Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     ##################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА       ****************##
   #######**** ****************************************************##
  ####       Сообщение ECO-HR.1732, 2 мая 2005 г. ****************##
 ##################################################################
                                             Право на живую природу


                 В РАЗГОВОР О ЛЕСЕ ВСТУПИЛ ЖУРНАЛИСТ


    "Сказки русского леса"
    Двадцать второго апреля Государственная дума приняла в первом чтении
проект Нового лесного кодекса. По мнению правительства, внесшего проект,
он представляет собой принципиальный шаг в переходе лесного хозяйства на
рыночные основы. При этом, однако, кроме самих разработчиков кодекса -
сотрудников Минэкономразвития - добрых слов об этом документе не сказал
никто.
    За восемь дней до голосования в Думе известный специалист по лесному
праву Ольга Яковлева от имени ряда общественных организаций и частных лиц
обратилась в Пресненский суд с требованием обязать правительство отозвать из
думы злосчастный проект как антиконституционный и нарушающий права граждан.
Самые известные неправительственные природоохранные организации - "Гринпис",
Социально-экологический союз и другие - не стесняются в выражениях:
"бездарный и расплывчатый документ", "коррупция вместо леса", "эта очередная
законодательная "времянка" неизбежно приведет... леса России к упадку:
разорению российского лесного хозяйства, истреблению наиболее ценных лесов",
"можно ожидать самых катастрофических последствий" и т.д.
    Координатор Лесного клуба российских НПО Владимир Захаров предложил всем
заинтересованным лицам уже сейчас начинать разработку собственного проекта
Лесного кодекса, так как, по его мнению, очень скоро станет ясно, что детище
Минэкономразвития просто невозможно применять. Конечно, известная
заполошность, склонность преувеличивать угрозу - родовое качество "зеленого"
движения. Однако отрицательные (и только отрицательные!) отзывы на проект
представили законодательные собрания многих российских регионов, многие
органы местной власти. Решительно против проекта выступил ряд
ученых-лесоведов во главе с крупнейшим российским специалистом в этой
области академиком Александром Исаевым.
    Что же вызвало столь бурную и единодушную реакцию?
    Сказка общественная - про жадного собственника, бедную бабушку и
общенародное достояние
    Документом, резюмирующим претензии к Лесному кодексу большинства его
оппонентов, можно считать вышеупомянутую жалобу, поданную адвокатом
Яковлевой в Пресненский суд. Желания жалобщиков сведены к семи четким
требованиям. Некоторые из них выглядят вполне разумными и справедливыми -
например, еще до рассмотрения проекта кодекса Думой опубликовать его в
печати и провести публичное обсуждение с участием всех заинтересованных
сторон. Но ни одно из выдвинутых требований не касается собственно
экологической стороны дела. Требования, относящиеся не к процедуре принятия
кодекса, а к его содержанию, сводятся к тому, чтобы исключить возможность
передачи земель лесного фонда в частную собственность, в долгосрочную (до
99 лет) аренду и в пользование иностранным гражданам и компаниям. Все леса,
входящие на сегодня в лесной фонд, должны оставаться в исключительной
собственности государства.
    Упорство разработчиков кодекса, не желающих идти ни на какие уступки
именно в этом вопросе, можно понять: новый кодекс (сочинять который начали
всего через шесть лет после принятия ныне действующего) ценен исключительно
как правовая база для приватизации лесов; если изъять из него такую
возможность, то он не нужен вовсе. Сложнее понять логику их оппонентов, явно
полагающих, что само слово "приватизация" уже достаточно страшно, чтобы
можно было никому ничего не объяснять. Единственным аргументом была ссылка
на "зарубежный опыт", ограничивавшийся почему-то исключительно Канадой. Да, в
Канаде почти все леса принадлежат государству, а лесопользователи выступают
арендаторами. Но, скажем, в Швеции и Финляндии большинство промышленных
лесов - частные. И ни у кого не поворачивается язык сказать, что
скандинавские леса эксплуатируются более хищнически, чем канадские. Зато
отличия что тех, что других от лесов российских (со времен ленинских
декретов и доныне пребывающих в безраздельной государственной собственности)
видны невооруженным глазом. Борцы с новым кодексом вдохновенно и компетентно
обличают ужасающий развал лесного хозяйства в постсоветской России,
разграбление и деградацию русских лесов - и завершают это требованием
оставить их в исключительной власти того лица, которое все это развалило,
расстроило и разбазарило.
    О борьбе с долгосрочной арендой надо сказать особо. Дело в том, что в
наших широтах срубленный лес сам собой вырастает за 80-120 лет. Правильное и
интенсивное лесное хозяйство может сократить эти сроки лет до 60. Сдавать
лесные участки в аренду на меньший срок - все равно что предлагать
крестьянину вспахивать и засевать поле, которое перед жатвой может отойти
другому хозяину. Краткосрочная аренда - этот как раз и есть поощрение
бизнес-схем типа "урвал и удрал" в ущерб ответственным лесопользователям.
    Не случайно против нового лесного кодекса, по словам Владимира Захарова,
решительно выступают местные власти, которые с его принятием "лишаются
возможности использовать лес для поддержки социальной сферы" (т.е. раздавать
делянки и кубометры без счета и без всякого возмещения), а также малый
лесной бизнес (изрядную долю которого составляют "фирмы", способные только
рубить и не имеющие желания - а часто и возможности - вести нормальное
лесное хозяйство).
    На одной представительной пресс-конференции автор этих строк спросил
напрямую: чем страшна частная собственность на леса, почему в них нельзя
пускать иностранцев и можно ли ожидать от арендатора ответственного
отношения к лесу, если срок аренды будет меньше длительности цикла
лесовосстановления? Два последних вопроса авторитетные эксперты - академик
Исаев, академик Яблоков и другие солидные люди - предпочли не заметить
вовсе. На вопрос же о частной собственности отвечали в основном рассказами
о криминализации лесного бизнеса и бедственном сегодняшнем положении лесов.
Если отфильтровать эту безусловно ценную, но явно не относящуюся к делу
информацию, то ответ звучал примерно так: мы не против частной собственности
на леса в принципе - но не здесь, не сейчас, не при данных обстоятельствах;
лет через 30-40 можно будет вернуться к этому вопросу... В общем, давайте
научимся прыгать в пустой бассейн, а потом посмотрим, не налить ли туда
воды.
    Впрочем, в информационной кампании против проекта один конкретный ответ
звучит. Дело в том, что новый кодекс в принципе позволяет собственнику или
арендатору леса ограничить или даже запретить гражданам ходить в него.
Причем список обстоятельств, допускающих такие меры, кончается безразмерной
формулировкой "...и в иных случаях", а решение о закрытии леса принимает сам
лесопользователь. Перед мысленным взором тут же возникает образ жадного
собственника, который обнесет свой лес глухим забором, напустит в него
свирепых охранников и не даст бедной старушке собрать хворост для отопления
своей убогой хижины...
    Почему-то никто из рисующих этот социальный лубок не задумывается о
финансовой стороне дела. И забор, и охрана, и любые другие меры защиты
исключительных прав владельца - это серьезные деньги. Если в лес ходят одни
только бедные старушки, занятые исключительно сбором хвороста, ни один
жадный собственник не будет тратиться на борьбу с ними - именно потому, что
он жадный. Подвигнуть его на такие меры может только реальный и ощутимый
вред, который непрошеные гости наносят его хозяйству.
    Речь идет не только о прямом воровстве деловой древесины, ставшем в
районах реального лесопользования самым популярным народным промыслом.
Ежегодно в России бушуют десятки тысяч лесных пожаров, в которых сгорают
миллионы гектаров леса. Специалисты считают, что по естественным причинам
(удар молнии и т.д.) возникает не более одного пожара из тысячи. Остальные
99,9% - последствия брошенных окурков, непогашенных костров, травяных палов.
То есть дело рук человека. И человек этот - не скаредный лесопромышленник, а
тот самый российский гражданин, осуществляющий таким образом свое
конституционное право ходить в лес. При одном взгляде на то, во что субъекты
этого права превращают доступные им леса, хочется немедленно разрешить
будущим лесовладельцам не только заборы и охрану, но и установку
противопехотных мин.
    Все это прекрасно известно "зеленым" активистам, которые в частных
разговорах признают существование такой проблемы. Но - нехотя, сквозь зубы,
без обличительного азарта. Потому что эта картинка совершенно не вписывается
в основной миф движения - о продажных чиновниках, своекорыстных и
безответственных бизнесменах и любящем природу, страдающем, никогда ни в чем
не виноватом населении. Миф не столько "зеленый", сколько "красный",
унаследованный экологистами от их идейных родителей - левых радикалов конца
60-х.
    В последнее время разрыв между этим мифом и реальностью стал ощущаться
уже и самими "зелеными" - во всяком случае, наиболее профессиональной и
успешной частью экологических НПО. Несмотря на принятый в этой среде
неписаный мораторий на публичную критику "своих", дело доходит до открытой
полемики. "Моя позиция и позиция нашей организации во многом расходится с
тем, что говорили тут мои коллеги. Идеологически я на стороне разработчиков
Лесного кодекса. И никогда не поверю, что чиновник защитит и сбережет лес
лучше, чем собственник!" - во всеуслышание заявил на той же пресс-конференции
директор по природоохранной политике российской организации Всемирного фонда
дикой природы (WWF) Евгений Шварц.
    Сказка государственная - про инвестиционную привлекательность,
эффективного лесопользователя и интенсивную модель развития
    Действительно, для человека, не отягощенного социалистической мифологией,
позиция разработчиков нового Лесного кодекса выглядит вполне разумной.
Сегодня государство занимает позицию собаки на сене: оно не может ни
обеспечить лесам необходимый уход и охрану, ни извлечь из них прибыль.
Располагая четвертью всех лесов планеты, страна обеспечивает всего около 3%
мирового лесного рынка. Расходы государства на содержание лесного хозяйства
противоестественным образом превышают доходы, получаемые от этого сектора,
но их хронически не хватает для борьбы с пожарами, вредителями, незаконными
порубками и т.д. Дефицит средств компенсируется массовыми полузаконными
лесозаготовками ("рубками ухода"), превращающими органы государственного
управления лесами в коммерческих лесопользователей. В этих условиях не
только можно, но и просто необходимо освободить государство от непосильного
бремени, передав его ответственному пользователю. Определить его должен
аукцион - процедура наиболее прозрачная и устойчивая к коррупции. К тому же
она дает государству прямой и быстрый доход и служит профилактикой от
обычной манеры российского бизнеса - сначала приобрести актив, а уж потом
разбираться, нужен ли он и зачем именно. Вместе с лесным участком победитель
получает и всю ответственность за его судьбу: он не только платит налоги, но
и растит лес, бережет его от бедствий и незаконных посягательств, учитывает
требования экологии и интересы местного населения. Содержать лес в хорошем
состоянии ему выгодно: этот лес принадлежит ему либо находится в
долгосрочной аренде с правом выкупа через определенный срок. Тем не менее
государство сохраняет за собой контрольные функции - полностью отделенные
таким образом не только от коммерческого использования, но и от оперативного
управления (заметим, что разделение использования, управления и контроля все
постсоветские годы было главным требованием "зеленых" к российскому лесному
хозяйству). Благо, лесной участок всегда доступен для контроля - его нельзя
ни спрятать, ни "отмыть", ни вывести в офшор.
    "Идеологически я с ними согласен, но в проекте все эти замечательные идеи
конкретизированы так, что результат получается противоположным", - говорит
Евгений Шварц, объясняя, почему российский WWF, не разделяя предрассудков
противников нового кодекса, все-таки оказался в их лагере. В самом деле,
"гарантия прав ответственного лесопользователя" начинается с самого
бесцеремонного "кидалова": кодекс не предусматривает никаких гарантий или
преимуществ тем, кто уже арендует лесные участки. Его принятие будет
означать обнуление всех долгосрочных договоров - а заодно и всех вложений в
инфраструктуру, в устойчивое лесопользование, в социальную сферу. Понятно,
что от этой процедуры пострадают именно ответственные лесопользователи,
которых разом изведут под корень, чтобы затем бережно растить и пестовать.
    В преамбуле кодекса говорится о том, что к лесным аукционам допускаются
только экологически и социально ответственные компании. Однако конкретные
статьи, регламентирующие проведение аукционов, не содержат никаких механизмов
проверки этой ответственности. Хотя такой механизм не только давно известен,
но и успешно работает, в том числе и в России, это добровольная лесная
сертификация, проводимая независимыми аудиторами. Однако все предложения
"узаконить" ее в кодексе были отвергнуты разработчиками: лес будет
доставаться не тому, кто умеет с ним работать, а тому, кто просто больше
заплатит.
    И так - что ни копни. Свобода хозяйственной деятельности и снятие
административных барьеров? Проект предусматривает резкое (в разы) повышение
ставки платы за пользование природными ресурсами, если пользователь изымает
менее 30% от установленной нормы вырубки для каждого вида лесных ресурсов в
отдельности. Скажем, взяли люди участок леса, елку и сосну рубят, а березу и
осину - нет: их все равно продать невозможно. Надо или постепенно заменять
их хвойными породами, или заводить у себя обрабатывающее производство. На то
и другое нужны годы. И все это время их будут штрафовать за недоруб никому
не нужной древесины. Не говоря уж о том, что это положение сразу ставит
крест на возможности создания частных парков, заказников, охотхозяйств и т.д.
    Вообще кодекс оставляет впечатление, что его авторы допускают только одну
модель лесопользования - коммерческий лесоповал. То, что во многих лесных
регионах просто не найдется желающих покупать или арендовать участки, - это
полбеды: сегодня нет - завтра появятся, а до тех пор леса, на которых нет
спроса, останутся в федеральной собственности. Но кодекс подходит с единой
меркой ко всем лесам - будь то могучие карельские сосны, редкие и тощие
якутские лиственницы или живописные березки по берегам Истры и Пестовского
водохранилища. Можно не сомневаться: в последнем случае желающие взять
участок такого леса найдутся точно. И интересовать их будет отнюдь не выход
деловой древесины. Между тем в кодексе отсутствуют препятствия для вырубки
пригородных и водозащитных лесов под застройку, да и вообще какие-либо
особые условия хозяйствования в подобных лесах. И не потому, что никто об
этом не подумал. "Мы честно пытались вести диалог с Минэкономразвития, -
разводит руками Шварц, - но ни одно из наших предложений не было даже
рассмотрено. Нам просто не осталось ничего, кроме как присоединиться к
кампании протеста".
    Конечно, максимум, чего может добиться кампания, участники которой
критикуют проект кодекса с противоположных позиций, - это отклонения проекта.
Впрочем, и это было бы неплохо: нынешнее лесное законодательство, обросшее
кучей компромиссов, поправок и фигур умолчания, все же дает возможность
российскому лесному бизнесу не только расти, но даже цивилизоваться. Никакой
насущной необходимости резко изменять его именно сейчас в общем-то нет.
Кроме, конечно, несокрушимой нутряной убежденности российского бюрократа -
даже самого продвинутого, рыночного и либерального - в неправильности всего,
что было до и помимо него.
        Б.Жуков, "Еженедельный журнал", 28 Апреля 2005 г.
        http://www.russ.ru/culture/20050428_juck.html

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
*   при финансовой поддержке РОО "Открытая Россия" и МСоЭС   *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:     http://www.seu.ru/members/ucs/chemwar           *
* **********************************                         *
* Адрес:  117292 Россия, Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83      *
* Тел.: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru           *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.0

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами