Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  #### Сообщение ECO-HR.1517, 29 сентября 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                             Право на чистый воздух


             КАЗАХСТАН: РАЗМЫШЛЕНИЯ О САНИТАРНЫХ ЗОНАХ


    Казахстан: Санитарные норм проектирования производственных объектов.
В помощь провинциальной санитарии.
    Не так давно независимое казахстанское здравоохранение взялось составлять
суверенные санитарные нормы проектирования производственных объектов (СНП),
взамен СНП 1994 года. Однако полученная нами <новая> редакция оказалась
обыкновенной репродукцией с изначально порочных <старых> СНП.
Распространенная в Казахстане практика аутентичного воспроизведения
советско-российской и иной нормативной продукции, видать, совсем освободила
страну от потребности в специалистах, обученных логике понятий, суждений,
умозаключений, выработанных классической Гигиеной. Возможно два-три наших
знатока и поймут нижеизложенное, но пока, скажем, в России не появятся
новые, грамотные СНП, рассчитывать на отечественное здравомыслие не
приходится. Тем не менее, как говорят, <лиха беда почин: есть дыра, будет
и прореха>...
    Анализ
    Санитарно-защитные зоны - одна из разновидностей фундаментальной
категории разрывов, в данном случае - территориальных разрывов, которых
только в перечнях <районной планировки> названо более 50-ти форм. Еще в
советских нормах 1954 года [1] санитарно-защитная зона (СЗЗ) определялась
как "санитарная защитная зона разрыва" между промышленным источником
вредных выбросов и жилой (селитебной) зоной населенного пункта (города),
в котором происходит рассеивание вредностей. Ключевыми здесь являются слова
"вредность" и "расстояние рассеивания", то есть снижения концентрации,
силы, интенсивности вредности (если она есть) до уровня "безвредности",
т.е. не выше нормативных величин.
    Законодательство республики установило перечень и величины безвредных,
безопасных воздействий - предельно допустимых: концентраций (ПДК), уровней
(ПДУ), норм (ПДН), которые объявлены научно обоснованными предельно
допустимыми нормами, непревышение которых гарантирует <экологическую
безопасность> (для всего живого), сохранение генофонда человека, растений
и животных, трудоспособность населения и естественную продолжительность
жизни людей, беспрепятственное воспроизводство и рациональное использование
природных ресурсов [2,3].  Непревышение экологических
(санитарно-гигиенических) нормативов гарантирует отсутствие отрицательного
прямого и опосредованного воздействий на здоровье человека и его
потомство и  на санитарные условия жизни населения  [4].
   Эти документы прямо и недвусмысленно говорят, что, если промышленное
предприятие или другой объект воздействует на окружающую среду без превышения
предельно допустимых величин (ПДК, ПДУ и др.), то оно безопасно, безвредно,
то есть не является "источником" опасности. Это значит, что расстояние
"рассеивания" несуществующих опасностей равно нулю.  Градостроительные
нормы, под которые, собственно говоря, созданы и откуда пришли СЗЗ, во всех
советских редакциях ставят вопрос об этих зонах так: СЗЗ устанавливаются,
если после проведения всех технических и технологических мер по очистке и
обезвреживанию вредных выбросов и снижению уровня шума, других воздействий
не обеспечиваются предельно допустимые концентрации вредных веществ и
предельно допустимые уровни шума: на селитебной территории [5].
    В Санитарных правилах по охране атмосферного воздуха населенных мест
[6] говорится, что "Для объектов, являющихся источником загрязнения
атмосферного воздуха должна быть организована санитарно-защитная зона (СЗЗ)"
и выделяется специальный пункт 3, в котором изложены требования по охране
атмосферного воздуха при эксплуатации "объектов, являющихся источниками
загрязнения атмосферы". Указывается, что концентрации загрязняющих веществ
в воздухе селитебных территорий не должны превышать 1 ПДК, а в местах
массового отдыха населения - 0,8 ПДК.
    Установление (организация) для безопасных объектов санитарно-защитных
зон противоправно.  Как мы уже говорили, превышение экологического (т.е.
гигиенического) норматива, например, ПДК какого-нибудь вещества в воздухе,
воде, продуктах питания и т.д. обязательно (по законам) наносит вред
здоровью живых организмов и экосистем, по определению нормативов.
    Таким образом, законы республики прямо и не допуская иных трактовок,
выделяют область полной гигиенической, биологической, экологической и другой
безопасности (донормативных воздействий на окружающую среду) и область
опасности (сверхнорма-тивных воздействий), на второй границе которой
неизбежны стопроцентная гибель живых организмов и полное разрушение
естественных ландшафтов. Природопользователи, действующие в рамках
донормативной области, по определению не являются <вредными, опасными>
и входят в группу природопользователей, из земель которых формируется
<природоохранный каркас> страны, призванный сохранить естественное
ландшафтное богатство страны, естественную среду обитания человека,
вопреки разрушительной деятельности, происходящей во второй области.
    Область патологий и деградации, расположенная за нормативными порогами,
опознается и исследуется еще на этапе разработки нормативов, которые
после апробирования имеют обязательную силу, в том числе для гигиенистов
и <экологов>. Однако, работа в безопасной области требует определенных
усилий со стороны производства (соблюдение принципов рационального
природопользования, внедрение прогрессивных технологий...), а это устраивает
далеко не всех. Поэтому в нормативных документах низких иерархических
уровней появляются нормативоподобные суррогаты, прикрываясь которыми
предприниматели губят природу и здоровье людей. Например, жонглирование
словами: для веществ, скажем, третьего класса опасности в атмосферном
воздухе превышение ПДК в 2 раза названо <слабым>, в 4 раза - <умеренным>,
в 8 раз - <сильным>; для водоемов питьевого использования по
токсикологическим признакам вредности загрязнение с превышением ПДК в 3 раза
названо <умеренным>, в 10 раз - <высоким>, в 100 раз - <чрезвычайно высоким>
[7].
    Названные и другие скорбные шкалы оперируют двумя неизбежными
результатами: процентом (долей от численности населения) преждевременной
гибели людей и других живых организмов и скоростью разрушения экосистем -
результатами, о которых мечтают агрессоры, нападая на чужие страны, если
говорить об их реальных величинах в Казахстане. Но нам помощники не нужны,
у нас обложены платежами, к примеру, за загрязнение среды, и те, кто
работает в опасной области, и те, кто работает в безопасной (донормативной)
области. Налоговый кодекс республики, с подачи <природоохранного> ведомства,
фактическим принуждает производство загрязнять среду за обусловленную плату.
Бизнесу это безразлично, потому что он прямо (в безопасной области) и
косвенно (в опасной области) перекладывает свои затраты на население
(налогоплательщиков), пользующееся его товарами и услугами. Дорога этим двум
вредным, безнравственным изобретениям открылась в конце 50-х годов, когда,
несмотря на отчаянное сопротивление классиков гигиенической науки
(В.А.Рязанов, С.Н.Черкинский и др.) под давлением производства в санитарные
правила были введены пресловутые предельно допустимые <выбросы> (ПДВ) и
<сбросы> (ПДС), никакого отношения к гигиеническому нормированию не имеющие.
К этим проблемам мы еще вернемся, а пока продолжим разговор о СЗЗ.
    Надо иметь в виду, что акт организации СЗЗ не так уж и безобиден: для
этих зон предписано выполнять дорогостоящие проекты с комплексом
изыскательских, исследовательских и других работ, создавать систему зеленых
насаждений, проводить эксплуатационные и мониторинговые мероприятия [8].
Земельное законодательство со своей стороны требует [9], чтобы владельцам
и пользователям землей возмещались убытки, ущербы и потери, возникающие в
связи с установлением в СЗЗ режима природопользования, ограничивающего и
ущемляющего их права, а это большие деньги.
    Так что, вопрос о СЗЗ далеко не праздный и не частный, в нем особо ярко
просматривается практика безнаказанного администрирования с утратой цели и
смысла фундаментальной концепции разрыва, и способность чиновников довести
ее до абсурда и использовать в качестве западни для природопользователей.
Между тем, нормы и правила не догма, а нечто вроде рецептурного справочника,
в который в последующих изданиях вносятся коррективы и новые данные,
апробированные жизнью; строительные нормы и правила, например, специально
оговаривают этот порядок.
    В нормах 1954 года были установлены пять классов вредности промышленных
предприятий с группировкой последних по минимальным размерам
санитарно-защитных зон (разрывов), причем указывалось, что ослабление
вредности является основанием для уменьшения размеров разрывов существующих
зон вплоть до нуля. В обстоятельствах послевоенного восстановления народного
хозяйства такая формализация упрощала и ускоряла процедуру размещения новых
промышленных объектов относительно селитебных зон городов и других
населенных мест. При этом не закрывалась перспектива ликвидации СЗЗ при
устранении вредностей и в случаях строительства предприятий высоких
технологий, не нуждающихся в установлении СЗЗ. Этот нормативный перечень
минимальных размеров СЗЗ, полезный в 50-60-х годах и терпимый в 70-х, когда
он уже смотрелся как административный рудимент, не только не упразднен, но
расширен и ужесточен сперва в России (1996 г.), а затем  зачем-то
скопирован и утвержден в Казахстане (1998 г.). Между тем, сегодня  ничто не
мешает в каждом конкретном случае сделать грамотное обоснование того, нужна
ли предприятию СЗЗ, а если нужна, то какого размера, на чем, кстати,
настаивают некоторые нормативные документы [8,10,11 и др.].
    Например, санитарные нормы [8], о новой редакции которых идет речь, в
п.2.5. установили: <Размеры защитной зоны для предприятий, зданий и
сооружений, в которых проектируются работы с применением физических
факторов: радиоактивных веществ, электромагнитных волн, источников шума,
вибрации и т.д. - устанавливаются индивидуально:> В этом перечне
<физических> факторов названы: химические элементы и их соединения
(<вещества>), процесс и свойство материи (<электромагнитные волны>),
устройства и механизмы (<источники шума и вибраций>) и что-то неизвестное
(<и т.д.>). В природе не бывает <чистых> (изолированных) <факторов>, и в
конце концов из искусственно выделенных <факторов> приходится складывать
<комплексную оценку> воздействия на здоровье населения и среду его обитания
[11]. В контексте больших (сложных) природно-хозяйственных систем такая
<комплексность> лишь дезориентирует санитарные органы и предприятия, потому
что эти системы неаддитивны и способ наложения для них неприменим, как и
всякая подмена причин симптомами.
    В наше время научно-техническая оснащенность производства (методическая
и лабораторная, космическое картографирование и ГИС-технологии и т.п.)
позволяет без былых трудностей обоснованно решать все проблемы жизненного
цикла предприятий и их защитных зон не обращаясь к модели <минимальных> СЗЗ,
которая, кстати, не модифицирована для применения в больших системах. Надо
учитывать, что казахстанское производство активно переходит на международные
стандарты безопасности и качества (ISO и др.), по которым давно работает
весь мир, и уже просто неприлично входить в  этот мир с устарелым багажом
<минимальных> СЗЗ, а тем более - делать из них непреодолимый нормативный
барьер.
    Ситуация легко разрешима, если базовой сделать такую, например, запись:
<Необходимость установления, размеры, режим использования, консервации и
ликвидации санитарно-защитных зон предприятий, учреждений, сооружений,
комплексов всех видов природопользования обосновывается индивидуально>.
Конечно, <Классификацию производственных объектов и сооружений для выбора
минимальных размеров санитарно-защитных зон> [8] можно сохранить в
антикварном отделе будущих санитарных норм в качестве экспоната,
демонстрирующего уровень производства далекого прошлого, сохранившегося в
отдельных слаборазвитых странах, не доросших до принятия во Всемирную
торговую организацию. Ее можно сохранить для применения на ранних
(предпроектных) этапах принятия постановочных хозяйственных решений, когда
сравнение вариантов задуманного производственного объекта ведется еще без
исследовательского сопровождения, в том числе по параметрам СЗЗ.
    Ее можно преобразовать в шкалу повышающих коэффициентов (пропорциональных
площади, занимаемой под СЗЗ предприятия) к затратам на полный жизненный
цикл зоны. Такое преобразование допустимо в связи с обезличенностью СЗЗ
относительно предприятий - по размеру зоны невозможно определить, какому,
из сотни разновидностей, предприятию (пример размера 1 км) она принадлежит:
скотобазе, производству мышьяка, полям фильтрации или доменному производству
(которого кроме России и Индии, кажется, уже нет нигде в мире)...
    Надо сказать, что планировочная структура промышленных предприятий
целенаправленно формируется с учетом самых разных видов разрывов
(технологических, транспортных, пожарных и др.) внутри законодательно
установленных (и соответственно обоснованных) границ земельного отвода.
СЗЗ вторична по отношению к предприятию и к отведенной ему территории;
ликвидация предприятия или устранение вредностей автоматически упраздняет
СЗЗ. Так, на закрытых полигонах твердых бытовых отходов (опасных веществ)
оказывается достаточно нанести с поверхности защитный слой грунта
(от 0,6 до 1,5 м), чтобы спокойно использовать территорию [13] под лесопарк,
лыжные горки, склады непищевых продуктов и т.п.  На кладбищах через 20-30
лет после закрытия тоже рекомендуется создавать парки, аттракционы, пункты
питания и другие [13]. Часть г.Алматы построена на месте древних кладбищ.
    А ведь минимальная нормативная ширина СЗЗ этих полигонов и кладбищ 500
м; есть полигоны с зонами минимальной шириной 3 000 м, существуют
производства с минимальным размером СЗЗ 5000 м. То есть, через некоторое
время (20-30-40 лет) сотни и тысячи гектаров земель вдруг перестают быть
СЗЗ. Дальнейшую судьбу зон, того, что там посажено и построено действующие
нормы не оговаривают, равно как не оговаривают того, кто и как оплатит
ликвидацию последствий существования зоны, и что делать с людьми ее
обслуживавшими. Деятельность по созданию, эксплуатации и ликвидации СЗЗ,
как и любой род деятельности человека, имеет массу своих негативных
последствий, которые надо учитывать в  проработках по СЗЗ.
    Как сказано, существует множество видов разрывов, и каждый, если
доказана необходимость его установления, должен рассматриваться в реальной
природно-хозяйственной обстановке, нередко позволяющей увидеть порочность
администрирования в части применения методик обоснования разрывов. Здесь мы
приведем пример, относящийся к обоснованию СЗЗ в связи с так называемой
"проблемой пыления".
    Ведущим фактором, принимаемым во внимание при выборе размеров СЗЗ,
считается фактор загрязнения атмосферного воздуха вредными выбросами
предприятий различных отраслей хозяйства. Вопрос о вредности ставится с
точки зрения ущерба здоровью человека и других организмов, потерь тепла и
"ценных" веществ с выбросами, разрушения и износа материалов построек и
механизмов, негативных последствий снижения прозрачности атмосферы,
развития опасных метеоявлений, накопления пыли и песка и т.д. Это, конечно,
вульгарный антропоморфизм, но тут уже ничего не поделаешь...
    Вещества, признанные вредными, с момента их появления в атмосфере в
течение какого-то времени пребывают в воздухе, затем попадают в другие среды
и везде с ними происходят разные превращения, они механически или иными
способами вступают в соединения с другими веществами, странствуют в пищевых
цепях, накапливаются в почвах, водах, живых организмах, исторгаются из них,
вновь поступают в атмосферу.., как и должно быть в сложных (больших)
природно-хозяйственных системах. Для этих систем характерны: сложность - в
самом упрощенном виде, как писал Дж. Форрестер [14], это системы от десятого
до сотого порядка по числу уравнений состояния в описании (городские ПХК);
эмерджентность и неаддитивность - обладание свойствами, каких нет у
подсистем и их суммы, простая арифметика здесь не работает; непознаваемость
систем изнутри и другие свойства. Санитарные  и экологические нормы
эти свойства не учитывают, поэтому их указания по определению размеров СЗЗ
и ущербов от загрязнения атмосферы выбросами [6,15] нельзя воспринимать
всерьез - тут повторяем - причины подменены симптомами.
    Нормы предписывают пользоваться такими допущениями (коэффициенты
вредности веществ, приведенные выбросы, их удельная стоимость,
наслаивающиеся осреднения и взвешивания), каждое из которых уводит в мир
условностей и фантазий, не имеющих отношения к реальным (неаддитивным)
системам, а получаемые результаты, например, в форме "ущерба" от загрязнения
атмосферы [15] могут восприниматься только на уровне веры по принуждению.
На этой абстракции, однако, планируются и проводятся практические
мероприятия, взимаются "живые" деньги. Дело здесь, как видно, не в
порочности критерия ПДК, а в некорректности его использования.
    Далее. Не многие обратили внимание на таящий большие возможности
маленький пассаж основополагающих норм [8], где на разные лады обыгрываются
в качестве вроде бы синонимов термины: "промышленные предприятия",
"промышленные объекты", <промышленное производство", "производственные
объекты" и т.п., а главная директивная запись (п. 2.4.) гласит: "Все
производственные объекты должны иметь санитарно-защитную зону:" Не источники
сверхнормативных вредностей, а все (без исключения) производственные
объекты! Производство характеризуется наличием: того, кто трудится, предмета
труда и продукта труда. Это всеобъемлющее понятие (категория), охватывающее
отраслевую и внеотраслевую деятельность общества, групп, индивидуумов, т.е.
любых юридических и физических лиц. Промышленность, сельское, охотничье,
лесное, рыбное, коммунальное хозяйство, кустарные, индивидуальные занятия -
все укладывается в эту категорию.
    Возможности, открывающиеся манипулированием этими терминами, почти
беспредельны. Можно, например, подвести под эту категорию деятельность
компании мальчишек, промышляющих с рогатками сусликов и голубей, и в
соответствии с перечнем норм [8] квалифицировать ее как "бойню мелких
животных и птиц". Автоматически данное малое частное производственное
подразделение общества следует обременить содержанием и благоустройством
санитарно-защитной зоны с минимальной нормированной шириной разрыва 500
метров. Мальчишкам, устраивающим охоту на животных и птиц, придется
утешиться тем, что они, в отличие от сочинителей санитарных норм, могут
знать, что птицы - это тоже животные.
    А если идти до конца, то почему бы на период подледного лова рыбы на
мормышку не устанавливать вокруг каждой лунки зимнюю СЗЗ минимальной шириной
50 м (V класс опасности) с учетом того, что свинец не только тяжелый, но
и токсичный элемент, и что рыболов оказывает тепловое, табачно-водочное
и иное загрязнение окружающего атмосферного воздуха. Даже бобрам можно
учинить санитарно-защитную зону по подотрасли деревянного плотиностроения.
    На наш взгляд есть необходимость на основании закона [2] сделать в
основополагающих санитарных нормах [8] прямую жесткую запись, запрещающую
устанавливать СЗЗ для объектов, не оказывающих сверхнормативного воздействия
на среду территорий, находящихся за границами земельных отводов этих
объектов. Если это положение подкрепить санкциями в отношении должностных
лиц, умышленно или по невежеству понуждающих создавать ненужные зоны (и не
только СЗЗ), то из области административного произвола мы можем вернуться в
область обоснованных разрывов, где оперируют моделями, расчетами и
прогнозами, где методики выбираются под реальные задачи и ситуации, а не
назначаются нормами и чиновниками.
    Расчет границ СЗЗ по фактору загрязнения воздуха производится в
постановках, обозначенных в СН 245-71 и СН 369-74 [16, 17], впоследствии
оформленных в ОНД-86 [10]; его авторы так усложнили расчетную часть, что
многие предпочитают пользоваться компьютерными программами ("Гарант",
"Эколог", "Атмосфера" и др.), не вдаваясь в смысл методики, полагаясь только
на авторитет нормативного документа. Главным в нем является тезис о выбросе
вредных веществ, которые "рассеиваются" в атмосфере. При этом требуется,
чтобы максимальная приземная (в слое 2 м) концентрация загрязнителя
находилась внутри СЗЗ, а концентрация на границе СЗЗ равнялась ПДК. В
расчетную формулу концентрации (С) вида  С=к М/Q (мг/м3) входят: М -
мощность выброса газовоздушной смеси (г/с); Q - расход выброса смеси (м3/с)
и к - конгломерат коэффициентов, до предела утяжеляющих картину загрязнения.
Все здесь держится на показателе ПДК, множестве осреднений и взвешиваний;
согласно [10,18]: если все выбросы содержат разные ингредиенты, обладающие
суммацией действия, то расчет ведется по сумме долей концентраций
относительно ПДК каждого ингредиента отдельно, а затем начинаются обычные
осреднения, взвешивания и отбор неблагоприятного варианта.
    Все предписанные арифметические операции (с мощностями и расходами
выбросов, со скоростями ветра, с концентрациями загрязнений и др.) в ходе
расчета и при подведении итогов - это заведомо обреченная на провал попытка
"сложить" большую, неаддитивную систему "снизу" - из нескольких субъективно
выбранных кусочков мозаики (которые, кстати, могут принадлежать другой
системе) и выдать полученный результат за аналог натуры. Из примерно 2 млн.
веществ, воспроизводимых человеком и путешествующих в биосфере, лишь 1600
имеют разработанные нормативы ПДК, а практические итоги подводятся в лучшем
случае по десятку-другому веществ, которые к моменту нанесения ущерба могут
оказаться за сотни и тысячи километров от источника или поучаствовать в
таких превращениях, после которых приходится говорить о совсем других
веществах и эффектах, чем те, что наблюдаются на "трубе" и принимаются в
расчетах СЗЗ и ущербов окружающей среде.
    ПДК - нормативно закрепленные, условные точки на шкалах раздражимости
особей и малых лабораторных групп организмов, полученные расчетами, в
биологических экспериментах и наблюдениях за здоровьем лиц, подвергшихся
воздействию различных веществ. В природе ПДК не существуют, их положение на
шкалах раздражимости устанавливается с элементами произвола в части учета
закономерностей самих шкал. ПДК надо пользоваться корректно, в рамках
моделей, для которых они разработаны, памятуя о том, что разные уровни
организации живой природы характеризуются разными раздражимостями: данные,
полученные, скажем, на отдельных особях или лабораторных группах, нельзя
формально переносить на природные популяции, на сообщества, а тем более, на
экосистемы - у них разные раздражимости, шкалы, пороги.
    Санитарные нормы и правила сосредоточиваются на двух моментах - выброса
и загрязнения приземного слоя воздуха, по которым назначаются размеры СЗЗ,
нормативы предельно допустимых выбросов и ущербы от загрязнения воздуха.
Между тем, ущербов "на трубе" не бывает и присутствие каких-то веществ в
приземном воздухе и его последствия - разные вещи.
    Приведем пример, касающийся рекультивации заброшенного карьера
кирпичного завода на окраине г.Усть-Каменогорска. Карьер имеет площадь до
25 га, глубину 14-26 м. Его откосы прорезаны растущими оврагами,
захватывающими участки дорог, лесополос, пастбищ. По периметру карьера на
разном от него удалении расположены зеленые насаждения; ближайшая селитебная
зона города находится более, чем в 100 м от карьера. Это одно из мест,
привлекающих социально неблагополучный элемент общества. Много лет назад
город должен был, как того требуют земельное, санитарное и экологическое
законодательства, решить проблему ликвидации - рекультивации карьера.
По размерам и аэрологическим параметрам объект относится к группе "весьма
малых" карьеров, для которых расчеты загрязнения воздуха окрестностей не
выполняются по причине установленного практикой исчезающе малого влияния
[19,20]. В течение всего технического этапа рекультивации котлован будет
представлять малый, мелководный, холодноводный водоем с управляемым
уровенным режимом. Влияние таких объектов на окружающую среду настолько
мало, что  в практике их проектирования расчеты воздействия на воздушную
среду прилегающих территорий не выполняются.
    Складирование золы в карьере позволяет решить две важные для города
задачи: ликвидировать санитарно - и социально опасную рану на земле и
получить дополнительную территорию, пригодную для строительного,
рекреационного, сельскохозяйственного использования, а во-вторых - на
несколько лет обеспечить надежное и экологически безопасное функционирование
системы теплоэнергоснабжения двухсоттысячного города, испытывающего
трудности с размещением золошлаков ТЭЦ. В советское время такие предложения
признавались прогрессивными и ввиду их высокой эффективности поощрялись
государством.
    По комплексу обстоятельств было принято решение санитарно-защитную зону
для данного "золоотвала" не устанавливать; уполномоченные органы республики
официально поддержали это решение. Так появился беспрецедентный по нынешним
временам "производственный" объект, не являющийся "источником вредных
выбросов" и не имеющий поэтому санитарно-защитной зоны. На некоторых уроках
этого хрестоматийного примера мы остановимся ниже. Но сначала повторим
очевидные для профессионалов вещи: при фактических исходных данных, условиях
обустройства и эксплуатации, ни в качестве карьера, ни в качестве мокрого
золоотвала объект не нуждается в установлении СЗЗ.
   Когда экологическая экспертиза предписала нам сделать "проверку" СЗЗ
золоотвала расчетами по методике ОНД-86, мы сочли это официальным поводом
продемонстрировать слабость имеющейся нормативной и методической базы, когда
каждая отрасль: санитария, коммунальная гигиена, экология и т.д. независимо
от других реализует свое право на методические и нормативные пароксизмы. А
увязывать, согласовывать их противоречивые, взаимоисключающие требования и
разрешать нормативные и методические конфликты приходится в сферах, реально
занимающихся организацией благополучной жизненной среды, таких, как
градостроительство и рациональное природопользование. К сожалению, эти
работы требуют больших затрат средств и времени.
    Мы прямо говорим, что санитарные и экологические службы совершенно
напрасно взяли на себя роли проводников и адвокатов методик
Госкомгидромета-Госкомприроды и слишком уж усердствуют, навязывая их
тотальное применение [6,8] в качестве панацеи.  Методика ОНД-86 "висит в
воздухе" и ничего не дает в смысле раскрытия процессов и явлений в ландшафте,
в ПХК. Это относится, например, к переходу веществ из приземной атмосферы
на поверхность и вглубь почво-грунтов, на (и в) растения, водоемы и др.
Методика не применима к одиночным, кратковременным и протяженным в атмосфере
выбросам, например, при запусках и полетах ракет, взрывах ступеней ракет в
атмосфере и на земле. Система, основанная на ПДК, не привязана к
продолжительности негативного воздействия веществ на живые организмы - по
ней невозможно установить что опаснее: умеренное загрязнение диоксидом серы
в течение месяца или слабое загрязнение диоксидом азота в течение пяти часов.
    Можно бы и не повторяться по вопросу корректности применения методики,
но в последние годы санитарная и экологическая экспертизы взяли за правило
не принимать к рассмотрению ОВОС без "проверки" (или просто без расчетов) по
ОНД-86. В конце концов, кроме СЗЗ существует множество других видов и форм
разрывов, выполняющих защитные функции, и не надо докучать расчетчикам с
установлением противоправных "зон влияния" с границами 0,1 ПДК и 0,05 ПДК
по [10] или неведомых "зон активного загрязнения" по [15]. Эта методическая
самодеятельность годится для митингов "зеленых", которым флаги заменяют
мозги. Надо подчеркнуть, что существуют правила эксплуатации тех же,
например, золоотвалов, весьма жестко регламентирующие состав и порядок
выполнения мероприятий, обеспечивающих проектную технологическую и
санитарно-экологическую безопасность объектов.
    Итак, нам было дано указание "проверить" размеры СЗЗ по ОНД-86. В нашем
случае рекультивации карьера способом замыва котлована единственным
возможным загрязнителем воздуха могут быть фракции грунта, поднятые с сухих
поверхностей и переносимые ветровыми потоками соответственно
транспортирующей способности последних. В этом процессе захвата, взвешивания
и транспорта частиц нет никаких выбросов с их мощностными и расходными
характеристиками для подстановки в формулу расчета ОНД-86. Поверхности пыль
не выбрасывают, несмотря на указания санитарных норм. И ведь никто не
удивится, если завтра санитарное и экологическое начальство распорядится
вообще все расчеты, относящиеся к работе ветровых и водных потоков (эрозия
и эоловые процессы, русловые процессы, перемещение наносов в морях,
метелевый перенос снега и т.д.) выполнять по ОНД-86, а аэро-гидромеханику
признать лженаукой, ведь первый акт этой реформации оно уже разыграло,
пользуясь своим правом вето.
    Но, ребята у нас умные, и, чтобы не спорить с властью, делают следующее:
раз выбросов нет, а без них нельзя, то в качестве выброса принимается так
называемая "сдуваемость" - количество материала, захваченного и унесенного
ветровым потоком с единицы площади поверхности в единицу времени. Этот
показатель определяется по <эмпирическим> формулам, которые при переходе
точки 9,0 м/с дают абсурдный почти десятикратный скачок <сдуваемости>.
    Подмена физических явлений ради того, чтобы было что подставить в
формулу ОНД-86, дефектность самой подмены, надобность обрывать ветровой
поток в расчетном сечении для несуществующего <рассеивания> несуществующих
<выбросов>, заставляет сомневаться в профессионализме тех, кто выпустил
СНП No 1.01.001-94. Знатоки смысла многочисленных коэффициентов, осреднений,
взвешиваний и прочих операций, переполняющих ОНД, всегда получают верный
(нужный) результат расчета. Эклектика неопровержима в диапазоне от нуля до
бесконечности, что мы и продемонстрировали экспертизе на примере золоотвала,
и были правильно ею поняты.
    Кстати, на наших суглинистых просторах пыльные бури нередко возникают
при скорости ветра более 8 м/с (а в районе г. Алматы - 6 м/с).
Соответствующие потоки имеют обычно многокилометровую ширину и
протяженность в десятки и сотни километров. В таких потоках разные там
предприятия, карьеры, города, как поставщики пыли и иных веществ, никакой
роли не играют. По условиям дискомфорта для пребывания людей на открытом
воздухе и безопасности на производстве, при таких ветрах прекращаются
работы в полеводстве, пастбищном животноводстве, садоводстве, на стройках,
прекращаются массовые рекреации,  все нормальные люди ищут ук рытия и т.д.
Эта ситуация - не тот случай, когда уместно загадывать санитарно-нормативные
загадки про размеры СЗЗ, допустимые выбросы и ущербы от пыления. Кроме
указанных, имеются и другие серьезные недостатки, например, в отношении
дифференциации пылевых фракций, <рассеиваемых> в разных нормативных
документах.
    Что касается золоотвала без санитарно-защитной зоны, то успешно
преодолев все официальные и общественные преграды и подкрепив это
обстоятельство семью судебными решениями, он в текущем году войдет в
строй действующих производственных объектов.
    Предложения для учета в новой редакции СНП.
 1. Для производственных объектов, не оказывающих сверхнормативного
воздействия на окружающую среду (за границами земельных отводов), санитарно-
защитные зоны не устанавливаются.
 2. Размеры санитарно-защитных зон производственных объектов, оказывающих
сверхнормативное воздействие на окружающую среду, устанавливаются
индивидуально. На предпроектных стадиях, в отсутствие натурно-аналитического
обоснования, размеры санитарно-защитных зон производственных объектов,
оказывающих сверхнормативное воздействие на окружающую среду,
устанавливаются согласно Приложения 1 и указаний к нему.
 3. Для существующих производственных объектов:
 - устранение сверхнормативных воздействий на окружающую среду
является основанием для упразднения санитарно-защитных зон;
 - возникновение (расширение) сверхнормативных воздействий на
окружающую среду является основанием для установления
(расширения размеров) санитарно-защитных зон.
 4. Учитывая долгосрочный, концептуальный характер основополагающих СНП,
и во избежание очередного закрепления за дефектными методиками статуса
единственно верных, непогрешимых (что невозможно в принципе), необходимо
изъять из текста СНП все указания по применению конкретных методик и
способов расчета параметров санитарно-защитных зон.
  5. Необходимо ввести в СНП концептуальные указания к проектной
документации по санитарно-защитным зонам.
    Литература
1. Санитарные нормы проектирования промышленных предприятий. Н101-54.
2. Закон Республики Казахстан "Об охране окружающей среды" (1997 г.).
3. Закон Республики Казахстан "О санитарно-эпидемиологическом
благополучии населения" (2004 г.).
4. Методические указания по оценке степени опасности загрязнения почвы
химическими веществами No 3.01.006-97.
5. СНиП РК 3.01-01-2002. Градостроительство. Планировка и застройка
городских и сельских поселений.
6. Санитарные правила по охране атмосферного воздуха населенных мест
No 3.03.015-97.
7. Методические указания по гигиенической оценке малых рек и
санитарному контролю в местах водопользования No 3.05.017-97.
8. Санитарные нормы проектирования  производственных  объектов
No 1.01.001-94.
9. Земельный кодекс Республики Казахстан (2003 г.).
10. Методики расчета концентраций в атмосферном воздухе вредных
веществ, содержащихся в выбросах предприятий. ОНД-86.
11. Инструкция по проведению оценки воздействия намечаемой:
деятельности на окружающую среду: (2004 г.).
12. Санитарные правила устройства и содержания полигонов твердых
бытовых отходов No 3.01.016-97.
13. Санитарные правила устройства и содержания кладбищ No 3.01.024-97.
14. Форрестер Дж. Динамика развития города. М.: Прогресс, 1978. - 287 с.
15. Временная типовая методика определения экономической
эффективности осуществления природоохранных мероприятий и оценки
экономического ущерба, причиняемого народному хозяйству загрязнением
окружающей среды. М.: Экономика, 1986. - 96 с.
16. Санитарные нормы проектирования промышленных предприятий. СН 245-71.
17. Указания по расчету рассеивания в атмосфере выбросов предприятий.
СН 369-74.
18. Руководство к практическим занятиям по коммунальной гигиене. М.:
Медицина, 1977. - 496 с.
19. Ушаков К.З., Михайлов В.А. Аэрология карьеров. М.: Недра, 1975. -
248 с.
20. Бересневич П.В., Михайлов В.А., Филатов С.С. Аэрология карьеров.
Справочник. М.: Недра, 1990. - 280 с.
         Авторы: Яковлев В.А., Яковлева Г.Г.
         Прислано: iscandar.mirkhashimov@undp.org, 28 сентября 2004 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами