Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####     Сообщение ECO-HR.1313, 3 марта 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                   Право на общественную активность



         НЕВАДА-СЕМИПАЛАТИНСК: БОЙЦЫ ВСПОМИНАЮТ МИНУВШИЕ ДНИ


     Независимое Слово
     28 февраля исполняется 15 лет общественному антиядерному движению
<Невада - Семипалатинск>. В этот же день вышла в свет и первая в
Казахстане независимая газета <Избиратель - Аманат>.
     Март 1989-го. Мы сидим в Союзе писателей на втором этаже: Мурат Ауэзов,
Сатимжан Санбаев, Галина Кузембаева, Нинель Фокина, я и Андрей Шухов.
Приехали японцы из Хиросимы, жертвы той самой страшной бомбардировки. В
Японии их ещё называют хибакуси. Разговариваем. Вдруг с извинениями входят
торопливо две дамы. Спешно представляются: сотрудницы Государственной
библиотеки имени Пушкина. Держат в руках пилотный номер <Избирателя>: вот
это первая в новейшей истории Казахстана независимая газета, распишитесь, и
мы её заархивируем. Так, мол, положено.
     Все с видимым удовольствием поставили свои автографы, и Мурат
Мухтарович, помню, пошутил:
     - Входишь в историю.
     Было приятно.
     Получается, пролетело 14 лет. Приличный срок. А я помню до мелочей тот
день, когда мы, выглаженные и выбритые явились в здание ЦК Компартии
Казахстана <пробовать идею>. Тогда еще не Министерство информации лицензии
выдавало. Удивленное лицо добродушного Озбекали Жекибекова:
     - Как это <своя> газета? Что значит - независимая? О чем вы там писать
будете?
     И - разрешил.
     И на следующее утро я уже был в Центрбанке. Бахыт Байсеитов дал
кредит - 100 тысяч рублей. На эти деньги мы купили десять рулонов
селикамской бумаги, пишущую машинку <Ятрань>, заплатили незабвенному
Январбеку Тлеулесову за аренду помещения за три месяца вперед и собрали
людей. Причем каких, как выяснилось позже, людей! Первыми откликнулись
братья Шуховы: Андрей сидел в корректорской <Простора>, а Саша тогда был ещё
совсем мальчик. Потом Лера Цой. Она корреспондентствовала в какой-то
многотиражке, сейчас уже не помню, в какой именно. Вадик Борейко. Тогда,
по-моему, ответсек в <Горизонте>. Сакен Бехтияров, Алена Островская, Канат
Кабдрахманов, Сакен Жиренов... В первом номере шел бомбовый материал
Владимира Рериха <Минута молчания на краю света> - последние интервью
академика Сахарова. Следом - обращение Олжаса Сулейменова, откровения
профессора Голоденского о работе по созданию первой водородной бомбы:
Словом, блин получался не комом.
     Марина Овяпен диковинным по тем временам <десятипальцевым методом>
выстучала в одиночку весь номер на восьми полосах, который сдали по графику
в последний день зимы. Утром никто не почувствовал торжественности момента.
<Союзпечать> спокойно развезла тираж, я поехал по городу с аудитом по
киоскам. Столпотворения, как водится, не наблюдалось, народ вяло
интересовался: что за избирательные листовки по 20 копеек за штуку?
     С высоты сегодняшнего опыта всякий мало-мальски натруженный
распространитель заметил бы, что у нас налицо были явные промахи в стратегии
<продвижения продукта на рынок>. Тогда мы об этом знать не могли, поскольку
и рынка как такового с его звериным оскалом не было, он только поднимался.
Зато далее дела пошли получше.
     Вообще над этой газетой славно поработала серьезная группа товарищей.
Постоянно нам помогали чем могли Алтынбек Сарсенбаев (тогда редактор
<Горизонта>), Ира Блок, Юра Шапорев, Женя Гусляров (ленсменовцы), Юрий
Куйдин, Роллан Сейсенбаев, Сейдахмет Куттыкадам, Володя Кадирбаев, Карлыгаш
Еженова: Всех не перечислишь, много народу прошло через эту удивительную
газету. Из антиядерной она постепенно превратилась в общенациональную,
общественно-политическую, гуманитарно-просветительскую. На ее страницах
впервые открыто были опубликованы данные о ядерных испытаниях, суперсекреты
военно-промышленного комплекса, некоторые архивы КГБ. Эта газета открыла
для казахстанцев Бахыта Кенжеева и Василия Аксенова, Эрнеста Рената и Тома
Клэнса. Эта газета явила свету и Амантая Кажи, в миру - начальника
автоколонны No 5 Амантая Асылбекова. В этой газете мы разместили некролог,
посвященный советской цензуре, под которым с нескрываемым злорадством
подписалась вся редакция. До этого каждый номер изучался весьма пристрастно
военными и гражданскими центрами. Зачастую материалы кромсались прямо в
печатном цехе. Больше всего страдали линотипистки, которым приходилось
перебирать по ходу целые абзацы. В свинцовой пыли раздавался тихий мат, а в
конторе разыгрывали пари: вызовут завтра редактора на ковер или нет. Ставки
всякий раз росли. Короче, не особо привечали нас в здании по Горького, 50.
     Над нами располагалась <Вечерка>, под нами <Казахстанская правда>.
Понятное дело, что солидные редакции занимали по этажу. Нам выделили две
комнаты, напротив, пардон, туалета. Одна большая, другая - поменьше. В них
набивалось почти 30 человек, если не считать посетителей. Две редакции:
казахская и русская. Планерки проводились стоя, потому как стульев не
хватало. Зато почта стекалась со всего света, потому что газету рассылали по
точкам от Америки до Сахалина. В чем-то, конечно, повезло. Антиядерная
инициатива получила поддержку по всей земле: Хоб-Кор, Муруроа, Невада,
Нагасаки, Бабий Яр и т.д. Да и потом немало оказалось сочувствующих из
Гринпис, экологических обществ, союзов и всевозможных объединений. Как
выяснилось, союз военных с наукой одинаково не любили везде, и жизнь
понеслась вперед со скоростью, с невероятной скоростью.
     Помню отчетливо две вещи.
     Слегка повздорили с Олжасом Омаровичем, когда придумывали название для
газеты. Мы в редакции предложили назвать ее <Караван-Керуен>. Даже <шапки>,
помнится, нарисовали, рубрики непривычные придумали вроде <У колодца>,
<Байки у костра>, <По Шелковому пути>, <Караван-сарай> и др. Олжас сказал:
<Что за средневековье! <Избиратель> - хорошее слово. Точка!> Я был против до
конца, но мой слабый протестный писк никто толком слушать не стал. (Сейчас
вспоминаю - смеюсь.)
     И второе: как я подписывал в свет свой последний номер. (Вспоминаю без
смеха.) Помню, собралась вся контора, поблагодарили друг друга за работу,
пожали руки да и пошли по домам. Все разом.
     Штаб <Невады> располагался тогда в Доме политпроса. И после того
памятного разговора мы в растрепанных чувствах вышли на пр. Ленина, и вдруг
средь бела дня началось землетрясение. Гостиницу качнуло пару раз туда-сюда.
Впечатляюще смотрелось. Все с застывшими лицами переглянулись, покачали
головами (надо же, знамение какое!). На том и разошлись. А через пару
месяцев я уже держал путь в далекий мормонский штат Юта. Нет, никто меня не
высылал из страны, никто не преследовал. Так что не было у меня никаких
особых на то новомодных причин. Они были, скорее, банальными. Так или иначе
уехал и уехал. Как потом мне писали друзья, газета прожила недолго. Не могу
связывать это именно с моим отъездом. Просто команда поменялась, а почему у
новой не получилось продолжать дело, я просто не знаю. Жалко, конечно, да и
стыдно было перед подписчиками. Все-таки тираж по тем временам набирался
весьма нехилый - 50 тысяч.
     Точно не могу судить, может, где в областях какие газеты издавались и
пораньше нашей. Но в Алма-Ате позднее появились хуринские <Кооперативные
новости>, <Бiрлесу> Соломина, <Шелковый путь>, <Музыкальный киоск>. И
пошло-поехало.
     Сейчас при случае листаю две пожелтевшие подшивки: сохранил на память.
Многих тогдашних авторов жизнь раскидала по разным сторонам нынешних
игрушечных баррикад. И грустно становится, отчего так? Ведь были когда-то
все вместе. И, в общем-то, не так уж и давно...
     Ну и, конечно, очередная улыбка судьбы - Мурат Мухтарович сейчас
директор той самой Национальной библиотеки. Где-то там, в ее архивах
хранится, наверное, номер с нашими подписями.
            Е.Турсунов, "Мегаполис", 26 февраля 2004 года

           Источник: EcoDigest (23.02-29.02.04), 1 марта 2004 г.,
                     З.Бабаханова, НПО "Экологический ПрессЦентр",
                     zarina@ecopress.lorton.com

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*   Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
*   Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru             *
**************************          Распространяется только     *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *          по электронной почте        *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами