Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.1603, 24 декабря 2004 г. ****************##
 ##################################################################
                                   Право на общественную активность


           ДЖИБЛАДЗЕ РАЗМЫШЛЯЕТ О ПРАВОЗАЩИТНОМ ДВИЖЕНИИ


    Cила и слабость правозащитного движения: попытка системного
анализа
    Юрий Джибладзе
    Опубликовано 22.12.2004
    МАТРИЦА ДЛЯ АНАЛИЗА - SWOT-анализ:
Внутренние сильные стороны (Internal Strengths)
Внутренние слабости (Internal Weaknesses
Внешние возможности (External Opportunities
Внешние угрозы (External Threats)
    ВНЕШНИЕ УГРОЗЫ:
    1. Давление на гражданское общество со стороны власти
    Политическое руководство страны пытается использовать гражданское
общество как собственный инструмент в системе "управляемой демократии", в
частности, как ресурс для мобилизации общественной поддержки курсу
Президента внутри страны и за рубежом.  С этой целью Кремль, с одной
стороны, выстраивает вертикальные институциональные механизмы контроля над
существующим гражданским обществом (квази-консультативные и квази-диалоговые
органы, такие как гражданские форумы, общественные палаты, создание "единого
фронта государства и НПО на международной арене" и т.д.), и пытается
создавать /развивать свое "новое гражданское общество" в виде создания
про-властных ГОНГО или поддержки лояльных власти НПО.
    Кремль воспринимает независимые НПО и аналитические центры в качестве
силы, угрожающих власти Президента Путина, системе "управляемой демократии"
и интересам новой политической элиты в лице выходцев из спецслужб и близких
к Кремлю бизнес-структур. Реагируя на эту угрозу, власть стремится
маргинализовать независимые НПО в общественном мнении, приклеивая им ярлыки
анти-российской силы, продвигающей западные интересы или интересы "опальных
олигархов", "предателей", "пособников сепаратистов и террористов",
"помощников криминалитета", "радикалов", "пятой колонны", "внутренних
врагов" и т.д. Начиная с ежегодного обращения Президента к Федеральному
Собранию в мае 2004 г., власти развернули в своих выступлениях и в
публикациях СМИ активную идеологическую атаку на правозащитные и другие
независимые НПО. Независимые НПО и активисты все чаще становятся объектом
правового преследования и неправового давления со стороны государства вплоть
до ликвидации организаций под формальными или надуманными предлогами. Для
этой цели используется новое "анти-экстремистское" законодательство, равно
как и традиционное прямое давление и запугивание со стороны МВД,
прокуратуры, ФСБ, налоговых органов, включая обыски и разгром офисов,
неофициальные "беседы" и угрозы, возбуждение уголовных, административных и
гражданских дел, бесконечные парализующие проверки, неправомерные отказы в
перерегистрации и т.д. Объектом преследований в первую очередь становятся
НПО, работающие в особенно "чувствительных" для государства сферах (пытки,
произвол правоохранительных органов, коррупция, нарушения прав человека в
армии, психиатрия, этническая дискриминация и т.д.).
    Атмосфера страха в обществе перед лицом угрозы терроризма и
разнообразных "врагов", создание образа врага, рост общей ксенофобии и
анти-западных настроений, возрождение имперских и националистических
чувств, умело манипулируемые властью, делают про-демократические силы и
независимые НПО особо уязвимыми в контексте их сотрудничества с зарубежными
партнерам, получения финансирования из западных источников, а также
предоставления ими международным организациям информации о нарушении прав
человека в России, их действий по прекращению войны в Чечне и защите
этнических меньшинств.
    Власти практически ежегодно, начиная с 2001 г., предпринимают шаги по
ужесточению налогового законодательства, направленные на ограничение
независимых источников финансирования НПО как внутри страны, так и из-за
рубежа, и установления жесткого централизованного контроля за финансированием
НПО. В результате финансовые ресурсы и устойчивость НПО, особенно
правозащитных, уменьшается. Атака властей на компанию "ЮКОС" и ее
акционеров, которые были самыми активными донорами организаций гражданского
общества, и общее давление государства на бизнес-сообщество и "принудительная
благотворительность" создают условия для прекращения развития независимой
российской филантропии, возникшей в начале 2000-х гг. и дававшей надежды на
развитие гражданского общества.
    Многие региональные и местные власти ограничивают НПО в роли "оказателя
социальных услуг" и "помощника государства", подчиняя их себе в помощью
непрозрачного бюджетного финансирования и различных льгот, нередко под
эгидой официальной партии "Единая Россия".
    2. Уменьшение возможностей НПО оказывать влияние на выработку политики и
принятие решений внутри страны в результате анти-демократических изменений
в политической системе страны
    Активно развивается система "управляемой демократии", основанная на
авторитарной системе централизованного управления, создающего закрытый
элитарный процесс формирования государственной политики и принятия решений,
находящийся все больше под влиянием анти-демократических сил и выходцев
из спецслужб и ставящий федеральное Правительство, парламент, региональные и
местные власти, судебные органы на всех уровнях под твердый контроль
администрации Президента.
    Законодательный процесс в Государственной Думе стал практически полностью
подконтролен Кремлю. Лишенные демократических институтов и процессов
политическая система и государственное управление становятся все более
непрозрачными, неподотчетными обществу и невосприимчивыми к влиянию общества.
Каналы коммуникации между гражданским обществом и властью становятся все
более узкими и редкими. Немногие прогрессивные чиновники, взаимодействовавшие
с НПО, уходят из правительства и других органов власти. Немногочисленные
экспертные советы и иные "переговорные площадки" между НПО и властью
практически перестали действовать. Партийная система подвергается
манипулированию со стороны Кремля и почти полностью поставлена под его
контроль. Политические партии ослаблены и становятся все менее значимыми
субъектами политического процесса. Это привело к уменьшению возможностей
гражданского общества влиять на принятие решений через взаимодействие с
политическими партиями. Выборы на всех уровнях манипулируются властью и не
являются "честными и справедливыми". Отменены выборы губернаторов и
одномандатных депутатов в Госдуму. Население теряет интерес к выборам и веру
в них.
    Это привело к уменьшению возможностей ГО продвигать свою повестку дня и
требования через публичное взаимодействие с кандидатами на выборах. Свобода
слова и информации резко ограничена. Электронные СМИ поставлены под контроль
Кремля. Печатные СМИ ослаблены и не имеют большого влияния. В результате
значительно ослаблены коммуникационные возможности НПО для взаимодействия с
обществом и лицами, принимающими решения. Новые антидемократические законы,
принятые по инициативе Кремля в 2003-2004 гг., направлены на ограничение
участия граждан в управлении государством и политическом процессе (закон об
организации референдума, законодательство о политических партиях, закон о
митингах и демонстрациях, закон о противодействии экстремистской
деятельности и т.д.). Это приводит к уменьшению возможностей НПО по
мобилизации общества.
    Низкий уровень демократической культуры и гражданственности,
общественная апатия, низкий уровень доверия ко всем политическим институтам,
низкий уровень доверия к и поддержки НПО, широко распространенный
патерналистский менталитет и высокий уровень поддержки Путина и "путинизма"
в сочетании с растущим уровнем жизни в результате высоких цен на нефть
международных рынках и разочарованием в "демократическом правлении" 1990-х
гг. приводит к консолидации авторитарного режима и ослаблению базы
социальной поддержки гражданского общества и демократических сил.
    Низкий уровень правосознания, понимания населением ценностей прав
человека и их пользы для себя, распространенность анти-западных и
политизированных мифов и стереотипов о правах человека, низкий уровень
знаний о деятельности правозащитных НПО обуславливает низкий уровень
поддержки и участия общества в деятельности по защите прав человека.
    3. Уменьшение возможностей использовать международные рычаги влияния на
внутреннюю политику и принятие решений
    Зарубежные правительства, в частности государства Европейского Союза и
США, согласны "закрывать глаза" на подрыв демократических институтов и
растущие нарушения прав человека в России "в обмен" на "стратегическое
партнерство в войне с глобальным терроризмом" и "энергетическую
безопасность" (поставки российских газа и нефти на зарубежные рынки). В
результате права человека и демократия в России практически исчезли из
повестки дня двусторонних и многосторонних переговоров.
    Межправительственные организации, такие как ООН, ОБСЕ и Совет Европы,
слишком сдержаны в своей критике нарушений прав человека и подрыва
демократии в России, так как они опасаются вызвать слишком большое
раздражение России как важного члена этих организаций. Европейский Союз
недооценивает проблему растущего разрыва в демократическом развитии между
присоединяющимися к ЕС странами Восточной и Центральной Европы, с одной
стороны, и странами СНГ, с другой, и негативную роль России в этом процессе.
    Международные и зарубежные доноры и НПО, работающие в области содействия
развитию демократии и прав человека с одной стороны переключают свое
внимание с России на страны исламского мира ввиду меняющихся глобальных
приоритетов, а с другой стороны, боятся активно работать в России ввиду
высокого риска неудач на фоне меняющейся политической системы и
недружественной атмосферы в стране.
    ВНУТРЕННИЕ СЛАБОСТИ
    Институты ГО слишком ориентированы "вовнутрь", замыкаясь на работе внутри
своего сектора и не выработав у себя способности активно работать в
публичном пространстве - взаимодействовать с населением и мобилизовывать его
для поддержки своих требований и продвижения своих ценностей и повестки дня.
Большинство НПО не обладают необходимыми навыками анализа общественных
проблем, государственной политики и выработки рекомендаций, ограничиваясь
своей критической ролью - выявлением проблем и нарушений, преданием их
гласности и общим требованием изменений. Большинство НПО не обладают
современными гражданскими технологиями - гражданской экспертизой,
гражданскими переговорами, гражданскими кампаниями, общественным контролем
и т.д. и поэтому неэффективны в решении общественно важных проблем.
Большинство НПО не умеют организовывать информационную и PR работу с
населением и различными целевыми группами и не понимают важность этой работы.
Многие НПО вполне согласны ограничиваться ролью помощника государства в
социальной сфере и получать взамен государственную поддержку.
    Растет разрыв между политически активными НПО, занимающимися вопросами
общественной и государственной политики и международного сотрудничества
("гражданские организации"), с одной стороны, и НПО, согласными работать под
государственным контролем и "оставаться в стороне от политики", особенно в
регионах.
    Периодически возникает напряжение и конфликты между крупными московскими
и региональными организациями. Эта проблема усугубляется определенной
финансовой зависимостью региональных НПО от московских и существованием
модели "распределительных коалиций".
    В правозащитном сообществе и ГО в целом слабо развиты навыки
кросс-секторного сотрудничества и солидарных действий между НПО,
представляющими права и интересы разных общественных групп. Не уделяется
должного внимание "проблеме разрыва поколений" и, как правило, слабого
участия молодых людей в деятельности правозащитных организаций. Нарастают
попытки давления на гражданские организации со стороны про-кремлевских
ГОНГО, служащих интересам авторитарной власти.
    ВНУТРЕННИЕ СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ
    В глазах многих членов общества НПО в целом и правозащитники в частности
обладают моральным авторитетом в силу их опоры на моральные ценности и их
миссии - работы во имя общественного блага.
    Связь современного правозащитного движения с традициями демократического
правозащитного движения советского времени, опиравшегося на моральные
ценности, укорененность в этой традиции также работает на авторитет
российских правозащитных НПО.
    Количество и общие институциональные возможности правозащитных и других
гражданских НПО выросли за 1990-е гг. Они действуют во всех регионах страны,
занимаясь широким спектром общественных проблем. Ведущие гражданские НПО
стали гораздо более профессиональны, научившись использовать продвинутые
гражданские технологии (мониторинг, гражданская экспертиза, анализ
законодательства и политики и выработка рекомендаций, гражданские
переговоры, общественные кампании, общественный контроль, просветительские
кампании, институциональное развитие и менеджмент НПО). Ведущие гражданские
НПО осознали свою роль в качестве активных участников общественно-
политического процесса, в частности, в вопросах продвижения демократии и
противодействия авторитаризму.
    Организации ГО стали активно развивать консолидационные процессы,
научились строительству сетей и коалиций на национальном и региональном
уровне. Ведущие гражданские НПО стали активно работать на международном
уровне и искать новые подходы к использованию рычагов международного
воздействия на положение внутри страны, приобрели авторитет в
международном сообществе.
    ВНЕШНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ
    На фоне "зачищенного" общественно-политического пространства и
чрезвычайной слабости партийной системы НПО все больше воспринимаются
демократически настроенной общественностью и социально активной частью
населения, особенно молодыми людьми, в качестве единственной остающейся
неподконтрольной Кремлю про-демократической силы, канала альтернативной
информации, коммуникации и общественного диалога. Это повышает шансы на
расширение базы социальной поддержки ГО и участия населения в деятельности
НПО.
    Недовольство населения социальными реформами, неудачи власти в
осуществлении этих реформ, тревожные ожидания предстоящих реформ, отсутствие
каналов адекватного общественного диалога по проблемам социальных реформ,
неадекватное восприятие властью общественного недовольства и критики по
этим вопросам дают НПО возможность выступить в качестве ведущей силы,
представляющей и защищающей общественные интересы. Озабоченность людей
угрозой терроризма и страх за свою безопасность, восприятие обществом
неспособности государства обеспечить защиту и гарантировать безопасность
дают возможность правозащитным НПО выступить в качестве реальной экспертной
и организационной силы в области обеспечения общественной безопасности и
определения наиболее адекватного баланса между правами и свободами, с одной
стороны, и безопасностью, с другой.
    Немногочисленные остающиеся независимые печатные СМИ начинают
воспринимать гражданские НПО в качестве своих союзников и легитимной
политической силы. Это в определенной степени повышает возможности для
информационной работы и просвещения.
    Бизнес-сообщество постепенно начинает воспринимать гражданские
организации в качестве своих союзников в противодействии авторитарным
тенденциям и усилиям Кремля по установлению контроля над бизнесом.
    Благодаря своей активности на международной арене, успешному
сотрудничеству с межправительственными организациями, зарубежными партнерами
и сетями российские НПО начинают завоевывать серьезный авторитет и репутацию
в мире (среди НПО, межправительственных организаций и правительств).
Растущее признание международным сообществом важности вопросов
демократического развития России в плане влияния на многие другие
государства также повышает значение и роль российских НПО в его глазах.
    ВОЗМОЖНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ПРАВОЗАЩИТНОГО ДВИЖЕНИЯ
    Общие соображения:
    Нельзя ожидать легких решений и быстрых результатов в остановке
авторитарных процессов и возврату к демократическому развитию. Это - долгий
процесс и займет не годы, а десятилетия. Соответственно, стратегии развития
и приоритеты российского ГО необходимо рассматривать именно в долгосрочной
перспективе. Наряду со множеством негативных внешних и внутренних факторов
имеется целый ряд позитивных аспектов во внутреннем развитии и во внешней
среде российского ГО. Трудность в составлении общего "списка приоритетов"
состоит в определении оптимального баланса двух подходов: укрепления
внутренних сильных сторон и использования благоприятных внешних
возможностей, с одной стороны, и противодействия внешним опасностям и
преодоления внутренних слабостей, с другой. Свойственная многим
правозащитным НПО излишняя концентрация на "борьбе" с внешними угрозами за
счет недооценки вопросов внутреннего развития и использования благоприятных
внешних возможностей может подорвать силы ГО и слишком их "политизировать",
сделав заложниками политической борьбы. В то же время успехи на одном из
направлений могут помочь более эффективно решать вопросы развития на других.
    1. Противодействие внешним угрозам со стороны государства и в
анти-демократической политической системе:
 активно заниматься публичной и публицистической деятельностью, в том числе
в СМИ, создавая для общества альтернативу авторитаризму - пространство
альтернативной информации, диалога, свободы, правды;
 активное противодействие ксенофобским и имперским настроениям, созданию
образа врага путем организации различных диалоговых процессов в обществе и
продвижения видения поликультурного и разнообразного российского общества;
 активное распространение в обществе информации о принимаемом
законодательстве и управленческих решениях; продвижение позитивных изменений
в законодательстве, регулирующем деятельность НПО, противодействие
негативным изменениям оказание солидарной политической поддержки и правовой
помощи НПО и активистам, подвергающимся гонениям и преследованиям;
 распространение в обществе и мире информации о давлении на НПО и
преследованиях активистов;
 противодействие патерналистским и антидемократическим настроениям в обществе путем
развития программ гражданского и правозащитного образования и
стимулирования "низовых" гражданских инициатив (создавать возможности для
людей делать что-то самим для изменения ситуации).
 2. Противодействие негативным тенденциям на международном уровне:
 работать с правительствами стран ЕС и США по разъяснению опасности "размена" демократии
и прав человека на "анти-террористическое партнерство", важности настоящего
партнерства, основанного на откровенном диалоге о проблемах и разногласиях
и сотрудничестве в тех сферах, где согласие есть;
 призывать их более активно работать с независимыми гражданскими
институтами в России;
 разъяснять межправительственным организациям опасность полного подрыва
международных стандартов и процедур международного сотрудничества, если
позволять одной стране-участнику международных соглашений открыто их
игнорировать, даже если это государство очень влиятельный член организации.
    3. Укрепление внутренних сильных сторон и преодоление внутренних
слабостей:
 вовлекать более широкие круги НПО в процесс влияния на принятие решений и
выработку политики;
 активно распространять среди НПО продвинутые гражданские технологии;
 развивать консолидационные процессы и солидарные действия в ГО, развивать
кросс-секторные коалиции с распределенными центрами власти и финансовых
ресурсов;
 активно осваивать информационные и PR технологии, обращая особое внимание
на продвижение в обществе моральных ценностей правозащиты и на те сферы прав
человека и общественных интересов, которые особенно беспокоят людей;
 активно развивать программы вовлечения молодежи в деятельность
правозащитных и других НПО.
    Использование благоприятных возможностей во внешней среде:
 выступать в качестве экспертов (стать экспертами!) в вопросах социальных
реформ и в качестве основной силы, представляющей и защищающей общественные
интересы в этой сфере;
 развивать союзническое взаимодействие между НПО и медийным сообществом;
 развивать союзническое взаимодействие между НПО и бизнес-сообществом;
 еще более активно действовать на международном уровне, выдвигаясь в
качестве лидеров международных сетей и экспертов по проблемам переходных
обществ (а не только "героических борцов за свободу").
          Прислал С.Забелин, svet@seu.ru, 23 декабря 2004 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
*   при финансовой поддержке РОО "Открытая Россия" и МСоЭС   *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2004 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами