Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                  Сообщение CHEM&WAR.502, 12 сентября 2003 г. **
*******************************************************************
                                          Наследие химической войны

             МОРСКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ЗА ХИМИЧЕСКИМ ОРУЖИЕМ

    МОРЕ ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ
    Сразу несколько специализированных морских экспедиций работают
сейчас в различных концах России. У них одна задача - оценить масштабы
и точные координаты мест, где захоронены снаряды с отравляющими
веществами и радиоактивные отходы. Таких мест в морях, омывающих нашу
страну, - десятки. Как утверждают специалисты, массовый выброс
отравляющих веществ в районы моря, используемые для рыболовства, может
произойти в любой момент.
    Концы в воду
    После победы во Второй мировой войне страны - участники антигитлеровской
коалиции, помимо прочих трофеев, стали обладателями 270 000 тонн химического
оружия, произведенного в Третьем рейхе. На основании секретных
договоренностей союзники затопили этот опасный груз в Балтийском море.
Решение это нельзя назвать легкомысленным: более дешевого способа избавиться
от смертоносной обузы не изобретено до сих пор. Трофейные корабли и
отслужившие свой срок суда американского флота, загруженные снарядами с
ипритом, люизитом, фосгеном, табуном, кларком и зарином должны были обрести
вечный покой в водах северной Атлантики, а также в Борнхольмской и
Готландской впадинах непосредственно на Балтике.
 - Но жизнь изменила эти намерения, - рассказал "Известиям" о событиях
тех далеких времен директор Атлантического отделения Института океанологии
им.П.П.Ширшова РАН, доктор физико-математических наук Вадим Пака. - Порядка
230 000 тонн химических токсинов находились под контролем США и
Великобритании. При транспортировке в Атлантику караван попал в страшнейший
шторм в районе пролива Скагеррак. Возникла угроза заражения шведской
береговой полосы, и командование отдало приказ о затоплении судов с
химоружием непосредственно в проливе.
    Советская сторона тоже внесла коррективы - в нарушение принятых
обязательств и в порядке экономии захваченных кораблей противника снаряды
было решено топить россыпью.
 - Операцией руководил знаменитый адмирал Владимир Трибуц, - продолжает
ученый. - Наверное, это была не самая лучшая операция нашего флотоводца.
На выполнение этой миссии был подобран специфический контингент: зеки и
военнопленные. Не удивительно, что сброс снарядов в море начинался чуть
ли не от береговой полосы.
    Эхо войны
    Сегодня покоящиеся на морском дне корпуса снарядов, начиненных
отравляющими веществами, под воздействием воды и времени разрушаются.
Процесс коррозии близок к критическому уровню. Из проржавевших свищей в
море вытекает смерть, созданная человеком. Некоторые химические реагенты,
например фосген или табун, вступая в контакт с водой, в считанные секунды
становятся безвредными, но период распада, например, иприта - несколько
десятилетий.
 - В 1997 году в очередной пробе грунта со дна оказался мягкий кусок почвы,
напоминающий пластилин, - вспоминает Вадим Пака. - Мы положили образец в
сушилку и сразу почувствовали острый горчичный запах. Сомнений не
оставалось - иприт. Вооружившись противогазами, мы загерметизировали брикет
и отправили для дальнейших исследований. Наши предположения оказались
верными.
    Случаи обнаружения опасных находок на дне Балтики исчисляются в наши
дни сотнями: останки снарядов и контейнеров из-под химических вооружений
часто попадаются в качестве улова в рыбацкие сети моряков. Самого директора
Атлантического филиала института океанологии тревожит и еще один факт:
 - Помимо реальной возможности получить смертельную дозу отравления (а
такие случаи уже бывали) рыболовство в непосредственной близости от впадин
и пролива способствует расширению границ могильников. Зацепившиеся тралами
снаряды растаскиваются. С каждым годом схема Борнхольмского захоронения все
больше напоминает осьминога, чьи щупальца тянутся во все стороны на десятки
миль.
    Мертвая зыбь
    Несмотря на то что от событий тех дней нас отделяет почти шестьдесят
лет, вопросов о том, что, где и как хоронили союзники в суровую зиму 1946
года, не становится меньше. Великобритания продлила гриф секретности своих
архивов еще на 50 лет, аналогично поступили и другие страны.
 - До сих пор не ясно: кому коалиция доверила похороны 2000 тонн зарина, -
недоумевает Пака. - В позапрошлом году в Скагерраке мы установили следы
его присутствия, но дальнейшие пробы не подтвердили факт выброса этого
отравляющего вещества. В том же году, в Борнхольмской впадине мы обнаружили
три корпуса кораблей времен Второй мировой - значит, кто-то из
друзей-союзников подбросил в советский сектор свою толику гадости. Таких
неприятных открытий больше чем достаточно.
    Научно-исследовательское судно "Профессор Штокман", принадлежащее
Институту имени П.П.Ширшова, осуществляет мониторинг морских химических
могильников. Самый точный метод определения выброса отравляющих веществ -
превышение естественного фона мышьяка (он является первоосновой люизита).
Содержание грамма этого знаменитого яда в килограмме морского грунта
достаточно для признания района отбора проб зоной тотального химического
поражения. В прошлом году одна из проб, взятая в той же Борнхольмской
впадине, превысила эту норму в два с половиной раза.
    Что день грядущий нам готовит?
 - Мне меньше всего хочется нагнетать истерию и оглашать какие-нибудь
сумасшедшие нюансы наших исследований, - завершает свой рассказ Вадим
Пака. - Хочется огласить самый неприятный нюанс - отсутствие средств и
должного внимания к обследованию захоронений. Незнание порождает ужас и
панику. Уже не однажды я слышал популистские лозунги о грядущем
апокалипсисе на Балтике. Такие демарши будут продолжаться до тех пор, пока
мы детально не изучим донные кладбища и на основе собранного материала не
составим математическую модель вероятных рисков. Но сегодня сутки работы
"Профессора Штокмана" в море стоит три с половиной тысячи долларов, а в
этом году институту выделили на обслуживание судна и на исследования ровно
двадцать тысяч американских рублей.
    Прогнозы, которые высказывают океанологи, трудно назвать утешительными.
В ученом мире существует версия о возможном залповом выбросе отравляющих
веществ и последующей за ним масштабной экологической катастрофе. Уже
доказано, что иприт и некоторые другие составляющие химоружия являются
еще и мутагенами, то есть веществами, способными стимулировать мутации
генетического кода. Калининградский океанолог Татьяна Щука в ходе
исследований в районе Скагеррака обнаружила значительные отклонения в
организмах обитающего в проливе биопланктона, определила наличие у этих
представителей морской фауны большого процента раковых клеток. Перечень
ошеломляющих открытий и пугающих версий можно продолжать до бесконечности.
    "Потенциально может быть все"
    В начале 90-х годов в Белом море произошла массовая гибель морских
звезд. Именно тогда заговорили, что возможной причиной этого является
утечка из затопленных емкостей с боевыми отравляющими веществами. Правда,
что это за вещества и где конкретно они были затоплены, - никто не знал.
И вот не так давно научно-исследовательское судно "Академик Борис Петров"
приступило к обследованию подводного могильника ядерных отходов в районе
архипелага Новая Земля в Карском море.
 - Да, мы знали о том, что в Белом море производились какие-то
захоронения, - сообщил "Известиям" замначальника Главного управления
природных ресурсов и охраны окружающей среды по Архангельской области
Виктор Кузнецов. - Но сколько мы ни пытались найти какие-то официальные
документы, ничего не получалось. Даже когда мы обращались в Минобороны,
никто вроде бы и не отрицал факта захоронения. А вот что касается времени,
места, объемов, характера складирования - ничего этого у нас не было.
Участники экспедиции сейчас работают в западной части Карского моря по
программе оценки последствий захоронения аварийных реакторов и других
радиационно опасных фрагментов.
 - В числе затопленных объектов называются атомная подводная лодка К-27,
контейнеры с твердыми радиоактивными отходами и реакторный отсек субмарины
К-254. Это так?
 - Есть несколько мест захоронения, даже лодка захоронена. Пока последствий
нет. Но потенциально может быть все: может, начнется коррозия, разрушения и
выход радиоактивных материалов.
    В августе с. г. судно "Профессор Штокман" с учеными на борту провело
исследование в центральной части Белого моря. По словам руководителя отдела
морской геологии Всероссийского геологического института (Санкт-Петербург)
профессора Михаила Спиридонова, были выбраны два полигона, обозначенные на
морских картах как районы ? 120 и 121. Ученый полагает, что на полигоне ?
120 обнаружены явные следы захоронения, а содержание мышьяка здесь
показывает, что это - техногенная аномалия. С помощью специальных приборов
удалось обнаружить несколько десятков техногенных объектов. Как отметил
старший офицер отдела проведения подводных работ МЧС РФ Максим Владимиров,
экспедиция обследовала два наиболее вероятных места захоронения химического
оружия в Белом море. Здесь были выявлены магнитные аномалии, обнаружено 12
техногенных объектов размером 7--10 метров. Везде - аномальное содержание
мышьяка в грунте.
    Н.Шилова, Архангельск

    "Средств борьбы с этой опасностью у нас нет"
    12 сентября из Японского моря возвращается экспедиция МЧС по
обследованию мест захоронения радиоактивных отходов и снарядов с
химическими веществами. Десятилетия военные производили сброс в океан.
Накопившиеся на атомных субмаринах жидкие радиоактивные отходы сливались
в специальные баржи. После заполнения их выводили в море в район, где
глубины побольше, и просто топили. Сейчас уже так не делают, но сколько
всякой гадости затопили военные за предыдущие десятилетия, общественности
неизвестно.
 - У военных много разных тайн, и это - одна из них, - говорит руководитель
приморского экологического центра "БРОК" Анатолий Лебедев. За прошедшее
время затопленные баржи с опасным грузом вполне могли проржаветь и дать
течь, что способно привести к критическому повышению радиоактивного фона.
    Какова ситуация сейчас? На этот вопрос и призвана ответить экспедиция
МЧС на специализированном научно-исследовательском судне "Профессор Хромов",
в которую отправились специалисты Московского конструкторского бюро
"Электрон" и Дальневосточного научно-исследовательского
гидрометеорологического института (ДВНИГМИ). Они проверяют три места
захоронений радиоактивных отходов и снарядов с химической начинкой - у
берегов Приморья, на севере Японского моря и недалеко от Сахалина.
 - Опасность представляют не столько радиоактивные отходы, сколько снаряды
с химическими веществами, - сообщил "Известиям" директор ДВНИГМИ Юрий
Волков. - Если случится их массовое "раскупоривание", то может произойти
катастрофа. Ведь есть такие районы, от которых течения поднимаются на
поверхность моря. Средств борьбы с подобными происшествиями у нас нет -
слишком большие глубины захоронений.
  О.Жунусов, И.Стулов

   Источник:
   http://www.izvestia.ru/conflict/article38209, [16:40 09.09.03]

     Прислал: С.Кричевский, sergei.krichevsky@starcity.ru,
              9 сентября 2003 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и война"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами