Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####   Сообщение ECO-HR.1529, 11 октября 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                                      Право на воду



             ВОДА - ПРАВО ЧЕЛОВЕКА ИЛИ РЫНОЧНЫЙ ТОВАР?


    Социально-экономические инновационные механизмы устойчивого
управления водными и экосистемными ресурсами и услугами.
    В дорыночную пору природные ресурсы считались общими (<общенародными>),
безграничными и бесплатными. Развитие рыночных отношений в России пришлось
на время, когда запасы многих природных ресурсов стали явно ограниченными
или дефицитными, их стоимость (ценность) отнюдь не определяется только
вложенным трудом в их добычу. В области управления природными ресурсами
большое значение стали иметь правовые аспекты собственности, экономические
вопросы их стоимости и институциональные механизмы их оборота.
    В этой связи стали актуальными такие вопросы: является ли пользование
питьевой водой одним из фундаментальных прав человека? Если да, то
тогда питьевая вода должна предоставляться бесплатно для удовлетворения
основных нужд. Если вода является рыночным товаром, то тогда как быть с
правом на бесплатный доступ к ней? Каковы должны быть механизмы
взаимоотношения государственных и частных структур в водоснабжении
населения? В более широком аспекте экосистемных услуг - должны ли
способности экосистемы одной страны просто поглощать или перерабатывать,
например, неблагоприятные выбросы в атмосферу зарубежной промышленной
деятельности (<экосистемные услуги>) или эти услуги должны соответствующим
образом компенсироваться международным сообществом? Могут ли быть
экологические права собственности подобны интеллектуальным правам
собственности?
    2003 г. - МЕЖДУНАРОДНЫЙ ГОД ПИТЬЕВОЙ ВОДЫ
    12 декабря 2002 г. в здании ООН в Нью-Йорке состоялась торжественная
церемония открытия Международного года питьевой воды. Сейчас четверо из
каждых десяти людей на планете живут в регионах с дефицитом воды.
Полагают, что к 2025 г. две трети населения мира, или 5,5 млрд. чел., будут
жить в странах, испытывающих недостаток в воде. Для того чтобы обратить
внимание на эту проблему, Генеральная Ассамблея ООН объявила 2003-й год
Международным годом питьевой воды. 22 марта 2003 г. во Всемирный день
воды в трёх японских городах - Киото, Осака и Шига - откроется третий
Всемирный водный форум, состоится конференция министров и презентация
Доклада ООН о развитии мировых водных ресурсов.
    В конце ноября 2002 г. прошло совершенно незамеченным поистине
эпохальное и, можно сказать, революционное событие, положившее начало
совершенно новому отношению людей в XXI веке к одному из самых жизненно
важных ресурсов окружающей нас природой среды - воде. Речь идёт о том, что
Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам принял 27
ноября 2002 г. так называемый Общий комментарий, или разъяснение, о праве
на воду, относящийся к статье 11 Международной конвенции об
экономических, социальных и культурных правах.
    ВОДА И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
    В Общем комментарии к документу отмечается: <Право человека на
питьевую воду является фундаментальным для жизни и здоровья.
Обеспеченность достаточной и безопасной питьевой водой является
непременным условием реализации всех прав человека>.  Комментарий
определяет в отношении воды достаточность, безопасность, доступность по
средствам и физическим возможностям и излагает юридическую ответственность
государства в реализации этого права.  Право человека на воду даёт любому
из нас право на воду для личного и бытового использования. Обеспечение
водой должно быть адекватным для достоинства человека, жизни и здоровья.
Комментарий означает, что 145 стран, подписавших и ратифицировавших пакт
о правах, получили <постоянную и непрерывную обязанность> постепенно
обеспечивать для каждого обязательный доступ к безопасной воде и санитарии
на основе равных прав и без дискриминации. Значимость этого заявления
состоит в том, что люди больше не должны жить без обеспечения водой.
Государственные структуры, не обеспечивающие должного водоснабжения,
нарушают международные права человека. Это создаёт важный прецедент. В
Комментарии вода определяется как социальное и культурное благо, а не
только как экономический товар.
    Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам провёл
своё первое заседание ещё в 1987 г. и к настоящему времени принял
14 общих комментариев по Конвенции о правах человека, включая такие
аспекты, как права на продовольствие и здоровье (статьи 11 и 12 Конвенции
соответственно).
    Ещё в своём Общем комментарии No 6 Комитет признал, что <вода является
одним из прав человека>, содержащихся в статье 11.1 Конвенции. Право на
питьевую воду также неотделимо от права на самый высокий достигаемый
уровень здоровья и прав на нормальное жилье и продукты питания. Право на
питьевую воду также следует рассматривать в связи с другими правами,
главным из которых является право на жизнь и человеческое достоинство.
Право на воду признано в ряде других международных соглашений.
    В Общем комментарии признаётся, что Комитету пришлось постоянно
сталкиваться с широко распространённым отрицанием права на питьевую воду
со стороны как развитых, так и развивающихся стран.
    СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА ПИТЬЕВУЮ ВОДУ
    В Комментарии отмечается, что право на питьевую воду обеспечивает
каждого безопасной, достаточной по количеству, доступной по средствам и
достижимой питьевой водой для ежедневных индивидуальных потребностей
(для питья, домашней санитарии, приготовления пищи и гигиены). Питьевая
вода рассматривается с точки зрения человеческого достоинства, а не только в
узком смысле с позиций её объёма и связанных с ней технологий или подхода к
воде как экономическому товару. Способ реализации права на питьевую воду
должен обеспечиваться для настоящих и будущих поколений.
Следующие факторы действуют во всех случаях:
    Достаточность. Водоснабжение каждого человека должно быть достаточным
и регулярным для ежедневных индивидуальных потребностей. В Комментарии
указывается, что достаточное количество воды обычно должно соответствовать
примерно 50 л в день на 1 человека или минимальному существенному уровню
(примерно 20 л), если государство не сможет доказать, что обеспечение
достаточного количества воды невозможно при его максимально имеющихся
ресурсах и международной помощи. Для некоторых лиц и групп может также
потребоваться дополнительное количество воды из-за состояния их здоровья,
климата и условий работы.
    Безопасность. Вода, необходимая для удовлетворения ежедневных
индивидуальных потребностей, должна быть свободна от микробов и веществ,
представляющих угрозу здоровью человека, и иметь приемлемый цвет, запах и
вкус. Это соответствует рекомендациям о качестве питьевой воды Всемирной
организации здравоохранения 1993 г., <предназначенных для использования в
качестве основы при разработке национальных стандартов>. Вспомним, как до
сих пор каждую весну, когда в наших кранах появляется вода с неприятным
запахом, а иногда и цветом, наши санитарные службы настаивают на том, что
на это не надо обращать внимания, так как по химическому составу (иногда
нам мудрёно ещё говорят - <по органолептическим> свойствам) вода совершенно
безопасная.
    Доступность по средствам. Прямые и косвенные расходы, связанные с
обеспечением питьевой водой, должны быть доступными по средствам и не
должны препятствовать реализации других прав Конвенции. Это можно
достигнуть путём, в частности, (а) использования набора подходящих
малозатратных способов и технологий, (б) соответствующей политики
ценообразования, такой, как предоставление бесплатной или  дешёвой воды и
(в) применения доплат населению для платы за воду.
    Доступность. Доступ к питьевой воде должен быть обеспечен для каждого
домашнего хозяйства (это может быть одинокий человек, или семья, или группа
живущих вместе людей), образовательного учреждения и рабочего места.
Каждый должен иметь доступ, в пределах безопасной и физической
досягаемости, к адекватным средствам, услугам, установкам или источникам
природной воды, чтобы быть обеспеченным питьевой водой или должным
образом пользоваться ею. Обычно это включает доступ к воде в доме,
образовательном учреждении и на рабочем месте или совсем рядом с ними.
Там, где вода в настоящее время недоступна, государственные органы должно
принять немедленные меры, чтобы обеспечить ущемлённым лицам доступ к
устройствам или услугам, которые (а) предоставляют регулярно и в
достаточном количестве безопасную для здоровья воду, (б) имеют достаточное
количество водораспределительных устройств, чтобы избежать чрезмерно
высокого времени ожидания и (в) находятся на подходящем расстоянии от
домашнего хозяйства. Во время такого доступа к воде не должно быть угрозы
физической безопасности.
    Статья 2.1 Конвенции обязывает государственные органы выполнить меры
по постепенной реализации права на питьевую воду, приняв для этого
соответствующие правовые, юридические и другие меры. Обязанность
<выполнить меры> вместе с обязанностью гарантировать право без какой-либо
дискриминации (ущемлений) составляют обязанности, предпринимаемые
немедленно.
    Право на питьевую воду, как любое из прав человека, налагает три типа,
или уровня, обязанностей на государственные органы - уважать, защищать и
выполнять. Что это такое?
    Обязанность уважать означает, что государственные органы не должны
вмешиваться прямо или косвенно в обладание правом на питьевую воду, т.е.
они не должны практиковать или проводить деятельность по отказу или
ограничению равноправного доступа к нормальной питьевой воде, произвольно
вмешиваться в традиционные или принятые способы распределения воды;
незаконно сокращать или загрязнять воду, например, отходами
государственных предприятий, использовать или испытывать оружие;
ограничивать доступ или разрушать водные источники, услуги и
инфраструктуру в качестве карательной меры, например во время вооружённых
конфликтов, в нарушение международного гуманитарного права.
Нарушения обязательства уважать включают: (а) произвольное или
необоснованное отключение или непредоставление водоснабжения, (б)
непропорциональное или дискриминационное увеличение цен на воду и (в)
загрязнение и сокращение водных ресурсов, которое негативно влияет на
здоровье.
    Обязанность защищать означает, что государственные органы должны
предотвращать какое-либо вмешательство третьих сторон (отдельных
физических и юридических лиц или их представителей) в обладание правом на
питьевую воду, т.е. принять эффективные правовые и другие меры, чтобы
третьи лица не могли препятствовать законному праву к адекватной питьевой
воде, загрязнять или незаконно добывать водные ресурсы, включая водоёмы
естественного характера, колодцы и другие системы водораспределения.
Государственные органы должны обеспечить, чтобы третьи стороны - операторы
или контролёры водных услуг (водопроводных сетей, водохранилищ, колодцев,
продавцов воды) не ставили под угрозу и не нарушали достаточность,
безопасность, доступность и достижимость права на воду. Приватизация
водных услуг должна быть отложена до введения эффективной системы
нормативно-правового регулирования, соответствующей данной Конвенции и
данному Общему комментарию и включающей независимый мониторинг этой системы,
реальное общественное участие в ней и наложение штрафных санкций за
несоблюдение правил. Нарушения обязательства защищать включают:
(а) непринятие или неисполнение законов по предотвращению загрязнения или
неравноправной добычи воды, (б) неспособность регулировать или
контролировать услуги поставщиков воды, (в) отсутствие защиты
водораспределительных сетей (водопроводы, колодцы) от вмешательства,
повреждений или разрушений.
    Обязанность исполнять право означает, что государственные органы
принимают необходимые меры по полной реализации права на питьевую воду
путём, в частности, достаточного признания этого права в национальной
политической и правовой системе, предпочтительно путём принятия правовых
документов, принятия национальной водной стратегии и плана действий по
реализации права на воду, сделав так, чтобы право на воду было по средствам
каждому, и обеспечив улучшенный и устойчивый доступ к питьевой воде, в
частности в сельскохозяйственных и неблагополучных городских районах.
Общий комментарий также содержит рассмотрение международных обязательств,
таких, как сотрудничество и помощь в реализации права на воду. В частности,
подчёркивается, что <вода никогда не должна использоваться как инструмент
политического или экономического давления>, соглашения по либерализации
торговли не должны ограничивать способность стран обеспечить полную
реализацию права на питьевую воду и что страны-кредиторы должны учитывать
право на воду в своей политике предоставления займов, кредитных соглашениях
и других международных мерах.
    ВОПРОСЫ ПРИВАТИЗАЦИИ ВОДЫ
    На заседании Комитета в ноябре 2002 г. целый ряд выступавших
подчёркивал и необходимость рассматривать воду как <общественный товар,
даже если услуги по её доставке приватизированы>. Большинство ораторов
выступали против приватизации воды. Однако согласованный подход теперь
должен быть принят во всей системе ООН, Всемирной торговой организации,
Всемирном банке и Международном валютном фонде (ВМФ), которые пока
выступают против этой точки зрения.
    Иногда говорят, что Всемирный банк и ВМФ побуждают развивающиеся
страны продавать транснациональным компаниям права на поставку таких
важных услуг населению, как вода.
    Результаты приватизации в провинции Кочабамба в Бразилии были весьма
отрицательными для населения, местных властей и ТНК. Этот опыт показал,
что иностранная компания немедленно поднимает цены на воду и неимущее
население оказывается без услуги, которую оно раньше имело. Местные власти
оказались под давлением социального недовольства, так как они заключили
контракт с зарубежной компанией. Протесты населения, сопровождавшиеся
беспорядками и насилием, создают неблагоприятную атмосферу для
деятельности компании, которая в конце концов была вынуждена уйти из этого
района с потерями и дурной репутацией. Такая же ситуация может повториться
в других странах, если процессы приватизации не будут проведены с учётом
основных прав населения. От Буркина-Фасо до Йемена частные компании при
поддержке Всемирного банка взяли под свой контроль водоснабжение.
Условием предоставления займов этим странам была приватизация
общественных систем водоснабжения.
    В сенате США Законопроект ? 1961 <Закон о водных инвестициях 2002 г.>
предусматривает для стран - получателей займов от США предоставление
капиталовложений в инфраструктурные изменения, программы сохранения
природы и необходимость соблюдения новых норм на мышьяк в воде. Важным
условием получения федеральных средств первоначально было положение о
необходимости  <рассмотрения> приватизационных мер, которое затем было
исключено в результате действий Общественной гражданской кампании <Вода
для всех>.
    Однако аналогичный законопроект в Палате представителей США всё ещё
содержит указанное требование. Речь идёт о том, что фондополучатель может
обеспечивать финансирование очистки воды от загрязнения из пополняемого
государственного фонда только в случае, если получатель помощи рассмотрел
возможность объединения функций управления или владения с другим
хозяйственным объектом, формирования частного и государственного
партнёрства или кооперативного партнёрства. Опасения общественности
состояли в том, что законопроект не определил размеры государственного
участия в водоснабжении, которое может перейти практически в частные руки.
В штате Атланта сообщения о загрязнённой водопроводной воде, обезвоженных
пожарных гидрантах и неэффективных услугах привели к необходимости
проведения аудита частной компании, с которой в 1998 г. заключили контракт о
водоснабжении. В штате Милуоки частная компания <Юнайтед уотер сервисиз>
посчитала экономически выгодным временно отключить насосные установки
водоочистных сооружений, что привело к тому, что в озеро Мичиган вылились
107 млн. галлонов сточных вод. При этом компания, добиваясь максимизации
прибыли и минимизации расходов, рассматривала воду лишь как один из
продаваемых товаров. В этой связи растёт понимание, что вода - это право
человека, а не только товар, что важно иметь демократический контроль за
системами водоснабжения, чтобы поддерживать здоровую окружающую среду
и население.
    ВОДА И МЕЖДУНАРОДНАЯ НАПРЯЖЁННОСТЬ
    В конце 2001 г. возникла напряжённость между Египтом и странами
Восточной Африки - Кенией, Угандой и Танзанией, которые в соответствии с
международным соглашением, подписанным ещё в 1929 г., не могут
использовать воду озера Виктория для ирригации.  Египту были даны
<исторические права> использования 48 млрд. куб. м воды ежегодно для
ирригации, а Судану - 4 млрд. куб. м. По этому соглашению  Эфиопия не имела
прав использовать воды Нила - самой длинной в мире реки, хотя 85% его
водотока начинается в горах этой страны. Стали говорить, что Египет
собирается <экспортировать> нильскую воду на Синайский полуостров через
подземный туннель. Кения заявляла, что она импортирует сельскохозяйственную
продукция из Египта, в то же время, имея доступ к воде, эта страна могла бы
выращивать фрукты у себя. Критики соглашения 1929 г. настаивают на том, что
в то время считалось - истоком Нила является только озеро Виктория (которое,
как сейчас полагают, привносит только 15% водотока), а затем стало ясно, что
его питают Голубой Нил (из Эфиопии и Эритреи) и Белый Нил. Заново
заключённое по требованию Судана соглашение по Нилу в 1959 г. дало права
Египту использовать 55,5 млрд. куб. м вод Нила, Судану - 18,5 млрд., не
давая никаких прав  в этом отношении Кении, Танзании, Уганде и Эфиопии. По
историческим данным, ежегодный объём воды в Ниле в 1870-1899 гг. составлял
110 куб. м, сократившись до 83 млрд. куб. м к 1954 г. и до 81,5 млрд.
куб. м к 1988 г.
    ВОДА КАК РЫНОЧНЫЙ ТОВАР
    Относительно новой является идея о естественной воде как рыночном
товаре, с которым надо обращаться по законам рынка, практики частных
транснациональных компаний и международных торговых правил.
В последнее десятилетие эту идею стали реализовывать в десятках регионов,
где живут миллионы людей. На воду установили цены там, где раньше люди
имели её бесплатно. Частные компании получили право управления,
эксплуатации и даже владения общественными системами водоснабжения.
Появились многочисленные предложения о перебросках воды в больших
количествах через международные границы и океаны.
    Так как вода распространена в мире очень неравномерно, в последние
столетия были сконструированы сложные и дорогие водные системы, чтобы
улавливать воду в дождливое время года и использовать её в сухие сезоны или
перемещать из районов с избытком воды в вододефицитные регионы. С ростом
спроса на использование воды в сельском хозяйстве, промышленности и для
бытовых целей в частном секторе появились различные  международные
рыночные схемы для торговли водой. Раньше оборот воды был ограничен
рамками национальных и политических границ. Распространёнными были
соглашения между странами одного водного бассейна, например США-
Мексика по реке Колорадо, Судан и Египет - по реке Нил и др. Теперь же воду
перевозят между странами и даже континентами. Аляска, Исландия, Канада,
Малайзия, Турция предлагают свою воду для  торговли в больших объёмах.
Появились опасения, что глобальный рынок воды из богатых водой стран и
регионов может привести к её недостатку для местного населения этих стран
и экологическим проблемам локального уровня.
    Правила международной торговли, установленные ГАТТ, ВТО и НАФТА,
сложны и противоречивы. Попытки их унифицировать приводят к очень сложным
схемам без должного учёта экологических, социальных и экономических
последствий. Так как не имеется правовых прецедентов, непосредственно
связанных с международной торговлей водой, трудно предсказать результаты
текущих и будущих дебатов в этой области. Однако растут рыночные интересы
в экспорте воды, что ещё больше усложняет международные водные отношения.
    Юристы спорят о способности ВТО контролировать, лимитировать или
регулировать объёмную торговлю водой. В частности, полагают, что
крупномасштабную торговлю водой можно запретить в соответствии со статьёй
XX(g) Генерального соглашения о тарифах и торговле (ГАТТ), в которой
водные ресурсы считаются <невозобновимыми> и истощаемыми в случае
излишнего и неэффективного использования, полагая ограничения в национальном
производстве и потреблении, чтобы предотвратить невозобновимое использование
воды. ГАТТ также мог бы ввести запрет на объёмную торговлю водой, когда её
экспорт ставит под угрозу состояние экосистем и здоровья людей. С другой
стороны, полагают, что крупномасштабная торговля водой не получит развития
из-за своей неэкономичности - высокой стоимости транспортировки воды. Тем
не менее важно, чтобы национальная водная политика защищала необходимость
воды для поддержки здоровья экосистем и населения и запрещала эксплуатацию
и экспорт невозобновимых водных ресурсов.
    ПРИВАТИЗАЦИЯ ВОДЫ И ВОДОСНАБЖЕНИЯ
    Важные и противоречивые тенденции происходят в области приватизации
воды - передачи из общественной собственности в частные руки производства,
распределения или управления водой или водоуслугами. Хотя эти процессы
совсем не новы, но в последние годы они привлекли внимание населения и
общественности из-за (1) неспособности многих государственных  учреждений
удовлетворить самые основные потребности в воде всего населения, (2)
невиданного ранее расширения деятельности ТНК по завоеванию рынка водных
услуг и (3) провалу или неоднозначным результатам широко
разрекламированных проектов по приватизации водных услуг.
    Приватизация может быть полной или частичной с образованием
партнёрских государственно-частных структур управления. На макроуровне
объём доходов частных компаний от предоставления водных услуг в мире
составляет примерно 300 млрд. долл. США, исключая доходы от продажи
бутилированной воды. На микроуровне значительно возросло число продавцов
воды в киосках и небольших магазинах, предоставляющих свои услуги
большому числу отдельных граждан и семей, за последние 30 лет. Тем не менее
последствия роста такого рынка пока мало исследованы. Всемирный банк,
другие международные организации, оказывающие помощь развивающимся
странам, Всемирный совет по воде активно пропагандируют необходимость
приватизации водных услуг, хотя ещё не создан свод чётких правил и
принципов в этой области. В итоге возникла сильная оппозиция приватизации
со стороны местных сообществ населения, профсоюзов, организаций,
защищающих права человека, и даже государственных учреждений по
водоснабжению. Протесты, иногда с применением насилия, произошли в ряде
стран - Боливии, Парагвае, Южной Африке, на Филиппинах.
    Таким образом, зреет убеждение, что водообеспечение является одной из
основных обязанностей государства, приватизация водоснабжения не должна
проводиться в бедных, особенно городских, районах, как правило, не имеющих
сильного политического голоса и возможностей удовлетворения основных
жизненных потребностей населения. Такая приватизация может усугубить
социальное неравенство в обществе и проблему экономической доступности
воды (кстати, защитники приватизации часто говорят о предстоящем сокращении
и платежей за воду потребителями, хотя, как правило, имеет место рост
платежей).
    Приватизационные соглашения не должны устранить государственного
владения водой и права на воду, так как это, как правило, приводит к
игнорированию интересов населения - это обычно вызывает даже большую
озабоченность, чем финансовые и экономические проблемы. Приватизационные
соглашения часто не предусматривают участия населения при их заключении и
мониторинге их выполнения, игнорируют негативные воздействия на
экосистемы и на пользователей, расположенных вниз по течению водотоков;
недостаточно используют потенциал повышения эффективности водоснабжения
(улучшения могут привести к снижению водопотребления, что невыгодно для
частной компании, так как приводит к сокращению объёма продаж воды и
прибыли; кроме того, водосбережение часто требует малых капитальных затрат
и создаёт меньше стимулов для инвесторов - это существенно отличает частное
водопользование от централизованного водоснабжения).
    Приватизационные соглашения могут ухудшить качество воды - частные
компании не имеют больших стимулов к решению долгосрочных проблем
здоровья населения путём сокращения уровня загрязнения воды. Наоборот, в
интересах частой компании дать заниженные или неверные данные о
загрязнении воды и его последствиях. Поэтому требуется проведение сильной
политики по государственному и общественному мониторингу качества воды.
Опыт показывает, что, когда такой мониторинг имеет место, приватизация
способствует улучшению качества воды.
    МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ  ВОДОЙ
    Водный кризис также коснулся и США. Обсуждая вопросы закупки воды,
США прежде всего надеются на своего северного соседа - Канаду, владеющую
20% мировых запасов пресной воды. Тем не менее канадские предприниматели
полагают, что в XXI веке наряду с мировым рынком нефти получит развитие
рынок воды. Например, используя экологически неприемлемые для перевозки
нефти (из-за возможностей аварий) танкеры для транспортировки воды из
Ньюфаундленда в Саудовскую Аравию - как любого другого минерального
сырья, рыбы или древесины. Однако канадское правительство объявило
мораторий на крупномасштабный экспорт воды, хотя он не распространяется
на бутилированную воду или спиртные напитки.
    Сенатор из штата Северная Дакота Эдвард Мосс был одним из первых
политиков, кто понял, что население и промышленность Юго-Запада США
будут испытывать недостаток воды. Ещё в 1950-60-х гг. он предложил создать
Североамериканский водно-энергетический альянс для выполнения гигантского
проекта, предусматривавшего перекрытие плотинами практически всех крупных
рек Аляски, Юкона и Британской Колумбии и поворот воды в котловину в
канадских Скалистых горах, создав водохранилище длиной в 500 миль. Вода из
этого горного озера потекла бы через всю западную часть США в Мексику и
сделала её пустыни оазисом, способствуя развитию промышленности. Однако
такой проект поворота реки вызвал волну протеста, как его назвали
<канадского национализма>. Проект был отклонён из-за его гигантской
стоимости и неимоверных негативных экологических последствий. После
подписания в 1980-е гг. Канадско-Американского соглашения о свободной
торговле, которое также регулирует торговлю водой, появилась серия
проектов по экспорту воды из Канады - используя воду ледниковых озёр
Британской Колумбии, воду Великих озёр для экспорта в Азию. Последний
вызвал волну протеста как в Канаде, так и в США, и были проведены
общественные слушания, которые и привели к решению о моратории массового
экспорта воды из Канады.
    Аляска же, чувствуя, что её запасы нефти скоро иссякнут, начинает
обсуждать водно-экспортный бизнес. Сначала речь идёт о поставках воды
танкерами в Лос-Анджелес. Если это случится, то канадские компании, в
соответствии с канадско-американским соглашением, получат право на часть
аляскинской воды. Тогда речь может пойти об экспорте воды из Аляски в
Китай, где она будет разливаться с помощью дешёвой рабочей силой в бутылки,
которые затем пойдут на международный рынок.
    В то же время ряд экономистов считают, что торговля массовыми объёмами
воды экономически не выгодна. Тем не менее появляются более дешёвые
технологии транспортировки воды. Например, залить воду в громадный
полиэтиленовый контейнер - <мешок> и, так как пресная вода легче солёной,
легко буксировать его по поверхности океана. Такой контейнер будет играть
роль танкера, преодолевая без труда волны и штормы. Более того, перевозка
будет экологичной даже в случае утечки <груза> в океан. Критики таких
проектов крупномасштабного экспорта воды заявляют, что добыча воды на
экспорт будет иметь значительные негативные экологические последствия из-за
необходимости строительства плотин для получения ледниковой или речной
воды. Например, в Канаде места стока ледниковой воды в солёный океан
являются нерестилищами лосося, поэтому при заборе ледниковой воды на
экспорт нарушится целостность экосистем и запасы ценного лосося. Ряд
учёных считают, что проблему дефицита воды надо решать не экспортом воды,
а водосбережением в засушливых странах и регионах. При сбережении 1 л
воды как бы увеличивается на 1 л снабжение водой, вместо того чтобы её
поставлять танкерами. Причём, как правило, меры и технологии водосбережения
являются менее затратными, чем перевозка воды танкерами или в пластиковых
мешках.
    В 1998 г. одна канадская компания получила разрешение от Министерства
окружающей среды провинции Онтарио на ежегодный экспорт в Азию 600 млн.
л воды озера Верхнее (одно из Великих озёр). Компания отказалась от
разрешения после того, как канадский министр иностранных дел обратился к
Администрации США с предложением рассмотреть этот вопрос в рамках
американо-канадской Международной совместной комиссии, которая
занимается, в частности, пограничными водами между двумя странами на том
основании, что <пограничные воды - бесценный ресурс, принадлежащий
народам Канады и США> и что <наши правительства несут ответственность за
управление этими ресурсами и обеспечение безопасного и обильного снабжения
чистой водой>.
    2 августа 2001 г. Администрация Буша отменила вызывавший споры план
изменения течения реки Миссиссипи, несмотря на раннее постановление
федеральной Службы по рыбе и дикой природе о необходимости изменения для
предотвращения вымирания рыб и птиц, находящихся под угрозой
исчезновения.
    В конце 2001 г. в Канаде был принят закон, запрещающий массовые заборы
воды из Великих озёр и других пограничных с США полноводных рек и озёр.
Договор о пограничных водах был подписан между США и Канадой ещё в 1909
г. и не только действует до сих пор, но всё время дополняется новыми
положениями.
   Важным является принцип, по которому в Канаде осуществляется
нормативно-правовое регулирование воды в естественном состоянии, до того
как вода стала рыночным товаром и регулируется международными торговыми
соглашениями. Согласно этому принципу вода в естественном состоянии не
является ни товаром, ни продуктом и не регулируется международными
торговыми соглашениями. Ни Всемирная организация по торговле, ни Северо-
Американское соглашение по свободной торговле не обязывает Канаду
эксплуатировать свои водные ресурсы в коммерческих целях или начать
экспортировать воду в каком-либо виде.
    По итогам Всемирного саммита по устойчивому развитию и материалам
Комитета ООН по социальным, экономическим правам России следует
подготовить и принять национальную водную стратегию и план действий
по реализации права на воду, сделав так, чтобы право на воду было по
средствам каждому, и обеспечив улучшенный и устойчивый доступ к питьевой
воде, в частности в сельскохозяйственных и неблагополучных городских
районах. Видимо, количество воды, необходимое для реализации права граждан
на воду, должно предоставляться бесплатно, а дополнительная вода может
оплачиваться с учётом рыночных отношений и государственного контроля за
деятельностью частных структур, занимающихся водоснабжением, и
установлением ими цен на воду.
       Р.А.Перелет, академик Российской экологической академии,
                    в.н.с. Института системного анализа РАН,
      "Природно-ресурсные ведомости", No 10 (март), 2003 г.
      http://gazeta.priroda.ru/index.php?act=view&g=9&r=2128

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами