Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.1668, 27 февраля 2005 г. ****************##
 ##################################################################
                                      Право на ответственную власть



        ПРЕЗИДЕНТСКИЙ СОВЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА НАЧАЛ РАБОТАТЬ


    СОВЕТ
    Радиостанция ЭХО МОСКВЫ, Понедельник, 21 Февраля 2005
    Казематы власти - "горячая линия" с представителями властных структур.
    Ведущие: Ксения Ларина
    Гости: Элла Памфилова
 К.ЛАРИНА: 22 часа 12 минут. Начинаем мы нашу традиционную программу
вечернюю понедельничную про власть и про то, что там происходит с людьми,
которые попадают в эти казематы и сегодня у нас в гостях Элла Александровна
Памфилова, председатель Совета при президенте Российской Федерации по
содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.
Добрый вечер, Элла Александровна.
 Э.ПАМФИЛОВА: Добрый вечер.
 К.ЛАРИНА: Как вам власть, вообще? Сам институт власти вам приятен? Легко
там разобраться?
 Э.ПАМФИЛОВА: Как наблюдателю, со стороны, потому что я все-таки не являюсь
чиновником и моя основная задача - это быть таким неким посредником и наш
Совет выполняет такую роль:
 К.ЛАРИНА: Между властью и обществом.
 Э.ПАМФИЛОВА: :между властью и общественными организациями, да, и чтобы
попытаться в меру своих возможностей как-то отражать эти общественные
потребности, чтобы власть учитывала их при принятии решения. Что-то удается,
что-то нет. То есть, сложные ощущения, потому что часто, когда не слышат,
тогда, конечно, нет никакого направления.
 К. ЛАРИНА: Но, в любом случае, вы все-таки опыт имеете работы во властных
структурах:
 Э. ПАМФИЛОВА: Имею.
 К. ЛАРИНА: :когда вы занимали должности и в правительстве России, и уже
все-таки понимаете, что это такое и как этот институт работает. Вот у меня к
вам вопрос такой, первый. Сильно ли изменился институт власти российской вот
с тех времен, когда вы там побывали?
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну я, как, может быть, вы помните, два с половиной года была
министром социальной защиты. Это был конец 91-го по 93-й годы. Потом ушла, в
общем-то, ушла добровольно в отставку.
 К.ЛАРИНА: То есть, это первое российское правительство было?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, первое российское правительство. Я добровольно ушла в
отставку, с тех пор была депутатом, вот уже 6 лет я не депутат и, в
общем-то, не вхожу ни в какие структуры власти. Я хочу сказать, что,
конечно, изменилось сильно. Если первое, когда мы начинали, скажем, опыт и
положительный, и отрицательный, было много молодых, умных, да, может быть,
неопытных, там не было такого опыта номенклатурного, но был большой
потенциал и желание что-то сделать. Да, может быть, поэтому и наломали дров
сильно, в общем-то:
 К.ЛАРИНА: Не ошибается тот, кто ничего не делает, да?
 Э.ПАМФИЛОВА: Потом, когда я уже со стороны наблюдала, будучи депутатом, в
Думе, когда я писала бесконечные запросы, когда - вы знаете, я была автором
закона об ограничении депутатской неприкосновенности и так не смогла его
провести, тогда и левые, и правые, в общем-то, в данном вопросе всегда были
вместе - наблюдала, как она обюрокрачивалась очень сильно и, скажем, все
больше, все больше стала напоминать вот ту бывшую советскую номенклатуру,
против привилегий которых мы бились в свое время, но появилось еще, вот,
понимаете, плюс к этим отрицательным всем качествам, которые были в бывшей
номенклатуре, прибавился определенный цинизм. У той номенклатуры все равно
была школа, хоть еще, понимаете, была какая-то совесть, а потом пошла
номенклатура, у которой фактически совести-то не осталось. Вот в чем
проблема. И часто вот мне с высоты моих таких, скажем, может быть, наивных,
романтических представлений, вот когда мы начинали, когда начинался
демократический процесс и нам казалось, что, вот, демократия, должно вот это
все в интересах народа, и власть должна работать в интересах народа - вот
тогда даже наша борьба наивной кажется с этими партийными привилегиями,
потому что то, что потом произошло, когда поделили все собственность,
информационный, финансовый рынки, то есть это стало казаться таким детским
лепетом.
 К.ЛАРИНА: Элла Александровна, у нас есть тут более подробное изложение
вашего творческого пути до сегодняшнего момента, давайте, мы сейчас
послушаем, а потом продолжим разговор.
     ДОСЬЕ "ЧЕЛОВЕК ВЛАСТИ"
     Памфилова Элла Александровна. Окончила Московский энергетический
институт в 1976 году по специальности "инженер электронной техники". До
1989 года работала на Центральном ремонтно-механическом заводе
производственного объединения "Мосэнерго" мастером, инженером-технологом,
председателем профсоюзного комитета. В 1989 году стала народным депутатом
СССР, членом комиссии по борьбе с коррупцией и секретарем комиссии по
вопросам привилегий и льгот. С 15 ноября 91-го по 2 марта 93-го - министр
социальной защиты населения Российской Федерации. В 1993 году избрана
депутатом Государственной думы от Калужской области. Работала в комитете по
социальной политике. В декабре 1995 года вновь избрана депутатом нижней
палаты, входила в депутатскую группу "Российские регионы", работала в
комитете Госдумы по безопасности. В 2000-м на выборах президента России
Памфилова заняла 7-е место среди 11-ти претендентов. В апреле того же года
Элла Александровна вошла в состав общественной независимой комиссии по
расследованию правонарушений и защите прав человека на Северном Кавказе. В
2001 году Элла Памфилова стала одним из организаторов гражданского форума,
который прошел 21-22 ноября в Москве. Председатель Совета при президенте
Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества
и правам человека. Награждена орденом "За заслуги перед Отечеством 4-й
степени". Не замужем, имеет дочь и внучку.
 К.ЛАРИНА: Там остался хвост, можно что-нибудь добавить. Музыкальный хвост
такой остался, можно что-нибудь договорить. Все правильно? Никаких у вас
замечаний нет?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да нет, нормально.
 К.ЛАРИНА: Вообще много, конечно, вот сейчас когда собрали в одну кучу. Даже
я совсем даже и забыла, что вы почти даже и президентом стали Российской
Федерации.
 Э. ПАМФИЛОВА: Ну что вы, до этого было далеко, это нереально, да. Ну вот,
скажем, возник этот вопрос - за что орден? - все-таки 10 лет ездила в Чечню,
и ребят помогала выручать из плена, наших военнослужащих. Ну, в общем-то,
есть, по-моему, немало того, что удалось.
 К.ЛАРИНА: Вы знаете, все равно все-таки ваш образ, он всегда ассоциируется
действительно с защитой прав человека. Как ни крути, будь это на заре
отечественной демократии, будь это сегодня, и так или иначе получается, что
вы всегда в оппозиции находитесь к власти, да? Если мы говорим о том, что вы
посредник между обществом и властью, то, скорее, вы все-таки должны и вы это
пытаетесь делать, защищать общество от власти, а не наоборот. И поэтому для
меня, например, очень странные вопросы от наших слушателей, который пришли
по Интернету, которые вас как раз обвиняют в продажности, что, вот, вы
продались, там, власти, Кремлю, бросили заниматься демократией, бросили
заниматься политикой в том романтическом плане, о котором мы сейчас с вами
вспоминали в начале программы. Но что бы вы ответили на эти обвинения?
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну то, что я действительно для себя решила, скажем: Я помню,
когда в 99-м году: а, в 2000-м, это были мои последние выборы в любом
качестве. Я больше никогда ни при каких условиях ни на какие выборы не
пойду. Я прошла, на собственной шкуре испытала, что такое, когда ты не
выражаешь и за тобой не стоят ни финансово-промышленные группы, ты не
отражаешь интересы сильных мира сего, то это когда у тебя нет никаких
ресурсов - ни информационных, ни денежных и прочих, это очень сложно:
 К.ЛАРИНА: Но это значит, что у нас нет никаких вообще шансов и никаких
возможностей получить во власти порядочного человека? Хотя бы в тех
структурах, которые избираются?
 Э.ПАМФИЛОВА: Моя задача, вот исходя из собственного опыта, в том числе и
положительного, и отрицательного, сделать все возможное, чтобы молодые,
умные, нормальные, чтобы у них была такая возможность. Понимаете? Вот я на
это и направляю всю свою деятельность - помочь - потому что я знаю, что это
такое, как это сложно и тяжело, когда за тобой нет мохнатой руки, никто не
стоит. И все, что я могу, я делаю в этом именно направлении. Я считаю, что и
наш Совет, наша основная задача Совета при президенте, чтобы отстаивать и,
скажем, расширять, скажем, то поле демократическое, чтобы выборы были
выборами, чтобы партии были партиями, чтобы средства массовой информации -
чтобы их было много, чтобы они были разные, чтобы люди могли получать ту
информацию, которую они считают нужным. Вот, в меру своих скромных сил и
возможностей такая задача.
 К.ЛАРИНА: Я хочу обратиться к вопросам наших слушателей. Вопрос, который
пришел из города Санкт-Петербурга от Ирины: "Как вы думаете, почему нынешняя
власть живет по принципу "после нас - хоть потоп" и что должно произойти,
чтобы у нас сменилось понятие о власти?"
 Э.ПАМФИЛОВА: Дело в том, что смотря кто. Вот наша нынешняя власть - это
есть и исполнительная, и законодательная, ест Совет Федерации, есть Госдума,
есть администрация президента, президент, есть правительство - и во власти
много разных людей. Вот это ощущение, оно было, да, оно было практически
десятилетие, уже 10 лет мы так думаем о власти, да? И я очень надеюсь,
почему я согласилась и на предложение президента и готова ему помогать, я
очень надеюсь, что, скажем, по крайней мере у президента другая позиция, что
у него нет, нет, скажем, такого настроения, что после меня - хоть потоп,
именно поэтому мы пытаемся помогать. Иначе, понимаете, если бы я думала
точно так же, ну тогда вообще надо просто уходить, опустить руки и вообще
ничего не делать. Вот я надеюсь, потому что многие наши предложения, они
тяжелые, ведь наша задача: понимаете, нас никто не любит, и это правильно.
Нас не любят многие чиновники, структуры, скажем, многие, потому что мы
приносим-то: когда они приходят к президенту и говорят все как замечательно,
мы говорим, что нет:
 К.ЛАРИНА: То приходите вы в этот муравейник и палкой все начинаете
ворошить.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, да. Но, с другой стороны, мы критикуем: Я просто вас
прошу, Ксения, самые гадкие вопросы, ругательные зачитайте. С другой стороны
и не любят и ругают, в общем-то, люди, потому что вроде при президенте, как
бы тоже несешь полную ответственность. Но это нормально.
 К.ЛАРИНА: Люди, вы знаете, что люди инкриминируют? Что вы ничего не
делаете. Вас не любят чиновники, потому что вы им мешаете воровать, если они
воруют, и мешаете им ничего не делать, если они ничего не делают, а люди
начинают вам предъявлять претензии - что же вы, Памфилова, никакого толку,
все равно все кошмарно и ужасно, никакого толку от вас. Вот "Зурабов - друг"
написано, пришло письмо от такого человека, я думаю, что это, конечно, такая
шутка, но вопрос, вы хотите, я его прочту.
 Э.ПАМФИЛОВА: Конечно, хочу.
 К.ЛАРИНА: Хотя для меня здесь вопросов как бы нет, я не пойму, что это
такое: "Как вы относитесь к реальности непринятия того, что вас ненавидят
все, с кем Господь позволил вам пообщаться?" Это что, такое утверждение?
 Э.ПАМФИЛОВА: Я думаю, что это, понимаете, это вот, может, человек очень
обижен, может, действительно он пострадал от несправедливости, потому что к
нам же в основном тоже такие идут люди, которых унижали, которые получили
сполна, много:
 К.ЛАРИНА: У нас вся страна такая.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да. И поэтому вот, скажем, считая меня как представителем
власти, как бы я думаю, что это не лично ко мне, к Памфиловой. А если лично
ко мне, то, ну я так не думаю, что меня уж прямо все так ненавидят. Конечно,
кто-то любит, кто-то хорошо относится, а кто-то и не любит, и поделом,
правильно, потому что она есть своя позиция, она кому-то нравится, кому-то
нет. Во всяком случае, я никому не стараюсь понравиться, понимаете? И не моя
это задача. Вот я работаю, исходя из своего опыта, из своей совести, из
того, что я могу, из своих возможностей, и делаю то, что я считаю нужным. Я
ни под кого не собираюсь подстраиваться, ни под власть, ни под сильных мира
сего, ни под, скажем, народ, как говорят, я не хочу спекулировать этим
словом, кому-то нравится, что я делаю, кому-то не нравится. И это нормально.
 К.ЛАРИНА: "Госпожа Памфилова, - пишет нам опять же человек с псевдонимом
"Священник Филипп", сомневаюсь, что это священник, - есть ли у вас совесть и
стыд? Как вам хватает совести, разрушив пенсионную систему России, взяться
за разрушение прав человека в России?"
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну вот, да. Дело в том, что он явно преувеличивает мои
способности и возможности, потому что когда я была два с половиной года
министром, а это, еще раз хочу сказать, конец 91-го, 92-й и начало 93-го
года, 93-й год, то я горжусь тем, что в то тяжелое время, когда
действительно жестокие очень реформы проводились экономические, делала все
возможное, чтобы люди хоть как-то выжили. И вот то, за что меня сейчас
критикуют, что вот эта Памфилова развела кучу разных льгот, да, может быть,
действительно с точки зрения макроэкономистов это ужасно, то тогда многие
эти льготы, которые, да, я выбивала, я добивалась, они позволили многим
выжить. Что касается пенсионной системы. Я никогда не возглавляла пенсионный
фонд, я не занималась в полной мере. Наоборот, я считаю, что в те трудные
времена мы сохранили и протезно-ортопедическую промышленность, то, что
касается реабилитации инвалидов, и, наоборот, сохранили, скажем, даже тогда
начали компьютеризировать пенсионное, сохранили ту систему соцобеспечения,
когда все рушилось, она работала. И, наоборот, я с чистой совестью смотрю
людям в глаза, потому что в те времена я сделала все, что возможно было и
даже более того. Ну а, в общем-то, я думаю, что если какая-то информация
неправильная, может быть, думают, что я каким-то образом: потому что уже
были такие вопросы.
 К.ЛАРИНА: За все в ответе, да.
 Э.ПАМФИЛОВА: Пенсионный фонд я не возглавляла и потом не работала в
пенсионной системе, вот начиная с конца 93-го года.
 К.ЛАРИНА: Ольга вас спрашивает: "Почему затих ваш голос в защиту
демократии?"
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну что значит затих? То, что долгое время я вообще как бы
почти не появлялась на экранах телевизора? Ну, потому что, видимо: вы сами
знаете, как у нас сейчас на государственных каналах в смысле это все
проходит: то есть сейчас почаще стали немножко показывать. Не затих ни
голос, ни действия. Все что могла, то я и делала, и делаю, и буду делать, в
другом качестве, вот в том качестве, в котором я сейчас работаю. И вот наш
Совет: Ведь Совет, у нас все работают на общественных началах. Мы все
работаем там 33 человека:
 К.ЛАРИНА: Вы зарплату там не получаете, как советчик?
 Э.ПАМФИЛОВА: Нет, нет. Мы все живем так, как живет за счет своих
общественных: Ну, каждый возглавляет общественную организацию. У нас там, вы
знаете, есть представители солдатских матерей, и Фонд защиты гласности, и
"Мемориал" тот же, и Хельсинская группа.
 К.ЛАРИНА: А вы имеете право вообще предъявлять публично претензии к власти?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, конечно.
 К.ЛАРИНА: Вот к президенту, к правительству? Или вы считаете это не очень
корректным?
 Э.ПАМФИЛОВА: Вы знаете, дело в том, что мы - совещательно-консультативный
орган при президенте. Это очень важно. И очень важно, что президент не
только прислушивается - ведь вот я уже говорила когда-то в эфире - ну,
практически все предложения, которые мы готовили, вот хорошо когда
подготовили, они были приняты, а ведь в Совете люди достаточно оппозиционно,
критически настроены к власти. Вы понимаете, та же Алексеева, и Симонов, или
Олег Орлов, "Мемориал", у нас и Куклина, "Солдатские матери", и, скажем,
Познер у нас, и многие другие, в общем-то, скажем, они довольно жестко
критичны часто отзываются о действиях:
 К.ЛАРИНА: Публично, в эфире, да, в газете, в интервью вы можете свое
несогласие с действиями власти высказывать?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, пожалуйста. Конечно, конечно. И мы это делаем. Но самое
главное, мы в общем-то президенту имеем эту возможность сказать, вот когда
при личной встрече: У нас ведь недаром, одна встреча, когда мы первые
подняли вопрос об ограничении вмешательства правоохранительных органов в
финансово-хозяйственную деятельность предприятий разных форм собственности и
вообще о произволе со стороны правоохранительных органов, и когда мы целый
ряд предложений подготовили о создании механизма общественного, судебного и
государственного контроля за деятельностью самих правоохранительных органов,
по соблюдению прав человека, потому что, к сожалению, произвол иногда выше,
чем со стороны криминалитета, то вот тогда нас президент пригласил на
встречу, помимо членов Совета, у нас 4 с половиной часа длилась встреча,
всех руководителей силовых ведомств, и мы довольно жестко обсуждали эти
проблемы.
 К.ЛАРИНА: А вы не боитесь, что ваш Совет постигнет та же участь, что и
комиссию по помилованию при президенте Российской Федерации, которая была в
свое время торжественно расформирована, ну там чего-то покричала
общественность какое-то время, а потом все это затихло?
 Э.ПАМФИЛОВА: Вот вы знаете, я не боюсь. Я не боюсь. Вот я скажу, что у нас
сейчас в загашнике, чтобы было вот ясно. Значит, вот закон о гражданстве,
который изменили, помогли легализовать, это мы сделали. Вот кто бы ни
говорил, это с нашей подачи. Пусть не все мы решили, но все-таки многим
гражданам бывшего Советского Союза после тех поправок, которые мы
предложили, стало легче все-таки, по крайней мере. Об общественном контроле
в тюрьмах. Обратились к президенту, поддержал, принят в первом чтении,
сейчас идет доработка этого закона. Вот последнее, то, что касается
ювенальной юстиции. А это огромная проблема. У нас, понимаете, я еще раз
хочу сказать, то, что касается произвола в отношении детей и бесправия в
отношении детей, оно гораздо серьезнее, чем все мы об этом думаем, и
фактически сейчас необходимо сформировать политику поддержки семьи, детства
на основе профилактики, реабилитации, и вот эти ювенальные технологии, они
позволяют как раз не допустить, чтобы было, росла преступность среди
несовершеннолетних, а, наоборот, то есть, скажем, системообразующая правовая
база - это наше. То, что касается, вот два года мы бьемся, чтобы увеличили
пенсии, пенсионное обеспечение и вообще обеспечение военнослужащих ребят,
которые пострадали в горячих точках и особенно, ну, в Чечне, и так далее, я
думаю, мы сейчас доведем до ума. Разработали проект закона о праве граждан
на обращение, на индивидуальное и коллективное обращение. Надеемся. Тоже
тяжело идет судьба, но мы работаем. Это то, что мы по Чечне, с беженцами,
вот постоянно, постоянно. Я езжу постоянно в эти горячие точки, занимаемся
этими проблемами. Мы единственные, мы первые провели еще в конце, в смысле
августе-сентябре прошлого года, полную экспертизу тщательную закона, всего
этого пакета монетизации, и дали свою, в общем-то, негативную оценку:
 К.ЛАРИНА: Но это не помогло.
 Э.ПАМФИЛОВА: Потому что идею, хорошую идею, просто ее дискредитировали, то
есть, я сейчас утверждаю, что качество закона плохое, все равно придется
менять. Потому что вот сейчас много говорят о транспорте, о лекарствах, а
там есть мина замедленного действия:
 К.ЛАРИНА: Все еще только начинается.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да. Не только касается инвалидов, касается детей и так далее,
и так далее.
 К.ЛАРИНА: Напомню, что вы слушаете программу "Казематы власти" и сегодня у
нас в гостях Элла Александровна Памфилова, председатель Совета при
президенте России по содействию развитию институтов гражданского общества и
правам человека. Вот к тем проблемам, которыми вы занимаетесь, Элла
Александровна, я бы хотела добавить еще одну категорию людей, еще одна
недавно сравнительно сформировавшаяся, уже большая, к сожалению, группа
риска, это люди, которые пострадали во время террористических актов. Либо
это родственники погибших, либо это люди, которые подверглись этому ужасу,
прежде всего, психологическому, не имея вроде бы никаких увечий физических,
без ранений, но абсолютно потерянные в этой сегодняшней жизни. Ну вы знаете,
что совсем недавно пытались каким-то образом себя защитить, эта группа
людей, они уже, по-моему, формируются в целую организацию, собственную,
правозащитную, которые сами собираются защищать свои права. Вот с этими
людьми собираетесь ли вы каким-то образом общаться, защищать их права,
защищать их интересы и их жизни, в конце концов?
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну я бы хотела: Да, конечно, встречаюсь. Я бы хотела сказать,
что чем мы отличаемся от уполномоченного, все-таки его задача с учетом его
возможностей, все-таки это независимая, но государственный правозащитный
институт, это довольно большие полномочия и возможности, они занимаются
конкретными жалобами. Мы вообще официально конкретными жалобами не
занимаемся, потому что:
 К.ЛАРИНА: Но вы же поехали в Благовещенск?
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну я сейчас да, вам скажу. Дело в том, что мы должны, вот мы
рассматриваем какие-то прецедентные вещи для того, чтобы уже президенту
готовить системные предложения. Ну вот, тем не менее, более чем двадцати,
нескольким десяткам тысяч людей, мы помогли вот в их конкретных делах, в
решении их конкретных проблем. И, конечно, конечно, и у меня были и из
"Норд-Оста" люди, и были недавно вот матери Беслана, и, знаете, так, вроде
бы побочная деятельность, когда пытаешься, когда видишь, какие проблемы,
организовать какую-то и помощь, и реабилитацию психологическую, вот мы для
бесланцев, там, организовывали, но это естественно, мы тоже делаем это. Вот
чем мы будем заниматься вот сейчас уже точно я знаю. Мы, во-первых,
подготовили свои замечания и очень такую критическую оценку того проекта
закона о борьбе с терроризмом, потому что там действительно согласно: там
практически не прописаны права пострадавших. У нас до сих пор нет системы.
Вот в Москве побольше денег, они там могут какую-то помощь оказать
материальную. Ведь речь не только о материальной помощи. Вот к какому-то
событию привлечено внимание средств массовой информации, значит, какое-то
время эти люди будут во внимании, им какую-то помощь:
 К.ЛАРИНА: Но статус не определен у людей совсем.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да. А на самом деле системы нет государственной. И вот мы как
раз специалистов сейчас собираем для того, чтобы предложить как мы ее
понимаем. Во-первых, с точки зрения, все равно, к сожалению, это реальность
такова, хотим мы или не хотим - я надеюсь, что в конце концов мы более
профессионально и лучше будем бороться с терроризмом, но это другой вопрос:
 К.ЛАРИНА: Это другой вопрос.
 Э.ПАМФИЛОВА: :но все равно - да, люди страдают, значит должна быть система
оказания материальной и моральной помощи, психологической реабилитации, и
должна быть четкая система мер, которая ответственность государства и за
возмещение ущерба всех видов ущерба, и это не должно зависеть от
возможностей того региона, того района, в котором это произошло, потому что,
ну я говорю, один регион, скажем, имеет большие возможности, другой - нет, а
люди страдают одинаково. Вот этим мы будем заниматься. Я считаю, что уже в
этом законе должно быть прописано. Но, вот, Ксения, я хотела бы вернуться, я
до новостей не ответила на вопрос. Я хотела бы сказать, потому что зачем,
зачем мы вообще - вот был такой вопрос в прошлый раз - зачем нам этот совет,
эта комиссия, эта Памфилова, зачем там она вообще нужна, нам не нужно - но,
слава Богу, что вам это не нужно. Президент пригласил, он считается с нами,
вот прислушивается к нам, и это наша добрая воля, я еще раз хочу сказать.
 К.ЛАРИНА: Вы не обманываетесь? Он прислушивается к вам?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да. Вот я сейчас объясню, значит, в чем это выражается. Это
наша добрая воля и постольку поскольку вы как налогоплательщик, там, вот,
кто возмущается, меня не содержите, это мое, это я своим временем, своими
нервами, своей энергией, вот трачу на то, чтобы решить какие-то вопросы, как
я понимаю, и помочь тем людям, которые действительно в этом нуждаются. Так
вот. Я закончу. То, что мы сделали экспертизу по монетизации, то, что мы
бились всю осень и то, что правительство - хотя было поручение президента и
главы администрации президента о том, чтобы они учли наши очень
существенные, там не только замечания, там были просто нарушены несколько
статей Конституции - не учли, имеем то, что имеем. Так вот, чтобы впредь это
не повторилось, и у нас сейчас есть моральное право, потому что мы
профессионально, глубоко провели эту экспертизу. И, скажем, те негативные
последствия - ведь мы же, я еще раз хочу сказать, что мы единственная страна
в Европе теперь, которая на федеральном уровне не регулирует пособия на
детей и многое другое, что надо менять будет все равно - так вот, сейчас мы
готовим, экспертизу уже проводим предстоящей реформы образования; это
общественная экспертиза здравоохранения; сейчас вот с 1-го марта жилищный
кодекс входит и мы видим те негативные последствия, которые будут; мы сейчас
будем проводить мониторинг, и также ЖКХ. Вот для того, чтобы, по крайней
мере, то, что от нас зависит, дать информацию, выявить те негативные
последствия, которые мы видим, чтобы, скажем, для населения это не было так
больно и тяжело, как произошло с монетизацией. Вот эту спесь чиновную, когда
"мы сами с усами, мы все знаем и нам не нужно чье-то мнение", вот чтобы не
было кулуарного принятия решений, которые, в общем-то, для каждого важны,
чтобы люди, экспертное сообщество было привлечено. Чтобы вообще
общественность участвовала в принятии, скажем, обсуждении жизненно важных
решений, которые готовятся. Чтобы их мнение влияло на принятие решений. Это
сложно, это трудно. Значит, наше дело - подготовить, к чему-то прислушается
власть, к чему-то не прислушается - это тоже уровень нашего профессионализма
и способа убеждения.
 К.ЛАРИНА: А можно задать вам конкретный вопрос по поводу общения с
президентом вашей структуры? Как часто вы лично видитесь с президентом? Есть
какая-то регулярность в ваших встречах?
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну вот последний раз и 7-го февраля, и 10-го февраля, вот я
сейчас думаю, что мы готовим сейчас встречу Совета с президентом, вот по
мере нашей готовности. Потому что мы только что провели в общем-то очень
глубокие двухдневные слушания по судебной реформе. Вы знаете, что это одна
из самых острых проблем. То есть, доступ к правосудию, качество правосудия и
так далее. Огромная: вот, помимо: знаете, если говорить по, скажем, степени
напряженности обращений, на первом месте это социально-трудовые права. Вот,
обращаются. На втором месте - это произвол со стороны правоохранительных
органов и судебная реформа - одинаково они идут. В смысле, вот, доступ к
правосудию, то есть недовольство судебной системой. Мы действительно провели
слушания при: все откликнулись, был очень высокий уровень, то есть, были и
заместители, скажем, и Конституционный суд, и Верховный суд, и зам.
Генпрокурора, и общественность:
 К.ЛАРИНА: Элла Александровна:
 Э.ПАМФИЛОВА: Так вот я к чему. Сейчас наша задача - мы подготовим
президенту наше видение, что плохо в этой реформе и что надо менять вот с
точки зрения общественности и по всем этим направлениям. Я надеюсь, что наши
соображения, предложения не останутся, не умрут, как говорится, и наш труд
не уйдет в пустоту. Потом посмотрим.
 К.ЛАРИНА: Я вас очень прошу. Берите наушники, поскольку я обещала телефон
включить, а вопросов очень много, я еще вернусь к вопросам, которые пришли
по Интернету и которые приходят к нам на пейджер. Ну а сейчас наш телефон
эфирный 203-19-22. Напомню, что здесь, в студии "Эха Москвы", Элла
Александровна Памфилова. Алло, здравствуйте.
 СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Это Елена. Я с большим уважением отношусь к
деятельности Эллы Александровны. Меня сейчас интересует - я сама инвалид, у
меня двое детей, сейчас уже дети выросли, может быть, в какой-то степени
благодаря тому, что делала Элла Александровна - но я хочу сейчас затронуть
такой вопрос: вы не представляете, какой произвол в отношении как бы
работников сейчас происходит, ну, на любой работе.
 К.ЛАРИНА: Елена, я вас умоляю, пожалуйста, сформулируйте вопрос
поконкретнее, очень много уже говорим.
 СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я даже: Сейчас скажу. Значит, вот меня интересует правовая
деятельность наших работодателей по отношению к своим сотрудникам:
 Э.ПАМФИЛОВА: Спасибо, Елена, вы в точку попали. Вот я говорила об этом и в
Питере даже проводили в позапрошлом году слушания по этому поводу и трудовой
кодекс сейчас, к сожалению, в общем-то, плохо, неважно отражает интересы
наемных работников, то есть дисбаланс произошел. Вот профсоюзов как таковых
нет современных, прошлые они уже как бы в прошлой жизни, многие вопросы
неадекватно решают, и фактически, то есть действительно работники на
предприятиях любой формы собственности:
 К.ЛАРИНА: Не защищены.
 Э.ПАМФИЛОВА: Абсолютно не защищены. И с точки зрения: ведь даже так
называемый средний класс, который хорошо получает, но получает в
конвертиках, они же той же даже ипотекой не могут воспользоваться, потому
что официально, там, две тысячи:
 К.ЛАРИНА: Кредит не могут взять, да.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, и так далее, многие вещи. И что в результате, получая
зарплату в конвертах? Почему я говорю, что мы должны легализовать вообще и
заработная плата должна стать основным источником дохода? Потому что - это
все, никаких социальных гарантий, это есть проблема. Это проблема
самоорганизации людей, заключения трудового договора и есть здесь проблемы.
Мы пока, понимаете: я вам хочу сказать просто исходя из наших тоже скромных
возможностей, не тянем в полной мере, но вот уже, скажем, есть несколько
конкретных предложений, что надо менять в трудовом кодексе, но пока не
доработали в полной мере, но занимаемся. Знаем эту проблему. Очень много.
Потому что сейчас еще какая проблема? Произвольное изменение, скажем,
банкротят предприятия наиболее успешные для того, чтоб по дешевку своим, то
есть, еще криминализованная эта сфера, и здесь двойной удар еще идет по:
 К.ЛАРИНА: По людям.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, по людям. Занимаемся, но пока вот не в полную силу.
 К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок. Алло, здравствуйте. Пожалуйста.
 СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Геннадий. Я очень уважаю, ну по всем
делам, Эллу Александровну, но хотел бы задать такой вопрос. Вот она ходит
к президенту. К президенту чего она ходит? Нет страны, нет государства:
 К.ЛАРИНА: Ну, Геннадий, ну это вопрос? Вы так, сами считаете?
 СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну это вопрос. Вы понимаете, что какие атрибуты государства
есть? Армии нет, если вооруженные силы:
 К.ЛАРИНА: Есть гимн, есть флаг.
 СЛУШАТЕЛЬ: Нет судебной власти, нет прокуратуры:
 К.ЛАРИНА: То есть, вы считаете, вообще нечего с президентом?
 СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну вот, например, она сейчас съездила выяснять в город:
 К.ЛАРИНА: В Благовещенск.
 Э.ПАМФИЛОВА: В Благовещенск, да, и доведу до ума.
 СЛУШАТЕЛЬ: Гестапо, извините за выражение. Город я, простите, волнуюсь,
забыл.
 К.ЛАРИНА: Благовещенск.
 СЛУШАТЕЛЬ: Благовещенск. Вот. То есть, пренебрежение, у нас, мы живем во
внутренней оккупации.
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну скажите, 10 лет назад, 93-й, 94-й годы, 95-й, была страна?
Было государство? Было лучше? Вот уверяю вас, нет. Уверяю вас, нет. Ну а что
делать? Ну а давайте что, ничего не делать? Ну давайте сядем и будем сидеть
наблюдать, как, извините, от страны вообще ничего не останется. Нет, я
считаю, что несмотря на сложности и на трудности, да, что-то нам стало хуже
с точки зрения некоторых, но что-то стало и лучше, что-то укрепилось. И вот
я думаю, что моя задача в меру своих скромных сил, вот те лучшие тенденции,
пусть их немного, их укреплять. И вот, самое главное, я считаю, вот я
говорила, это, конечно, неподъемная задача, но, по крайней мере, хоть
скромные какие-то возможности, вот мы их используем. Потому что я, в
основном, работаю с общественными организациями, которые занимаются
проблемами детей. Мы их координируем. Сейчас уже около семисот таких по всей
России. По крайней мере сохранить будущее для них, что-то сделать, чтобы:
эти люди, вот молодые наши, они в большей степени верили в себя, чтобы
перестали вот так, как мы, наше поколение и до нас: Вот, что произошло: ну
мы себя как-то, понимаете, не ценим, наше достоинство попрано, и вот свое
личное достоинство очень низко ценим, достоинство окружающих. "Вот уважать
себя заставить, с младых ногтей". Вот, понимаете, пока мы сами не научимся,
никто нас не будет в мире: вот будут относиться так, как относятся. Слабых
бьют. Вот мы должны стать сильными, а сильными надо стать изнутри. Вот, по
крайней мере, хотя бы с нашими всеми комплексами, по крайней мере, молодым
это сделать:
 К.ЛАРИНА: Элла Александровна, я вот думаю, где я это слышала? Я это слышала
из уст президента Российской Федерации:
 Э.ПАМФИЛОВА: Может быть, я не знаю, может быть.
 К.ЛАРИНА: после Беслана, когда он сказал, что "мы слабые, а слабых бьют".
И что?
 Э.ПАМФИЛОВА: Вы знаете, ну тут, наверное, разные подходы. Я считаю, видите,
я считаю, что есть меры, скажем, внешние, вот такие быстрые, казалось бы:
 К.ЛАРИНА: И после этого пошла вертикаль.
 Э.ПАМФИЛОВА: Никакую вертикаль не укрепишь, если не будут развиваться, если
люди не примут и не будут развиваться нормальные демократические институты.
А что это значит, если общество не научится влиять власть? Что мы можем, то
мы делаем в этом направлении. Поэтому, чтобы власть можно было одергивать,
чтобы на нее можно было влиять, действительно должны быть и партии
оппозиционные, и пресса должна быть оппозиционная, и парламент должен быть
парламентом, а не придатком правительства, ну: и выборы должны быть
выборами. Вот это мое мнение. Это моя позиция. И, конечно, не все я могу
изменить и далеко не все, но там, где можно: И вот конкретно мы работаем над
тем-то законом - там, мы не допустили в свое время, тоже была наша малая, уж
небольшая заслуга, ограничения в закон о СМИ, мы в этом участвовали; в закон
о митингах, он же мог быть еще хуже, мы целый ряд поправок внесли, к нам
прислушались. Вот там, где можно, понимаете? Я исхожу из реальности. Мы не
замахиваемся на то, что не в наших силах, но там, где можем хоть что-то
отстоять, и добиться, и убедить власть, и чтобы она услышала, это надо
делать:
 К.ЛАРИНА: Давайте еще:
 Э.ПАМФИЛОВА: :надо делать на всех уровнях и всем.
 К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок. Алло, здравствуйте. Да, пожалуйста.
 СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Будьте добры, пожалуйста, Элла Александровна, скажите мне,
пожалуйста, почему мы все время слышим только одну фамилию - Зурабов, ведь
этот пресловутый приказ 122-й, ну они разрабатывали и так далее, но ведь
есть у нас товарищ Фрадков, который должен был бы проанализировать, должен
был бы дать добро, если он считал нужным, если он считал, что это все верно,
и еще две фамилии - это Кудрин и Греф. Почему их не слышно? А, понимаете, в
этом есть что-то искусственное и лицемерное, я бы даже сказала.
 Э.ПАМФИЛОВА: А я согласна с вами. Потому что есть еще фамилия Голикова
Татьяна, которая формирует бюджет. И мы когда в свое время проанализировали,
что: послание президента, где заявлены приоритеты - борьба с бедностью, там,
и так далее, и так далее: и бюджет, который был сформирован на 2005-й год,
абсолютно не соответствует этим вот приоритетам. Потому что президент
заявлял приоритет - инвестиции в человеческое развитие: В конце концов, мы
когда-то должны заниматься качеством генофонда? О какой
конкурентоспособности может идти речь, когда на образование и так далее, в
общем-то, сокращаются финансы, да? Вот целый ряд вещей. То есть, вы правы
абсолютно. Я считаю, что в первую очередь должны нести: Да, Зурабов, у него,
большая на нем ответственность, но далеко не только он. И Минфин обязательно
и, естественно, глава правительства, который несет всю полноту
ответственности. Согласна. Мне нечего добавить. Мы об этом и говорим.
 СЛУШАТЕЛЬ: Элла Александровна? Можно общий вопрос? Как вы относитесь к идее
создания партии нового типа Рыжков-Каспаров? Организаторами вот они выступают.
 Э. ПАМФИЛОВА: Вы знаете, я вот Володю Рыжкова давно знаю, считаю, что он
такой, талантливый, и думаю, что, в общем-то, за ним, как за политиком,
может быть хорошее будущее. Рыжков-Касапаров - очень скептически. Считаю,
что вообще Каспаров лучше пусть шахматами занимается. Это мое мнение. Но это
его дело, конечно, да, но не верю в этот тандем, потому что разные, разные
мотивы, разные амбиции, разные цели.
 Э.ПАМФИЛОВА: Да. А жизнь покажет, может быть, я не права. Сейчас вообще,
все эти партии: Вот я считаю, что у нас вообще нет партий. Вот остатки есть
КПСС, вот бывшей, вот КПРФ, она еще все-таки, есть идеологическая там
составляющая. Все остальные - они искусственны, к сожалению, потому что нет
экономической базы. У нас нет класса собственников. Мы все долго
спекулировали на этой теме. Вот у меня сейчас в составе Совета и
общественная организация, лидер общественной организации среднего бизнеса
"Деловая Россия", и малый бизнес - опора. Ну произвол страшный по отношению
к ним и бизнес, к сожалению, сворачивается, малый. Так какая база, если люди
экономически не самодостаточны и не самоорганизовываются по признаку,
скажем, интересов экономических, социальных в партии? Ну какие партии? Вот я
считаю, что пока они искусственные.
 К.ЛАРИНА: Вы знаете что, у нас, когда пошли вот эти акции протеста, когда
пенсионеры вышли на улицы, у нас в это время, как раз в этот период, у нас
был Геннадий Андреевич Зюганов в эфире, я это слушала сама, как слушатель,
эту передачу. Меня там поразил один звонок. Позвонил человек, пенсионер,
пожилой человек, тоже, видимо, коммунист, и по убеждениям, а, может быть, и
член компартии. Его крик отчаяния был у нас в эфире, по телефону. "Геннадий
Андреевич! Зовите нас! Куда идти?! Мы за вами готовы пойти! Мы сейчас все
выйдем, только зовите нас!" То же самое, я вас уверяю, испытывают и наши
слушатели, люди демократических, либеральных убеждений. Только им пойти не
за кем.
 Э.ПАМФИЛОВА: Не за кем.
 К.ЛАРИНА: Вы понимаете, какая штука?
 Э.ПАМФИЛОВА: Я понимаю. Я сама в свое время, как человек демократических
взглядов, оказалась изгоем, потому что видела, что происходит. Потому что,
извините, правые, у которых все было, и финансы, и с телевидения не
выходили, извините, никто, они ночевали на телевидении, и все у них было - и
ничего не сделали. Такой был шанс огромный, такой аванс был доверия, ничего
не сделали. Так вот, я думаю, что будущее, я надеюсь, что действительно
такая партия в России появится, жизнь заставит, по крайней мере, те, кто
правильно сформирует систему целей, систему ценностей, отвечающей
современным интересам людей, современным возможностям России, и те, кто
действительно могут предложить программу реальную, которая людям будет
близка и понятна, как стране вырваться, как использовать тот потенциал,
который есть, а не бездарно его проедать. Но я думаю, что это дело будущего.
Сейчас пока я этого не вижу.
 К.ЛАРИНА: Давайте очень быстро, времени у нас совсем не остается, очень
быстро возвращаюсь к вопросам, очень быстро давайте отвечать. Владимир из
Москвы: "Может ли получиться по принятому закону так, что Общественная
палата монополизирует все общественные инициативы и органы власти перестанут
обращать на другие общественные организации внимание? Существуют ли
предложения, как этого избежать?" Вот про Общественную палату ваше мнение,
Элла Александровна.
 Э.ПАМФИЛОВА: Все может. Смотря, как, кто и как будет это делать,
формировать палату, потому что я считаю, мое глубокое мнение, и вот наш
Совет-то как бы этим занимается, все-таки главная задача - палата не должна
быть неким монопольным, понимаете, монополизировать все - от гражданского
общества целиком, там, заниматься контролем, там, экспертировать все - ее
задача, как я вижу, и пока мы этим занимаемся, механизмы разработать, давать
импульсы, чтобы на всех уровнях, от нижайшего, была прозрачная деятельность
власти:
 К.ЛАРИНА: Но вы считаете, что такой орган необходим?
 Э.ПАМФИЛОВА: Я считаю, что должна быть система. Не только он. Вот таких
институтов - пусть будет, только какого качества? Посмотрим - и на
региональных уровнях, но они должны быть:
 К.ЛАРИНА: А если вам предложат ее возглавить?
 Э.ПАМФИЛОВА: Нет, нет. Я не буду. Я считаю, что я сейчас на месте. Мы
попробуем: Понимаете, мне надо реализовать те возможности, которые есть.
Удастся? Знаете, КПД, пока он 50 на 50. Вот если повысится, даже то, что мы
сейчас делаем, мы тоже занимаемся экспертизой:
 К.ЛАРИНА: Интересно, Людмила Алексеева, по-моему, тоже отказывается
принимать участие в заседании этой Общественной палаты.
 Э.ПАМФИЛОВА: Ну нет, понимаете, я готова:
 К.ЛАРИНА: А кто туда пойдет? Туда пойдут люди, которые чего-то хотят
получить, получится. Опять то же самое.
 Э.ПАМФИЛОВА: Мы готовы предложить, уже у нас опыт. Мы же фактически: у нас
опыт уже трехлетний. Вот, понимаете, механизмы контроля, прозрачности
деятельности власти на всех уровнях от муниципального, там, от сельского, я
не знаю, прихода до большого города из ЖЭКа, так далее, чтобы у людей была
возможность контролировать, знать, что делают те или иные государственные
органы, и влиять, оценивать их качество решения. Вот эти механизмы надо
разрабатывать. Вот здесь палата может быть полезна. То же самое экспертиза.
Помочь и наладить экспертизу регионального законодательства по самым важным
проблемам. И многое другое. Что ее задача основная, как я вижу? Скажем,
предлагать государственным структурам и отстаивать, скажем, предложения,
которые направлены на развитие общественной инициативы и чтобы эта
инициатива воспринималась властью, и на основе этой инициативы общественных
потребностей менялось качество решений. Вот в этом она может
посодействовать. И быть полезна, если будет правильно сформирована, если ее
принципы работы будут, скажем, отвечать этому. Посмотрим. Я достаточно,
скажем, пока осторожно отношусь к этой идее. А мы, чем можем, если к нам
прислушаются, мы свои рекомендации можем дать. Но прислушаются? Посмотрим.
 К.ЛАРИНА: "Уважаемая Элла Александровна, - спрашивает Артур Асафьев из
Башкирии, - какова была реакция президента Путина на ваш доклад о событиях в
Благовещенске? Собирается ли МВД России сделать кадровые выводы по МВД
Башкирии?" и сюда же добавлю вопрос, который пришел по пейджеру от Виктора:
"Будут ли наказаны конкретные виновники милицейских чинов по событиям в
Благовещнске?"
 Э.ПАМФИЛОВА: Я очень на это надеюсь, потому что мы жесткую подготовили,
жесткую, в общем-то, как бы, свой материал, и он направлен Генеральному
прокурору, и насколько я знаю, сейчас в Генеральной прокуратуре, там
достаточно так решительно настроены все-таки довести до ума, но надо сейчас
провести полное расследование. Наша задача - в чем я сейчас вижу, почему я
туда поехала - столкнулись с тем, что на людей начали давить, чтобы изменили
показания, и так далее. Вот пресекать в корне все вот эти давления со
стороны чиновников, должностных лиц органов внутренних дел Башкирии, чтобы
не давили на людей, дали возможность им, скажем, свои показания: на основе
их показаний, чтобы было проведено расследование тщательное. Вот пока эта
ситуация не будет доведена до ума, мы не отступимся. И я уже говорила, что
будем ездить туда ровно столько, сколько понадобится, чтобы оградить людей
от произвола, чтобы люди знали - независимо от того, какой там регион,
извините, что, в конце концов, ну есть какие-то единые российские законы,
что федеральная власть, ну, в состоянии защитить их от произвола. Вот я
надеюсь на то, что все виновные будут наказаны, но для этого действительно
надо сейчас провести полное тщательное расследование. Свою лепту мы внесли в
это. Мы дали свой взгляд. И сейчас направили и Нургалиеву свою позицию. Я
считаю, что ни в коем случае нельзя делать, на стрелочников переводить это.
Понимаете? Это ложно понимаемая честь мундира, когда высокопоставленных
чиновников уводят от ответственности, а сваливают все на рядовых
милиционеров и омоновцев. Нет. Вот я считаю, что даже защитить этих рядовых
милиционеров тоже надо от произвола их власти, от произвола их начальников,
когда они безответственно дают приказы, которые неадекватны ситуации. Вот
моя позиция, мы ее будем отстаивать.
 К.ЛАРИНА: Последний вопрос, который должен быть первым. Ну по-другому у нас
повернулась ситуация, поэтому вопрос сейчас я прочту. Он пришел из Москвы от
студентки Валерии Федоряк: "В последнее время все более актуальным
становится вопрос формирования институтов гражданского общества. Я
студентка, изучаю психологию и знаю, что и в среде академической психологии
возникают подобные вопросы. Но мне очень важно, - подчеркивает Валерия, -
знать, как лично я могу повлиять на создание этих институтов? Я
действительно хочу жить в стране, в которой люди не боятся власти, в которой
слово "милиция" не значит "продажность", в которой даже маленькие еще
мальчики не боятся армии. Я действительно хочу что-то для этого делать. Что
вы можете посоветовать мне, председатель Совета при президенте Российской
Федерации по развитию институтов гражданского общества?" Я прочитала целиком
вопрос, полностью, поскольку он мне представляется очень важным. Пожалуйста,
Элла Александровна.
 Э.ПАМФИЛОВА: Приходите ко мне. Вот телефон 206-49-14, позвоните, приходите.
Мы с вами поговорим. Я думаю, что: нам нужны такие люди, неравнодушные,
которые готовы что-то сделать, чтобы в конце концов людей начали уважать и
власть относилась с уважением к своим гражданам. Приходите. 206-49-14. Если
какие-то будут вопросы, пожалуйста, звоните.
 К.ЛАРИНА: То есть, по этому телефону можно обращаться не только с жалобами,
но и с желанием все-таки почувствовать себя гражданином Российской Федерации
полноправным?
 Э.ПАМФИЛОВА: Да, да. Ну кто хочет как-то, кто хочет в этом участвовать, да,
по крайней мере. А то, что касается жалоб или каких-то вопросов, конечно, я
еще раз говорю, это все-таки дело уполномоченных, но мы то, что мы можем, мы
консультацию дадим, что-то можем сами сделать, у нас есть общественная
приемная и юристы помогают людям в очень тяжелых ситуациях тоже.
 К.ЛАРИНА: Спасибо большое. Элла Александровна Памфилова, наша сегодняшняя
гостья. Несмотря на то, что времени было, казалось бы, много, мы мало чего
успели, но спасибо за откровенные ответы на вопросы мои и наших слушателей.
 Э.ПАМФИЛОВА: Всего доброго.
               http://www.echo.msk.ru/programs/kazemat/34716/

    НАЧАЛ РАБОТАТЬ
    Друзья! Сегодня состоялось второе заседание Совета при Президенте РФ
по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека,
посвященное планированию работы на 2005 год. Ниже информация и мои
размышления о том, каков мог бы быть вклад сообщества экологических
организаций в улучшение социально-политической ситуации в России.
    Информация.
1. На заседании утвержден список из 9 рабочих групп Совета:
 - по развитию гражданского образования;
 - по проблемам судебной реформы и доступу к правосудию;
 - по досудебному рассмотрению претензий и споров (в сфере бизнеса);
 - по проблемам защиты прав и свобод граждан, осуществляющих
предпринимательскую деятельность в сфере малого и среднего бизнеса;
 - по разработке механизмов инвестирования гражданских инициатив и развития
независимых институтов гражданского общества;
 - по созданию Общественного телевидения и поддержке институтов частных СМИ;
 - по формированию безотлагательных мер в сфере защиты основополагающих прав
детей;
 - по контролю за ходом уничтожения химического оружия;
 - по доработке законопроекта "О праве граждан на индивидуальные и
коллективные обращения".
    Размышления.
    Разумеется, в фокусе внимания Совета и того лица, котрому он должен
советовать, находятся последствия применения на практике Федерального Закона
N 122, а также всего пакета законов о реформах жилищно-коммунального
комплекса, образования, здравоохранения. Сейчас все сосредоточились на
монетизации, но в законе заложено немало других подводных камней, включая
те, которые могут повлечь за собой серьезные экологические последствия.
    На создавшемся фоне, как мне кажется, было бы уместно, а может быть и
эффективно:
 - дать социально-политическую оценку "экологической составляющей" 122-го
Закона (с учетом 199-го), т.е. тем его положениям, которые ухудшают ситуацию
в подведомственной нам сфере. И внести предложения по их исправлению;
 - сформулировать отрицательные социальные последствия новаций, заложенных
в известных нам проектах Водного и Лесного кодексов; предложить свои варианты.
    Помимо этого, мне показалось актуальным подготовить и вынести на
заседания Совета (вместе или отдельно) "аналитические записки" по вопросам:
 - о систематических нарушениях экологического законодательства при
реализации инвестиционных пректов;
 - о экологической экспертизе как институте предотвращения социальных
конфликтов.
    "Все, что требуется" - инициатива и самоорганизация заинтересованных
сторон, поскольку МСоЭС в настоящее время не располагает ресурсами, чтобы
выступить заказчиком составления таких аналитических записок.
    Разумеется, список тем не исчерпывающий. Это то, что пришло мне в голову
в ходе заседания и после него. Я готов обсуждать составление и представление
в Совет любых других аналитических записок...
    Жду Ваших предложений.
        Святослав Забелин, svet@seu.ru, 1 февраля 2005 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
*   при финансовой поддержке РОО "Открытая Россия" и МСоЭС   *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами