Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.1658, 17 февраля 2005 г. ****************##
 ##################################################################
                                      Право на ответственную власть


       БЕЗМОЗГЛАЯ ДУМА ЗАГУБИЛА ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО


    ИЗМЕНЕНИЯ В ПРИРОДООХРАННОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬТВЕ, ВНЕСЕННЫЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ
ЗАКОНОМ No 122-ФЗ. ТЕНДЕНЦИИ И ОЧЕВИДНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

    22 августа 2004 г. принят Федеральный закон No 122-ФЗ "О внесении
изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании
утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в
связи с принятием федеральных законов "О внесении изменений и дополнений
в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти
субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного
самоуправления в Российской Федерации"".
    Название закона, казалось бы, указывает на то, что изменения должны
касаться организации органов государственной власти и органов местного
самоуправления. Мы уже убедились, что данный закон внес существенные
изменения в жизнь почти всех граждан России. Причем изменения носят далеко
не позитивный характер (монетизация льгот и др.). Тенденция изменений в
области природоохранного законодательства также не может порадовать: это
самоустранение органов государственной власти от выполнения своих
обязательств перед обществом по обеспечению экологической безопасности,
ликвидация правовых гарантий и практических механизмов охраны окружающей
среды. Важнейшими негативными аспектами принятых изменений является лишение
реальной государственной финансовой поддержки природоохранной деятельности.
    В обзоре рассматриваются далеко не все изменения природоохранного
законодательства, а приводятся типичные примеры из законов, являющихся
гарантией реализации конституционного права граждан на благоприятную
окружающую среду.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "ОБ ОХРАНЕ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА"
    Ликвидированы правовые механизмы защиты атмосферного воздуха в городах.
Федеральные власти сняли с себя ответственность за жизнь и здоровье
миллионов жителей городов
    Качество воздушной среды - один из определяющих факторов состояния
окружающей среды. Общая тенденция развития законодательства в этой области
демонстрирует отход от соблюдения конституционных гарантий права граждан на
благоприятную окружающую среду.
    Состояние атмосферного воздуха таких городов как Новокузнецк, Череповец,
Кемерово, Челябинск, Екатеринбург и многих других является катастрофическим.
    Люди, проживающие в городах, дающих огромные поступления в бюджет,
вынуждены дышать токсичными выбросами промышленных предприятий. Последние
изменения, внесенные в ФЗ "Об охране атмосферного воздуха", лишают их даже
теоретической возможности изменить ситуацию в будущем.
    Возможно, судьба значительной части населения России, обеспечивающего
благосостояние страны, не волнует ни исполнительную, ни законодательную
власть. Однако собственная жизнь, казалось бы, не должна быть безразлична
даже власть имущим.
    Существует мнение, что г. Москва находится в особом положении и
трудности, переживаемые в регионах, москвичам не знакомы, а уж
Правительство, Президент, депутаты Государственной Думы РФ вообще живут "на
другой планете". Во многом мнение обосновано, но только не в ситуации с
воздухом, пока и бездомный, и Президент, и Председатель Правительства, живя
в Москве, дышат одним воздухом.
    Состояние воздуха Москвы и Московской области вызывает самые серьезные
опасения у врачей и ученых. Значительную роль в загрязнении окружающей
среды городов и пригородов играет приземный озон. Вследствие особой
токсичности озона Всемирная организация здравоохранения включила его в
список пяти основных загрязняющих веществ, содержание которых необходимо
контролировать при определении качества воздуха. Озон относится к
веществам первого класса опасности - "ЧРЕЗВЫЧАЙНО ОПАСНЫЕ ВЕЩЕСТВА".
Источниками образования озона являются выхлопные газы автотранспорта,
выбросы промышленных предприятий и тепловых станций.
    Ученые изучили эффекты воздействия озона на здоровье людей и к
настоящему времени установили следующее:
 - озон уменьшает легочную функцию;
 - озон способствует развитию астмы и увеличивает количество приступов
этого заболевания;
 - озон вызывает аллергию к наиболее распространенным аллергенам - пыли,
тараканам, пыльце, домашним животным;
 - озон повреждает ткань легкого;
 - озон усугубляет бронхит и эмфизему легких;
 - озон значительно понижает иммунитет к инфекции;
 - особенно опасно воздействие озона на детей: их легкие могут сильно
пострадать от воздействия озона, и это отрицательно скажется на их развитии;
 - пожилые люди и люди с сердечными болезнями подвергаются более высокому
риску от воздействия озона, чем другие (по данным сайта http://www.epa.gov).
    В периоды, когда стоит жаркая солнечная погода с невысокой интенсивностью
ветра, следует ограничить пребывание на открытом воздухе с 13 до 18 часов.
Особенно жесткие ограничения касаются детей, пожилых людей, людей с
легочными заболеваниями и чувствительных к озону.
    В развитых странах с высокой плотностью населения ведется постоянный
мониторинг приземного (или тропосферного) озона с помощью систем станций,
контролирующих уровень загрязнения воздушной среды, и население
предупреждается об опасных ситуациях. В США данные о содержании озона в
атмосферном воздухе размещаются в Интернете на специальном сайте
Министерства (Департамента) по охране окружающей среды. Сведения об
изменениях концентрации озона поступают каждые 30 минут, на этом же сайте
имеется информация о предельно допустимых концентрациях озона, при которых
не рекомендуется или вообще запрещается выход на улицу для различных групп
людей в зависимости от возраста и состояния здоровья.
    В нашей стране такая работа практически не ведется.
    В существующей ситуации необходимо создавать правовую базу и принимать
практические меры по охране жизни и здоровья населения городов от
воздействия приземного озона и других загрязняющих веществ. Действия
законодательной и исполнительной власти пока направлены в противоположную
сторону.
    Министерство природных ресурсов РФ и природоохранные органы Москвы
заняли позицию бездействия. На запросы обеспокоенных граждан получены
ответы, из которых следует, что ситуация в Москве благополучна и не должна
вызывать беспокойства: "...наблюдаемый уровень приземного озона в Москве
сравним с наблюдаемыми уровнями в городах того же широтного пояса - Берлине,
Кракове, Эдинбурге, Париже...".
    Такие выводы не совпадают с данными научных исследований и не
укладываются в рамки здравого смысла. Как может состояние атмосферы Москвы
быть аналогичным с г. Берлином, где уже несколько десятилетий ведется работа
по защите атмосферно воздуха, в то время как в Москве - огромное количество
автотранспорта, и никаких мер защиты не существует?
    В Москве проводится активная кампания по уничтожению одуванчиков,
вырубке тополей, которые рассматриваются как причины ухудшения здоровья
людей, страдающих легочными и аллергическими заболеваниями. Уничтожение
цветущих деревьев и трав, призывы приобретать противоаллергические препараты
является бесперспективной попыткой уничтожить следствие, а не устранить
причину. В то же время вопрос значительного превышения ПДК содержания озона
в атмосфере г. Москвы и Московской области замалчивается.
    Пример Московского региона свидетельствует о полном, отсутствии
достоверной информации у законодательной и исполнительной власти, что и
влечет за собой негативную тенденцию при разработке природоохранного
законодательства.
    В федеральный закон "Об охране атмосферного воздуха" внесены изменения,
свидетельствующие о полной ликвидации системы защиты воздушной среды.
    Законом 122-ФЗ от 22 августа 2004 г. признаны утратившими силу статьи
8, 9, 10 Закона:
    Статья 8 (утратила силу). "Специально уполномоченный федеральный орган
исполнительной власти в области охраны атмосферного воздуха".
    "Специально уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в
области охраны атмосферного воздуха в установленном порядке осуществляет
деятельность в области охраны атмосферного воздуха совместно с другими
федеральными органами исполнительной власти в пределах их компетенции и
взаимодействует с органами исполнительной власти субъектов Российской
Федерации".
    Статья 9 (утратила силу). "Программы охраны атмосферного воздуха и
мероприятия по его охране".
  "1. Юридические лица, имеющие источники выбросов вредных (загрязняющих)
веществ в атмосферный воздух, а также вредного физического воздействия на
атмосферный воздух, разрабатывают и осуществляют в области охраны
атмосферного воздуха мероприятия по охране атмосферного воздуха.
  2. С учетом мероприятий по уменьшению выбросов вредных (загрязняющих)
веществ, данных мониторинга атмосферного воздуха, результатов контроля
выбросов вредных (загрязняющих) веществ, результатов расчетов рассеивания
выбросов вредных (загрязняющих) веществ специально уполномоченный
федеральный орган исполнительной власти в области охраны атмосферного
воздуха, его территориальные органы разрабатывают соответствующие
федеральные целевые программы, программы субъектов Российской Федерации и
местные программы охраны атмосферного воздуха.
    Мероприятия по охране атмосферного воздуха не должны приводить к
загрязнению других объектов окружающей природной среды.
  3. Проекты программ охраны атмосферного воздуха могут выноситься на
обсуждение граждан и общественных объединений в целях учета их предложений
при планировании и осуществлении мероприятий по улучшению качества
атмосферного воздуха". Статья 10 (утратила силу). "Финансирование программ
охраны атмосферного воздуха и мероприятий по его охране"
    "Финансирование программ охраны атмосферного воздуха и мероприятий по
его охране осуществляется в соответствии с законодательством Российской
Федерации".
    Анализируя внесенные в законодательство изменения, можно сделать
следующие выводы:
 1. Ликвидация специально уполномоченного органа, по охране атмосферного
воздуха фактически снимает ответственность с федеральной власти за ужасающее
состояние воздушной среды огромного количества городов России, в том числе
с развитой промышленностью, где состояние воздуха представляет угрозу не
только для здоровья, но и для жизни людей (статья 8).
 2. Ликвидированы программы охраны атмосферного воздуха (статья 9).
 3. С юридических лиц, имеющих источники выбросов вредных веществ, снята
обязанность по охране атмосферного воздуха.
 4. С федеральных органов власти и властей субъектов РФ снята обязанность по
разработке и реализации программ и проведению мероприятий по охране воздуха.
 5. Ликвидирован контроль общественности и ее участие в разработке программ
и охраны атмосферного воздуха.
 6. Ликвидировано финансирование программ и мероприятий по охране воздуха
(статья 10).
    Признание утратившими силу указанных статей делает бессмысленным само
существование в России Закона "Об охране атмосферного воздуха".
    Без гарантий правовой защиты оставлено население всех промышленных
городов России, проживающих в условиях катастрофического загрязнения
атмосферы.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОМ БЛАГОПОЛУЧИИ
НАСЕЛЕНИЯ"
    Органы федеральной власти снимают с себя полномочия и ответственность за
санитарно-эпидемиологическое состояние в России. Санитарно-эпидемиологическая
безопасность граждан России не имеет гарантий финансового обеспечения.
    Признан утратившим силу абзац 3 ст. 2, в соответствии с которым
выполнение гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими
лицами санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и
соблюдение санитарных правил было обязательным и рассматривалось как
составная часть их деятельности. Внесенные изменения ликвидировали прямую
норму по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения
физическими и юридическими лицами, осуществляющими хозяйственную
деятельность.
    В статье 5, определяющей полномочия Российской Федерации, признаны
утратившими силу положения:
 - о разработке, принятии и реализации федеральных целевых программ
обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, научных
и научно-технических программ в данной области;
 - об организации государственной санитарно-эпидемиологической службы
Российской Федерации и управлении ею.
    Таким образом, из закона изъяты нормы, определявшие конкретные формы и
меры по организации обеспечению и контроля за санитарно-эпидемиологическим
состоянием страны со стороны Правительства и его ведомств.
    Вместо прежних положений о конкретной деятельности органов исполнительной
власти Российской Федерации статья дополнена общими фразами, не возлагающими
на Правительство и его ведомства никаких реальных обязательств по
обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения. В новой
редакции ст. 5 к полномочиям РФ отнесены:
 - реализация мер по гигиеническому воспитанию и обучению населения,
пропаганде здорового образа жизни;
 - контроль за санитарно-эпидемиологической обстановкой;
 - своевременное и полное информирование органов исполнительной власти
субъектов Российской Федерации и местных администраций о
санитарно-эпидемиологической обстановке, о проводимых и (или) планируемых
санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятиях, в том числе
об ограничительных, о возникновении или об угрозе возникновения инфекционных
заболеваний и о массовых неинфекционных заболеваниях (отравлениях).
    В новой редакции ст. 6 органы власти субъектов РФ также фактически
освобождены от обязанности реально обеспечивать санитарно-эпидемиологическое
благополучие населения.
    Статья 6, регламентирующая права и обязанности органов исполнительной
власти субъектов Российской Федерации изложена в редакции, которая не
закрепляет за ними конкретные обязанности, реально обеспечивающие
санитарно-эпидемиологическую безопасность:
  "1. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации имеют право:
 - запрашивать и получать от территориальных органов, уполномоченных
осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор, полную и
своевременную информацию о санитарно-эпидемиологической обстановке, о
проводимых и (или) планируемых санитарно-противоэпидемических
(профилактических) мероприятиях, о возникновении или об угрозе возникновения
инфекционных заболеваний и о массовых неинфекционных заболеваниях
(отравлениях) на территории соответствующего субъекта Российской Федерации;
 - вносить в территориальные органы, осуществляющие государственный
санитарно-эпидемиологический надзор, предложения по обеспечению
санитарно-эпидемиологического благополучия населения;
 - решать другие, не исключенные из их ведения и не отнесенные к полномочиям
Российской Федерации вопросы в области обеспечения
санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
  2. Органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации обязаны:
 - выполнять требования санитарного законодательства, обеспечивать выполнение требований
санитарного законодательства государственными учреждениями и предприятиями;
 - выполнять предписания территориального органа, осуществляющего
государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о введении и об отмене
ограничительных мероприятий (карантина) в соответствующем субъекте
Российской Федерации, организовывать и контролировать выполнение указанных
мероприятий в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;
 - организовывать информирование населения соответствующих субъектов
Российской Федерации о санитарно-эпидемиологической обстановке, о проводимых
и (или) планируемых санитарно-противоэпидемических (профилактических)
мероприятиях, о возникновении или об угрозе возникновения инфекционных
заболеваний и о массовых неинфекционных заболеваниях (отравлениях)".
    До внесения изменений эта статья содержала положения, наполненные
реальным содержанием:
    "К полномочиям субъектов Российской Федерации в области обеспечения
санитарно-эпидемиологического благополучия населения относятся:
 - участие в выработке и реализации государственной политики в области
обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения;
 - разработка и принятие законов и иных нормативных правовых актов субъектов
Российской Федерации по вопросам обеспечения санитарно-эпидемиологического
благополучия населения, контроль за соблюдением данных нормативных правовых
актов;
 - разработка, принятие и реализация региональных целевых программ
обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, научных
и научно-технических программ в данной области;
 - контроль за санитарно-эпидемиологической обстановкой на территории
соответствующего субъекта Российской Федерации;
 - разработка и выполнение на территории субъекта Российской Федерации
санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий".
    Кроме того, ликвидированы реальные гарантии финансового обеспечения
санитарно-эпидемиологического благополучия населения.
    Изменение пункта 2 статьи 2 ставит под сомнение возможность
осуществления мер по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия
населения, мер по предупреждению эпидемий, ликвидации их последствий.
Реализация всех указанных мероприятий ранее обеспечивалась финансированием
в первую очередь из бюджета РФ, субъектов РФ и только дополнительно из
других источников. Новая редакция не предусматривает бюджетное
финансирование. В редакции статьи используется новый термин "расходные
обязательства Российской Федерации", однако в соответствии с Бюджетным
кодексом РФ выполнение расходных обязательств не предполагает обязательного
финансирования из федерального бюджета или бюджетов субъектов РФ.
    Ликвидированы не только гарантии финансового обеспечения мероприятий,
но и гарантии обеспечения органов, осуществляющих государственный
санитарно-эпидемиологический надзор.
    Изменения в статье 47 означают, что Правительство Российской Федерации,
формально не снимая с себя обязательств по финансированию
санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации, фактически
исключило возможность финансирования данных обязательств из федерального
бюджета. Старая редакция статьи содержала прямые и ясные указания об
источниках финансирования за счет средств федерального бюджета и из
источников средств, прямо перечисленных в законе и не зависимых от
бюджетного финансирования.
    Старая редакция статьи 47. "Финансирование государственной
санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации".
    "Финансирование государственной санитарно-эпидемиологической службы
Российской Федерации осуществляется за счет:
 - средств федерального бюджета;
 - средств, поступающих за выполнение работ и оказание услуг учреждениями
государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской Федерации по
договорам с гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими
лицами;
 - средств, получаемых от граждан, индивидуальных предпринимателей и
юридических лиц в порядке возмещения дополнительно понесенных органами и
учреждениями государственной санитарно-эпидемиологической службы Российской
Федерации расходов на проведение санитарно-противоэпидемических
(профилактических) мероприятий;
 - средств, получаемых от издательской деятельности;
 - добровольных взносов и пожертвований граждан и юридических лиц;
 - других, не запрещенных законодательством Российской Федерации источников".
    Новая редакция положений (ст. 47.1) о финансовом обеспечении
государственных органов, обеспечивающих санитарно-эпидемиологический надзор,
указывая источники финансирования, повторяет новую редакцию ст. 2,
фактически исключившую в качестве источников финансирования средства
бюджетов РФ и субъектов РФ:
    "Финансовое обеспечение федеральных государственных учреждений,
обеспечивающих деятельность органов, осуществляющих государственный
санитарно-эпидемиологический надзор, является расходным обязательством
Российской Федерации и осуществляется за счет:
 - средств, поступающих за выполнение работ и оказание услуг по договорам
с гражданами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами;
 - средств, получаемых от граждан, индивидуальных предпринимателей и
юридических лиц в порядке возмещения дополнительно понесенных расходов на
проведение санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий;
 - средств, получаемых от издательской деятельности;
 - добровольных взносов и пожертвований граждан и юридических лиц;
 - других, не запрещенных законодательством Российской Федерации источников".
    Данная редакция неоднозначна, и может являться механизмом для исключения
финансирования органов санитарно-эпидемиологического благополучия из
бюджетов РФ и субъектов РФ.
    Обоснованность такого опасения вытекает не только из смысла указанных
норм, но и из анализа аналогичных положений других законов в части
государственного финансирования. Так, в законе "Об особо охраняемых
природных территориях" в статью о финансировании природных парков внесены
изменения об источнике финансирования, но формулировки остались ясными и
однозначными. Например, в положения статьи 20 ФЗ "Об особо охраняемых
природных территориях" о финансировании природных парков внесены изменения:
в п. 1 слова "бюджета субъекта Российской Федерации" заменить словами
"федерального бюджета". В данном случае полностью сохранены гарантии
бюджетного финансирования и не употребляется неоднозначный по своему смыслу
термин "расходные обязательства".

    РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ОРГАНОВ ВЛАСТИ
    Изменения в области разграничения полномочий органов власти являются
антиконституционными и могут привести к катастрофическим последствиям
    В соответствии со статьей 72 Конституции РФ вопросы природопользования,
охраны окружающей среды и экологической безопасности отнесены к совместному
ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
    Законом No 122 от 22 августа 2004 г. внесены изменения во все законы,
регулирующие охрану окружающей среды и природопользования. В результате из
полномочий органов власти субъектов Федерации изъяты полномочия по решению
практически всех вопросов по охране окружающей среды и обеспечению
экологической безопасности.
    Принятые изменения грубейшим образом нарушают положения действующей
Конституции.
    Наиболее наглядным примером являются изменения, внесенные в Федеральный
закон "Об экологической экспертизе". Преамбула закона содержала положение,
дословно повторяющее статью 72 Конституции.
    Преамбула в старой редакции: "Настоящий федеральный закон регулирует
отношения в области экологической экспертизы, направлен на реализацию
конституционного права граждан Российской Федерации на благоприятную
окружающую среду посредством предупреждения негативных воздействий
хозяйственной и иной деятельности на окружающую природную среду и
предусматривает в этой части реализацию конституционного права субъектов
Российской Федерации на совместное с Российской Федерацией ведение вопросов
охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности".
    В новой редакции положение закона, закреплявшее конституционные права
субъектов РФ, признано утратившим силу.
    Передача всех полномочий на федеральный уровень ликвидировала устоявшуюся
систему управления в области охраны окружающей среды и природопользования.
    Эта система реально обеспечивала конституционные права граждан на равный
доступ к природным ресурсам, реализацию прав субъектов РФ и федеральных
органов власти в соответствии со статьей 72 Конституции РФ.
    Охрана окружающей среды и управление природными ресурсами должны
осуществляться на федеральном уровне. Но лишение реальных полномочий органов
власти субъектов Федерации нарушает права граждан, проживающих на
соответствующей территории.
    Неэффективность принятых 122 законом решений стала очевидной уже за
короткий период после 22 августа 2004 г. В связи с этим 29 декабря 2004 г.
был принят Федеральный закон 199-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в
законодательные акты Российской Федерации в связи с расширением полномочий
органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам
совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации,
а также расширением перечня вопросов местного значения муниципальных
образований".
    Закон вносит изменения в следующие федеральные законы:
 - "Об особо охраняемых природных территориях";
 - "О животном мире";
 - "О соглашениях о разделе продукции";
 - Лесной кодекс;
 - "Об охране окружающей среды".
    Формально он был направлен на расширение полномочий субъектов Российской
Федерации и органов местного самоуправления в области охраны окружающей
среды и природопользования, однако реально эта цель не достигнута.
    Во многом новый закон дублирует нормы  Федерального закона No 122-ФЗ от
22 августа 2004 г., которые сужали полномочия субъектов Российской Федерации.
    Однако и новые положения в большей части реально не расширяют полномочия
субъектов Российской Федерации, а передают полномочия РФ с их финансовым
обеспечением из федерального бюджета - субвенциями, что не соответствует
концепции и названию закона.
    Изменения, внесенные в закон "О соглашениях о разделе продукции" не
соответствуют в целом концепции закона, предусматривающей расширение
полномочий субъектов Российской Федерации, поскольку исключают их из
участников договора по соглашению о разделе продукции, что не обеспечивает
возможность учета интересов субъекта Российской Федерации на территории
которого происходит недропользование, в том числе получение доли
произведенной продукции и компенсации за нанесение экологического ущерба,
полученного в результате загрязнения территории субъекта Российской
Федерации.
    Внесены изменения в Лесной кодекс Российской Федерации. В большей своей
части они дублирует нормы уже принятого Федерального закона No 122-ФЗ от
22 августа 2004 г. А новые изменения по расширению полномочий не всегда
являются позитивными и продуманными.
    Законом 199-ФЗ от 30 декабря 2004 г. субъектам переданы федеральные
полномочия в сфере пожаротушения, а также полномочия по распоряжению,
пользованию и владению лесами, не являющимися эксплуатационными, а
выполняющими природоохранные и защитные функции. В связи с тем, что лесной
фонд и его земли являются объектами федеральной собственности, а в
соответствии с 71 статьей Конституции Российской Федерации федеральная
собственность и управление ею относятся к вопросам ведения Федерации, именно
Российская Федерация должна нести ответственность за должную охрану и
обеспечение восстановления лесов лесного фонда.
    Передавая на уровень субъектов Российской Федерации все полномочия по
тушению пожаров, принятию решений о предоставлении участков лесного фонда
особо ценных лесов в аренду, безвозмездное пользование, краткосрочное
пользование; по обеспечению лесоустройства, воспроизводству лесов, защите их
от вредителей и болезней, а также по проведению мероприятий по профилактике
лесных пожаров и противопожарному обустройству, органы федеральной власти
не только снимают с себя ответственность, но ставят под угрозу само их
существование. Не во всех субъектах Российской Федерации имеется в наличии
достаточное количество финансовых, материальных и организационных средств,
необходимых для выполнения этих наиважнейших государственных функций.
    Практика финансирования показывает, что выделяемых средств на охрану
окружающей среды, в том числе и на тушение пожаров, явно недостаточно.
Трудно ожидать, что субвенции, выделенные субъектам, будут реально
обеспечивать добросовестное выполнение переданных полномочий. Поэтому данное
изменение закона может привести к непредсказуемым последствиям, вплоть до
уничтожения особо ценных лесов России. Тем более что законом не
предусматривается ответственность субъектов Российской Федерации за
ненадлежащее выполнение ими переданных полномочий, а определены только
условия и порядок временного изъятия этих полномочий.
    Учитывая долгосрочный период восстановления лесов, принятые изменения и
дополнения в Лесной кодекс, могут повлечь существенное сокращение лесных
площадей и особенно лесов первой группы Российской Федерации.

    ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "О ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ"
    Возможно, Россия делает первые шаги по защите населения от продуктов,
полученных с применением генно-инженерно-модифицированных добавок.
    Риски, связанные с производством и потреблением биотехнологической
продукции обсуждаются учеными с 80-х годов прошлого века. Однако в
большинстве стран эта проблема находится под строгим контролем государства.
В США контроль за использованием ГМО, находится в юрисдикции ТРЕХ федеральных
ведомств. Хотя маркировка ГМО продуктов питания не является обязательной, в
стране распространена "обратная маркировка", когда на упаковке говорится об
отсутствии ГМО.
    В США ГМО не допускаются в систему безопасных (органических) продуктов
питания. Совет Конгресса США по ГМО не дал гарантий безопасности продуктов
из ГМО для здоровья человека. Национальный совет США по стандартизации
органической, т.е. безопасной для здоровья человека, продукции принял
Постановление о запрете продажи продуктов из ГМО в системе органической пищи
(подробные материалы в ЭКОСинформ No 10 2004 г.)
    В России сделана первая попытка законодательно защитить граждан, к
сожалению пока лишь путем информирования.
    26 ноября 2004 г. Государственной Думой был принят Федеральный закон "О
внесении изменений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей"
и о признании утратившим силу пункта 28 статьи 1 Федерального закона "О
внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите
прав потребителей".
    Закон вводит обязательность указания информации о продуктах питания, о
наличии в продуктах питания компонентов, полученных с применением
генно-инженерно-модифицированных организмов (ГМИ). Ранее эти вопросы
регулировались Санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами
СанПиН 2.3.2 1078-01 2002 г., где пунктом 2.18 "Общих положений"
предусмотрена обязательная маркировка пищевых продуктов, содержащих больше
5% компонентов ГМИ. Причем в приложении к СанПин перечислены все пищевые
продукты, полученные из ГМИ и подлежащих этикированию.
    Таким образом, ранее действующее законодательство предусматривало наличие
информации только о продуктах, содержащих более 5%, а если продукты содержали
менее 5% ГМИ - этой информации граждане не имели, и, следовательно,
потребляли продукты, полученные с применением ГМИ.
    С 26 ноября 2004 г. требования закона о наличии на продуктах питания
обязательной информации о наличии в продуктах питания компонентов,
полученных с применением (ГМИ) вступили в действия, в связи с чем
потребители имеют право требовать предоставления этой информации от
продавца и торгующей организации.
     О.Яковлева
     Источник: бюллетень "Законотворческий процесс в Государственной
               Думе: правозащитный анализ", N 82, 17 февраля 2005 г.

ПРАВО - ПРИРОДЕ: РОССИЙСКОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
Электронный бюллетень Центра охраны дикой природы
выпуск 113, lawbull@biodiversity.ru, 17 февраля 2005 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
*   при финансовой поддержке РОО "Открытая Россия" и МСоЭС   *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами