Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####     Сообщение ECO-HR.1426, 28 июня 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                   Право на общественную активность


               РОМАНТИКИ ВРЕМЕН УПРАВЛЯЕМОЙ ДЕМОКРАТИИ


    МОСКВА
    Друзья!СоЭСовцы! Друзья-экоюристы!
    Приглашаем обсудить и, если состоится, принять участие.
Свет Забелин
    Дорогие коллеги, если у Вас есть пара свободных минут, прошу потратить
их на оценку следующей идеи:
    ЧЕРНЫЕ СТРАНИЦЫ РОССИЙСКОГО ПРАВОСУДИЯ
 1. Актуальность:
1.1. Самый последний и наиболее легитимный (если не единственный) способ
отстоять права гражданина (группы лиц) - это обращение в суд. Таким
образом роль судебной системы весьма значительна в правозащитной
деятельности. Следовательно  эффективность этого способа во многом
зависит от неангажированности и независимости судейского корпуса.
1.2. Судебная система самая "защищенная" от вмешательства со стороны
общественных институтов и самая закрытая для применения санкций к
"провинившимся" судьям
 2. Алгоритм
2.1. С помощью дружественных НКО и их сетей собираются судебные решения
(с первичными документами), в отношении которых есть "явное ощущение
несправедливости"
2.2. Юристконсульты головных организаций отбирают наиболее
"перспективные", например, из расчета 10 уголовных, 10 гражданских, 10
арбитражных
2.3. Отобранные дела передаются на экспертизу жутко авторитетным
экспертам (бывшим судьям КС, известнейшим правоведам, профессорам
юракадемий и т.п.)
 3. Сухой остаток
3.1. Появляется short-лист доказанно-несправедливых судебных решений.
3.2. Выпускается, например, ежегодный бюллетень "ЧЕРНЫЕ СТРАНИЦЫ
РОССИЙСКОГО ПРАВОСУДИЯ", издаваемый и широко презентуемый Народной
Ассамблеей
 4. Цели
4.1. Создать внушительный противовес воздействию власти на суд.
4.2. Запугать судей наличием звучного и пахучего гражданского контроля
4.3. Сподвигнуть власть на реальные шаги в отношении судебной реформы
4.4. Еще, по Вашему усмотрению
 5. Просьбы
5.1. не задавать вопросы типа "Откуда дровишки" или "Где деньги, Зин"
5.2. критикуйте пожалуйста конструктивно - "надо не так, а так" или
"это не получится потому, что..."
5.3. не обижаться за отнятое у Вас время
 PS. Где взять деньги на такой проект, лично я не имею ни малейшего
представления;))
             С уважением
             пресс-директор Института Национального проекта
             "Общественный договор" О.Комаровский, OK@inp.ru
      Источник: svet@seu.ru, 25 июня 2004 г.

    ЕКАТЕРИНБУРГ
    ПРАВОЗАЩИТНИКАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ, или как все начиналось
    Когда Александр Ливчак в далеком  уже 2002 году обратился ко мне с
просьбой  сходить в Октябрьское РУВД, я согласился, но не придал этому
событию  особого  значения:  для  меня  это  была  обычная,  рутинная,
довольно  скучная  текучка,  которой  приходится  заниматься,  так как
больше  не  кому.  И  уж тем более, ни я, ни сам Александр Борисович и
представить  не  могли,  что из этого выйдет. К тому времени Александр
уже  имел  большой  опыт борьбы с чиновниками и для этого создал архив
"Отписка",  единственным  руководителем  и  активистом которого был он
сам.  Вместе  с  тем,  с милицией он так плотно столкнулся впервые. Он
видел  в  сотрудниках  милиции не облеченных властью бандитов, которых
нужно  обходить  стороной и во всем им угождать, "а иначе раздавят как
муху", а, прежде всего чиновников, нарушивших его права. Его, зачастую
не  очень  юридически  выверенные, но занудливо-крючкотворные письма и
заявления,   поданные  в  десятки,  сотни,  тысячи  инстанций,  иногда
оказывались    более    эффективными,   чем   юридические   документы,
подготовленные  профессионалами.  Обращение  к  здравому  смыслу часто
помогало там, где пасовало обращение к закону. Публикуемая брошюра, не
является  юридическим  пособием,  но, возможно, это и к лучшему. Такие
пособия,   как  правило,  трудно  прочитать  и  усвоить  человеку  без
специального   образования.  Здесь  же  описывается  история  обычного
человека,  написанная  простым, живым языком и приводимые советы можно
использовать  по  аналогии,  не  утруждая  себя  заучиванием  наизусть
объемных  нормативных  актов,  хотя  последнее и не помешает. Помните:
если уж жизнь столкнула вас с облеченным властью чиновником в погонах,
у  которого  есть  к вам определенный интерес, то перед вами проблема,
решить  которую  по быстрому не удастся. Так что вам придется отложить
все  свои,  возможно очень важные дела и заниматься исключительно этой
проблемой,  вникая  во  все каракули в протоколе, обдумывая каждый ваш
шаг,  и жалуясь, жалуясь, жалуясь на все, что покажется вам нарушением
ваших  прав.  Иначе,  вы  либо  окажетесь  за  решеткой по обвинению в
преступлении, которого не совершали, либо с вами могут произойти иные,
не менее печальные вещи. Удачи вам, в отстаивании своих прав.
                             Г.Эделев, "Екатеринбургское движение
                                       против насилия"
    Александр Ливчак
    КАК Я ТЯГАЛСЯ С МЕНТАМИ (публикуется в сокращении)
    ПРЕДИСЛОВИЕ
    Недавно мне довелось побывать в роли задержанного. Это произвело на
меня  глубочайшее  впечатление.  Особо  поразило  меня  та легкость, с
которой  милиция  идет  на  фальсификацию документов. И то упорство, с
которым милицейское начальство отстаивает тезис "сержант всегда прав",
выражая  полное  пренебрежение  к  правам  гражданина.  Я  прошел  всю
милицейскую   вертикаль,   от   дежурной   части  РУВД  до  областного
управления,  чтобы  доказать  очевидный  факт: подпись под милицейским
протоколом  не  моя. Думаю, что с аналогичными проблемами сталкиваются
очень  многие.  Надеюсь,  мой  опыт  кому-то  поможет.  Я собрал здесь
документы,  относящиеся  к моему задержанию и фальсификации протокола.
По ходу дела я даю необходимые пояснения и свои соображения о том, что
надо  сделать,  чтобы таких случаев было поменьше. Мне кажется, корень
зла  - в отсутствии общественного контроля над милицией. Как я попал в
ментовку  Три  раза  увольняли  меня  из  родной  конторы,  а  суд все
восстанавливает,   да   восстанавливает.  Сколько  выговоров  пытались
влепить  -  все  судом  отменены. Пытались, на худой конец, хотя бы из
профсоюза выгнать (его у нас возглавляет : зам. директора) - и тут суд
помешал.  И вот, потерпев полное фиаско на судебном фронте, начальство
решило  "заказать"  меня  ментам.  Ну,  не  "мочить",  а  так, немного
поучить.  Показать на практике, что такое "диктатура закона". В общем,
приезжают  двое  милиционеров,  один с автоматом, другой с пистолетом,
забирают  паспорт  и  увозят меня в районное управление внутренних дел
(РУВД).  Я  прошу объяснить, за что меня задержали, показать протокол.
Мне  говорят,   что   сегодня   им   разговаривать  со  мной  некогда,
и  я  все  узнаю  завтра.  Прихожу  я  назавтра,  меня  направляют   к
девушке-дознавателю.
Она: Платите 50 рублей.
Я: За что?
Она: Вы хулиганили и матерились.
Я: Откуда вы это взяли?
Она: Вот протокол с вашей подписью.
Я: Я не то, что не подписывал протокол, а даже не видел его.
Она (с надрывом): Но ведь подпись такая же, как и в вашем паспорте!
А  паспорт  все  еще  у них. Смотрю, подпись действительно срисована с
моего  паспорта,  хотя  и не слишком аккуратно. Для этого, видимо, они
его и забрали у меня (что, кстати, само по себе незаконно).
Я: Но это не моя подпись. Отправляйте на графологическую экспертизу.
Она:  (прячет  бланки  квитанций,  которые  приготовила  было для моих
денежек): Ладно, вот ваш паспорт, идите.
    Эти милицейские  эксперименты  с  имитацией  подписи  сильно мне не
понравились. Думаю: сегодня мелкое хулиганство пришьют, а завтра, они,
пожалуй,  и  под  признанием  в  убийстве  мою  подпись нарисуют. Да и
вообще,  все  что  угодно  от  моего  имени  делать  станут. Этого так
оставлять нельзя. Но сначала нужно выцарапать у них протокол. Или хотя
бы принять какие-то меры, чтобы они его не уничтожили.
    Как Я ВЫЦАРАПЫВАЛ ПРОТОКОЛ
    Иду  к "официальным" правозащитникам: помогите добыть копию протокола.
Нет, говорят  они,  лом  проплыл.  Надо  было  прикинуться  валенком,
заплатить  эти  50  руб.,  тогда  еще  можно было бы что-то сделать. А
теперь  они протокол, конечно, уничтожили. Звоню знакомым журналистам:
не  согласится  ли  кто  сходить  со  мной  в милицию, покопаться в их
документах? Реакция примерно та же. Никто не верил, что протокол можно
выцарапать.  Все же нашелся человек, который пошел со мной в милицию -
Глеб    Эделев.    Это   известный   в   Екатеринбурге   правозащитник
'неофициального'  толка.  Приходим  мы  с  Глебом  в  милицию.  И  тут
начинается  очень  любопытная  торговля  с  тамошним  начальством.  Их
интересует,  что  я  замышляю,  какие  у  меня есть доказательства, и,
наконец, что же происходило на самом деле в момент моего задержания. А
меня   -   сохранился  ли  протокол,  занесли  ли  они  меня  в  книгу
задержанных,  словом  -  на  какие  документы я смогу опереться, чтобы
доказать факт задержания и подделки протокола. При этом я понимаю, что
они  сейчас  лихорадочно  "подправляют" свои бумаги. И чем больше я им
расскажу сейчас, тем труднее мне будет поймать их на лжи в дальнейшем.
В   общем,   каждая   сторона  стремится  получить  как  можно  больше
информации,  а  выдать - как можно меньше. Заместитель начальника РУВД
предлагает мне написать объяснение.
Я:  С  какой  стати?  Я  вам  написал  заявление,  что  меня незаконно
задержали. А объяснения пусть пишут те, кто задерживал.
Заместитель   начальника:   Но   вы   же  просите  провести  служебное
расследование.  А  мы не можем проводить его без вашего объяснения.
Я: Ладно, не проводите. Пусть прокуратура проводит.
Ему,  конечно, не хочется, чтобы проверку проводила прокуратура. Лучше
уж сами. Торг возобновляется.
Глеб:  Но  копию  протокола вы обязаны были выдать ему неделю назад, в
момент задержания.
Заместитель начальника: Это почему еще?
Глеб:   (достает   Кодекс):   Вот   Статья   236.1   Кодекса  РСФСР  об
административных правонарушениях: "Копия протокола об административном
правонарушении  немедленно  после  составления протокола вручается под
расписку   лицу,   совершившему   административное  правонарушение..."
Заместитель  начальника: (берет Кодекс, листает его): Что-то я не могу
найти эту статью, где она?
    Уверен, что здесь он не играет. Он действительно не может найти статью
в  Кодексе,  который  он  обязан  знать  назубок.  И  это  заместитель
начальника  РУВД!  А  что  уж  говорить  о  рядовых милиционерах? Глеб
показывает  ему  статью.  В  конце  концов,  договариваемся:  они идут
ксерить  протокол, а я пишу объяснение. Обмениваемся ими одновременно,
как дипломаты. Наконец-то заветная копия в моих руках. Вроде бы, с тех
пор,   как  мне  ее  мельком  показала  девушка-дознаватель,  протокол
увеличился в объеме. Раньше описание моих "преступлений" заканчивалось
неким  подобием  моей  подписи,  а  теперь  эта  "подпись" оказалась в
середине  протокола.  Видимо,  в  момент фабрикации моей подписи бланк
протокола  был  заполнен  лишь  частично,  а потому милицейский умелец
срисовал  мой  автограф  не  в  то  место  протокола.  Вообще, похоже,
милицейская  технология  фальсификации  рассчитана на то, что человек,
увидев  имитацию  своей  подписи  до  смерти  перепугается,  и выложит
требуемую  сумму,  пока  ему  чего похлеще не приписали. Ну, а когда я
стал  возмущаться,  они  сами  испугались,  и,  увидев,  что  протокол
оформлен не полностью, стали его срочно дописывать. Но происходило это
уже  когда  паспорта  у  них не было. А они, видимо, умеют срисовывать
подпись  только  с паспорта. Поэтому на те места протокола, где должна
стоять  подпись,  попала какая-то каракуля, совсем уж непохожая на мой
автограф.
    КАК Я ДОБИВАЛСЯ ГРАФОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
    Я тщетно пытался  объяснить  милицейскому  начальству,  что  я  не
хулиганил,   и,   главное,   что  мою  подпись  вообще  никому  нельзя
подделывать  - даже милицейскому сержанту. Ну, на нижнем уровне на мои
письменные  заявления  отвечали  устно. Диалог шел примерно так:
Я: Но ведь подпись под протоколом не моя! Посмотрите, вот мой паспорт,
там  есть  образец  моей  подписи,  она  совсем  непохожа на то, что в
протоколе.
Начальник   дежурной   части:   А  сержант  сказал,  что  это  Вы  так
расписались.
Я: Назначайте графологическую экспертизу.
Начальник  дежурной  части:  У  нас  нет  оснований не доверять своему
работнику. Экспертизу назначать не будем.
Ему, видимо, и в голову не приходит, что в споре с гражданином сержант
может  быть не прав. На уровне руководства райотдела мне говорили, что
ответ мне отправлен, и я должен выяснять на почте, почему он не дошел.
(Я,  правда, этот трюк давно знаю, а потому заранее просил их по почте
мне  ничего  не отправлять, а сам регулярно заходил в их канцелярию за
ответом.)   На  уровне  городского  управления  я  все  же  удостоился
письменного ответа.
    Не вдаваясь в подробности, и.о. начальника УВД г. Екатеринбурга Б.В.
Тимониченко   сообщил   мне,  что  "факт  подделки  подписи  :  своего
подтверждения   не  нашел,  принятое  решение  :  является  законным".
Приводить  какие-либо  объяснения,  доказательства  и  т.п.  он считал
излишним.  Мои доводы его вообще не интересовали, на мои вопросы он не
отвечал.  Идея, в общем, та же самая - ты никто, особенно по сравнению
с  сержантом.  Ладно,  пишу в областное УВД. Областное УВД реагировало
совсем  не  так,  как  городское.  Оно  все же провело графологическую
экспертизу, которая установила, что подпись - не моя. Кроме того, была
проведена проверка, которая подтвердила мою правоту относительно массы
других  нарушений. Очень интересный вопрос: что же помешало областному
УВД попросту отмахнуться от моих доводов, подобно тому, как это делала
районная  и  городская  милиция? Подозреваю, что тут не последнюю роль
сыграли  мои  выступления  по  радио  "Свобода"  и  обращения        к
Уполномоченному  по  правам  человека.  Видимо, милицейское начальство
поняло,  что  я  мужик  настырный,  и  готов хоть до Европейского суда
дойти.
    КАК Я СУДИЛСЯ С МЕНТАМИ
    Тем временем, своим  чередом  развивались события на другом фронте -
судебном.  Мне  ведь  нужно  было  отменить  постановление о наложении
штрафа.  Октябрьский  суд,  куда я обратился по этому поводу, очень не
хотел  рассматривать  мое  заявление.  На  какие  только  трюки  он не
пускался, чтобы если не избежать разбирательства, то хотя отсрочить бы
его. То вернут мое заявление без рассмотрения, то пришлют такой ответ,
в  котором я не слова разобрать не могу: Но оказалось, что мне все эти
затяжки  только  на  руку.  К  моменту  разбирательства  уже появилось
заключение областного УВД, в котором подтверждалось, что все материалы
о  моем  "хулиганстве"  -  фальшивые.  Не  будь  его,  неизвестно, как
обернулось  бы  дело.  А  теперь  судье  просто  некуда было деваться.
Подтвердилось,  что,  как  я  и говорил, были нарушены практически все
статьи  КоАП,  относящиеся  к  моему  случаю.  Среди  всех сотрудников
милиции, участвующих в деле, не оказалось ни одного, кто бы действовал
нормально,  не  допустил  бы  грубых  нарушений  закона,  граничащих с
преступлением.  Тут  и  служебный  подлог,  и  лжесвидетельство,     и
укрывательство  преступлений,  и  превышение  полномочий,  отказ     в
предоставлении  информации:  Поражает  отношение  работников милиции к
служебным  документам,  куда  они  готовы  внести  любую  чушь и явную
бессмыслицу.  Чего  только  стоит  история  с постановлением, где меня
наказывают  за  будущие  "грехи".  Такое  впечатление,  что  никому из
милицейских чинов и в голову не приходит, что какой-то гражданин может
оспорить их действия. Приведу выдержку из решения Октябрьского суда от
23.07.02.
    ....Сотрудником ОБО Медведевым В.М ...было составлено два рапорта имя
начальника  Октябрьского РУВД, содержащих недостоверные сведения: Была
сфальсифицирована  подпись  составителя  рапорта.  :  Установлено, что
подписи  и  объяснение  гр.  Ливчака  А.Б.  в  протоколе  выполнены не
Ливчаком.  : Таким образом, у суда имеются основания считать показания
Бекенева  В.В.  ложными,  данными  с  целью  введения  в заблуждение и
уклонения  его  от  ответственности  за  фальсификацию  записей      в
административном  протоколе.  :  Административный протокол в отношении
гр.  Ливчака  А.Б. был рассмотрен в отсутствие нарушителя заместителем
начальника  МОБ  Октябрьского  РУВД  Ертысбаевым Е.Н. При рассмотрении
протокола  Ертысбаевым  Е.Н.  были нарушены требования предусмотренные
ч.1,  ч.2  ст.255,  ч.2  ст.247,  п.1  ч.2  ст.203  КоАП  РСФСР, копия
Постановления  по  делу об административном правонарушении гр. Ливчаку
А.Б.  старшим  инспектором  административной  практики Деминой С.А. не
вручалась  и не высылалась, так же не были выполнены требования ст.264
КоАП  РСФСР.  Позднее  Деминой  С.А.  было  подготовлено и подписано у
заместителя  начальника,  начальника  МОБ  Октябрьского РУВД Николаева
Г.В.  постановление  по  делу  об  административном правонарушении гр.
Ливчака А.Б. и привлечении  его к административной ответственности.
Данное  постановление  датировано  02.02.2002г.,  т.е.  за  15 дней до
составления административного  протокола,  постановление  составлено
Деминой С.А. с нарушением   требований  ч.2  ст.261  КоАП  РСФСР
Соответственно изложенному  судом  в соответствии со ст. 50 ГПК РСФСР
делается   вывод   о   том,   что   заявитель   Ливчак   не   совершал
административного  проступка, ответственность за которое предусмотрена
ст.  158  КоАП  РСФСР.  :  На  основании  изложенного,  руководствуясь
ст.ст.14,191-197,203,238, 239 ГПК РСФСР, суд
    РЕШИЛ:
    Жалобу  Ливчака  Александра  Борисовича  на  постановление Заместителя
Начальника  МОБ  Октябрьского  РУВД  Екатеринбурга  от 18.02.2002 года
No 309/4026 удовлетворить.
    Постановление    Заместителя    Начальника   МОБ   Октябрьского   РУВД
Екатеринбурга   от  18.02.2002  года  ?309/4026  в  отношении  Ливчака
Александра Борисовича отменить.
    Теперь оставалось выяснить, кто из ментов подделал мою подпись. С этой
целью  Октябрьская  прокуратура  провела повторную экспертизу, которая
однозначно   установила,   что   это  сделал  Бекенев.  Дело  Бекенева
рассмотрел  тот  же Октябрьский суд. Подсудимый долго отпирался, но, в
конце  концов, вынужден был признать свою вину. Однако, на мой взгляд,
Бекенев  в  этом  деле  играет  роль  стрелочника. Приведу выдержку из
приговора  Октябрьского  суда по делу Бекенева. "Бекенев В.В., : желая
избежать возможных нареканий со стороны вышестоящего начальника : внес
в   официальный  документ  заведомо  ложные  сведения.  :  Так  же  он
:расписался  за  Ливчака, чтобы избежать возможных нареканий по службе
со  стороны  вышестоящего  начальника.  Бекенев  действовал:, стремясь
избежать нареканий."
    Иными словами, дело-то совсем не в Бекеневе, а в сложившейся системе.
Ну, уволили его,  осудили,  и что дальше? На его место придет другой
сержант,  который  вынужден  будет  делать  то  же  самое.  Все дело в
системе,  а  вот  на системные моменты ни милицейская, ни прокурорская
проверки  никакого  внимания  не  обратили.  По этому поводу я написал
письмо  начальнику управления МВД по УрФО генералу Красникову А.А. Там
я  пытался  обратить  его  внимание  на  общие  вопросы, всплывшие при
расследовании.  Я  приводил  доказательства  того,  что  фальсификация
документов  в  милиции  носит  массовый характер, и предлагал провести
проверку  по  этому поводу. Я писал, что, как показал мой опыт, жалобы
граждан  на  милицию  по  большей части не расследуются. Я обращал его
внимание  на  то,  что  при  существующей  системе  работники  милиции
вынуждены  идти на подлог. На мое письмо генерал Красников не ответил.
Вместо него ответил заместитель начальника областного УВД, на которое,
я,  собственно,  и жаловался. В этом ответе все поднимаемые мною общие
вопросы  попросту  игнорировались.  Суть его сводится к тому, что хотя
моя  подпись  действительно  была  подделана, и ряд работников милиции
понесли  наказания  за неправомерные действия, но материалы служебного
расследования  мне  не  дадут. Видимо, милицейское начальство считает,
что  чем  меньше  я  знаю  о нарушении своих прав, тем лучше. На этом,
собственно,  и  зиждется  все милицейское беззаконие: все засекретить,
лишив  тем  самым  гражданина  возможности защищать свои права. Так им
(начальникам,  разумеется,  а  не  гражданам), видимо, спокойнее. Вот,
вкратце, вся история, о которой я хотел рассказать.
    Ну, а теперь - некоторые документы и комментарии к ним.
    (приложения  и  комментарии не приводятся. Если вас интересует полный
текст брошюры, можем выслать по отдельному запросу).
               ДПН-ИНФОРМ, dpn@etel.ru, 28 июня 2004 г.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*   Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
*   Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru             *
**************************          Распространяется только     *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *          по электронной почте        *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.1

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами