Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####    Сообщение ECO-HR.1256, 6 января 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                        Право на осмысленную власть


     НЕКВАЛИФИЦИРОВАННЫЙ МИНИСТР ЭКОЛОГИИ - БЕДСТВИЕ ДЛЯ СТРАНЫ
   (6 января 2004 года президент Путин принял министра Артюхова)


    ПЛАТА ЗА ВЫБРОСЫ: ЛЮБИТЕЛЬЩИНА ПОД ВИДОМ ЭКОЛОГИИ
    20 июня вступило в силу Постановление Правительства РФ от 12.06.03
No 344 "О нормативах платы за выбросы в атмосферный воздух загрязняющих
веществ стационарными и передвижными источниками, сбросы загрязняющих
веществ в поверхностные и подземные водные объекты, размещение отходов
производства и потребления". В новом постановлении, как отмечают экологи,
исчезли нормативы платы за сброс в поверхностные и подземные водоемы ряда
загрязняющих веществ (например, пестицидов), не указано ни одного нового
загрязняющего вещества (например, диоксинов), не нашлось места плате за
радиоактивные сбросы и выбросы и т.д. Зато дано разрешение за небольшую
плату выбрасывать в воздух такие отравляющие вещества, как синильная
кислота и фосген, подпадающие под действие Конвенции о запрещении
химоружия и подлежащие строжайшему контролю...
    Событие комментирует Лев ФЕДОРОВ, доктор химических наук, президент
Союза "За химическую безопасность" (Россия)...

    МЫЛЬНАЯ ОПЕРА
    В нынешнем июне закончилась мыльная опера МПР в его борьбе за
<экологические> деньги - к официальным экологическим органам вернулось
право брать с предприятий деньги за загрязнение окружающей среды.
    Изначально бузу затеял "Норильский никель".
    Как известно, с 1992 г. деньги за выбросы изымались у предприятий по
Постановлению Правительства РФ от 28.08.92 No 632 (в ред. от 14.06.01
No 463) "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров
за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды
вредного воздействия". Тот документ обязывал предприятия оплачивать любой
вред: выброс загрязняющих веществ, шум, вибрацию и прочие вредные для
природы побочные эффекты своей деятельности. Выбросы нормировались, и если
предприятие превышало нормативы, плата росла.
    Куда девать те деньги, теоретически было понятно. Они перечислялись на
специальные счета внебюджетных государственных экологических фондов, другими
словами - "на экологию". Понятно было и как поделить: 60% - на реализацию
природоохранных мероприятий местного значения; 30% - областного значения;
10% - федерального значения.
    Деньги те, впрочем, не были безумно большими - инфляция, несмотря на
многочисленные индексации, съела довольно много. Да и понимали наши
экочиновники (а именно они управляли экологическими фондами) "природоохранные
мероприятия" весьма расширительно. Ну, а когда правительство постановлением
от 11.10.01 упразднило Федеральный экологический фонд, судьба <экологических>
денег стала совсем уж невзрачной. Тем более что с введением нового Налогового
кодекса Министерство по налогам и сборам в письме от 31.10.01 четко
разъяснило, куда направлять впредь плату за негативное воздействие на
окружающую среду: 19% - в федеральный бюджет и 81% - в бюджеты субъектов
федерации.
    С 1993 г. нынешняя Конституция России обязала каждого платить законно
установленные налоги и сборы. Другими словами, ставка, период и прочие
элементы налогообложения должны быть прописаны в законе, а не в
постановлении правительства. Впрочем, органы охраны природы, занятые своим
непрерывным переустройством, не спешили преобразовать постановление
правительства в проект закона. Последний звонок прозвучал в 2001 г., когда
МПР должно было проявить активность в связи с отменой существующей системы
платежей из-за введения в действие нового Налогового кодекса.
    В отличие от МПР в ОАО "Кольская горно-металлургическая компания"
(дочка "Норильского никеля") не спали. Это ОАО нашло себя недостаточно
богатым, чтобы платить (в 2000 г. весь "Норникель" заплатил за выбросы
718,3 млн. руб., то есть около 25 млн. долларов). Его юристы оказались
достаточно ушлыми, чтобы найти брешь в системе законодательства и составить
убедительное исковое заявление в Верховный суд РФ. ОАО требовало признать
Постановление Правительства РФ No 632 незаконным, то есть несоответствующим
ст.57 и ст.75 (ч.3) Конституции, ст.6 Налогового кодекса и п.1 ст.16
Федерального закона от 10.01.02 "Об охране окружающей среды".
    Поначалу дело у наших "бедняков" выгорело: Верховный суд выслушал их
со вниманием и облек свое согласие в необходимые юридические нормы. Решением
от 28.03.02 за No ГКПИ 2002-178 Верховный суд РФ признал незаконным и
недействительным постановление правительства 1992 года. Кассационную жалобу
правительство проиграло.
    В результате этого решения ущерб для тех, кто кормился "экологическими"
деньгами, оказался немалым. В 2001 г. сумма платежей по этой статье составила
7,5 млрд. руб. В 2002 г. только в федеральную казну должно было поступить
1,613 млрд. руб., а в консолидированный бюджет - 8,489 млрд. руб. (260 млн.
долларов).
    Помимо меркантильного был ущерб и психологический: у природопользователей
исчез единственный экономический стимул, хоть как-то заставлявший их
сокращать количество выбросов и сбросов вредных веществ.
    Впрочем, тянулась эта бодяга не очень долго. Правительство направило в
Конституционный суд РФ запрос о проверке конституционности своего
постановления 1992 г. за No 632. И Конституционный суд все расставил по
своим местам. Его определение от 10.12.02 за No 284-О вновь признало
постановление правительства 1992 г. полномочным.

    ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ ПОТУГИ
    Так в бюджеты разных уровней вновь стали поступать "экологические"
деньги. А сами события побудили правительство заняться двумя неотложными
делами.
    С одной стороны, в Государственную думу поступил, наконец, проект
Федерального закона "О плате за негативное воздействие на окружающую среду".
В нем указывается, что платежи за негативное воздействие на окружающую
среду являются обязательными и взимаются с субъектов хозяйственной и иной
деятельности в целях стимулирования снижения негативного воздействия на
окружающую среду. Законопроектом были установлены и ставки платы за выбросы,
сбросы, отходы - в рублях за тонну приведенной массы загрязняющих веществ.
По предварительным оценкам, плата должна возрасти в 2,5-3 раза. А дележ
этих денег тоже предполагался по-братски: 20% - в федеральный бюджет; 30% -
в бюджет субъекта федерации; 50% - в местный бюджет. Так что от всей этой
истории (если учесть указанные в постановлении 1992 г. пропорции дележа) в
проигрыше опять оказываются местные бюджеты, а выигрывает федеральный.
    Кстати, для стимулирования плательщиков к снижению негативного
воздействия на окружающую среду по решению органов государственной власти
субъектов федерации и органов местного самоуправления размер платы,
исчисленной в соответствии с настоящим проектом Федерального закона, может
понижаться на сумму средств, использованных плательщиками на эти цели.
Однако это всего лишь проект закона, так что каков будет окончательный
текст, предугадать невозможно.
    С другой стороны, МПР "провел" через М.Касьянова Постановление
Правительства РФ от 12.06.03 No 344 "О нормативах платы за выбросы в
атмосферный воздух загрязняющих веществ стационарными и передвижными
источниками, сбросы загрязняющих веществ в поверхностные и подземные водные
объекты, размещение отходов производства и потребления".
    Кроме утверждения самих нормативов платы, в постановлении говорится,
что они применяются с использованием коэффициентов. Эти коэффициенты должны
использоваться с учетом экологических факторов, а для ООПТ (в том числе для
лечебно-оздоровительных местностей и курортов, для районов Крайнего Севера
и приравненных к ним местностей, Байкальской природной территории и зон
экологического бедствия) - с учетом дополнительного коэффициента "2".

    О ГРУСТНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ
    Такова фабула. Подводя некоторый итог своей работе, министр природных
ресурсов В.Артюхов сообщил, что после того, как будет принят закон,
регулирующий вопросы платы за негативное воздействие на окружающую среду,
"плата становится не частью фискальной нагрузки на бизнес, а стимулирующим
и компенсирующим механизмом" ("Известия", 29.07.03). Поскольку тот текст
министра был опубликован под обязывающим заголовком "Урок природоведения",
мы тоже попытались извлечь урок из уже изданного постановления правительства,
так как до принятия закона еще надобно дожить (пока же он в руках лоббистов).
    Итак, после оптимистических заявлений главы МПР обратимся к грустной
действительности.
    Никто не спорит, что и старое постановление правительства - No 632, и
новое - No 344 в ряде случаев могли стимулировать предприятия к сокращению
выбросов и сбросов загрязняющих веществ. Однако эти документы оказались
неспособны заставить предприятия экологизировать сами технологии, с тем
чтобы вести дело к прекращению выбросов вообще.
    Приведем пример, касающийся выбросов в воздух фтористого алюминия -
неизбежного спутника выпуска нужного стране металлического алюминия. Сейчас
в стране уже вряд ли есть хоть один читающий человек, который не знает о
судебном процессе в связи с ущербом здоровью жителей п.Надвоицы Сегежского
района Карелии, которых много лет травил и продолжает травить Надвоицкий
алюминиевый завод. Как известно, от хорошей жизни люди не судятся, однако
нам стоит посмотреть на роль государства вообще и МПР в частности в этой не
очень красивой истории. А роль эту поймет каждый, если вдумается в размер
той ставки платежа, которую ныне установил МПР за выброс в атмосферу
одной ТОННЫ фтористого алюминия, - 68 рублей.
    Итак, спрашивается в задачке: если производитель алюминия будет платить
по два доллара за тонну выбрасываемого в воздух фтористого алюминия, то
какой у наших алюминиевых заводов будет стимул к техническому переоснащению?
На одном алюминиевом заводе, который губит жизнь вокруг себя лет этак 70
(сначала в рамках социалистической индустриализации, а сейчас просто по
инерции), я спросил, сколько стоит переоснащение завода, с тем чтобы
прекратить выбросы и перестать травить людей. Названная цифра (500 млн.
долларов) не шла ни в какое сравнение с тем, что назначил этим браконьерам
наш экологический министр. Раньше те гроши, которые платят алюминиевые
заводы за свою браконьерскую деятельность, шли хотя бы на доппитание
эконачальников, которые пристроились к экофондам, а с уводом "экологических"
денег в бюджеты исчез даже этот "стимулирующий и компенсирующий" механизм.
    Как известно, алюминий давно уже не очень "оборонный" предмет. Однако
есть группа выбросов, которые находятся, по сути, вне надзора официальных
экологов. Я имею в виду то, что о выбросах (и их объемах) так называемых
"оборонных объектов" не могли знать экологи-общественники (под предлогом
неразглашения государственной тайны) и не очень хотели знать экологи
официальные. Приведем пример. В новом постановлении правительства не нашлось
места для токсичного ракетного топлива - гептила, который безнаказанно
выбрасывали и выбрасывают нефтехимические заводы Ангарска и Салавата под
благожелательным присмотром местных эконачальников. Разумеется, гептил все
время выбрасывают такие субъекты хозяйственной деятельности, как дивизии
ракетных войск стратегического назначения. И таких веществ в стране очень
много, поскольку наш "оборонный комплекс", хоть и болеет, но все же
никуда не делся.
    К числу "оборонных выбросов" когда-то относились также выбросы меди и
мышьяка, за которые наш министр назначил очень незначительную плату:
соответственно по 1025 и 683 рубля за тонну. При советской власти такое
благожелательное отношение властей к неизбежной гибели природы и
отравлению людей в медно-мышьяковых городах объясняли интересами страны.
Так были загублены такие заводы-города, как Калатинский медеплавильный
комбинат (Кировград, Свердловская обл.), "Востоксибэлемент" (Свирск,
Иркутская обл.), Карабашский медеплавильный комбинат (Карабаш, Челябинская
обл.), Кочкарский завод (Пласт, Челябинская обл.)...
    А вот еще одно наследие прошлого. Министр В.Артюхов поднес М.Касьянову
на подпись разрешение (имеется в виду постановление No 344, естественно)
выбрасывать в атмосферный воздух пестицид гексахлоран (гексахлорциклогексан)
по цене 68 рублей за тонну. А по какому, собственно, праву, если этот
пестицид был запрещен еще при советской власти? Точно так же МПР разрешает
сбрасывать в водоемы за деньги пестициды ДДТ (в СССР запрещен в 1970 г.),
токсафен (в 1991 г.), атразин (в 1994 г.), диазинон (в 1994 г.), тирам
(в 1994 г.), фенитротион (в 1994 г.), фентион (в 1994 г.) и множество
других, которые вообще не имеют права на жизнь в силу своей токсичности и
запрещенности. Как видим, людям, которые оперируют с этими пестицидами,
место не в банке с платежными поручениями, а в кабинете прокурора и в зале
суда.

    МОЖНО ВЫПУСТИТЬ ФОСГЕН В ВОЗДУХ...
    Читателям, предпочитающим не высокую литературу, а детективы с
отравлениями и убийствами, будет интересно узнать, что теперь разрешено
сбрасывать в поверхностные и подземные воды России любые цианиды, в том
числе цианиды натрия и калия. И стоит это преступление немного - 5510
рублей за сброс в водоемы одной ТОННЫ цианидов. После этого нас не удивило,
что министр природных ресурсов разрешил (речь идет все о том же
постановлении No 344!) выброс в воздух не только синильной кислоты
(цианистого водорода) по 205 руб./т, но и фосгена - по 683 руб./т. И дело
даже не в том, что еще с Первой мировой войны синильная кислота и фосген
считались химическим оружием, а в том, что по Конвенции о запрещении
химического оружия эти отравляющие вещества подлежат строжайшему контролю,
к тому же с участием международных наблюдателей. Летом 2001 г. на складе
химического оружия в г.Щучье (Курганская обл.) под присмотром этих самых
наблюдателей удалось расстаться с 10 тоннами фосгена за очень большие
деньги из то ли российского, то ли американского бюджета. А если следовать
указаниям нашего министра природы, то можно было бы просто выпустить тот
фосген в воздух. И обошлось бы это в 200 долларов.
    После этих примеров, которые можно приводить до бесконечности, остается
задаться вопросом: а знает ли МПР, за что следует назначать платежи?
Отвечаем: нет, не знает. МПР может знать только то, что ему сообщают
предприятия - источники выбросов. А проверить может далеко не всегда. Потому
что для этого надобно иметь независимые источники информации, то есть
уметь измерять выбросы и сбросы. И еще хоть чуточку разбираться в
токсикологии. С нашей стороны было бы очень большим оптимизмом предполагать,
что органы МПР способны объективно составить картину выбросов и сбросов
по стране.
    И последнее. Когда наше МПР бездумно разрешает сбрасывать в атмосферный
воздух многие токсичные вещества, незримо возникает предположение, что эти
вещества будто бы растворятся в воздухе и улетят, правда, в зависимости от
высоты трубы, о которой в постановлении не сказано ни слова. (Обычно эти
рассуждения присутствуют у других представителей охраны нашей жизни -
санитарно-эпидемиологической службы, с которой текст постановления No 344
явно не обсуждался.) Наш ответ таков. Во-первых, медь и мышьяк никуда не
улетают, а ложатся прямо на улицы как городов, которые уже упоминались
(Свирск и Кировград, Пласт и Карабаш), так и тысяч других городов, которые
тоже несложно назвать. Во-вторых, степень влияния выбросов на окружающую
среду зависит не только от их количества, но и от высоты уже упоминавшейся
трубы, тогда как чиновник из органов МПР, видимо, полагает, что вредные
вещества способны рассеяться до того, как они принесут вред людям и природе.
    Чтобы чиновники не очень заблуждались на сей счет, приведем
хрестоматийный пример. Это только в мечтах хлор, который наше МПР разрешает
выбрасывать в атмосферу за 2 доллара за тонну, улетает ввысь. В жизни все
не так просто. Например, 22 апреля 1915 года, в день, который принято
считать началом химических войн, 168 тонн хлора из окопов одной воюющей
стороны не улетели ввысь, а перелетели на позиции другой воюющей стороны,
чем нанесли там немалый урон. Может быть, стоит всем нам, а официальным
экологам - в особенности, помнить о токсикологии, метеорологии, интересах
живых людей и о... здравом смысле?
         Для контактов: Москва, lefed@online.ru
     Опубликовано в журнале Московского ИСАР ЭкоLogoS (No 19, 2003 г.)


    ПОСЛЕСЛОВИЕ
    Сибирское агентство новостей (Красноярск) в сообщении от 18.11.2003 г.
опубликовало следующую заметку.
    В ХАКАСИИ ВЫЯВЛЕНЫ ПРИЧИНА И ВИНОВНЫЕ В ЗАРАЖЕНИИ ЦИАНИДАМИ РЕКИ БАЗЫ
По данным республиканского Агентства деловой информации, с разрешения
местного природоохранного ведомства ЗАО "Золотодобывающая компания "Золотая
звезда" произвело захоронение химических отходов. В результате значительного
подъема уровня грунтовых вод могильник оказался подтопленным. По мнению
специалистов, проблема отравления воды в реке База теперь будет возникать
регулярно.
    Как видим, жизнь продолжается. И нормальные люди, в отличие от министра
В.Артюхова и его безответственной челяди, считают сбросы цианидов в водоемы
не нормой, а бедствием.
    Сегодня, 6 января 2004 года, президент России В.Путин принял министра
В.Артюхова для доклада. Имеет право. Только когда-то и президенту большой
страны стоило бы учитывать то обстоятельство, что неквалифицированный
министр экологии - это бедствие для страны. Даже если он приносит в казну
деньги за счет хищнического разграбления природных богатств своей страны.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*   Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
*   Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru             *
**************************          Распространяется только     *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *          по электронной почте        *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.1

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами