Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
******       Х И М И Я * И * В О Й Н А       **********************
*******************************************************************
***                     Сообщение CHEM&WAR.685, 21 марта 2005 г. **
*******************************************************************
                                                     Ракетная война


           ПРИГЛАЖЕННАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ДАВНЕЙ АВАРИИ В ПЛЕСЕЦКЕ


    48 человек погибли в результате аварии РН <Восток-2М> на космодроме
Плесецк 25 лет назад
    21.03.2005  На Государственном испытательном космодроме Плесецк 18 марта -
день памяти и скорби. Четверть века назад, 18 марта 1980 года при подготовке
к запуску ракеты - носителя среднего класса <Восток-2М> в результате ее
взрыва на пусковой установке погибло 48 военнослужащих, а более 40 получили
ранения.
    КАК ЭТО БЫЛО:
    Ракета "Восток-2М" характеризовалась очень высокие надежности - за 16
лет проведения пусков этой ракеты с Байконура и Плесецка. имела место только
одна авария и два несостоявшихся пуска, а с 1970 по 1980 годы не было ни
одной аварии. Очередной пуск ракеты-носителя "Восток-2М" с космическим
аппаратом был запланирован на 21 час 18 минут 18 марта 1980 года с пусковой
установки ?4 (площадка 43). Накануне ракета была установлена в стартовом
сооружении и прошла без замечаний автономные и генеральные испытания. В
соответствии с технологическим графиком началась заправка компонентами
ракетного топлива.
    Первыми были заполнены баки горючего, а затем, в 18 часов 5 минут,
началась заправка жидкого кислорода. Заправка окислителем один рад
приостанавливалась в связи с появлением течи жидкого кислорода в стыке
наполнительного соединения и заправочного клапана третьей ступени. Подобные
течи окислителя имели место и раньше, так как этот узел заправочной
магистрали никогда не славился герметичностью.
    Для устранения возникшей течи на пятую площадку фермы обслуживания были
доставлены необходимый инструмент, но каких-либо действий по устранению течи
не предпринималось. В 18 часов 20 минут заправка была возобновлена, а
истекающий кислород по самодельному желобу из фольги отводился в сторону от
ракеты.
    К моменту окончания заправки окислителем третьей ступени, когда в 18
часов 57 минут заправочные насосы перешли на малый расход, течь кислорода
стала очень маленькой и практически прекратилась. В 19 часов 1 минуту 18
марта 1980 года яркая вспышка осветила местность, и море огня охватило всю
пусковую установку. Разрушение ракеты носило скоротечный характер - за 30
секунд серия из трех или четырех взрывов полностью уничтожила ракету
Образовавшаяся смесь из 73-х тонн керосина и 179-та тонн жидкого кислорода
превратила стартовый комплекс в огненный ад - в жидком кислороде горел даже
металл (!)
    В это время на своих рабочих местах в соответствии со штатным расписанием
находились и выполняли операции технологического графика 141 человек. Для
выяснения причин взрыва были привлечены ведущие ученые, специалисты и
опытные испытатели ракетно-космической техники из научно-исследовательских,
конструкторских и производственных организаций промышленности Министерства
обороны и Академии наук СССР
    Основная сложность в расследовании причин катастрофы заключалась в
отсутствии прямых свидетельств о месте и причинах катастрофы. Поэтому свои
версии рабочие группы строили, опираясь на результаты опроса уцелевших
номеров боевого расчета и очевидцев катастрофы, многие из которых находились
на достаточно большом, удалении от пусковой установки. По визуальным
наблюдениям большинства (более 80 процентов) очевидцев катастрофы в
начальный период возникла вспышка в районе третьей ступени ракеты. Затем
через 3 - 7 секунд произошел взрыв ниже нулевой отметки, после чего возник
общий пожар на пусковой установке, сопровождавшийся взрывами, Разрушение
ракеты носило столь скоротечный характер, что от боевого расчета не было
получено ни одного сигнала тревоги. Только капитан А. Кукушкин успел
крикнуть по шлемофонной связи; <Снять напряжение с борта!...>
    Для объяснения причин катастрофы было выдвинуто несколько версий. Больше
всего версий оказалось в группе, объясняющей начало катастрофы взрывом
перекиси водорода в нижней части ракеты Перекись водорода является крайне
неустойчивым химическим соединением. Любая соринка или использование
нештатных материалов могут вызвать взрывообразное разложение перекиси с
выделением большого количества чрезвычайно-активного, раскаленного до 960*С,
атомарного кислорода, способного воспламенить все. что может гореть
    К сожалению, приходится констатировать, что во время работы комиссии не
были всесторонне и до конца изучены обе версии. У каждой из версий оказались
не только веские "за", но и "против". Так, например, для устранения течи
кислорода на площадку обслуживания были доставлены необходимый инструмент и
мокрая ткань, но достоверно установлено, что пока шла заправка, ткань для
устранения течи не применялась. В то же самое время были найдены фрагменты
ракеты указывающие, что первый взрыв произошел в нижней части ракеты, в
районе бака перекиси водорода центрального блока.
    В конечном итоге официальной стала "верхняя" версия. Правительственная
комиссия приняла решение, что причиной катастрофы стал <взрыв (воспламенение)
пропитанной кислородом ткани в результате несанкционированных действий одного
из номеров боевого расчета>. Те, кто мог это опровергнуть, погибли вместе с
ракетой
    Не секрет, что расследование причин любой аварии или катастрофы на
ракетно-космической техники начинается с попытки доказать наличие ошибок в
действиях боевого расчета. Только через год после катастрофы удалось
установить, что причиной взрыва 18 марта 1980 года были фильтры перекиси
водорода, технология изготовления которых была изменена. Неизвестно, то ли
в результате профессиональной некомпетентности, то ли равнодушия или
халатности, но работники КБ общего машиностроения незадолго до трагических
событий предписали (!) использовать для производства фильтров каталитически
активные материалы. Это и привело к тому, что о тот злополучный день
разложение перекиси водорода началось в наземных магистралях и завершилось
взрывом на борту ракеты. Но чтобы доказать это, понадобилось почти 16 лет и
титанические усилия ветеранов космодрома. 5 февраля 1996 года, через 5803
дня после трагедии, произошла официальная реабилитация не только боевого
расчета, но и всего космодрома. А 11 декабря 1999 года на специальном
заседании Комиссии по военно-промышленным вопросам при Правительстве РФ было
принято решение <О реабилитации боевого расчета космодрома Плесецк в связи с
катастрофой ракеты-носителя типа Р-7А 18.03.1980г.>, в котором, в частности,
говорится: <... согласиться с выводами межведомственной комиссии, сделанными
в июле 1995 года в части невиновности личного состава боевого расчета
космодрома Плесецк>.
    Сегодня, 18 марта, возле памятного мемориала, где похоронены жертвы той
катастрофы, руководители и ветераны космодрома Плесецк, родственники, боевые
друзья и сослуживцы погибших почтили светлую память тех, кто отдал свои
жизни делу освоения космоса и укрепления оборонной мощи нашего государства.
    Выступивший на памятном мероприятии начальник космодрома Плесецк
генерал-лейтенант Анатолий Башлаков отметил, что <создание, испытание и
эксплуатация ракетно-космической техники - всегда сопряжены с опасностью. А
работа испытателей космодромов требует от них не только высокого
профессионализма, полной самоотдачи, но и большого личного мужества>.
    Затем участники церемонии посетили 43-ю площадку космодрома, где возле
мемориальной стелы, воздвигнутой у пусковой установки No 4, к месту гибели
ракетчиков были возложены цветы.
    Память об испытателях ракетно-космической техники жива в сегодняшних
делах космодрома, в успешно проводящихся пусках МБР и космических
ракет-носителей с его стартовых позиций,
    ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОЧЕВИДЦЕВ ТРАГЕДИИ:
    Владимир Леонтьевич Иванов в 1980 году был начальником полигона. Его
воспоминания были получены пресс-центром буквально на днях:
   <... В марте 1980 года случилось непредвиденное. На 4-й ПУ стартового
комплекса типа <Союз> произошел взрыв ракеты. Она разрушила стартовое
сооружение и унесла жизни десятков людей. Эти события могли поставить жирную
точку в моей судьбе. Буквально через 5 часов после катастрофы на полигон
прибыла Государственная комиссия, в состав которой входили: заместитель
Председателя Совета Министров СССР Л.В.Смирнов, Министр общего
машиностроения С.А.Афанасьев, заместитель Министра обороны по вооружению
генерал-полковник Алексеев Н.Н., Главнокомандующий РВСН главный маршал
артиллерии Толубко В.Ф., начальник ГУКОС генерал-полковник Максимов А.А.,
генеральные конструкторы РКТ Козлов Д.И., В.П.Глушко, В.П.Бармин и многие
другие ученые и создатели РКТ.
    Но комиссии, расследовавшей причины катастрофы, не удалось учесть всех
обстоятельств дела (это выяснилось только через двадцать лет). В итоге она
вынесла ошибочный вердикт о виновности боевого расчёта полигона. Самое
тяжелое бремя в этом случае естественно ложилось на мои плечи - командира
этого боевого расчёта. Правда, учитывая прежнее прохождение службы и малый
срок моего пребывания в новой должности, было принято решение ограничиться
выговором от ЦК КПСС и Совмина.
    Через некоторое время после катастрофы генерал-полковник А.А.Максимов
предлагал мне поехать на Байконур его начальником.
 - Не могу я сейчас уехать отсюда. Люди тут меня грудью защитили, а я их
брошу, - объяснял ему. - Да что ты упрямишься, - наседал он. - Сейчас
Д.Ф.Устинову позвоню, сразу будешь назначен начальником полигона и
<генерал-полковника> получишь.
    Но мне удалось убедить его этого не делать.
    Служба была продолжена с удвоенной энергией. Но беда не приходит одна.
Нашёлся доброжелатель, который в святой праздник - День Победы сообщил моей
матушке <интересную> новость: <Сына твоего судить будут. Он людей погубил
много>. Мать только вскрикнула, как раненная птица, и слегла. А через четыре
дня её не стало>.
    Василий Леонидович Шевченко единственный номер того рокового боевого
расчета, до сих пор проживающий в Мирном. 18 марта 1980 года он был
капитаном и исполнял обязанности начальника отделения компрессорной станции:
    <Оба дня подготовки ракеты-носителя на старте я был 63-м номером боевого
расчета. В 19 часов я зашел в <зиповую> комнату, находящуюся на - 4 этаже.
Вдруг услышал 4 хлопка и почти сразу же - команду, данную подполковником
Ю.М.Шмытовым, по громкой связи: <Всему боевому расчету эвакуироваться>.
Голос его был спокоен. Из 214 пусков у меня все ракеты взлетали. Поэтому я
был уверен в успешном пуске и этой ракеты. Даже когда я выпрыгнул на <0> и
увидел горящий старт, подумал, что сейчас мы все потушим и запустим. Но
огонь был такой мощный, что фермы обслуживания погнулись и стали похожи на
сгоревшие бенгальские огни. Тем не менее даже в таком аду шла работа по
предотвращению новых очагов: капитан А.А.Лобур в составе АСГ руководил
тушением старта, подполковник А.Г.Касюк спокойно отдавал команды
железнодорожникам на подстыковку 8 цистерн с кислородом и азотом для
транспортировки их на безопасное расстояние. Я пересчитал своих подчиненных
и мы ринулись к запасному выходу. После того как я доложил о том, что мой
расчет не пострадал, моя миссия на старте в тот день была завершена.
    18 марта после пуска был запланирован творческий вечер всенародно
любимого артиста театра и кино Евгения Леонова. Концерт этот не состоялся, а
Леонов больше никогда не приезжал на космодром.
    Мне было поручено побывать в семье погибшего рядового Анатолия
Карацевцева - в деревне Новая Лайвела Пинежского района Архангельской
области. Через несколько лет его младшая сестра Татьяна работала в первой
школе Мирного учителем математики. Последние годы я много занимался с
зарничниками в первой школе. Воспитал чемпионов России. Возил ребят на
четвертый стартовый комплекс. Но только однажды рассказал, что был
свидетелем страшной катастрофы: горечь и обида за несправедливое решение
государственной комиссии многие годы жгла сердце>.
    Иван Андреевич Кенов, в то время замполит группы пуска, находился во
время взрыва под ракетой. И выжил. (опубликовано в газете <Труд> в 2000
году):
    <Оказался я в технических помещениях под стартовым столом - в
<керосинке>, комнате для слива горючего. Зашел зачем-то и сел за стол.
Огонь ворвался через открытую дверь. Мне повезло, что я сидел за бетонной
перегородкой. Температура все выше, комната раскалилась, дышать нечем, и я
побежал к запасному выходу. Снаружи все горело, слышен был рев человеческий.
Но выбора не оставалось. Бросился к лестнице - подниматься надо было метров
40. И в этот момент кто-то вцепился в меня сзади, ухватившись за куртку
мертвой хваткой. И я тем не менее, поднялся, - не знаю, как сил хватило, -
наверх. Вывалился на косогор и потерял сознание. У меня был термический ожог
верхних дыхательных путей. Не знаю, сколько пролежал. Очнулся, голова
кружится, пополз к лестнице. Тут меня сверху и заметили. Понесли к автобусу.
Вот этот момент я запомнил. Обожженные люди, какие-то синие, многие без
пальцев рук, кистей. Автобус криком боли исходит. Отвезли в госпиталь -
посещения строго запретили. И только через три дня смог повидаться со своей
женой. После аварии многие уехали. Я не мог. По должности должен был
воодушевлять людей>.
    Валерий Васильевич Морозков был капитаном и служил начальником
комплексного отдела в\ч 13973:
    <Я, откровенно говоря, не был номером боевого расчета, но испытал
потрясение и шок наравне со всеми, кто служил тогда во втором управлении.
Это был 432 пуск на космодроме и 9-й с начала 1980-года. Когда Н.И.Сениченя
сообщил мне о случившемся, я был дома. Автоматически оделся и находился в
режиме ожидания - вдруг потребуется моя помощь. Я ломал голову над тем, что
могло стать причиной аварии: <Либо перекись водорода, либо пожар на рулевой
машинке>, - думал я тогда. Но больше всего меня тревожил вопрос: кто остался
жив? Ведь я по сантиметрам знал, кто, где находился в момент взрыва.
    Я много лет прослужил во втором центре, но иногда я задумываюсь над тем,
что именно эта авария послужила своеобразным импульсом для развития системы
безопасности на стартовом комплексе. В момент взрыва оборвались все кабели
системы пожаротушения. Работали только азотные продувки. Поэтому с 1981 года
была разработана и внедрена программа пожаровзрывобезопасности. Предложений
по ПВБ было много в том числе и нереальных для того времени (некоторые
внесенные тогда предложения могут быть осуществлены только на РН <Союз-2>).
В итоге ключевыми принципами ее стали:
 1. Уменьшение количества личного состава на этапе заправки ракеты;
 2. Внедрение системы дистанционного контроля над пожароопасными объектами;
 3. Дистанционное отключение разъемов перед пуском;
 4. Внедрена система эвакуации боевого расчета;
 5. Для обеспечения безопасности боевого расчета был изменен график
технологической подготовки;
 6. Отменено требование нахождения личного состава на боевых постах во
время всего графика технологической подготовки.
    Авария 1980-го года показала, что каждый, кто находится на старте,
должен быть предельно внимательным. Должен уметь мгновенно принимать
единственно верное решение, досконально знать инструкции, включать в работу
не только свои знания, но и все органы чувств - слух, зрение, осязание,
обоняние, интуицию. Не бывает двух одинаковых пусков. На старте не бывает
пустяков.
   Я до сих пор чувствую себя в долгу перед погибшими. Поэтому никуда не
уезжаю, потому что только здесь я что-то знаю и что-то умею>.
        [Пресс-служба Космических войск]
        http://www.spacenews.ru/spacenews/live/full_news.asp?id=12369



**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и война"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами