Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск


     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.632, 18 февраля 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                     Право на ответственную власть

             ПАСЬКО СИДИТ, А ВЕРХОВНЫЙ СУД ТРУДИТСЯ
            (да и Попов с Моцаком гуляют на свободе)

    Пресс-конференция Владивостокского общественного комитета в
защиту Пасько совместно с адвокатом Анатолием Пышкиным и
общественным защитником  Александром Ткаченко
    14 февраля 2002г. Владивосток.
    Пресс-конференция состоялась во Владивостоке 14 февраля 2002 г.
В ней приняли участие Владивостокский комитет в защиту Пасько, адвокат
Григория Пасько Анатолий Пышкин и общественный защитник Александр Ткаченко,
генеральный директор Русского Пен-клуба. Поводом для пресс-конференции
стала программа "Человек и закон", показанная  ОРТ и подробный комментарий
по ее поводу, подготовленный Владивостокским общественным комитетом.
    Но накануне пресс-конференции произошли еще два важных события - и
не только для судьбы Григория Пасько: по его жалобам Военная Коллегия
Верховного Суда РФ отменила два секретных приказа Министерства обороны -
055 и 010. Ход пресс-конференции не был спокойным и мирным, вопросы,
ответы и споры порой были эмоциональны, резки и непримиримы.
 - Радоваться можно, расслабляться нельзя! - сказал адвокат Пышкин.

    Александр Ткаченко:
    Надо сказать откровенно, что события сейчас происходят исторические.
Я уверен: то, что произошло на этой неделе (два решения Военной коллегии
Верховного Суда РФ об отмене секретных приказов 055 и 010), действительно,
войдет в историю. Григорий Пасько, находясь в тюрьме, совершил практически
самый настоящий подвиг, обжаловав два военных приказа. Адвокаты - и Павлов,
и Пышкин, естественно, ему помогали в составлении этих документов, а Павлов
представлял его в Военной коллегии...
    Теперь, расчистив путь от совершенно нечеловеческих приказов, которые
являются атавизмом, Пасько сам остается в тюрьме. Пожалуй, это главная
драматическая коллизия - действительно избавиться от этих приказов - 055 и
010, который вообще не позволял общаться военным с иностранными гражданами,
а военная прокуратура при этом заявляет, что эти решения на дело Пасько не
влияют, что Пасько тут вообще не при чем...
    Я считаю, что Григорий сейчас рассчитывается за все беды Военно-Морского
флота, которые произошли в прошлом году. Адмирал Куроедов так прямо и заявил
в "Новой газете": мне-де Путин приказал вывести из-под суда Моцака и Попова
(руководство Северного флота), потому что второго публичного суда над
"Курском" мы уже не вынесем...
    Именно поэтому, я считаю, специально был сговор Тихоокеанского флотского
военного суда, ФСБ и прокуратуры - для того, чтобы посадить Григория с таким
шумом и скандалом, чтобы отвлечь внимание от того, какие преступления связаны
с гибелью сотен людей на "Курске". Действительно, сейчас общественное сознание
занято делом Григория Пасько, и те страшные вещи, которые произошли на ВМФ в
связи с "Курском", отошли в сторону. Сейчас мы с вами делаем шумовую завесу.
Для кого? Для тех военных, которые совершили преступление.
    Существуют два дела Пасько. Одно - которое адвокаты знают досконально. И
другое - которое существует в воздухе. Один из "воздухов", который мы могли
наблюдать, - передача "Человек и закон" на ОРТ. Эта передача - ошметки, это
отбросы оперативной разработки Григория Пасько, которые они слили журналистам
программы "Человек и закон", а те слепили фильм и говорят: "для нас это будет
сенсация". Как теперь Пиманов будет смотреть в глаза другим журналистам, - я
не знаю.
    Сейчас - чрезвычайная ситуация, когда очень видно, кто "ху из ху". Пройдет
еще год, я хочу приехать сюда и посмотреть в глаза некоторым журналистам,
таким, как Ощенко, которые заявляли - вот видите, мы же говорили, какой он
шпион. Мы не собираемся никого ни карать, ни казнить. Но в глаза просто
посмотрим- с пристрастием и просто интресно, как люди будут на это реагировать.
Хочу показать вам элементы нашего эксперимента и доказать, как Тихоокеанский
военный флотский суд связан с преступлениями, которые происходили здесь в
последнее время с Григорием Пасько.
    Вы все здесь, и я в том числе, люди второго сорта. А журналисты "Человека
и закона" это люди первого сорта. Потому что, вопреки закону генерал Волков,
председатель суда, позволил им прийти в зал заседаний и сделать часовую
запись. Пасько был просто подставлен, он честно и откровенно давал свои
комментарии по своему собственному делу. "Человек и закон" вырезку всего
минуты или на полторы дал свою интерпретацию, где свободу слова использовал,
чтобы оболгать своего коллегу - ведь пока вердикт не вступил в законную силу,
нельзя говорить что он шпион.
    Вчера я как общественный защитник написал заявление на имя Волкова с
просьбой предоставить зал для проведения пресс-конференции с участием Пасько,
поскольку в зал уже допускалась группа программы "Человек и закон", которая
вела тв-съемки. Однако, Волков наложил резолюцию, что "зал судебных заседаний
является служебным помещением и его использование... не представляется
возможным. Вам нужны еще какие-нибудь доказательства сговора между ФСБ и
военным судом?
    Второе доказательство. Гражданка Морозова, жена Пасько, попросила
разрешения в суде увидеть Григория, поскольку она не может увидеть его в
СИЗО... Волков ответил, что он нарушать законы не имеет права, а Пасько он
называет его осужденным по статье шпионаж. То есть суд еще до конца не
закончился, еще кассационная жалоба впереди, а председатель суда уже
называет его шпионом.
    Мнение людей после передачи изменилось. Григория посадили, он уже сидит
в тюрьме, но покоя он всё равно не дает - они хотят добить его... Это еще раз
подтверждает мое мнение, что процесс к правосудию не имеет никакого отношения.
Если бы в суде все было в порядке, им не нужны были бы доказательства
подобного рода, которые к закону и к правосудию не имеют никакого отношения.
    Если бы то, что было показано в программе "Человек и закон", то, что
будет возможно показано в следующем фильме, - если б оно имело юридическую
силу - это все было бы в суде, мы бы его рассматривали... Ни один из
документов, ни один из видеоматериалов передачи мы в суде не рассматривали.
А значит позиция у них - слабая.
    Мне очень видно, как реагирует на процесс не только российское общество.
Возмущение колоссальное. Протесты 15-20 крупнейших международных организаций,
Путину заявлен протест со стороны министров иностранных дел Норвегии, Швециии,
Бельгии. Заявлен протест по линии Европарламента. Бушу направлено письмо
американских писателей и российских писателей, которых он принял. На
ближайших встречах высокого уровня будут обсуждать вопрос о Григории. Обычно
это очень высокий уровень, потому что там обычно идет размен - вот мы вам
три ракеты, а вы нам вот этого... Ввозмущение колоссальное. И каждый день,
постоянно идет дезинформация...
    Почему общественные организации не пишут помилования? Но ведь ни адвокаты,
ни жена, ни Григорий не просил помилования, - то есть нас постоянно
подталкивают, чтобы мы написали помилование и тем самым мы, защита его,
признали, что он виновен. Хоть не его, но чужими руками добиться, чтобы он
признал себя виновным, и затем его освободить.
    Диктатура закона за последние два года ни разу еще не сработала в сторону
человека, а только против - шестой канал закрыли, и нам уже негде высказать
свое мнение. Я не уверен, что то, что мы говорим здесь, будет точно показано -
обязательно исказят информацию, особенно первый и второй канал. Я говорю это
открыто и прямо, потому что журналисты пошли, начали сдаваться... Передача о
Пасько " Человек и закон" - это  промывание мозгов в наши времена.

    Пышкин Анатолий Филиппович, адвокат Григория Пасько:
    После 29 декабря прошлого года мы впервые собираемся в таком большом
составе. Григорий все это время в тюрьме - в следующем месяце исполняется в
общей сложности 700 дней, как он отбывает наказание за преступление, которого
не совершал.
    Много эмоций вызвали два последних решения Военной Коллегии Верховного
Суда Российской Федерации. Но тут же последовал комментарий Главного военного
прокурора Кислицына, что напрямую к делу Григория Пасько эти решения военной
коллегии не имеют никакого отношения. Мягко говоря, это ложь.
    Жалобы в Военную Коллегию - это был наш совместный тактический ход -
Григория Пасько и защиты. Мы пытаемся из-под приговора вырвать фундамент, на
котором он построен.
    Действительно, говорят правильно, что напрямую ссылки на 055 приказ в
приговоре нет. Но есть завуалированная ссылка - суд приводит Закон о
государственной тайне и Указ президента РФ с перечнем сведений, составляющих
государственную тайну, но при этом цитирует положения 055 приказа. Суд в
обоснование виновности Григория ссылается на заключение экспертов, которые
проводили экспертизу в судебном заседании и которым из нашего кармана - я
имею в виду налогоплательщиков - заплачено около 150 тысяч рублей. Эксперты
напрямую ссылаются на 055 приказ. И когда мы в суде им задавали прямой
конкретный вопрос: "Вы смогли бы без 055 приказа дать это заключение или
нет?", они категорично заявляли, что нет. Естественно, отмена этого приказа -
одна из побед завоевания вершин. 010 приказ - абсурдный. Он похож на вымершего
динозавра, запрещающего военнослужащим общаться с иностранными гражданами. Я
уже, кто помнит, неоднократно говорил на многочисленных конференциях о том,
что даже с родными и близкими, получается, нельзя общаться военнослужащим,
если они проживают на Украине, в Белоруссии, Узбекистане ...
    И поэтому военная коллегия, признав  эти приказы незаконными,
противоречащими Конституции, естественно, в какой-то степени, пошатнула тот
приговор, который пока еще не отменен на сегодняшний день. Мы намерены
предпринять еще некоторые шаги, о которых расскажем в последующем.
    Те комментарии, которые прозвучали в передаче "Человек и закон" Семена
Улицкого, доктора наук, который попытался ответить за законодательство всех
стран мира, якобы запрещающее военнослужащим общаться с иностранными
гражданами во внеслужебной обстановке, - это, мягко говоря, не соответствует
действительности. Передача "Человек и закон", со всей ответственностью как
человек знающий материалы уголовного дела от первого листа до последнего,
заявляю вам, что там полнейшая фальшивка. Единственное, что соответствует
действительности - это съемка, когда Григорий один раз зашел в NHK и вышел.
Но это - не преступление, за это не судят. Что же касается событий, связанных
с задержанием группы журналистов NHK - а среди них были и наши журналисты -
то у японцев были все разрешения на производство там видеосъемки. Они полгода
добивались этих разрешений, получили их из Москвы, здесь - от нашей
администрации, от ФСБ, от пограничников, - от всех были разрешения. Они не
один раз туда ездили, и все было нормально. Их задержали на следующий день
после отлета Григория в Японию. И один из первых вопросов, который всем
начали задавать, - об их отношениях с Григорием.
    "Человек и закон" показала сюжет, когда якобы Григорий в дипломате
вывозит в Японию жесткий диск от компьютера. Я вам скажу: это - ложь! Этого
не было, потому что Григорий не с дипломатом выезжал. У него сумка была, а
показывают дипломат. Потом показывают сумку, с которой идет человек, ботинки
которого показывают, - это не Пасько. Показывают со спины военнослужащего,
но при этом комментируют, что Григорий, прихватив документы из штаба флота,
тут же бежит в NHK, чтобы их продать.... Но этот военнослужащий в форме, для
тех, кто знает Пасько, - это не он, не его фигура, не его рост, не его
походка, не его жесты. Опять ложь. И так на каждом шагу.
    Я по каждому пункту могу рассказывать, что это ложь. В том числе и те
документы, которые показывают, - их нет в материалах дела. Эти расценки... А
что о себе говорит вот этот абсурдоперевод - допрос Такао Дзюн. В материалах
дела есть протоколы допроса. И там изложено, что сказал Такао Дзюн, - даже
близко нет того, что он говорил во вовремя допроса, к тому, что нам
преподносят с экрана телевидения.
    Съемка о разделывании ракет. Бога ради! И говорят "вот он снимал, а
дальше мы вам не можем показать..." Но как же он снимал, если ЕГО снимают в
это время, мы ЕГО видим, Григория, - значит, не он снимал, кто-то другой?
Более того, показали разделку ракет: там никакого секрета нет, потому что это
утиль. Мы допрашивали адмирала Моисеенко, а он говорил: "Бога ради, я сам
просил Григория : "Подними эту проблему. Свыше 3 тысяч ракет мы не можем
утилизировать!".
    Мне задают вопрос, звонят в связи с принятием решения Военной коллегии
по этим двум приказам: "Анатолий Филиппович! Можно радоваться?" Я говорю:
"Радоваться можно, расслабляться нельзя!".
    Борьба не закончена. Борьба предстоит впереди еще огромная. Фальсификаторы
уголовного дела никогда  не признаются в том, что дело сфальсифицировано. Они
сделали все для того, чтобы хоть какой-то, но был обвинительный приговор. Даже
пошли на то, что оправдали Пасько по остальным пунктам обвинения. Из десяти
пунктов обвинения - семь пунктов были напрямую связаны с экологией. Поэтому
экологи и говорят мне: "Извините, а как мы - вроде не с руки теперь защищать
Григория? Ведь его признали, посмотрите, виновным - за что?"
    Более того. Сейчас, когда мы готовимся к рассмотрению Военной коллегией
уголовного дела в кассационном порядке, мы подняли открытую литературу. То,
что у Григория в записях на разборе учений, это детские шалости по сравнению
с тем, что есть в открытой печати, в журналах опубликовано, в книгах, в тех
несекретных докладах, которые на совещаниях делают военнослужащие.
    Сейчас мы изучаем дело опять. В очередной раз, готовясь к процессу в
Верховном Суде, мы столкнулись еще с одним фактом. В Военный суд поступило
огромное количество писем и заявлений граждан. Вчера (т.е. 13 февраля) мы
натолкнулись на то, что около 400 писем, заявлений, обращений иностранных и
российских граждан, правозащитных организаций остались лежать в... коробке.
Они не были нам представлены, хотя некоторые обращения поступили с
сопроводительным из Военной Коллегии Верховного Суда с прямым указанием -
для приобщения к материалам уголовного дела. В судебном заседании эти
документы не исследовались, от защиты были скрыты и соответственно не
учитывались судом при принятии решений.
    Вопрос: Вы сказали, что около 400 писем и документов были скрыты от вас.
Речь идет о том, что кто-то их скрыл от вас? Как это произошло?
    Пышкин:  документы поступали из администрации Президента. Граждане
обращались в Москву в администрацию Президента, в Военную коллегию Верховного
Суда, и Генеральную прокуратуру, и непосредственно сюда - в Тихоокеанский
военный суд. Все это регистрировалось, об этом докладывалось председателю
Тихоокеанского флотского военного суда Волкову и - складывалось. То есть до
участников судебного разбирательства не доходило. А процедура такая: раз
что-то поступило и связано с делом, только суд должен решать - с учетом
мнения  участников судебного разбирательства, - приобщать к материалам дела
или нет, относится поступившее к материалам дела или нет. А здесь решалось
на уровне председателя Тихоокеанского флотского военного суда: в сторону! -
и все. Мы только вчера столкнулись с этими документами - через полтора месяца
после судебного процесса узнали о существовании этих писем и заявлений.
    Мы хотели их истребовать. Григорий написал заявление с просьбой передать
ему - или нам - эти документы, коль скоро они не приобщены к делу. Волков
ответил, что в настоящее время он не может их нам сейчас передать. А что
делать  с этими обращениями - они будут решать... после вступления приговора
в законную силу!
    Вопрос: Будете ли подавать в суд на программу "Человек и закон"?
    Пышкин: - Да, будем, думаю, где-то на следующей неделе.
    Вопрос: - Кто будет подавать в суд - Пасько или защита?
    Пышкин: - затронуты честь и достоинство Григория Пасько, обращаться будет
он. Но по доверенности.
    Ткаченко: в Заявлении московского комитета в защиту Пасько мы делаем упор
на то, что "Человек и закон" показал свою программу, направленную против
Григория, именно в преддверии 12 и 13 числа, перед заседанием Военной
Коллегии, - понятно, чтобы оказать на неё давление, чтобы она приняла такое
решение, которое выгодно им. По нашим сведениям, сегодня должен пройти
получасовой фильм по НТВ в таком же духе в передаче "Совершенно секретно",
но по нашим сведениям этого фильма сегодня показывать уже не будут: приказы
Военная Коллегия уже отменила - показывать поздно. Проверим, сегодня не
покажут, значит где-то есть такой центр, который регулирует все это.
    Вопрос: в прессе постоянно муссируются слухи о жутких, ужаснейших
условиях, в которых содержатся подозреваемые, осужденные? В каких условиях
находится наш герой?
    Пышкин: Откуда такая информация? Я неоднократно общался с администрацией
следственного изолятора, с руководством управления исполнения наказаний. Они
просят: Анатолий Филиппович, скажите где-нибудь журналистам правду, в каких
условиях содержится Григорий. Я вам заявляю: не могу сказать, что нормальные
условия, не могу сказать, человеческие. Но они - приемлемые для тюрьмы.
Никаких эксцессов с администрацией - нет. Когда вопросы возникают - они
разрешаются. Единственное, о чем  мы просим сейчас и прокуратуру, и управление
исполнения наказаний, и администрацию: Григорий - студент юридического
факультета Московского университета. Для выполнения контрольных -  разрешите
ему пользоваться ноутбуком, не по старинке писать от руки. Не нужен ему выход
в интернет, обойдется в тюрьме без интернета. Но никто не может взять на себя
смелости... Все понимают, что это только печатающее устройство и не более. Но
есть перечень, где написано, что можно иметь содержащимся в тюрьме, но дальше:
все, что не написано здесь, - нельзя. Там ноутбук не записан. Я говорю: ведь
смысл содержания человека в застенке, по вашей логике, исправить и
перевоспитать, чтоб человек вышел достойным из мест лишения свободы, а вы
лишаете его такой возможности.
    Вопрос: речь о том, что  в камерах по сидят по 20-30-100 человек...В какой
камере Григорий? Чтоб европейцев успокоить. Есть ли телевизор, холодильник,
еще что-нибудь?
    Пышкин: Холодильника нет, кондиционера - нет, душа нет- из ведра умывается,
девочек нет, спиртного нет, сотовой связи нет. Телевизор есть, как и у многих
других, с одним каналом. Если кто-то считает, что это комфортные условия -
Григорий готов поменяться с любым из завистников, содержащимся на свободе.
    Но сразу после приговора Анатолий Пышкин давал интервью, которое было
напечатано в газете "Арсеньевские вести", и сказал, что в камере Григория,
как и во всей тюрьме, нет стекол. После этого стекла были вставлены - эта
информация дошла до Сергея Миронова, до депутата Госдумы Юшенкова, который
сделал депутатский запрос - за полчаса все решили.
    Вопрос: почему получается: Пасько обвиняют в одном, а вы защищаете его
совсем от другого? Защищают его за экологию, за свободу слова, а обвиняют -
впервые - за попытку шпионажа
    Ткаченко: Мы, исполком международного пен-клуба, в который я вошел, очень
плотно отслеживаем случаи преследования писателей, журналистов и свободы слова
по всему миру. Общее наблюдение: система преследования журналистов и писателей
во всем мире - не только в России - изменилась коренным образом. Сейчас
журналисты не преследуются впрямую за свободу слова... Потому что практически
в каждой стране, как и у нас, нельзя преследовать за экологические исследования
и свободу слова. Преследуются по другим мотивам. Это - как игра в колпачки:
говорят, что он совершил одно, а преследуется на самом деле совсем за другое.
В советской системе было даже проще, честнее. Была 58 статья - антисоветская
пропаганда. Написал книжку против советской власти - сиди. Сейчас ситуация
изменилась. Каждый случай, где преследуется журналист, - комплексный. Вы
посмотрите дело Григория. 10 пунктов обвинения! Ведь там столько наворочено
всего, что сразу не разберешься! А на самом деле, когда посмотришь в глубину,
человек преследуется только за одно - за свободу слова, за то, что он работал
в этой сложной экологической ситуации и сказал правду.
    Пышкин: Я уже немного говорил, что из 10 пунктов обвинения семь - были
напрямую связаны с экологической тематикой. Надо исходить из того, что
признал установленным суд. Идет искаженная, неверная и неточная информация.
Нужно взять приговор и внимательно прочитать (он есть на сайте Беллуны).
    Суд признал: ни одного секретного документа Пасько никому не передал - ни
иностранцам, ни гражданам! Суд признал установленным, что он делал записи и
хранил их у себя. Суд признал установленным, несмотря на то, что Григорий
этого не отрицал, что он за свой журналистский труд получал несколько раз
гонорар. Суд признал, что ни копейки, ни доллара, ни цента Григорий не получил
за передачу каких-то сведений, составляющих государственную тайну. Суд
признал установленным, что никакого ущерба для страны, для государства
действиями Григория Пасько не причинены. Это очень важно.
    Когда отбросили всю экологию, оставили один этот пресловутый пункт.
Во-первых, идет сплошная ложь, в том числе, и в передаче "Человек и закон",
когда говорят, что он незаконно проник (на заседание штаба....) - суд вышел
за пределы предъявленного обвинения. Как только возбудили уголовное дело,
следователь Егоркин истребовал документы из штаба и проверил, законно или нет
Григорий присутствовал на заседании, на разборе учений. Он убедился, что
законно, и написал об этом в обвинительном приговоре "Григорий Пасько, будучи
приглашенным на разбор ВТУ, произвел записи..." Коль скоро этот вопрос для
него был ясен, он вернул документы в штаб, а там по истечении срока списки
приглашенных уничтожили. Сейчас, когда мы в новом судебном заседании начали
выяснять, на каком основании Пасько был на этом заседании, списка нет.
Вызывают адмирала Захаренко - стыдно было слушать этого адмирала, какие
показания он давал, кроме лозунгов там ничего нет: "Он любит родину, он
выполняет приказ Верховного Главнокомандующего". И он сказал - да, не мог
Пасько там быть. Допрашиваем начальника боевой подготовки, зама начальника
по боевой подготовке - они готовили списки, говорят, да, иногда приглашали
журналистов на подобные мероприятия, но был ли Григорий в тот раз в числе
приглашенных - никто не помнит. Вот такая доказательная база! Но в небольшой
зал, в котором присутствуют 35 человек, невозможно пройти незаконно, на входе
стоит капитан 2 ранга, у него список лиц, приглашенных на это мероприятие: да
никто туда не пойдет, если он туда не приглашен. Кто хоть раз был на этих
мероприятиях, тот знает, что это такое.
    Ткаченко: гениальную фразу сказал прокурор в своей речи: "Пасько, будучи
приглашенным на военный совет, незаконно проник..."
    Вопрос: я представляю не журналистов, а общественную организацию Комитет
защиты национальных интересов, председатель Петров. Сегодня, как известно,
вопрос мировой угрозы заметно вырос в силу однополярности мира, борьбы с
терроризмом и т.д. Каждое государство принимает решительные меры по созданию
систем, которые занимаются повышением эффективности безопасности своего
государства. В этих условиях у меня возникает два вопроса. Первый. Как вам
кажется, в неподготовленном для демократии государстве и населении активная
деятельность вашей общественной организации в защиту конкретного лица не
наносит ли вред тому, что понятие государственных секретов, государственной
безопасности  становится чем-то размытым и непонятным?
    Иващенко, координатор Владивостокского комитета в защиту Пасько: Отвечаю
вам одним предложением: философские принципы национальной безопасности находят
свое конкретное отражение в нормах законов. Нормы законов должны доводиться
до граждан открыто - это сказано в Конституции. И только тогда они должны
применяться. Но у нас нет такого четкого понятия государственной тайны.
Поэтому органы, которые преследуют граждан за якобы нарушения и продажу
государственных секретов, преследуют этих граждан - невесть за что, и
это можно доказать материалами дела.
    Петров. Второй вопрос. Заявление во время вашей демонстрации руководителя
американского разведцентра во Владивостоке Генерального консула г-на Шумейкера,
не вызвало у вас никакой настороженности?
    Иващенко: Г-н Шумейкер знал, что будет проводиться наш пикет. Он прибыл
туда и в пикете не участвовал. Запретить ему присутствовать при каком-то
мероприятии не имеют права ни наш комитет, ни какие-либо органы власти. (Эта
серия высказываний вызвала такой шум в зале, что ничего кроме обрывков
перепалки услышать было невозможно)
    Вопрос: Много ли вы получили писем, подписей, обращений?
    Иващенко: во Владивостоке собрано около700 подписей, лично мне на Интернет
пришло порядка 30, получены уведомления из Верховного Суда, Генеральной
прокуратуры, Администрации Президента, что получены документы нашего
общественного собрания, которое мы проводили 3 января. Отправлены личные
поручительства граждан и поручительство нашего общественного комитета в
Военную Коллегию Верховного Суда - об изменении меры пресечения, отправлено
заявление комитета и Григория Пасько о привлечении еще одного общественного
защитника в процесс - Сергея Иващенко. Нами распространён подробный
комментарий по передаче "Человек и закон". Она очень изменила общественное
мнение. Когда люди получили наш комментарий к ней, начали присылать письма.
Только сегодня я получил три письма: благодарим, что вы подробно расписали
эту передачу, мы болеем за Григория и продолжаем за него бороться.
    Селезнева: Люди продолжают собирать подписи, звонят и спрашивают, куда их
можно принести. Во Владивостоке единственная газета - "Арсеньевские вести"
объявила, что собирает подписи, в Находке - "Находкинский проспект". Журналисты
молчат, говоря: зачем мы будем устраивать рекламу Пасько? Или: мы все его
знаем - он только деньги зарабатывает, хотя, конечно, он не шпион. Или:
скажите спасибо, что молчим и не выступаем против него. Но два года назад
журналисты - 98 человек - подписали обращение в защиту Пасько. Теперь они
молчат. А насколько велико влияние журналистов, свидетельствует передача
"Человек и закон". Два дня назад состоялось судебное заседание по иску
следователя Егоркина к газете "Новости". Судья спрашивал газетчиков, какое
право они имеют писать и высказывать свое мнение по делу Пасько, ведь в
передаче "Человек и закон" - так все ясно и понятно показано. И это говорит
судья!
    Вопрос: когда следующее заседание и как скоро закончится чтение протокола
    Пышкин: по закону - в течение трех суток должны изготовить протокол
судебного заседания, а мы по закону должны ознакомиться с протоколом и
представить свои замечания. Это практически невозможно - протокол судебного
заседания - на 10 печатных листах, огромный объем. Длительность ознакомления
связана напрямую с тем, что во многих местах протокол судебного заседания
сфальсифицирован - показания свидетелей искажены. Это относится к показанию
таких свидетелей, как адмирал Захаренко, адмиралы Дорогин и Ефимов, на
показаниях которых построен обвинительный приговор. Показания этих свидетелей
изложены не так, как огни говорили в суде, а как они  изложены в приговоре.
Когда мы слушали приговор в зале судебного заседания 25 декабря мы сразу же
это увидели, откуда эти показания, свидетели таких показаний не давали? Все
направлено на то, чтобы не истина была установлена в вышестоящих судебных
инстанциях, а чтобы устоял неправосудный приговор. На сегодняшний день у нас -
сотни замечаний на протокол судебного заседания, более чем на 70 печатных
листах, причем показания адмирала Захаренко - от первого до последнего - не
соответствуют действительности - мы же записывали его в судебном заседании.
Что касается деятельности общественного комитета в поддержку Григория Пасько,
выступлений граждан - да, их много, но не все решаются ставить подписи, страх
у людей существует на генном уровне. Когда надо что-то подписать - люди боятся.
Люди помнят еще деятельность НКВД, КГБ, ну и славные традиции, которые
продолжаются и сегодня. Поэтому чем сильнее спецслужбы, тем четче должны быть
очерчены их функции в рамках закона. Сегодня у нас нет органа, который бы мог
осуществлять контроль и надзор за органами ФСБ... Поэтому я говорю, что могут
наступить времена более страшные, чем 37 год. Я, как человек, знающий законы,
пересматривал дела о репрессированных, начиная с 1918 г. и до последнего... Но
тогда был хотя бы партийный контроль. Сейчас никакого контроля нет. Поэтому
речь идет о том, чтобы был соблюден баланс: сильные спецслужбы и защищенность
граждан.
    Вопрос. Колупаев, ЛДПР: Здесь, господа защитники, везде фигурирует Гриша,
Григорий... А что, капитан 2 ранга Военно-Морского флота не знал, что его
деяния на тот момент попадают под действия 055 приказа ?
    Ткаченко: Какие деяния?
    Колупаев: От которых вы сейчас его защищаете. Называть его шпионом - не
вяжется, не тянет он на шпиона. Он просто нарушил присягу, которую давал
родине...
    Пышкин:  Нам очень часто говорили: снял бы он погоны, а потом ходил в NHK.
Вот по этому поводу вчера как раз и сказала Военная Коллегия: этот приказ,
который у многих в мозгу, он - незаконный  с момента его принятия. С момента
его принятия этот приказ, запрещающий военнослужащим общаться с иностранными
гражданами, незаконный. Давайте из этого исходить. Мы говорим о торжестве
Закона и призываем к этому. Давайте опираться на закон. Поэтому мы обратились
в Верховный Суд: скажите законно или незаконно, мог Пасько общаться или нет с
иностранными гражданами? И Верховный Суд - не районный! - Верховный Суд
сказал: да, он имел право общаться. Приказ незаконен с момента издания, не
опубликован. Так что Григорию благодарность должна быть от всех
военнослужащих...
    Шум в зале был долгим и громким. Так что на этом и остановимся.....
             А.Селезнева - представитель Фонда защиты гласности, член
                           Владивостокского общественного комитета в
                           защиту Григория Пасько

     Источник: Б.В.Прображенский, Владивосток,
               prbz@mail.primorye.ru, 18 февраля 2002 г.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Социально-экологическим Союзом и Союзом *
* "За химическую Безопасность" (http://www.seu.ru/members/ucs)  *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайте: www.index.org.ru/eco        *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************




Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами