поэтому-то утилизация затягивается,
идет хаотично, зачастую с нарушениями техники безопасности. И сваливать
все просчеты только на недостаточное финансирование, наверное, не стоит.
    Совершенно логично было бы передать судьбу устаревших боеприпасов в
руки тех специалистов, которые их создавали, то есть в ведение нашего
агентства. У Минобороны и так масса проблем с реформированием армии, с
боевой подготовкой. Зачем им еще ломать голову над задачами, которые наши
специалисты давно решили? У нас в Красноармейске под Москвой есть
специализированный институт, который многие годы занимается поиском путей
обезвреживания и утилизации самых различных взрывоопасных предметов. Здесь
созданы не имеющие мировых аналогов по эффективности, безопасности и
себестоимости технологии полной утилизации авиабомб, реактивных и
артиллерийских снарядов, мин и ручных гранат...
    На мой взгляд, как только оружие прекращает быть оружием, его немедленно
надо снимать с баланса Минобороны и передавать промышленности. После этого
должно приниматься принципиальное решение, как поступать. Есть два пути.
Либо те же боеприпасы модернизируются и срок их службы продлевается, либо
они подлежат уничтожению.
    Совсем недавно казалось, что Россия зашла в тупик с утилизацией запасов
химического оружия. Мы действительно не выполнили свои международные
обязательства в этом чрезвычайно сложном и гораздо более опасном, чем
утилизация обычной взрывчатки, деле. И лишь после того, как при активном
содействии Совета безопасности, который возглавлял нынешний министр обороны
Сергей Иванов, программа утилизации химического оружия была передана из
военного ведомства в ведение Российского агентства по боеприпасам, дело
сдвинулось с мертвой точки. Поэтому-то я и уверен, что мы справились бы и
с утилизацией обычных боеприпасов. Так что вопрос обеспечения безопасности
взрывоопасных арсеналов и начало их промышленной ликвидации носит сегодня
чисто организационный характер...
    Такова точка зрения человека, чья компетенция во всем, что касается
боеприпасов, не подлежит сомнению. Наша газета предполагает рассмотреть в
ближайший понедельник тему хранения боеприпасов и причины участившихся
возгораний армейских складов на совете экспертов. Участие в совете примут
представители Министерства обороны, Главной военной прокуратуры, специалисты
из промышленности, экологи.
     С.Птичкин, "Российская газета" (Москва), 19 октября 2002 г.

    "СПЕЦИАЛИСТЫ"
    От Москвы до Владивостока взрываются склады с боеприпасами. Почему?
На этот вопрос пытается ответить совет экспертов "Российской газеты"
    ВЗРЫВЫ на арсеналах - явление чрезвычайное, но в последние годы
далеко не редкое. Почему боеприпасы, укрытые на сохранение, вдруг
взрываются, нанося немалый ущерб казне, создавая реальную опасность
для жизни и имущества населения? Эта проблема обсуждалась на совете
экспертов в редакции "Российской газеты".
    Непосредственным поводом послужил недавний взрыв на складе боеприпасов
на окраине Владивостока, по счастливой случайности обошедшийся без жертв.
Но не всегда так везет, были случаи и с трагической гибелью людей.
    Собирая совет экспертов, мы старались пригласить лучших специалистов
в своей области, людей, владеющих не только познаниями, но и реальной
ситуацией на опасных объектах. Учитывая, что наибольшее число таких
объектов сосредоточено в подчинении
    Минобороны, вполне естественно, мы обратились прежде всего именно в это
ведомство. К нашему недоумению, сотрудники военного ведомства отказались
принять участие в открытом разговоре на эту тему. Не потому, что тема
слишком секретна - какие уж тут секреты, если осколки с воем проносятся над
головами испуганных жителей. Как нам стало известно, начальник, отвечающий
в военном министерстве за этот участок, решил, что до заседания Правительства
РФ, которое выносит эту больную тему на свое обсуждение, он говорить ничего
не будет, а его подчиненные без разрешения сделать этого не могут. Вот
пройдет заседание в кабинете министров - тогда пожалуйста.
    В каждом монастыре, как известно, свой устав. Но не потому ли у нас и
копятся проблемы, доведенные до чрезвычайной крайности, что мы привыкли
жить только по указке, дерзать только в рамках инструкции и даже мыслить
с оглядкой, а как бы чего не вышло?
    Годами и десятилетиями обычные люди, общественность были лишены
возможности участвовать если не в решении, так хотя бы в обсуждении самых
насущных проблем, от которых эти люди сами и страдают. Неужели среди них
нет граждан толковых, умных, профессионально подготовленных, знающих
конкретное дело до мелочей, до деталей и потому способных дать разумный
совет тем, кто принимает решения? Очень похоже, что наши чиновники так и
полагают, несмотря на все десятилетие крутых демократических перемен. Вот
приедет барин, барин нас рассудит, примут решение высокие начальники - мы
дружно возьмемся за выполнение, и нечего тут рассуждать. Если в Министерстве
обороны так рассуждает все управленческое звено на уровне главков, то
нечему и удивляться, почему военная реформа едет у нас, по выражению
армейских острословов, "на квадратных колесах".
    Тяжелое наследство
    Прежде всего мы попросили экспертов обрисовать проблему в том
общегосударственном масштабе, как она встала ныне перед специалистами,
Правительством РФ, общественностью.
    Петр Тарасов, ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА УПРАВЛЕНИЯ ФОРМИРОВАНИЯ,
ФИНАНСИРОВАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ГОСЗАКАЗА РОССИЙСКОГО АГЕНТСТВА ПО
БОЕПРИПАСАМ:
 - Вопрос утилизации обычных боеприпасов на государственном уровне возник
сразу после распада СССР и выделения Российской Федерации в самостоятельное
государство в 1992 году. Всем, казалось, было понятно, что долго хранить
сотни миллионов штук снаряженных боеприпасов просто невозможно. Выход был
в немедленном начале массовой утилизации устаревших боезапасов. Задача эта
не выглядела сложной. Состоялось несколько весьма компетентных по составу
участников общероссийских и международных конференций по вопросам
утилизации. С 1992 года по этой теме начал формироваться ежегодный
гособоронзаказ. В 1994 году постановлением Правительства РФ N 472 была
одобрена "Федеральная программа промышленной утилизации вооружений и
военной техники на период до 2000 года".
    Планировалось в течение пяти лет утилизировать 110 миллионов боеприпасов
с истекшими гарантийными сроками хранения. Программа утилизации строилась
так, что начиная с 1997 года работы по промышленной утилизации боеприпасов
должны были вестись по принципу самоокупаемости.
    Взрывчатку, извлеченную из различного вида боевых частей, планировалось
перерабатывать в промышленные ВВ, используемые в горно-рудной промышленности.
Различные цветные и драгоценные металлы, содержащиеся в боеприпасах,
естественно, шли бы во вторичную переработку. Однако, как показал и наш, и
зарубежный опыт, окупаемость не может быть полной. Она возможна лишь для
некоторых видов боеприпасов, например, артиллерийских выстрелов среднего и
крупного калибра с латунными гильзами, и перевозки утилизируемых снарядов
по железной дороге на расстояние не более 1000 километров.
    Эффективно и относительно дешево утилизацию можно вести только на
промышленной основе, на базе тех оборонных предприятий, которые когда-то
производили боеприпасы, подлежащие ныне полной переработке. Однако
промышленность оказалась как бы на подхвате, выполнение программы возложили
на Министерство обороны. С 1995 года работы по утилизации в рамках
гособоронзаказа вообще перестали финансироваться.
    Впрочем, надо отметить, что работы прекращены полностью не были, хотя
потеряли комплексный подход. А в этом деле как нигде нужна именно четкая
комплексная программа и грамотное планирование, учитывающее особенности
утилизируемых боеприпасов, а также интересы государственной безопасности.
    С 1992 года было утилизировано около 60 миллионов выстрелов различных
калибров. Это значительно меньше научно обоснованных показателей. Большие
проблемы у нас сегодня с МЕС. Без всяких вразумительных объяснений
железнодорожное ведомство взвинтило цену на перевозку боеприпасов,
подлежащих утилизации, в три раза по сравнению с перевозкой других
взрывоопасных изделий. Абсурд! Речь-то идет не о прибыльной коммерческой
деятельности, а о решении сложнейшей и по-настоящему взрывоопасной
государственной задачи, которая во всех странах считается затратной. В
США, например, выделяется по пять-шесть долларов на один килограмм
утилизируемого боеприпаса. И они считают это экономически оправданным и
даже выгодным для страны!
    Виктор Глинский, КАНДИДАТ ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ЛАУРЕАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
ПРЕМИИ РФ, ДИРЕКТОР ПО НАУЧНОЙ РАБОТЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО
УНИТАРНОГО ПРЕДПРИЯТИЯ "КРАСНОАРМЕЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
МЕХАНИЗАЦИИ":
  - Наш институт является головным по разработке различных способов
утилизации всех видов обычных боеприпасов. И мы (что признано мировым
сообществом) сумели создать совершенно уникальные технологии. У нас
сложились очень хорошие отношения с Главным штабом ВМФ. Даже при скудости
получаемых из оборонного бюджета финансовых средств на утилизацию моряки
распоряжаются ими очень грамотно. Промышленная ликвидация устаревших
торпед, мин, артиллерийских снарядов из арсеналов ВМФ идет все-таки
ритмично, хотя проблем тоже хватает. Одним из наших технологических
достижений можно считать мобильные комплексы модульной конструкции, которые
могут быть использованы для утилизации боеприпасов как на местах их
хранения, так и в промышленности. В настоящее время работает несколько
таких комплексов в России и Белоруссии. Для того чтобы интенсифицировать
работы в этом направлении, нужны только деньги. Кадры и технические
средства у нас пока еще есть.
    И тем не менее я, как ученый и промышленник, уверен, что по-настоящему
процесс массовой утилизации пойдет в том случае, если вопрос утилизации
обычных боеприпасов будет рассмотрен на федеральном уровне. Если учесть
наличие готовой инфраструктуры и кадров на заводах отрасли, то утилизацию,
конечно же, выгоднее вести на предприятиях Российского агентства по
боеприпасам. Технологические машины нужны будут в любом случае, как для
работы на местах хранения боеприпасов, так и на заводах отрасли. Однако в
последнем случае затраты будут существенно ниже, поэтому с государственной
точки зрения целесообразнее передать гособоронзаказ по утилизации в
ведение нашего агентства.
    Опасные арсеналы
    Почему проблема утилизации боеприпасов встала так остро именно сейчас?
Откуда взялись эти горы смертоносного груза? Какую опасность они таят для
населения и окружающей среды? Такие вопросы задает себе каждый человек,
услышав об очередном происшествии на опасных хранилищах. Как известно, за
соблюдением законности в войсках, в том числе и надлежащим хранением
боеприпасов, надзирает Главная военная прокуратура. Ей слово.
    Вячеслав Шкурко, ПОМОЩНИК ГЛАВНОГО ВОЕННОГО ПРОКУРОРА:
  - В 70-80-х годах прошлого века темпы производства боеприпасов в
советской оборонной промышленности были таковы, что в войска и другие
силовые структуры поступало около 40 тысяч условных вагонов боеприпасов.
В то же время резко сократились ассигнования на возведение специальных
хранилищ, арсеналов. Ситуация еще более осложнилась с выводом группировок
войск и вывозом вместе с ними огромных арсеналов из стран Восточной Европы.
Уже тогда емкости хранилищ были заполнены до-отказа и часть вывозимых
боеприпасов пришлось складировать буквально под открытым небом. Затем
начался период реформирования и сокращения уже российских Вооруженных Сил
и других силовых структур, и вновь на склады отправляются многочисленные
эшелоны боеприпасов. В итоге в настоящее время хранилища и арсеналы всех
силовых структур в среднем перегружены в 1,3-1,7 раза. Не удивительно, что
при таком положении нарушены многие нормы и правила хранения взрывоопасных
изделий. Например, многие типы боеприпасов нельзя складировать совместно,
такие изделия, как ракеты, неуправляемые реактивные снаряды, должны
храниться особо тщательно, с соблюдением температурного, влажностного
режима, отдельно от остальных боеприпасов. При случайном взрыве
артиллерийских снарядов осколки разлетаются на сотни метров. И если они
попадут в ракеты, то могут вызвать их взрыв с разлетом уже на десятки
километров, а мощные боевые части ракет создают реальную опасность для
различных объектов и людей.
    Немалую озабоченность военных специалистов вызывает и проблема старения
боеприпасов в перегруженных арсеналах. Их надо утилизировать. Но эта работа
ведется слишком медленно. На армейских складах хранится огромное количество
стрелковых боеприпасов еще времен гражданской войны, трофейных немецких и
японских боеприпасов. На некоторых складах уже более полувека лежат
боеприпасы, поставленные СССР по ленд-лизу из США.
    Резко снижают взрывобезопасность на перегруженных арсеналах действия
некоторых местных органов, которые нарушают постановление Правительства
No 135 от 17 февраля 2000 года о безопасных, режимных зонах особо опасных
объектов. Вблизи них самовольно захватываются земли. Например, в районе
хранилища боеприпасов под Можайском местные власти санкционировали
строительство асфальтового завода. Видно, никто не подумал о том, что
небольшая искра из дымовой трубы этого предприятия грозит поднять на воздух
огромный армейский арсенал, при этом и от самого завода останутся одни
обгорелые развалины да искореженное железо металлоконструкций.
    Кроме того, на все указанные нынешние беды военных арсеналов
накладывается еще и кадровая проблема. С сокращением численности Вооруженных
Сил значительно уменьшились и штаты арсеналов и баз. За последние десять
лет обслуживающий персонал сократился на 30 процентов. Теперь на ряде
взрывоопасных объектов вместо часовых с автоматами службу несут бабушки
с берданками наперевес. В прошлое ушло регулярное обслуживание массы
боеприпасов.
    Горы снарядов под открытым небом
    В настоящее время всего в стране в нескольких сотнях арсеналов, складов,
баз хранится различных боеприпасов на 1,5 триллиона рублей. Кроме того, в
самих войсках несколько тысяч хранилищ патронов, снарядов, ракет, мин,
торпед... По нашим данным, всего 30 процентов боеприпасов находится в
железобетонных хранилищах, 20 - в кирпичных, около 10 - в деревянных
постройки 30-40-х годов, а примерно 40 процентов вообще лежат под
открытым небом.
    Особенно тяжелая и опасная ситуация сложилась на Ржевском полигоне под
Санкт-Петербургом, на острове Сахалин, в районе Владивостока и еще во
многих местах. В редакцию "Российской газеты" регулярно приходят письма,
раздаются телефонные звонки, в которых люди откровенно рассказывают, что
им страшно жить по соседству с военными арсеналами. Дело доходит даже до
того, что мальчишки на сахалинском берегу, как крабов, собирают снаряды.
Возле московских аэропортов находят десятки реактивных снарядов.
    В последние годы с тревожной регулярностью на базах и арсеналах
происходят взрывы и пожары. Военные прокуроры буквально сбились с ног. В
среднем за год, по словам полковника Шкурко, проводится до 2,5 тысячи
прокурорских проверок на объектах хранения боеприпасов. В результате
должностным лицам выносятся прокурорские предупреждения по устранению
выявленных нарушений. Только командиры нередко просто разводят руками. И
откровенно говорят, что ничего не могут поделать. На устранение недостатков
нет денег. В прошлом году, например, в Минобороны на хранение боеприпасов
было выделено лишь 77 процентов от минимально требуемых средств. В
результате командиры стоят перед проблемой: или выдать своим подчиненным и
гражданскому персоналу заработную плату, или ремонтировать ограждение,
молниезащиту, закупать современные технические средства охраны,
пожаротушения и еще многое другое. За последние несколько лет более 600
должностных лиц только в воинских частях и соединениях Минобороны РФ были
привлечены к дисциплинарной, материальной ответственности. Сняты с
должностей и уволены из армии 26 военнослужащих от полковника до прапорщика.
А против 19 военнослужащих за нарушения Закона РФ "Об оружии" даже
возбуждены уголовные дела.
    Однако самые строгие меры не останавливают вал всяческих нарушений и
преступлений, связанных с боеприпасами. Только в первом полугодии 2002 года
в 1023 прокурорских проверках выявлено 1677 нарушений законности с хранением
боеприпасов и оружия в армии и на флоте. Нередко дело доходит до откровенной
уголовщины. Так, начальник службы ракетно-артиллерийского вооружения 201-й
мотострелковой дивизии в Таджикистане подполковник В. Коваленко, используя
служебное положение, по поддельным документам продал налево на 745 тысяч
рублей боеприпасы к стрелковому оружию и гранатометам. На Тихоокеанском
флоте за государственный счет пытался весьма крупно поживиться мичман
Гасанов. Он вынес из хранилища и спрятал в укромном месте сотни тротиловых
шашек с электровзрывателями, огнепроводными шнурами. Как нам рассказали
эксперты, это весьма ходовой товар на криминальном рынке оружия.
    В настоящее время флотская прокуратура активно расследует недавний
взрыв 122 мм снарядов в арсенале на окраине Владивостока. Следственной
бригадой под руководством заместителя прокурора ТОФа полковника Колбанова
установлено, что на воздух из-за небольшого пожара взлетели примерно
12 вагонов со старыми и списанными снарядами.
    Что делать?
    Извечный российский вопрос. Ясно одно: ничего хорошего ждать не
приходится. Если уже сегодня взлетают на воздух переполненные армейские
склады и арсеналы, гибнут люди, в массовом количестве разворовываются
оружие и боеприпасы, то делать вид, будто ничего такого из ряда вон
выходящего не происходит, просто преступно. С 1992 года только взрывы на
базах и арсеналах силовых структур причинили государству ущерб в 11
миллиардов рублей. Если бы, уверяют эксперты, все эти десять лет
выделялось по 1 миллиарду, затраты оказались бы идентичными, но при этом
проблема была бы уже решена, а ныне она нарастает как снежный ком. Вот
цена промедления. И решать ее необходимо уже в ближайшее время.
    Прежде всего надо вывести арсеналы из населенных пунктов и районов, где
размещены объекты особой опасности - атомные электростанции, химические и
нефтеперерабатывающие предприятия. Эту проблему, как отметил полковник
Вячеслав Шкурко, Минобороны РФ и другие силовые структуры, располагающие
арсеналами, могут решить при условии нормального финансирования. Кроме
того, надо разумно подойти к организационно-штатным преобразованиям на
объектах, где хранятся в огромных количествах боеприпасы. Если сократили
людей, тогда надо закупать у промышленности технические средства охраны,
пожаро- и взрывобезопасности. Но не поручать пенсионерам сторожить
взрывоопасные изделия, экономя на охране. Такая экономия выходит боком.
    И все-таки, пришли к единодушному выводу эксперты, эту общую большую
проблему можно решить только на федеральном уровне, никакому одному
ведомству она не по силам. Надо создавать единую, общефедеральную структуру,
наделенную полномочиями и средствами, которая координировала бы усилия всех
заинтересованных ведомств и в первую очередь могла бы решить проблему
подвоза боеприпасов к местам их утилизации.
    Что называется, пример для подражания у нас уже есть - это очень похожая
ситуация с утилизацией химического оружия. Слово - эксперту.
    Дмитрий Тимашков, ПОМОЩНИК ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА РОССИЙСКОГО
АГЕНТСТВА ПО БОЕПРИПАСАМ:
  - Проблема ликвидации химического оружия стояла не менее остро и стояла
годы. Тоже существовала программа, тоже были ответственные за ее выполнение,
была обозначена даже некоторая кооперация, но реальное дело не шло. Начало
процессу положило государство, приняв кардинальное решение: функции ведомств
были четко разграничены, все промышленные работы по утилизации ХО были
возложены на Российское агентство по боеприпасам, а за армией остались
функции по хранению оружия и охране химических арсеналов. Дело сразу
сдвинулось с мертвой точки. Практически по-новому была разработана
государственная программа ликвидации химического оружия с учетом изменений,
прошедших в стране за последние десять лет, с учетом экономического
положения, а также с учетом состояния арсеналов ХО. Причем нам удалось
экономически обосновать возможность решения этой сложнейшей проблемы в
несколько раз дешевле, чем это делается, например, в США. Мы считаем, что
с утилизацией обычных боеприпасов надо поступить точно таким же образом.
    Вопрос "РГ" к Петру Тарасову:
  - Если бы Правительство РФ поручило вашему агентству взять на себя все
промышленные работы по утилизации обычных боеприпасов, вы бы справились?
  - Это было бы абсолютно правильное решение. У нас есть для этого все
необходимое - производственные мощности, квалифицированные кадры, опыт
работы в этой области. При таком подходе исчезла бы и другая опасность,
когда мелкие, неподготовленные структуры занимаются фактически не
утилизацией, а демилитаризацией боеприпасов, т.е. разъединяют гильзу со
снарядом, используют ценный цветной металл, порох, а сам снаряд со
взрывателем не утилизируется, сохраняя опасность, либо уничтожается
методом подрыва, нанося ущерб окружающей среде. Такое решение поможет и
самой промышленности сохранить кадры, не растерять потенциал. Это был бы
государственный подход.
               Б.Ямшанов, С.Птичкин, А.Бабакин,
           Российская газета (Москва), 23 октября 2002 г.

                          *   *   *

     Государство освободилось от не очень ценных услуг З.Пака в апреле
2003 годы. А склады с боеприпасами продолжают взрываться. Скорее всего,
так будет и дальше.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и война"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами