Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####    Сообщение ECO-HR.1611, 1 января 2005 г. ****************##
 ##################################################################
                                      Право на ответственную власть
                                      Итоги года


               РОССИЯ: ЧТО ЭТО ТАКОЕ МЫ ПОСТРОИЛИ?


    ОХРАНКА
    В России у власти находятся спецслужбы. Президент Путин выходец из КГБ,
глава МВД Рашид Нургалиев тоже выходец из спецслужб. Глава армии тоже выходец
из спецслужб. Господин Фрадков спецслужбам не чужд. Выходцы из спецслужб
составляют 70-80% нынешней новой элиты России, они в аппаратах полпредов,
они везде, возглавляют службу по борьбе с наркотиками, что угодно. Даже
Счетную палату возглавляет выходец из КГБ Степашин. И... притом, что нами
правят спецслужбы, мы видим, что они не справляются с единственным делом,
которое является их профессиональной обязанностью, а именно предотвращение
терактов...
    И возникает вопрос, все тот же вопрос, который много раз уже задавали
себе и Запад, и оппозиция президенту Путину в России, - почему в стране, где
у власти находятся спецслужбы, почему в стране, где эти спецслужбы проявляют
очень большой интерес и большую силу во всем, что касается передела
собственности юкосов всяких, закрытие свободной прессы, почему эти
спецслужбы не занимаются своим прямом делом, а именно борьбой с терроризмом
и обеспечением национальной безопасности. И почему вместо того, чтобы
заниматься своим прямым делом, то есть борьбой с терроризмом и обеспечением
информацией полной реальной о том, что происходит в стане врага, они
занимаются дезинформацией собственного народа.
               Ю.Латынина, радиостанция "Эхо Москвы", 4.09.2004 г.
     ... у нас никогда представители репрессивных органов не владели страной
и не управляли страной. Никогда, даже при коммунизме. Была компартия, в
которой, кстати, были спецслужбы, которые специально контролировали армию,
чтобы у армии не было амбиций, впервые представители репрессивного аппарата
не просто управляют страной, но они в себе воплощают политическую и
экономическую монополию, скоро они будут обладать и собственностью.
    Иванов, Петров, Сечин и т.д., ведь это новые олигархи-бюрократы, но они
гораздо вреднее для России, чем, скажем, Ходорковский и компания. Почему
вреднее? Потому что те, по крайней мере, владели собственностью, они
рисковали, они вынуждены были вкладывать в собственность, а эти... не
владеют, но они пытаются контролировать финансовые потоки. Эта олигархия,
олигархия бюрократов, олигархов намного опаснее, они воровать будут больше.
                Л.Шевцова, радиостанция "Эхо Москвы, 30.12.2004 г.

    ПУТИН
    Политическое время Владимира Путина... подходит к концу... И дело не в
том, что в России народилась дееспособная оппозиция (она не народилась), и
не в том даже, что Путину что-то угрожает. Он просто выработал свой ресурс,
показал все свои штуки и ничем больше удивить не может. Да и половина его
штук, если честно, делалась ходом вещей, при минимальном путинском
участии...
    Путин, в отличие от Сталина, - действительно обычный управленец и, в
сущности, управленец неплохой. Он был демократом при Собчаке, патриотом при
позднем Ельцине, умеренным реставратором в эпоху умеренной реставрации, а
личный его багаж взвешен на весах и найден очень легким. Он умеет много
перемещаться по стране и миру, владеет дзюдо, способен сострить на
пресс-конференции - иногда удачно, иногда грубо, иногда грубо-удачно, -
неплохо ездит на горных лыжах и не жалуется на память, особенно в смысле
злопамятности.
    Ну и все, собственно. Этого достаточно - по современным российским
условиям - для второго срока, но для управления очень большой и запущенной
страной никак не достаточно, и у самого президента нет на этот счет никаких
иллюзий...
    Путин уже ничем не удивит... Человек устал, человек искренне поверил,
что ему подвластно многое, и горько ему убеждаться, что страна действительно
успешно достигла его собственных масштабов. Убывать - не расти. У страны
сегодня рост метр семьдесят. Нагрубить и вызвать смех в зале еще может, но
вот сознание величия... извините. Дальнейшее - дело техники: все русские
революции произошли без всякого участия народа, просто потому что сгнили и
рухнули скрепы. Революционная ситуация в России - это когда верхи хотят и
не могут, причем тем меньше могут, чем больше хотят; а низы просто радуются,
потому что родное государство им всегда враждебно и любые его проблемы им
приятны. Приятен распад, каникулярность, нетребовательность времени.
    В результате все делается само собой - и до этого, в общем, недалеко:
никакой березовой революции не будет, конечно, а просто власть сделает
что-то такое, после чего перестанет быть легитимна по определению... Если
Лимонов и его ребята - главная оппозиция власти, то можно себе представить,
какая это власть. Она и в свободные-то времена ничего особенного не могла,
а теперь, подавленная страхом, как поведал председатель комиссии СФ по
Беслану Торшин, - и вовсе импотентна. Все боятся действовать, потому что
ждут окрика из Кремля, в Кремле боятся кричать - веселая страна, одно слово.
Не надо никого валить, все и так уже пришло в движение...
        Д.Быков, Русский Журнал / Колонки / Быков-quickly
                 www.russ.ru/columns/bikov/20041229.html
                 29 Декабря 2004 г.

    СИСТЕМА ПУТИНА
    ... Есть очень жесткие цифры, цифры опросов, которые говорят, что это
был первый год путинского правления, не потому, что он первый год второго
путинского правления, а просто потому, что это был первый год, когда начали
испаряться надежды. Я думаю, что Юрий Левада уже не скажет, что президент
Путин является президентом надежды. Президент Путин в этом году стал
президентом безысходности, т.е. люди его поддерживают, но как бы таким
способом, другого нет, но пусть уже он сидит.
    Мне кажется, этот год был очень драматичным, возможно, даже мучительным,
возможно, даже очень ощущаемо трудным для самого президента Путина, потому
что это был год поражения Путина-реформатора. И я думаю, что он достаточно
сложная натура для того, чтобы это понимать. Вы знаете, для меня
доказательством того, что он, очевидно, понимает всю неустойчивость
ситуации, он понимает потери вектора, он понимает дезориентацию общества,...
была его пресс-конференция. ... этой пресс-конференцией он, действительно,
сделал окончательный выбор, на каком стуле сидеть.
    ... Ему было неловко сидеть на нескольких стульях и совмещать
несовместимые вещи. Вы представляете себе, быть прозападником, быть
державником, быть либералом в экономике и быть очень нечувствительным
человеком в социальной сфере? Ориентироваться на все слои общества,
проводить политику - всем сестрам по серьгам. Это очень трудно. Это умел
делать Ельцин, в конечном итоге, и Ельцин исчерпал свое сидение на
нескольких стульях. Так вот, Путин пытался консолидировать нацию, объединяя
всех вокруг. Но все то, что он делал в ходе своего первого президентства,
эта зачистка политического поля, в первую очередь, ЮКОС, Беслан, то, как он
осуществил начало социальных реформ, оттолкнуло от него то меньшинство
общества, которое любит жить при открытой форточке и дышать свежим воздухом.
    ... 66% россиян хотят, чтобы им говорили правду, правду и ничего, кроме
правды. 65% в прошлом месяце говорят, что они хотят иметь политическую
оппозицию. И только, пожалуй, 20-30% населения, может быть, сейчас больше,
потому что люди очень дезориентированы, люди хотят иметь какой-то стержень
стабильности. А коль скоро ничего нет, отсюда и тефлоновый рейтинг
президента. Но если где-то в перспективе замаячит кто-то такой, который
скажет - вы знаете, я знаю, как изменить ситуацию, давайте вперед за мной,
и все увидят, что стена-то трухлявая.
   ... даже тот факт, что народ не выходит на улицы, как он вышел в Киеве,
возможно, свидетельствует не только о терпении российского народа, но о его
выдержке, о политической осмотрительности, о том, что народ размышляет,
понимает, выжидает. Возможно, не пришел момент, не пришла та ситуация, не
возникла та политическая сила, за которой этот народ мог бы пойти. Но
30% сейчас, 30% в случае выборов готовы проголосовать за
либерально-демократическую партию. Это о чем-то говорит. Это говорит о
существовании довольно консолидированного меньшинства, которое хочет дышать
свежим воздухом.
    ... ощущение безысходности - это ощущение пока что, я думаю, среди
населения, возможно, среди определенных политических групп, а толчков
было несколько. Когда их несколько и один следует за другим, я думаю, что
количество, согласно теории, перерастает в качество, вы только посмотрите,
президентские выборы, кстати, были одним из толчков...
    Беслан - это как такая точка бифуркации, которая одновременно
продемонстрировала полное фиаско российской политики на Северном Кавказе,
не только в Чечне, во-вторых, полную безответственность власти, наконец,
даже простому человеку на месте, в маленьком городке Беслане показалось,
что эта власть воспроизводит собственную же безответственность. Власть
убежала с места событий, Россией тогда, кажется, никто не управлял. И даже
всей операцией, я думаю, никто не руководил.
    ... Путин создал кирпичик по кирпичику определенную систему, режим,
создал определенную ситуацию, которая будет его толкать в определенном
направлении подозрительности к соседям, подозрительности к Западу, попытки
искать врага везде, за пределами Кремля, в конечном итоге, они начнут искать
и врагов, конечно же, и в Кремле. Но и, тем не менее, несмотря на то, что
срабатывает такой, назовем это эффект бобслея, знаете, сани пошли, уже не
выпрыгнуть, тем не менее, Путин будет пытаться, отчаянно будет пытаться
придвинуть к себе этот второй стул, который от него отъезжает. Он
постарается сохранить прагматизм.
    ... иногда я задаю себе вопрос, понимаете, все эти тактические успехи
наших политиков, от президента кончая нижестоящими, а также нашими
пропагандистами от власти, вроде внешне все зачистили, ни врагов, ни
потенциальных оппонентов власти нет, все работает, как будто смазано. Но
каждая их тактическая победа неизбежно обернется стратегическим поражением.
Зачистили прессу, не знают, что творится вокруг в стране, уничтожили
открытый и независимый суд, бегут капиталы из страны, вмешались топорно,
грубо, грязно в Украину, потеряли, кстати, доверие практически во всех
постсоветских государствах. Теперь они не знают, как Россия вмешается когда
и против чего. Поэтому такое у меня удивительное иногда, кстати, приходит
такая метафора мне, Владимир Путин сознательно запирает себя в бункере, уже
задраил окна, скоро закроет двери, принимает лишь тех людей, которым он
доверяет. Но коль скоро нажимать на эти кнопки все время, 24 часа в сутки
невозможно, для этого нужно быть, по крайней мере, роботом, он, все больше
и больше концентрируя власть, передает ее другим людям, возникает та же
политическая семья, от которой мы так пытались уйти в 99 году. Все
повторяется, замкнутый круг.
    ... Нам нужно доказать, нам нужно дойти до конца тупика, вместе со своей
властью стукнуться лбом о непробиваемую стену и начать размышлять, может
быть, нужно пойти другим путем? А время-то уходит.
             Л.Шевцова, радиостанция "Эхо Москвы, 30.12.2004 г.

    БЕСЛАН
    В России сейчас процветает полная безответственность. Никто не берет
на себя управление сколько-нибудь рискованной ситуацией. Никто не делает
решительных поступков, все пытаются прикрыться мнением начальства,
дозвониться до Кремля, достучаться до президента. Хотя реакция на ситуацию
в Беслане должна была быть мгновенной и адекватной. И не нужно было по
каждой мелочи дозваниваться до Центра. По ситуации нужно было принимать
и самостоятельные решения. Это поразительно: насколько у нас с виду люди
красивые, мужественные, решительные, а когда доходит до дел - мгновенно
сдуваются.          А.Торшин, "Независимая газета", 24.12.2004 г.
    Апофеозом анонимности политической власти в стране становится Беслан.
Неизвестно, кто должен был принимать решения - и в итоге принимал их - во
время операции по освобождению заложников. Но это были точно не начальники
Минобороны, не Дума и не Совфед, не члены правительства и не помощники
президента, не Совбез и не МЧС, не полпредство и не республиканская
администрация. По той же причине ответственных за массовую гибель детей от
рук террористов (прибывших в неизвестном количестве из неустановленных
стран) не могут найти и до сих пор.
         М.Гликин, "Независимая газета", 28.12.2004 г.

    ЭКОНОМИКА
   .... Эпоха кончилась с началом дела ЮКОСа... Действительно, коммерческая
олигархия проиграла силовой олигархии, и теперь у нас вместо олигархов,
которые говорят про себя открыто и честно - да, мы предприниматели, да, мы
олигархи, - теперь у нас другие олигархи, которые не только про себя ничего
открыто и честно не говорят, но которых даже пофамильно мы не знаем, и вряд
ли узнаем...
    ... у нас, в государстве, к сожалению, возникло ощущение, очень
напоминающее ощущение конца Брежнева, которое я помню, что мы можем делать
все, что угодно, и развитые страны все это скушают. Наша силовая олигархия
считает сейчас, что она может творить абсолютно все, что угодно, и не иметь
никаких ограничений вообще. Это очень опасно, потому что она не обладает
теми ресурсами, которыми обладал Советский Союз, она их разрушила, и
столкновение с Западом, пусть даже эмоциональное, пусть даже идеологическое,
может привести к крайне неприятным последствиям. Не потому, что Запад прав
всегда, а потому, что он, к сожалению, намного сейчас сильнее.
    ... Я не знаю, к сожалению, или к счастью, но несколько миллиардов у
Ходорковского и его коллег останутся даже без ЮКОСа. И именно эти несколько
миллиардов, которые по мере того, как нынешняя диктатура убожества будет
доказывать свою неэффективность, и будет разрушать страну, эти несколько
миллиардов будут становиться все более значимыми с политической точки
зрения. Вот именно наличие этих денег, которые сегодня еще не являются
политическим фактором, но будут им послезавтра - загоняют государство в
полный тупик в деле самого Ходорковского. У них нет выхода, никакого.
Потому что даже если его посадить, то он, рано или поздно, но выйдет.
      ... Первая реакция олигархов на дело ЮКОСа, - причем самая первая,
внутренняя, наружу почти не выплеснувшаяся, была следующей: как хорошо и
замечательно, что одного из нас стали <мочить> - сейчас мы оторвем от него
себе куски пожирнее. И лишь когда стало ясно, что все жирные кусочки
достанутся не им, а кому-нибудь еще, - только тогда какое-то сочувствие
начало пробиваться. Но было уже слишком поздно. А протест демократов против
силовой олигархии - он часто вызван не любовью демократов к демократии,
которой и при коммерческих олигархах было не очень много, а просто тем, что
коммерческие олигархи кормили демократов. А силовые олигархи демократов
кормить не собираются - и им очень обидно от этого....
    Степень демократичности и степень свободы - это разные вещи. Потому
что демократия - это есть не свобода, а есть ситуация, при которой
государство в максимальной степени учитывает интересы и мнения, которые
существуют в обществе. Если вы вспомните, нынешнее государство российское
сложилось в 93 г. без народа, и против народа. И вся экономическая политика,
которую оно осуществляло и, надо сказать, и осуществляет и по сей день с
удвоенной энергией, направлена против народа, носит выраженный
антисоциальный характер. Другое дело, что раньше был демократический фасад.
И маляры, которые подновляли этот демократический фасад, они имели зарплату,
работу, и очень хорошо себя ощущали. А теперь выяснилось, что фасад рушат,
и нужны не маляры, а вообще черт-те-что. И проблема силовой олигархии не в
том, что там больше или меньше свободы, а в том, что силовая олигархия,
концентрируя у себя власть и возможности для того, чтобы начать авторитарную
модернизацию, в силу своего социального происхождения - потому что они тоже
разрушали на воровстве, они ничем в этом отношении не отличались, - они не
будут и не хотят даже развивать и модернизировать страну. Они хотят
удовлетворять личные корыстные интересы - как материальные, так и
идеологические.
    ... есть такая вещь, как <имитационное насилие>. И когда люди видят,
что вот с крупной компанией можно поступить так - не важно, права она, или
не права, но по отношению к крупной компании государство может вести себя
так. Соответственно, многие нижестоящие чины в силовых структурах начинают
чувствовать себя более раскрепощенными, еще более раскрепощенными в отношении
с тем самым мелким и средним бизнесом. И давление, вымогательство на мелкий
и средний бизнес, по оценкам его разумной части - я не говорю про истериков,
у которых всегда все плохо, - по оценкам разумной части - сильно возросло.
Другое дело, что у нас замечательная экономическая конъюнктура - с одной
стороны. Благодаря которой сейчас прироста емкости внутреннего рынка хватает
на удовлетворение растущих аппетитов силовой олигархии. С другой стороны,
наши либеральные фундаменталисты занимаются сейчас тем, что они в ходе
различных реформ отбирают деньги у населения, и передают их бизнесу. Не для
того, чтобы бизнес развивался - хотя ему тоже кое-что перепадает, - а чтобы
у бизнеса все время был запас, который будет удовлетворять растущие аппетиты
силовой олигархии. Но это благолепие, если его можно так называть, не вечно.
Потому что ухудшение экономической конъюнктуры, или слишком быстрый рост
аппетитов приведет к тому, что у бизнеса не хватит ресурсов, чтобы
расплачиваться, даже с учетом деятельности наших либеральных
фундаменталистов. И тогда аппетиты силовой олигархии, которые спустило с
поводка именно дело ЮКОСа - тогда эти аппетиты смогут стать тормозящим
фактором.
     ... нынешние ребята не строят, и скорее всего, строить не будут. Потому
что у них совсем другая мотивация. И именно мотивация делает их неприемлемыми.
..Ну, год мы проживем в этой системе точно, а дальше начинается зона риска.
Это будет серьезный системный кризис. А дальше - если в обществе здоровые
силы сорганизуются, и просто окажутся в состоянии понять масштабы угрозы -
тогда у нас будет политическая модернизация, и возможность модернизации
экономической. Если этого не произойдет, тогда будет распад страны.
          М.Делягин, Радиостанция "Эхо Москвы", 17 Октября 2004 г.

    УРОКИ ГОДА
    ... Главным уроком является Украина, но только не события на Украине, а
революция на Украине, потому что то, что произошло на Украине иначе, как
революцией, назвать нельзя. Это действительно революция, это победоносная
революция, в данном случае, люди, которые заняли соответствующую позицию,
вначале продемонстрировали свою позицию массовым движением, а затем одержали
победу в открытой, честной, жесткой политической борьбе, в том числе, через
выборы. Это один из самых важных и, с моей точки зрения, это важнейший урок
для нас, не только для Украины, это само собой разумеется.
    ... Некоторые тенденции в нашей политической и общественной жизни
не могут оставить равнодушными никого, включая и любого экономиста. И эти
тенденции связаны с ликвидацией, я бы сказал, такой ампутацией целого ряда
институтов общества, ответственных за обратную связь. Я уже называл, это
СМИ, демократические институты, ответственные за трансляцию сигналов, в том
числе сигналов о неблагополучии, сигналов о кризисах, сигналов о катастрофах
в само общество и во власть. Ампутация таких институтов приводит к развитию
как раз катастрофических последствий для всего общества, для страны в
масштабах, существенно превышающих, чем то, что могло бы произойти в том
случае, если система работает открыто. Потому что в таком случае проблемы не
решаются, они накапливаются, они концентрируются, они направляются, так или
иначе, рано или поздно, в центр политической системы. И разрешением таких
кризисов являются не какие-либо мелкие кризисы, не являются, способом
решения таких кризисов являются не выборы, а является революция.
   ... Мы неизбежно придем к таким событиям, если будут идти те тенденции,
которые сейчас идут, если эти тенденции не будут преодолены. Потому что
даже в нынешних условиях, сейчас это, кстати, очень важная вещь, сейчас в
стране не существует практически, практически быстро ликвидируется
система трансляции сигналов о неблагополучии в органах власти. Чрезвычайно
опасная ситуация, опаснее, чем даже ухудшение качества экономической
политики, опаснее, чем любые другие вещи, о которых мы говорили, потому что
в таком случае масштаб катастрофы, которая надвигается, несопоставим
даже с теми ошибками, которые были совершены в прошлом году...
    У нас существует выборный парламент, конкуренция партий, возможность
выбора губернаторов, свободные СМИ, обмен мнениями и наличие публичной
дискуссии, в том числе, те, которые у нас были, которые сейчас отсутствуют
на Первом канале, на НТВ, на других каналах. Отсутствие этой системы,
собственно говоря, ликвидация системы мониторинга и предупреждения опасных,
социальных и экономических опасностей.
    ... Демократия, на самом деле, это система мониторинга и предупреждения
катастроф, потому что люди, обсуждая это, на ранних стадиях обнаруживают те
проблемы, которые могут произойти. Это несовершенная система, не всегда она
приводит к желаемым результатам, но она существует, ликвидация этой системы
приводит к тому, что любой, самый небольшой конфликт может привести к
катастрофе...
    ... Операция по продаже <Юганска>, объединению, разъединению
разнообразных компаний, законно... получила номинацию <Афера года>. Она,
собственно, продолжается, эта афера года, возможно, не только этого года...
Предпринимаются действия, которые наносят существенный, колоссальный ущерб
стране, делаются, осуществляются эти действия чудовищно непрофессионально,
некомпетентно, может быть, даже хорошо, что они осуществляются настолько
некомпетентно и непрофессионально, потому что для всех становится ясным, что
оснований под этим делом нет никаких, кроме огромного желания завладеть
собственностью, частной собственностью. Это экспроприация частной
собственности. Экспроприацию частной собственности ничем кроме как аферой
назвать нельзя, потому что мы прошли очень тяжелый, болезненный период за
последнее столетие, мы знаем, что такое экспроприация частной собственности.
Мы не по учебникам знаем, мы на истории нашей страны знаем, к каким
тяжелейшим последствиям, в том числе кровавым последствиям, это ведет.
      ... В свое время еще профессор Преображенский сказал, что беспорядок
на улицах начинается с беспорядка в головах. Я бы пожелал всем нам, прежде
всего, себе самому и коллегам, моим коллегам во власти, тем, от решения
которых зависят судьбы страны и судьбы миллионов людей, избавляться от
беспорядка в головах, избавляться от пагубной самонадеянности, что мы знаем
лучше, чем кто бы то ни было другой, что мы имеем право не прислушиваться к
мнению людей. Я бы посоветовал, пожелал бы нам всем избавляться от
неадекватного представления об окружающем мире, как в нашей самой стране,
так и в других странах, что происходит в других странах, как они развиваются,
какими бешеными темпами развиваются страны, окружающие нас, избавляться от
неадекватного представления о своем месте и в жизни страны, и в истории,
избавляться от неадекватных представлений о последствиях своих собственных
действий. Если мы будем находиться в постоянном диалоге со страной, честно
говоря, не только в диалоге, чтобы люди сами могли воздействовать на решения
и высказывать свое мнение, мы слышали бы и они слышали бы нас, чтобы был
постоянный диалог. Не монолог в одну сторону, без того, чтобы слышать
соседа. Тогда у нас есть шанс постепенно избавляться от тех проблем, к
сожалению, которых было довольно много в прошлом году, и постепенно
исправлять те ошибки, которые были допущены в последнее время.
    А.Илларионов, советник Президента России по экономическим вопросам,
               "Эхо Москвы", 30.12.2004 г.

                     Прислал: svkrich@mail.ru

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
*   при финансовой поддержке РОО "Открытая Россия" и МСоЭС   *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами