Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####   Сообщение ECO-HR.1263, 13 января 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                           Право на разумные законы


                     КАЗАХСТАН: ТУРИЗМ, МОНОЛОГ О ЗАКОНЕ


    Туристская деятельность регулируется законом <О туристской
деятельности в Республике Казахстан> (13.06.2001 г.), который должен
отвечать ряду требований, предъявляемых к <нормативным правовым актам>
одноименным законом республики (от 24.03.1998 г.). В частности,
пользователь не должен строить догадки о сфере действия и месте той
или иной деятельности в общественных отношениях, путаться в терминах,
самому давать им определения, читать в законе беллетристику, не имеющую
непосредственного отношения к делу, особенно, если  закон прямого
действия. Закон <О туристской деятельности:>  именно такой закон.
    Терминология. В законе приведены три термина, определяющие предмет
регулирования.
    Первый: <туристская деятельность - деятельность физических и
юридических лиц по предоставлению туристских услуг> (ст. 1.); заметим слова
<юридическое лицо> и <услуга>. Последнее - стержень всего закона, все
остальное - антураж, мебель.
    Второй термин: <отрасль экономики> в законе не определен.
    Третий термин: <туристская индустрия - совокупность мест размещения
туристов, транспорта, объектов общественного питания, объектов и средств
развлечения, объектов познавательного, оздоровительного, делового,
спортивного и иного назначения; организаций, осуществляющих туристскую
деятельность, а также организаций, предоставляющих экскурсионные услуги и
услуги гидов...> В этом определении две части. Первая относится к юридическим
лицам, производящим на своих предприятиях рекреационную, культурную, бытовую,
транспортную и прочую продукцию (включая услуги) в ответ на рекреационный
спрос. Вторая относится к юридическим лицам, не нуждающимся в собственном
рекреационном и ином производстве, потому что, как сказано в определении
первого термина, они оказывают услуги находясь между рекреантом (спрос) и
рекреационным предприятием (предложение), что во все времена называется
посредничеством. Можно допустить существование туристской отрасли в,
говоря советским языком, народнохозяйственном комплексе и в ее составе
необязательного, но достаточно амбициозного звена в лице туристского
ведомства. Однако, что это за отрасль, закон не раскрывает.
    Перемежающееся употребление слов <деятельность>, <отрасль>, <индустрия>
с меняющимися по тексту смысловыми оттенками делает их еще менее
определенными в нарушение требований к стилю изложения текстов нормативных
правовых актов. Относительно сочетаний <туристская деятельность> и
<туристская индустрия>: в дословном переводе это синонимы; в устоявшейся
трактовке слово <индустрия> означает <промышленность>, т.е. производство
орудий и средств производства, предметов потребления и т.п.; на ее фоне
скромное туристское подразделение сферы услуг явно <не дотягивает> до
масштаба <индустрии>.
    Употребление эпитетов и метафор в тексте нормативных правовых актов
недопустимо. Вообще, с указанной тройкой терминов не все в порядке. И не
только с ней, к чему мы вернемся после следующего пояснения. В классических
постановках категории социального времени туризм выступает в составе
рекреации и определяется как активная разновидность отдыха в свободное
время разумеется. Рекреационная (туристская)  услуга имеет ту особенность,
что она не принимает вещной формы и не воплощается в стоимость материальной
продукции. А рекреационное потребление со стороны покупателя состоит в
расходовании своего свободного времени на свое воспроизводство и развитие
(Попова Р.Ю., 1999 г.). То есть, рекреационная (туристская) услуга
неосязаема, ее невозможно хранить, накапливать, осуществлять заранее и
заочно. Эту услугу можно оказать только в личном контакте потребителя и
производителя. Указанный автор справедливо указывает на то, что рекреационные
услуги происходят одновременно во времени и пространстве, тогда как
производство товара отделено от потребителя,  товар можно транспортировать,
перемещать, с его продажей меняется собственник: У турагента рекреант
получает одно право - на качество и безопасность услуг, это же он получает,
если напрямую контактирует с рекреационным или лечебным предприятием
(учреждением) без посредника, причем с меньшим риском.
    Коротко говоря, перед нами агентская, посредническая деятельность лиц,
подвизающихся между потребителями лечебно-оздоровительных и рекреационных
услуг и их производителями. Примерно так можно обозначить в законе подлинную
функцию <туристской деятельности> (безо всяких там <отраслей> и <индустрий>).
Тогда сами собой отпадут новеллы, не имеющие отношения к делу, термины без
определений и определения терминов, похожие на головоломки.
    Возьмем, к примеру, термины <турист> и <экскурсант>. Первый - это
человек, явившийся на место временного пребывания и проведший там не менее
24 часов с не менее, чем одной ночевкой, но <без занятия оплачиваемой
деятельностью>. Второй - то же самое, но пребывающий там же не более 24
часов и без ночевки. Трудно понять, зачем нагрузили закон 24-часовым
нормативом <пребывания> и нормативом запрета на <оплачиваемую деятельность>
туриста (экскурсанта). Такие технические вещи, как пребывание человека на
месте получения услуги в течение 23 часов 59 минут и 59 секунд (экскурсант),
или 24 часов и одной секунды с ночевкой, дневкой или без них регулируются
договором между потребителем и производителем лечебных и рекреационных услуг
и ничего больше не надо. Будет ли платить производитель рекреанту за мудрые
советы или за восторженную статью в газете о достоинствах предприятия - это
их двоих интимное дело под эгидой налогового кодекса. Должен ли гид в свете
закона не давать спать экскурсантам почти сутки или приковывать к койке
туриста страдающего бессонницей - неясно. Самодеятельные туристы (экскурсанты)
прекрасно обходятся без критериев 24 часов и бескорыстия, но не нарушают ли
они тем самым закон - неясно. Кстати говоря, и туризм и все что делает
человек изначально и всегда материально и в конечном счете связано с
извлечением какой-нибудь пользы, выгоды. Наконец, в точном (дословном)
соответствии с законом, идейный террорист, пребывающий в каком-нибудь городе
больше 24 часов с ночевкой - чистейшей воды турист.
    О субъектах и объектах. Как сказано, человек, располагающий свободным
временем (субъект), может потратить часть его на свое воспроизводство и
развитие у того, кто производит и предлагает лечебные и рекреационные
продукты (объект). В свою очередь, этот объект (производитель) является
субъектом, работающим с лечебными и рекреационными ресурсами ландшафта
(объект). Когда мы говорим о продукте производителя, то подразумеваем полный
комплект услуг: информация, жилье, лечение, отдых.., обслуживание, питание,
связь и т.д. <Индустрия> туризма <втискивается> между спросом и предложением,
для этого субъекта и <турист> и производитель - объекты охоты, возмездных
услуг. В самодеятельном туризме этот посредник, грубо говоря, исчезает, а
что касается его информации об объектах, нужных туристу, сошлюсь на
свидетельство И.Ильфа и Е.Петрова (1936 г.), которые, путешествуя по США,
писали, что на их бензозаправках <путешественник получает превосходную карту
штата, напечатанную какой-нибудь нефтяной компанией, торгующей бензином на
дорогах>, где помимо <абсолютно точных и самых последних сведений> о дорогах,
<перечислены гостиницы и туристские домики: достопримечательности..,
рестораны> и т.п., <Весь сервис есть бесплатное приложение к купленному
бензину> - заключают они.
    Кто знает, найдет ли этот давний опыт применение в Казахстане, где
нефтяным бизнесом заправляют иностранные корпорации (включая и те, что были
в 1936 г.), или производители лечебного и рекреационного товара организуются
в, скажем, пул с собственным менеджментом совместным с мировым, или
ведомство здравоохранения в союзе с другими ведомствами, практически
занимающимися здоровьем, трудсоцзащитой и ландшафтами займется организацией
и использованием бесхозных сегодня богатейших рекреационных <ресурсов>, или
найдутся альтернативы... Ситуация темная, поскольку в независимой стране
никто ни дня не занимался рациональной организацией природно-хозяйственных
комплексов, но ясно, что туристская <отрасль> тут ни при чем: в ее законе
нет даже слов таких, как <лечение> и <рекреация>. Чем или кем <командует>
какое-нибудь ведомство легко определить по его праву лицензирования,
квотирования, лимитирования... Например, лицензиями и контрактами на добычу
лечебных вод и грязей у нас ведает главный загрязнитель атмосферы -
Министерство энергетики и (природных) минеральных ресурсов. Министерство
здравоохранения подвизается на ниве санаторно-курортного лечения,
Министерство охраны окружающей среды - <экологии> и т.д. Туристское ведомство
лицензирует туроператорскую, турагентскую, экскурсионную деятельность и
услуги инструктора туризма, и эти четыре столпа <индустрии>, как и 200 лет
назад, занимаются обыкновенным туристско-экскурсионным обслуживанием.
    К объектам туристской деятельности (ведомства, а не самого туриста)
закон отнес: <природные объекты и природно-климатические зоны,
достопримечательности, исторические и социально-культурные объекты показа
и иные объекты, способные удовлетворить потребности туриста во время
путешествия>. В этой эклектике природно-климатические (физико-географические)
зоны, как объект показа и удовлетворения, - слишком много для турагента,
но слишком мало для утверждения величия <индустрии>, поэтому без ущерба
для логики я бы присоединил к этому списку, скажем, солнечную радиацию,
палеозой, мироздание и материю, для солидности. Это чтобы кто-нибудь не
подумал, что у ведомства нет других дел, кроме как пасти своих лицензиатов,
которые могут лишиться лицензии за нарушение нормативов закона, к числу
которых относятся норматив 24-х часов с ночевкой и норматив <без занятия
оплачиваемой деятельностью>. Новелла о нормах и нормативах в законе
отсутствует. Чтобы больше не касаться мелочей, замечу, что в обязанностях
туриста записано соблюдение им законодательства страны (ст.25.), а право
получить соответствующую информацию не записано (ст.24.), и в обязанности
туристских организаций - не входит (ст.17-20).
    О видах туризма. Закон называет виды: <социальный, экономический,
приключенческий, спортивный, деловой, конгрессный, лечебно-оздоровительный,
культурно-познавательный, религиозный и другие>. Перед нами еще один урок
эклектики, т.е. механического смешения многозначных, неточных утверждений и
понятий, ни одно из которых в законе не определено. Туризм - явление
одновременно и обязательно социальное, историческое, экономическое,
культурное, политическое, географическое, биологическое, как и другие
явления, присущие человеческому обществу. В последние годы появились
публикации, авторы которых в меру сил пытаются как-то пояснить пресловутые
<социальные> и <экологические> фантомы закона. Например, <социальный
туризм> определяют как путешествия, финансируемые (субсидируемые) из
средств, выделяемых государством на социальные нужды, проще говоря - по
ведомству трудсоцзащиты. По этому критерию <экологический туризм> должен
проходить по природоохранному ведомству, а <приключенческий> - на
пожертвования элиты власти, из-за авантюр которой бедное, нищее, безработное,
ювенальное и престарелое абсолютное большинство жителей страны утратило вкус
к благородному, цивилизованному туризму и сосредоточилось на бродяжничестве
и прочих <цыганских> разновидностях туризма, упущенных в перечне закона (в
конце перечня стоит: <и другие>). Если учесть новейшие веяния в мировом
сообществе, то перечень надо дополнить <террористическим туризмом> с
разновидностями: государственный, неправительственный, этнический,
религиозный и прочие.
    Лечебно-оздоровительный туризм это миф - человек, который лечится -
пациент, а не турист и путешествует он либо в дальнейшую жизнь, либо в
могилу. Санаторно-курортное дело по закону <О системе здравоохранения>
(04.06.2003 г.) - это медицинская вотчина Минздрава республики, которое
выдает лицензии на право заниматься этим делом. А тут еще ведомство
трудсоцзащиты, на плечах которого где-то 4 млн. населения (пенсионеры,
инвалиды:), и которое, с участием ведомства здравоохранения, без
турпосредников, напрямую работает с учреждениями санаторно-курортного
лечения, реабилитации, оздоровления: устраивает тендеры на обслуживание
своего контингента, выдает путевки и т.д. Стало быть, этому виду <туризма>
не место в перечне. Сомнения насчет потенциала внутреннего туризма возникают
в связи с религиозностью жителей Казахстана: по данным Президента и
верховного муфтия 70% населения республики (до 11 млн. чел.) - правоверные
мусульмане, а у них туристами всегда были кучка дервишей и паломников,
причем последние приходили в движение считанные разы в год. И еще одно
соображение: специалисты-рекреологи относят конгрессный туризм, посещения
выставок, ярмарок, фестивалей, форумов, святых мест, <всенародных> юбилеев
и <торжеств> к познавательной рекреации.
    Несколько слов о беллетристике закона. Закон о туристской деятельности
типичен в том отношении, что во-первых, воспроизводит тексты, которым место
где-нибудь в концепциях, программах и рекламных проспектах (ст. 9.), а
во-вторых, сведения о компетентных и уполномоченных органах, занятых в
<индустрии>, - это адаптированные извлечения (или что-то в этом роде) из
производных нормативных актов, определяющих статус, полномочия, порядок
деятельности, организацию и иные атрибуты государственных органов. И первые
и вторые - эрзацы, нам они неинтересны, а подлинные акты недоступны.
Вероятнее всего туристу статьи 10-12 тоже малополезны.
    В целом закон надо бы хорошенько почистить, а с учетом принятых в 2003
году земельного, лесного, водного кодексов и других законов - переработать.
О стандартах <индустрии>. Стандарт Республики Казахстан <Туристско-
экскурсионное обслуживание. Термины и определения> (2002 г.) несет все
огрехи закона по этой части, поэтому говорить о нем не стоит. Стандарт
Республики Казахстан <Туристско-экскурсионное обслуживание. Средства
размещения. Классификация и общие технические требования>. (2002 г.) тоже
несет в себе злосчастные гены закона. Но и это не все: стандарт уже в момент
появления его на свет был непригоден для использования потому, что в нем
проигнорированы нормативные документы Республики Казахстан, действовавшие
и во время разработки и во время утверждения стандарта (ноябрь 2002 г.),
и действующие по сей день (строительные нормы, санитарные правила и др.).
А ошибки в ссылках на устаревшую <библиографию> лишь подчеркивают
неразборчивость или некомпетентность творцов стандарта.
    Подводя итог краткого и по необходимости беглого обзора скажу, что
подобные законотворческие конфузы в суверенной республике - типичное
явление, следствие глубокого  упадка профессионализма практически во всех
сферах деятельности. Не случайно известный педагог Архимед Искаков в декабре
2003 года озвучил набившую оскомину истину: <Мы сразу после развала СССР
говорили, что образование - наиболее хрупкая часть и через 10 лет мы получим
ужасающий результат, исправлять который потом будем лет 20. Результаты
нашего образования в последние 15 лет - некомпетентные врачи, плотники и
инженеры. Не говоря уже о педагогических кадрах.> Эта же проблема, как
видно, стоит перед туристским ведомством, в том числе и потому, что оно без
достаточных оснований и тщательной подготовки формально заявило виды на
объекты ряда уполномоченных природопользователей, у которых те же проблемы
с профессионализмом, например, по наукам рационального природопользования,
экологии, рекреации. Но <туристы> не должны унывать, ведь сегодня и более
солидные ведомства не могут получить правильные ответы оттого, что не умеют
задавать правильные вопросы.
    По-моему, закон смонтирован из четырех деталей: сомнительной
терминологии, извлечений из положений об органах исполнительной власти,
державных околотуристских лозунгов и ведомственных указаний по оказанию
услуг путешественникам, доверившимся агентствам, точно отличающим туриста
от экскурсанта и их обоих от номада, ищущего поживу на стороне. Как писал
Мартти Ларни: <Закон как ходовая колбаса - чувствуешь отвращение, узнав из
чего он состряпан>. Из плохого легко сделать худшее, что и случилось со
стандартами <отрасли>.
    Я не стану поверять этот закон на Программе развития <отрасли> на
2003-2005 годы, а отмечу только отсутствие в ней тематики, касающейся
устранения дефектов и совершенствования нормативных актов (методологические
аспекты, приведение в соответствие с другими видами деятельности и их
законами...). Не уверен, что надо было загружать правительство разработкой
программ развития туризма и <иными вопросами>, а также - <Советом по
туризму>. Ведомства должны сами разрабатывать свои программы (а не планы,
какие штампуются в стране 10 лет под названием <программа>), согласовывать
их с заинтересованными ведомствами и двигать дальше. Правда, тут опять
загвоздка со специалистами, знающими, что такое программа и умеющими их
составлять...
    Как бы то ни было, но я не вижу у <туристской отрасли> более актуальной
задачи, чем наведение порядка в своих нормативных актах и разработке
методически грамотной программы своей деятельности потому, что пионерные
системные ошибки имеют свойство быстро размножаясь заводить дело в тупик
провалов и бросовых затрат сил и средств. Предупредить или по горячим
следам исправить ошибки в живом деле (к каким я отношу туризм) стоит на
несколько порядков дешевле исправления и компенсации их вредных
последствий.
                                 В.А.Яковлев, Казахстан

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*   Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
*   Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru             *
**************************          Распространяется только     *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *          по электронной почте        *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами