Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск


     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####     Сообщение ECO-HR.1049, 3 июня 2003 г. ****************##
 #################################################################
                                       Право на осмысленную власть


             БОЛЬШАЯ ВОЕННО-ХИМИЧЕСКАЯ ПАНАМА В ГОРНОМ
          (Кириенко дырявит дырочку в пиджаке для ордена)

    Первый опытно-промышленный объект для ликвидации ОВ был
возведен в пос.Горный Саратовской области. Именно там была решена
задача к 29 апреля 2003 года уничтожить первые 400 тонн ОВ. И
отчитаться перед ОЗХО в Гааге.
    Впрочем, ВХК и лично З.П.Пак приложили много усилий для решения
этой задачи иным - более варварским - способом.
    Началось с попытки ликвидировать большую партию зарина под видом
уничтожения "аварийных" боеприпасов. Для этого были избраны авиационные
химические бомбы калибра 250 кг (типа ОБАС-250-235П; другое ее обозначение
9-А-164), которых только на трех авиахимбазах хранилось не менее 15700
штук (4866 в Марадыковском, 5580 в Леонидовке и 5280 в Почепе). Боеприпасы
эти по возрасту были самыми старыми, а по боевой привлекательности для
любителей химической войны - наименее ценными. Впрочем, не погнушались и
зарином из нескольких типов артиллерийских химических снарядов.
    Сама идея с самого начала не выглядело простой в исполнении. Поскольку
в каждой авиахимбомбе содержится лишь 47 кг зарина, для уничтожения
значительных объемов ОВ необходимо было подыскать и немало "аварийных"
боеприпасов: одна отчетная тонна зарина требует уничтожения 21 авиабомбы,
а для ликвидации 10 тонн требуется расстаться уже с 213 авиабомбами. Таким
образом, смысл во всей этой затее мог быть лишь в случае уничтожения порядка
100 тонн зарина, для чего необходимо было подыскать на одной-двух авиабазах
2128 "аварийных" химиавиабомб. Если же обратиться к артснарядам с зарином,
в каждом из которых содержится всего 1,3-2,8 кг ОВ, то для ликвидации
серьезных количеств зарина необходимо было уничтожить под видом "аварийных"
уже не тысячи, а сотни тысяч снарядов.
    Это было бы слишком.
    Справедливости ради отметим, что жители Оричевского и Котельничского
районов Кировской области еще в марте 2000 года предупредили власти, что
проделывать этот фокус не следует, поскольку установка КУАСИ абсолютно
не пригодна для регулярного уничтожения химических боеприпасов.
Действительно эта установка не имеет очистных устройств и потому способна
работать только летом, когда у военных возникает возможность не глотать
самим неочищенные выбросы зарина, а направлять их в атмосферу близлежащих
населенных пунктов (Речица в Брянской области, Леонидовка в Пензенской
области, Мирный в Кировской области). К тому же ни сама установка КУАСИ,
ни заложенный в ней принцип уничтожения ОВ никогда не проходили
государственных экологических экспертиз, обязательных в случае их
использования для решения регулярных, а не аварийных задач.
    Отметилась даже Государственная Дума России. Вот всяком случае
3 октября 2000 года во время проходивших там парламентских слушаний в
проекте итогового документа было записано следующее: "Без необходимого
обоснования планируется уничтожение химического оружия на установках
КУАСИ, предназначенных для уничтожения только единичных аварийных
снарядов".
    Можно только удивляться глухоте властей и лично З.П.Пака, которые
все же решились на тайное (от населения - для властей всех уровней эта
активность не была тайной никогда) уничтожение на складах химоружия в
Марадыковском, Леонидовке, Кизнере и Щучьем партии неаварийных химических
боеприпасов с использованием установки КУАСИ.
    Сначала фокус с "аварийными" артиллерийскими снарядами был проделан
на складе артхимбоеприпасов в Кизнере, причем сделано это было не один
раз: 16-22 августа 2000 года было уничтожено на КУАСИ 14 артснарядов с
зарином, а 20-24 сентября 2001 года были ликвидированы еще 23 артснаряда.
Осенью 2002 года дошло и до химсклада возле Щучьего, где в сентябре было
уничтожено, по сообщениям прессы, 195 "аварийных" артхимснарядов с зарином.
    То же самое было проделано и на авиахимбазах: 13-16 августа 2001 года
тайком от населения Пензенской области были уничтожены 19 авиахимбомб с
зарином на складе в Леонидовке, а 5-10 октября 2001 года была ликвидирована
31 химавиабомба на складе в Марадыковском. И все это, разумеется, под так
называемым "контролем российских и зарубежных наблюдателей".
    Впрочем, эти спорадические действия по ликвидации 2,5 тонн зарина
совершенно не смотрелись на фоне самой задачи - исполнения обязательства
по уничтожению 400 тонн ОВ.
    Когда неудача на зариновом фронте стала, наконец, очевидной для самого
руководителя Росбоеприпасов З.П.Пака, он направил свои организационные
усилия совсем в ином направлении, решив выполнить первое международное
обязательство с помощью опытно-промышленного объекта, возводимого в
пос.Горный (Саратовская область). Для этого ему пришлось полностью
измененить всю концепцию проекта завода по уничтожению химоружия,
прошедшую в 1999 году государственную экологическую экспертизу.
    Прежде чем продолжить описание деталей этой авантюры, обратимся к ее
лидеру. Когда-то З.П.Пак возглавлял Люберецкое НПО "Союз" (г.Дзержинский
Московской области), где разрабатывались топлива для твердотопливных ракет.
Располагалось оно совсем рядом в военно-химическим полигоном в Кузьминках.
Однако разница между учреждениями этих двух типов была принципиальной.
Как уже упоминалось выше, на "Союзе" и остальных предприятиях по разработке
и производству взрывчатки, пороховых зарядов и тому подобной "химии",
чреватой взрывом и одномоментной утратой "социалистической собственности"
в особо крупных размерах, в приципе никогда не допускались технологические
послабления. С другой стороны, на заводах и иных учреждениях химической
войны, где можно было сэкономить на безопасности, делали это безжалостно -
страдали лишь люди, да и то не сразу, а постепенно, а уж с этой напастью
"врачи" справлялись успешно (денег хронически отравленным не давали - "не
находились" причины отравлений). Так вот, З.П.Паку понадобился год, чтобы
понять, что для продолжения карьеры ему нужно расстаться с принципами
безопасности заводов взрывчатки, твердых ракетных топлив и порохов и пойти
по пути авантюристов химической войны, для кого медленное отравление людей
никогда не было фактором, который необходимо брать в расчет при обсуждении
вопросов безопасности. И он успешно перековался.
    В сентябре 2001 года З.П.Пак предписал разделить строительство объекта
в Горном на два пусковых комплекса. Он решил запустить сначала лишь 1-й
пусковой комплекс (формально небольшой мощности - 90 тонн ОВ в год, однако
и эта мощность позволяла совершить стахановский спурт). "В состав 1-го
пускового комплекса вошла установка уничтожения люизита со всеми
вспомогательными сооружениями, обеспечивающая его ввод в 2002 году" (так
думали экологические эксперты в конце 2002 года, задним числом знакомясь
с проектом). Остальную стройку он оставил "на потом" ("в состав 2-го
пускового комплекса вошла установка уничтожения иприта...").
    Однако это решение также не позволяло быстро избавиться от 400 тонн
ОВ в рамках "двухстадийной технологии уничтожения", достоинства которой
были расхвалены многими поколениями пропагандистов ВХК. И, вспомнив о
масштабном обмане времен пуска объекта в Чапаевске, в январе 2002 года
З.П.Пак полностью изменил саму концепцию ликвидации люизита и иприта,
которая рассматривалась во время государственной экологической экспертизы
ТЭО проекта в 1999 году.
    В запроектированном двухстадийном процессе З.П.Пак распорядился
упразднить вторую стадию, отложив решение проблемы утилизации высоко
токсичных реакционных масс, которые образуются после детоксикации люизита
и иприта, "на потом". Применительно к люизиту З.П.Пак обосновал свое
волевое решение так: "Мы полностью отказались от таких опасных технологий,
как аммонолиз и электролиз люизита. Боевые отравляющие вещества будут
смешиваться с щелочными растворами, теряя при этом свойства химического
оружия. Продукты смешения вполне можно использовать в мирных химических
технологиях, что обеспечит их полную переработку". Другими словами, речь
шла о превращении склада ОВ в склад токсичных отходов, чья судьба уже не
интересовала ни ОЗХО в Гааге, ни З.П.Пака с С.В.Кириенко в Москве.
    Впрочем, легче от этого не стало. Во всяком случае 20 апреля 2002 года
появился неблагоприятный для Росбоеприпасов акт проверки, выполненной
контрольным органом МПР России - Государственной службой контроля в сфере
природопользования и экологической безопасности. Обратившись к своим
обязанностям, а именно к надзору за соблюдением требований законодательства
в области окружающей среды, служба МПР обнаружила на складе в Горном
много серьезнейших экологических нарушений. Впрочем, как ни прискорбно, на
этом дело по существу закончилось. Опытные царедворцы наложили на документ
гриф "для служебного пользования", а в недоступном для общественности виде
этот важный документ не сработал. Во всяком случае в обыкновенной битве
под ковром многоопытные Росбоеприпасы переиграли лохов из МПР.
    Жизнь продолжалась, и 21 августа 2002 года агентство Росбоеприпасы
презентовало обществу под видом построенного завода по уничтожению иприта
и люизита его усеченный вариант - первый пусковой комплекс для ликвидации
только лишь люизита.
    Однако покоя на душе у С.В.Кириенко не было, и незадолго до этого, а
именно 16 августа он изобразил фигуру советования с широкой экологической
общественностью. Общественность состояла из четырех лиц: Л.Федорова (Союз
"За химическую безопасность"), И.Блокова (Гринпис) и еще двоих от Зеленого
креста. Когда С.Кириенко завел разговор об общественном контроле за ходом
химического разоружения, Л.А.Федоров в очередной раз сформулировал три
очевидных положения: 1) представители общественной организации должны
входить во все экспертные комиссии по возводимым объектам уничтожения
химоружия; 2) представители общественной организации должны иметь право
бепрепятственного входа на базы хранения химоружия, когда это им необходимо,
включая техническии территории; 3) представители общественной организации
должны иметь право на полное знакомства со всей технической документацией
по химическому разоружению. И.Блоков поддержал эти предложения и добавил
свое. Даже представитель Зеленого креста тоже поддержал предложения (мог бы
и промолчать), однако, как и ожидалось, завел обычную песню о конструктивном
взаимодействии с властями. В отношении объекта в Горном Л.А.Федоров сказал,
что реализованная там технология не проходила государственной экологической
экспертизы, равно как не проходила ее и вся программа уничтожения химоружия.
Не возведенные стены, а именно технология, а по закону проект, не прошедший
экологической экспертизы, не может быть финансирован из бюджета.
    Всплыли в тот день и иные аспекты проблемы. С.Кириенко, в частности,
был вынужден признать, что проведенное на нескольких военно-химических
базах массовое уничтожение так называемого "аварийного" химоружия на самом
деле было необходимо военным лишь для отчета перед Гаагой об уничтожении
1% ОВ к апрелю 2003 года. После чего грустно добавил, что теперь отчитаться
может быть и не удастся. В конце беседы С.Кириенко был вынужден признать,
что на строящемся объекте в Горном придется пойти на выполнение всех
обязательных экспертных экологических процедур.
    В общем широко презентованный 21 августа объект в Горном не мог не
оказаться перенесенным к вводу сначала на ноябрь.
    Во всяком случае тот факт, что объект был возведен лишь наполовину и
не под тот способ ликвидации ОВ, который рассматривался при экологической
экспертизе 1999 года, З.П.Паку ни скрыть, ни обойти не удалось. Очередная,
третья по счету экспертиза проекта все-таки состоялась, и 25 октября 2002
года министр МПР В.Г.Артюхова приказом утвердил заключение комиссии по
проведению государственной экологической экспертизы "откорректированного
ТЭО строительства опытно-промышленного объекта уничтожения химического
оружия". Так задним числом была утверждена экспертиза проекта, который
уже давно не был проектом, а в виде первого пускового комплекса к
тому времени уже был сооружен и даже представлен "широкой общественности".
    Однако под Богом ходят все, даже авантюрный тандем Пак-Кириенко. И
прошло еще два месяца, прежде чем они решились пустить объект.
    Впрочем, в тот день 19 декабря 2002 года, когда это произошло,
случился и самый МАСШТАБНЫЙ ОБМАН - объект начал уничтожать не люизит,
который был предписан в изначальном решении З.П.Пака от 7 сентября 2001
года, а не планировавшийся им в первом пусковом комплексе иприт. В первый
день было ликвидировано более 0,8 тонны иприта.

    ГОЛЛИВУД ОТДЫХАЕТ:
  "История вышла поистине "кинематографическая". По словам очевидцев,
  морозной ночью в заснеженной степи на роковую кнопку давили представители
  генподрядчика (саратовского управления спецстроительства No 5),
  администрации ПФО и агентства "Росбоеприпасы". Решение принимал лично
  директор агентства Зиновий Пак. Даже сам губернатор Аяцков узнал о
  происходящем эпохальном событии за несколько часов до оного и примчался
  в Горный на вертолете. Местных жителей решили не тревожить - все равно
  костюмов химзащиты у рядовых горненцев нет. Исполнять международные
  обязательства начали с иприта, менее обременительного в эксплуатации..."
                                       "Время МН", 25 апреля 2003 года

    За месяц, то есть к 22 января 2003 года, когда С.В.Кириенко провел
пресс-конференцию в связи с юбилеем - 10-летием подписания Конвенции о
запрещении химоружия - в Горном было уничтожено уже 60 тонн иприта (при
мощности - 90 тонн...  в год). А к 3 марта завод уничтожил уже 194,5 тонны
иприта.
    Было ясно, что они решили пойти напролом.
    "Знак свыше" явился 19 февраля 2003 года, когда в ипритном цехе сгорели
оба кабеля энергоснабжения - основной и резервный (отметим, что в документе
государственной экологической экспертизы от 25 октября 2002 года эксперты
обсуждали в п.6.3 лишь выбросы ОВ в случае "отключения работы электросети"
и переход на электроснабжение с "резервной дизельной электростанции";
выхода из строя обоих кабелей не пришло в голову ни разработчикам, ни
экспертам). Однако вместо установления причины к цеху был подведен новый
кабель, и уничтожение иприта возобновилось.
    Впрочем, знак свыше услышали и в МПР, где хорошо понимали, что если
произойдет авария, да еще с выбросом иприта в окружающую среду, то может
пострадать также орган, лениво осуществляющий "надзор" за объектом. В общем
25-27 февраля комиссия МПР провела на объекте новую проверку, в процессе
которой был установлен ряд нарушений природоохранного законодательства, в
том числе "отсутствие лицензии на деятельность по обращению с отходами,
нарушение условий контроля за нормативами выбросов загрязняющих веществ в
атмосферу, несоответствие требованиям специальных норм объектов
размещения жидких отходов, образующихся при уничтожении иприта и т.д." По
результатам проведенной проверки Государственная служба контроля в сфере
природопользования и экологической безопасности МПР выдала предписание
руководству объекта в Горном о приостановке хозяйственной деятельности по
уничтожению химоружия... до устранения указанных нарушений.
    Впрочем, ни приостановки работы объекта, ни даже легкого шока у Пака-
Кириенко не случилось. Фортель был выкинут по третьему варианту - на заводе
в Горном провели выездное заседание Совета безопасности РФ, по окончании
которого секретарь СБ В.Рушайло, хорошо известный знаток проблем возведения
опасных объектов и реализации рисковых химических технологий, известил
прессу и широкую общественность, что объект "работает в плановом режиме в
полном соответствии с международными стандартами".
    В общем предписание МПР о приостановке завода никто не отменял, но и
выполнять его тоже никто не стал - завод в Горном продолжал стахановскими
темпами истреблять иприт вместо запланированного люизита. И так вплоть до
требуемой Гаагой отметки - 400 тонн.
    Промежуточный финиш настал в черный чернобыльский день 26 апреля
2003 года. В тот день С.В.Кириенко при большом стечении международных
контролеров и ручной прессы в торжественной обстановке продекларировал
выполнение международного обязательства России по Конвенции о запрещении
химоружия - уничтожение 1% объявленных запасов ОВ (400 тонн из 40 000 тонн
имеющихся). В этот день была уничтожена последняя тонна из партии иприта,
необходимой для отчета перед ОЗХО.
    Не забыл засветиться и губернатор Саратовской области Д.Ф.Аяцкова.
На 28 апреля 2003 года он запланировал выезное заседание областной
общественной палаты. Прямо в пос.Горный, прямо на заводе.
    Итог таков. Мощность I пускового комплекса (90 тонн ОВ в год) была
перекрыта стахановцами III тысячелетия более чем в 10 раз. Переход от
опытного уничтожения иприта к промышленному был совершен без паузы и без
какого-либо осмысления содеянного. Поскольку стационарного склада для
хранения токсичных реакционных масс, образующихся при химической
ликвидации иприта, возведено не было, они были разлиты по бочкам и
просто расставлены по территории военно-химического склада.

    ПИШУТ ЦАРЮ-БАТЮШКЕ:
  "Жители поселка Горный написали письмо Президенту Путину. Под
  посланием более 500 подписей. "Мы живем в разрушающемся поселке, с нищим
  бюджетом, просим вашей помощи в восстановлении справедливости", - пишут
  президенту горновцы... Воду в поселке всегда качали из местного канала,
  мутную, временами вонючую. Такая она и теперь. Ни водопровод, ни обещанную
  канализацию так и не достроили. Вода стоит в подвалах двух небольших
  трехэтажных домов-новостроек, а по стенам этих домов уже пошли трещины.
  В феврале из-за аварии в котельной разморозили здание, где занималась
  начальная поселковая школа. Детей пришлось переводить в среднюю школу,
  где теперь учатся свыше тысячи человек. Помещение школы в аварийном
  состоянии, а денег на ремонт нет. Единственная в Горном баня, по-прежнему,
  не работает..."
                       Саратовский Арбат", 27 марта 2003 года

    Разумеется, жители поселка Горный, тщетно ожидавшие первоочередного
пуска объектов социальной инфраструктуры в виде водопровода, газопровода
и канализации, остались на бобах.
    Впрочем, сам создатель этого химического чуда З.П.Пак до торжества не
дожил. Триумфа ему не дали - он был снят с должности Генерального Директора
Росбоеприпасов за пару дней до торжества. Потому как деньги (в отличие от
социальных обязательств перед людьми) любят счет и разворовывать их не
след.
                             *   *   *

   Расшифровка фимилий и терминов:
   ПАК - Генеральный Директор Росбоеприпасов (бывший),
   КИРИЕНКОВ - председатель Государственной комиссии по уничтожению
химического оружия (настоящий),
   РУШАЙЛО - секретарь Совета Безопасности России (фигура прикрытия),
   ОЗХО - Организация по уничтожению химического оружия (Гаага),
   МПР - Министерство природных ресурсов; делает вид, что следит за
исполнением законов об охране природы в Горном и вообще в России,
   ВХК - Военно-химический комплекс,
   КУАСИ - просто комплекс по уничтожению аварийных специальных
изделий, венец творения советской инженерной мысли.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами