Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####   Сообщение ECO-HR.1272, 22 января 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                               Право на чистую природу


                ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА КАЗАХСТАНА


    НЕФТЕДОБЫЧА
    Правительство РК предлагает новые модели налогообложения нефтяных
операций на шельфе Каспия
    Правительство Казахстана предлагает новые модели налогообложения нефтяных
операций на шельфе Каспия. Об этом сообщил журналистам сегодня, 19 ноября,
по окончании пленарного заседания мажилиса, на котором рассматривались
поправки в налоговое законодательство, министр экономики и бюджетного
планирования РК Кайрат Келимбетов.
    По словам министра, инвесторам предлагается две модели. "Первая - это
действующее законодательство (на момент прихода инвестора) и мы приглашаем
(на этих условиях) всех желающих инвесторов участвовать в освоении тех или
иных участков шельфа Каспия". При этом, подчеркнул К. Келимбетов, "мы вводим
рентный налог на экспортируемую нефть". "Его отличие от налога на добычу
состоит в том, что тот налог не учитывал транспортировку, а у нас с
различных месторождений разные транспортные расходы, а также не учитывал
качество добываемой нефти". Теперь "это все мы учли, и, оставляя 15%
рентабельности инвестору, ту сверхприбыль, которая возникает в результате
повышения цен на нефть (свыше 19 долларов мы считаем, это уже повышение), мы
начинаем эту сверхрентабельность делить с инвестором", - пояснил министр.
"Эта модель учитывает реальные издержки недропользователей, и мы считаем,
что данный закон выстраивает баланс интересов (государства и инвесторов)", -
отметил он.
    Вместе с тем министр экономики и бюджетного планирования РК не исключает
возможности, что при такой модели инвесторы могут не прийти на шельф Каспия.
"Если инвесторы не придут и их не устроит это законодательство, то тогда мы
включаем механизм соглашения о разделе продукции", - сказал он. "То есть, мы
подписываем с ними контракт, причем в самом соглашении мы вводим три
триггера - ценовой коэффициент, доходный коэффициент и внутренняя норма
прибыли", - отметил К. Келимбетов, пояснив, что "сначала недропользователь
получает так называемую компенсационную нефть (ввиду того, что он сразу
много вкладывает денег, ему нужно забирать эту компенсационную нефть,
которая покрывает его расходы)". "После того, как он покрыл свои расходы,
эти триггеры переключаются, и мы начинаем с ними делить (прибыль)", - сказал
министр, заметив при этом, что "те новые триггеры, которые мы ввели, гораздо
более эффективны, чем те модели, которые существуют в Казахстане на
действующих месторождениях".
    Законопроект, предусматривающий эти поправки в налоговое
законодательство, сегодня на пленарном заседании мажилиса одобрен в первом
чтении. Второе чтение законопроекта назначено на 20 ноября.
              Kazakhstan today, 19 ноября 2003 года

    ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ СТРАХОВАНИЕ
    Блуждание в трех соснах
    О проблемах еще не принятого парламентом экологического страхования
    Тонущий танкер - это экологическая катастрофа
    Ежегодно в мире отмечаются события, определяемые как чрезвычайные
ситуации, вызванные крупными промышленными авариями. Естественно, что их
последствием является огромный социальный и экономический ущерб. Но не
только. Есть еще один аспект, где отрицательное воздействие техногенных
аварий может быть не просто разорительным, но и губительным для всего
живого - экологический. В настоящее время в законах нашей страны однозначно
не прописано, каким образом и кто - государство или загрязнитель - должен
возмещать ущерб, причиненный окружающей среде в случае крупных аварий. Для
этого предполагается законодательно ввести обязательное экологическое
страхование: в правительстве готовится закон <Об обязательном экологическом
страховании>.
    Зачем это нужно?
    Итак, даже на примерах нынешнего лета (помните хотя бы катастрофу с
танкером у берегов Западной Европы, где был практически сорван туристический
сезон?) мы можем видеть, что ущерб, наносимый окружающей среде, может быть
очень велик. Но в этот момент предприятие, по чьей вине случилась авария,
например, не обладает достаточными средствами для покрытия этого ущерба. Да
и не исключено, что его руководство может и не пожелать выполнить свои
обязательства по охране окружающей среды в добровольном порядке.
    Новый законопроект, разрабатываемый в министерских недрах уже четыре
года, призван разделить ответственность загрязнителей среди большого числа
участников: средства от страхования ряда предприятий накапливаются в фондах
страховой фирмы, а когда происходит аварийный случай, из этих средств
выплачиваются нужные суммы.
    К примеру, страховая фирма страхует 100 предприятий, которые занимаются
опасными видами деятельности. Все их платежи скапливаются в страховом фонде
страховщика, но аварийный случай происходит не у каждого из них, а только у
двух. Тогда платежи 100 предприятий должны покрыть эти два случая, а в
разнице между полученными платежами от 100 предприятий и оплаченными суммами
по двум случаям и заключается интерес (прибыль) страховщика.
    Таким образом, по мнению Министерства охраны окружающей среды, принятие
закона должно гарантировать возмещение ущерба окружающей среде в случае
крупной аварии на предприятии. Но этим видом страхования смогут заниматься
лишь крупные страховые компании, отвечающие требованиям по размеру
уставного, страхового и резервного фондов: в страховом случае сумма ущерба
может исчисляться в миллионах долларов.
    Несколько слов о том, как предполагается обустроить эту работу.
    Механизм страхования следующий: предприятие, занимающееся экологически
опасным видом деятельности (согласно перечню, установленному
правительством), с помощью специального аудитора определяет страховую
сумму - то есть сумму, необходимую для восстановления окружающей среды,
компенсации ущерба окружающей среде и третьим лицам в случае возможной
аварии на предприятии.
    Проект закона предусматривает минимальный размер страховой суммы,
например: для предприятий по добыче сырой нефти - 100 тыс. МРП, металлургии -
60 тыс. МРП и т.д. Из страховых сумм (между указанной аудитором или
минимальной, согласно закону) выбирается наибольшая. Результат экспертизы
закрепляется аудиторским заключением.
    Затем предприятие заключает со страховой фирмой договор, по которому
страховая фирма берет на себя обязательства выплатить сумму возможного
ущерба окружающей среде в случае аварии. За это предприятие-загрязнитель
выплачивает страховой фирме страховую премию, но не больше ставки,
определенной законом. Причем ставка тем больше, чем выше вероятность аварии
на предприятии.
    По мнению различных специалистов, предлагаемый правительством
законопроект имеет ряд существенных недостатков, на которые стоило бы
обратить внимание еще до официального утверждения данного документа.
    Кто получит выгоду?
    Вадим Ни, исполнительный директор фонда <Азиатско-Американское
партнерство>, непосредственно принимал участие в обсуждении проекта закона.
В период обсуждения он, как юрист, особо обращает внимание на следующие
недостатки законопроекта.
    Во-первых, в базовом законе <Об охране окружающей среды> под понятием
<экологический ущерб> учитывалось две стороны: ущерб жизни и здоровью
граждан и ущерб, наносимый самой окружающей среде. То есть лицом, фактически
получающим выгоду от экологического страхования, должно быть и население,
которому нанесен ущерб. Концепция нового законопроекта не предусматривает
возмещения гражданам в случае аварий, в расчет берется лишь ущерб, наносимый
окружающей среде.
 - Учитывать интересы граждан весьма хлопотно, - размышляет В. Ни. -
Наверное, поэтому данный момент был исключен из проекта, хотя он
предусмотрен в базовом законе. Кроме того, вопросы, касающиеся здоровья
людей, должны быть урегулированы и с Минздравом, и с органами
санэпиднадзора.
    Получается, что закон принимается для узкой цели - урегулирование
отношений между предприятиями, экологическими аудиторами, страховыми фирмами
и государством. Граждане в данном случае не будут иметь права вмешаться в
процесс, хотя ущемляются их конституционные права на благоприятную для их
жизни и здоровья окружающую среду.
    Во-вторых, страховщик, страхователь и экологический аудитор, выполняя
свои обязанности, несут разделенную ответственность. Это может повлечь за
собой безответственность по отношению к самой окружающей среде: в этих
условиях может не оказаться лица, которое будет заинтересовано именно в
возмещении ущерба, с тем чтобы восстановить состояние окружающей среды до
предаварийного состояния. Иными словами, <интересы> самой природы могут
оказаться в стороне.
    Предлагаемый механизм обязательного экологического страхования не
стимулирует предприятие действительно уменьшать риск для окружающей среды и
для граждан. Получается, что предприятие, заплатив за возможную
экологическую аварию, тем самым снимает с себя за нее ответственность. С
этой точки зрения страхование является не самым эффективным средством для
достижения поставленной перед законом цели - охрана окружающей среды.
    Между тем этот обязательный платеж безусловно станет дополнительной
нагрузкой на крупные промышленные предприятия - следовательно, отразится и
на стоимости выпускаемой ими продукции, ее конкурентоспособности. Учитывая
же, что предупреждение техногенных аварий начнется с предприятий первых
переделов (добывающих отраслей) и вплоть до крупных переработчиков, введение
обязательного экологического страхования скажется на экономике страны в
целом.
    Сколько это будет стоить?
    Финансовая сторона нового законопроекта напрямую зависит от техники и
методик расчетов и нормативов страхования. Генеральный директор ТОО
<Сюрвейный центр> Таир Шатенов, кстати, также участвовавший в разработке
данного законопроекта, указывает на несколько нерешенных на предварительной
стадии вопросов.
    По его мнению, закон будет функционировать лишь в том случае, если
разработаны и научно обоснованы методики расчетов, нормативная база по
законопроекту, а также приняты соответствующие подзаконные акты. Вообще,
проект весьма тяжел в техническом исполнении: ведь известно, что разработка
научно обоснованных методик - работа дорогостоящая.
    В чем же видятся недоработки?
    Во-первых, отсутствует обоснованная методика деления предприятий по
категориям, для которых установлены нормативы страхования (сейчас выделяется
6 категорий: добыча сырой нефти, металлургия, горнодобывающая
промышленность, строительство и т.д.). Однако помимо деления по отраслям,
возможно, следует ввести градацию по регионам: добыча сырой нефти и
природного газа в Актюбинске, на Каспийском море и в Кзыл-Орде происходит в
разных условиях окружающей среды. Сильное загрязнение на Каспии может
привести к массовой гибели тюленей - их уже не восстановить, погибнет
осетр - это уже катастрофа мирового масштаба. В Актюбинске таких последствий
не будет. А в Кзыл-Орде пустынная зона, природа очень чувствительная, один
раз навредишь - последствия будут ощущаться веками.
    Значение имеет также размер объекта. Например, нефтебаза - это одно,
скважины - другое, плавучая установка <Сункар> на Каспийском море - третье.
Пусть все они являются объектами нефтяного комплекса, но несоизмеримы по
масштабу возможного ущерба. Этот момент достаточно сложный с технической
точки зрения, и он не решен до сих пор.
    Во-вторых, глубина оценки ущерба. Механизмов воздействия на окружающую
среду много. Например, при ЧС техногенного характера бывает два типа
поражающих факторов: первичные и вторичные. К примеру, если произошел прорыв
гидротехнического сооружения, прошла волна, смыв все на своем пути, - это
первичный фактор. Его последствия, в принципе, можно подсчитать. Но со
временем из-за нарушения рельефа, земного покрова или сноса деревьев по
берегам, ландшафта экологическая обстановка и условия жизни изменятся, река
может высохнуть или превратиться в болото, берега осыплются - это уже
вторичный фактор. Сумму ущерба здесь подсчитать сложнее. Он может составить
миллиарды долларов, особенно если принимать в расчет долгосрочные и
отложенные последствия загрязнения (экономические, демографические,
генетические и так далее). Следует остановиться на какой-то глубине риска -
и это тоже практически нерешенный вопрос.
    В-третьих, проектом предусмотрены минимальные размеры страховых сумм, что
правильно, однако научного обоснования этим цифрам нет, то есть неизвестно,
будут ли они достаточны как минимальные для восстановления окружающей среды
и будут ли <подъемны> для страхователей и страховщиков, особенно с учетом
необходимости перестрахования рисков.
    В-четвертых, законопроект для рассмотрения в парламенте следует сдавать
вместе с пакетом предварительно разработанных подзаконных актов и методик
подсчета. Об этом уже не раз говорилось и депутатами, и министрами.
    При слушании в парламенте первым вопросом депутатов может быть и такой:
<С чего вы взяли, что должно быть именно 100000 МРП, и что входит в эту
сумму?> Могут возникнуть горячие споры, а в результате все равно потребуется
обоснование, которого до сих пор нет, хотя эту работу предлагалось провести
еще четыре года назад. Без подзаконных актов такой закон работать не будет.
    Кроме того, без внесения соответствующих изменений в Налоговый кодекс
предприятие не будет знать, как проводить у себя эти платежи и как это
повлияет на его финансовые показатели. То же касается и поправок в Уголовный
и Административный кодексы, а возможно, и в практику взимания платежей за
природопользование.
    Страхование - от слова <страх>
    В настоящее время обязательное экологическое страхование принято лишь в
2-3 странах мира. С каким же собственным опытом приближается Казахстан к
этому порогу?
    Когда-то экологические платежи казахстанских предприятий собирались в
специальных фондах охраны окружающей среды (ФООС), из которых часть денег
шла на республиканские экологические программы, а остальные - на местные.
Однако здесь часто грешили нецелевым использованием средств: и не столько в
связи с тривиальными хищениями, сколько из-за того, что молодому государству
приходилось латать социальные <дырки> в бюджете.
    После закрытия ФООС сбор экологических платежей стал производиться через
налоговые службы. С точки зрения администрирования это оказалось
эффективным - суммы выплат значительно возросли, - но малополезным для
охраны окружающей среды: средства, поступая в бюджет, обезличиваются, не
нося целевого характера.
    Экологическое страхование, ввиду вышеперечисленных недостатков, также
не обеспечивает возмещения ущерба ни окружающей среде, ни жизни и здоровью
граждан, а в повседневной нормальной жизни без ЧС является дополнительной
нагрузкой на промышленные предприятия и экономику страны.
    Специалисты, с которыми мне довелось беседовать, нередко говорили, что
можно было бы вычленить достоинства и недостатки всех трех систем. К примеру,
вернуться к фондам охраны окружающей среды (достигается целевой характер
платежей), но при соблюдении строгой финансовой дисциплины. Государство
должно обеспечить их целевое использование, изменив свое отношение к
экологическим деньгам. Тогда собранных средств будет достаточно для решения
всех экологических программ, включая восстановление окружающей среды в
случае возникновения ЧС техногенного характера. Такой, своего рода,
Национальный экологический фонд (по прообразу нефтяного).
    В этом случае отпала бы необходимость прибегать к сбору дополнительных
средств на случай аварий. Крупные промышленные предприятия освободились бы
от необходимости больших расходов, которые значительно повлияют на стоимость
их продукции. Таким образом, в выгоде оказались бы все: граждане, окружающая
среда, промышленность, государство.
    А.Дуйсеева,Н.Мунайтпасов
                   "MN Новости недели", 19 ноября 2003 года

           Источник: EcoDigest (17-23.11.03), 27 ноября 2003 г.,
                     З.Бабаханова, НПО "Экологический ПрессЦентр",
                     zarina@ecopress.lorton.com

    ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ УЩЕРБ
    Деньги любят счет и экологи - тоже
    Закон "Об охране окружающей среды", принятый в 1997 году, морально
устарел. Он не мог подсчитать сколько кто и кому должен платить ввиду
нанесения экономического ущерба. Новый закон по этой части тоже не силен.
Но все так на него надеются...
    Скоро в Казахстане случится одно из двух: либо бензиновый транспорт
переведут на газ, либо все жители начнут требовать с автопарков законные
компенсации за нанесение ущерба своему здоровью.
    Последнее станет возможным сразу же после того, как в новом законе "Об
охране окружающей среды", в статье об экономической оценке ущерба от
загрязнения окружающей среды появятся ясность и четкость.
    Как быстро они появятся? Это будет зависеть от того, как хорошо сработает
Межведомственная комиссия по вопросам стабилизации качества окружающей
среды. Она была создана в ноябре прошлого года, и в настоящее время
занимается интересующим нас вопросом. Вопрос действительно интересует
многих, потому как речь идет не только о глобальном загрязнении вод Каспия,
отравленном воздушном бассейне Усть-Каменогорска, но и о вырубленном дереве
в маленьком дворе, дымной шашлычной за углом, загаженном собаками и
алкоголиками сквере...
    Людей перестали устраивать существующие порядки формальной защиты
окружающей среды. Бизнесмен в интересах строительства своего офиса вырубает
десяток деревьев, выплачивает штраф в размере 820 тенге за дерево и спит
спокойно. А как посчитать ущерб, нанесенный жителям двора, которые получали
от этих деревьев кислород?
    Глупый вопрос? Не скажите. В любом городе Казахстана наберется сотня
другая примеров, когда жители не смогли отстоять свои права на чистый воздух,
чистую землю, чистую воду.
    В одних случаях рядом с жилым домом (а то и детским садом) начиналось
строительство подземных гаражей, в другом - автостоянок, в третьем -
заправочных станций. Пикеты, петиции в вышестоящие инстанции, и просто
эмоции во всех этих ситуациях помогали мало. Экологически "грязные" объекты
все равно появлялись.
    Какие компенсации при этом получали люди? Никакие. "Так ведь они никуда и не
обращались за помощью, в частности, в суд, не принято было ходить по судам и
бороться за чистый воздух", - объясняли ситуацию юристы и тут же добавляли -
а если бы и обратились, вряд ли бы им кто-то помог.
    Механизм оценки экономического ущерба, нанесенного физическому лицу, не
отработан. Самое многое, нарушителю предложили бы заплатить разовый штраф и
все. Но ущерб-то наносится людям навсегда: Как это учесть? Заставить
владельца заправочной станции пожизненно выплачивать пенсию жителям
близлежащего дома? Хорошо бы. По справедливости. Только кто же это сделает,
и на каком основании?
    Обратимся к новому документу. Новый проект закона вроде бы сформулировал,
что такое экономическая оценка ущерба. Это цитирую: ": определение
стоимостного выражения вреда, причиненного окружающей среде и здоровью
человека". Далее разработчики закона предлагают вникнуть в то, что же
собственно будет оцениваться? А вот что: затраты на проведение специальных
научных исследований, стоимость мероприятий по ликвидации последствий от
загрязнения, размер компенсации убытков вследствие ущерба. Не ясно только
одно: как будут подсчитываться все эти ущербы?
    И вот тут выясняется, что это самая большая проблема экологов,
занимающихся на сегодня экологической экспертизой. К сожалению, новый проект
закона не отвечает на этот вопрос. Как мне объяснили в алматинском управлении
экологии, законного механизма оценки экологического ущерба нет! Что же тогда
есть? Есть начальник отдела экологической экспертизы управления Галина
Михайловна Телилькова, которая говорит, что казус ситуации прост и сложен
одновременно. Эколого-экономическая социальная оценка делалась всегда. Ею
занимается государственная экономическая инспекция. Но это не значит, что
она буквально что-то оценивает. Существуют разработанные ставки
экономических платежей, проще говоря, налоги, которые предприятия должны
выплачивать за загрязнение земли - столько-то, за загрязнение воды -
столько-то. И полезно еще знать, что бывают нормативные ставки платежей, а
бывают сверхнормативные. С первыми нет проблем. Они установлены, определены
и выплачиваются. Вторые - сверхнормативные - надо доказать, отстоять, в
конце концов отсудить, так как в их число входят ущербы, предъявленные иски.
И вот тут начинаются трудности.
    Государственный контроль за экологическим ущербом частично узаконен
правилами Министерства экологии. Но когда дело доходит до суда (а оно все
чаще и чаще доходит до судебных разбирательств), там говорят, что правила
контроля должны быть узаконены не только в Министерстве экологии, но и в
Минюсте. Значит, суд не может ими руководствоваться. А никаких других
документов, актов, указов, освещающих проведение экономической оценки
нанесенного экологического ущерба, в стране нет. Однако когда экологи
обращаются в Минюст и просят узаконить механизм проверки, оценки и
возмещения ущерба, в Министерстве юстиции отвечают, что правила,
разработанные экологами, носят внутренний (местечковый) характер. Их надо
заменить.
    Конечно надо! Закон "Об охране окружающей среды", принятый в 1997 году
явно устарел. Что получается? На сегодня государственный контроль
осуществляется отдельно за загрязнением воздуха, воды, почвы, отходами.
Наносимые ущербы рассчитываются в соответствии с правовыми основами, которые
в законе прописаны так- экономический ущерб определяется в порядке,
определенном правительством РК. Как он определен правительством, мы уже
знаем. Экологи буквально вынуждены изворачиваться, изгаляться, ухитряться,
дабы защитить пострадавшую природу. Случаев защиты человека, пострадавшего
от нарушения экологических правил, пока еще не было. Даже тогда, когда
экологам удается наказать провинившихся, как это было, скажем, с АПК,
выигранные в суде 20 миллионов тенге, уходят в городской бюджет.
    Есть мнение, что экологи должны получить в новом законодательстве не
только нормативные акты, методики и прочие детали оценки нанесения
экономического ущерба, но и в качестве дополнительного рычага пресечения
экологических нарушений - новую систему штрафов. А то как-то несерьезно
получается. Человек ездит на неисправной машине, его штрафуют за повышенную
загазованность, а он продолжает ездить на этой машине. Штраф не стимулирует,
не вдохновляет владельца принимать меры. Другое дело в Голландии.Там за
бумажку, брошенную на улице, предъявляют штраф в размере 500 долларов. В
России приняты новые меры наказания к водителям, которые моют личный
транспорт во дворе жилого дома. У нас же (судя по нашим расценкам штрафов)
выгоднее платить штрафы, чем жить экологично. Это хорошо видно на примере
городских шашлычных и автозаправок.
    В этом году аким города приняло решение о запрете строительства и
открытия шашлычных в черте города на твердом топливе. А еще ранее, в 1991
году аким южной столицы подписал документ, в котором говорится о том, что все
заправочные станции должны строиться за чертой города. Сегодня 2003 год и в
городе вместо 100 заправочных станций (по потребностям города) - построено
300. Причем все - в черте города. Ни один житель Алматы не смог
противостоять фатальному бензиновому потопу. В результате города превратился
в единую заправку, которая, кстати, по исследованиям медиков, значительно
ухудшает здоровье, особенно репродуктивной системы человека. 44 процента
работников заправочных станций страдают бесплодием. Как защититься от
беспредела и произвола? Юристы и экономисты предлагают усовершенствовать
законодательство.
    Срочно! Экологи предлагают знать это самое законодательство, а то
население, отстаивая свои права, частенько пользуется базарным вариантом
доказательств своей правоты - люди решают экологические проблемы
исключительно эмоциями, не догадываясь спросить у нарушителей экологических
правил те или иные документы.
    Скажем, построить подземный гараж во дворе жилого дома можно только при
наличии у застройщиков технической экспертизы. Достаточно попросить
предъявить сей документ, как стройка остановится. Ну а медики, понимающие
проблемы экологических рисков, как и положено, "ближе к телу", советуют не
тратить время даром, не дожидаться никаких законов, а покупать прямо завтра
респираторы (на строительных базарах продаются недорого), надевать их и уже
никогда не снимать. Кстати, они уверены, что если бы человек десять смутили
город своим появлением на улицах столицы в респираторах, на них все обратили
бы внимание, а там, глядишь, взор упал бы и на несчастную экологию тоже.
         Э.Алькова, "Gazeta.kz", www.gazeta.kz, 25 ноября 2003 г.

           Источник: EcoDigest (24-30.11.03), 3 декабря 2003 г.,
                     З.Бабаханова, НПО "Экологический ПрессЦентр",
                     zarina@ecopress.lorton.com

    ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
    ГРУППА ДЕПУТАТОВ МАЖИЛИСА ИНИЦИИРОВАЛА ЗАКОНОПРОЕКТ "ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ
ИНФОРМАЦИИ"
    Астана. 13 января. КАЗИНФОРМ. Группа депутатов Мажилиса Парламента РК -
Нурбах Рустемов, Серик Конакбаев, Аскар Бейсенбаев, Мырзагельды Кемел, Тито
Сыздыков - инициировала проект закона "Об экологической информации". Данный
законопроект принят палатой в законодательное производство.
В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что основными целями
инициированного документа являются реализация конституционного права граждан
на доступ к информации о состоянии окружающей среды, а также выполнение
международных обязательств, взятых Казахстаном (Орхусская Конвенция).
    Закон устанавливает достаточно широкое понимание экологической
информации с тем, чтобы заинтересованные лица могли получить наиболее
широкий спектр информации о состоянии окружающей среды в Казахстане.
    С целью обеспечения полного и свободного доступа к экологической
информации Закон освобождает заинтересованные лица от необходимости
формулировать свой интерес в получении данной  информации. Как следствие,
право на доступ к экологической информации становится полностью безусловным.
    В качестве неотъемлемого элемента механизма реализации права граждан
и организаций на доступ к экологической информации Закон предусматривает
обязанность государственных органов публиковать и распространять
экологическую информацию в официальных СМИ.
    Одной из основных задач Закона является нахождение разумного баланса
между обеспечением общественности полной и достоверной информацией о
состоянии окружающей среды и сохранностью частных и публичных интересов.
Как известно, абсолютная свобода в демократическом обществе невозможна,
покуда речь идет о здравом сочетании интересов всех слоев населения. В
силу этого ограниченной в доступе будет признана экологическая информация,
носящая конфиденциальный характер или разглашение которой затронет
национальную безопасность государства.
    Экологическая информация будет предоставляться на платной и
безвозмездной основе. Для того чтобы создать реальные гарантии доступа к
экологической информации, необходимо, чтобы тарифы на платную информацию,
устанавливаемые государством, были соразмерны доходам общественности. Цена
не должна быть препятствием для получения экологической информации.
    Финансирование мероприятий по формированию, ведению и пополнению
реестров экологической информации будет осуществляться за счет средств
республиканского бюджета.
       Информационное Агентство Казинформ, 13 января 2004  года

    ЖИЗНЬ ОСЕТРОВЫХ
    Глава Кабмина считает, что заинтересованность инвесторов в
воспроизводстве осетровых нужно стимулировать.
    На этой неделе в правительстве продолжился разговор о рыбной отрасли.
14 января на совещании под председательством Премьера Даниала Ахметова
состоялось обсуждение проекта закона "Об охране, воспроизводстве и
использовании осетровых видов рыб Урало-Каспийского бассейна".
    Глава правительства в очередной раз отметил важность создания рыночных
механизмов, стимулирующих инвесторов к приумножению рыбных запасов. Г-н
Ахметов считает, что "формирование новых правовых условий должно в конечном
итоге привести к формированию конкурентных отношений и прямой
заинтересованности инвесторов в воспроизводстве осетровых". Добыча ценных
пород рыб и икры должна быть, по его мнению, четко законодательно увязана с
постоянным возобновлением рыбных запасов. При этом, полагает он, наряду с
правовыми мерами должны быть задействованы и экономические стимулы -
например, налоговые и другие льготы для инвесторов, построивших предприятия
для разведения мальков осетровых рыб. Все это должно быть, по словам главы
Кабмина, увязано в единую систему охраны и воспроизводства биологических
ресурсов Урало-Каспийского бассейна и минимизации влияния теневой экономики
на эту отрасль.
    Напомним, законопроект преследует целью также искоренение браконьерского
лова и ликвидацию нелегального рынка икры и рыбы.
                  "PANORAMA", 16 января 2004 года

    РАСТИТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ
    РАССМОТРЕН ПРОЕКТ ЗАКОНА <ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ В
РАСТЕНИЕВОДСТВЕ>
    Астана. 16 января. КАЗИНФОРМ. Сегодня, 16 января, комитет Сената
Парламента РК по вопросам регионального развития и местному самоуправлению
рассмотрел проект закона <Об обязательном страховании в растениеводстве>.
Об этом сообщили Казинформу в отделе по связям со СМИ Сената.
    Как сообщила сенаторам вице-министр сельского хозяйства Лилия Мусина,
главной целью проекта данного законодательного акта является обеспечение
защиты имущественных интересов производителей основных видов
растениеводческой продукции от неблагоприятных природных условий и явлений.
С предстоящим принятием этого закона, подчеркнула вице-министр, требуется
внесение соответствующего дополнения в Особенную часть Гражданского кодекса
республики. В связи с этим сенаторы обсудили и одобрили законопроект,
касающийся расширения круга лиц, имеющих доступ к тайне страхования. Кроме
этого комитетом рассмотрены проекты будущих законов <О регулировании
торговой деятельности> и <О средства массовой информации>.
         Информационное Агентство Казинформ, 16 января 2004 года

           Источник: EcoDigest (12-18.01.04), 21 января 2004 г.,
                     З.Бабаханова, НПО "Экологический ПрессЦентр",
                     zarina@ecopress.lorton.com

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*   Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
*   Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru             *
**************************          Распространяется только     *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *          по электронной почте        *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.1

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами