Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

#################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####    Сообщение ECO-HR.675, 4 апреля 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                          Право на разумные законы


         КАЗАХСТАН: ЗАКОНЫ О ЗАГРЯЗНЕНИИ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

  Прошлый раз мы поговорили о категории "разрывов" и одной их
разновидности - о санитарно-защитных зонах (СЗЗ), учиненных коммунальной
гигиеной и введенных в практику санитарией в качестве норматива санитарных
правил. Чиновники от "экологии" воспользовались этими наработками, прилепили
им ярлык "нормативов качества окружающей среды" (ОС), накрутили на них
налоги и теперь все мы расхлебываем последствия их административной
проказливости. Как говорится: "пока умный думал, дурак сына женил".
Насколько нам известно, за прошедшее с той лекции время разрывами никто
вплотную не занимался, хотя именно за это время необычайно расширился круг
ученых Казахстана. Сегодня, похоже, едва ли не каждая сановная особь страны
(см. закон "О борьбе с коррупцией") "остепенилась", появилась масса
("класс", см. ниже) докторов наук и домохозяйки-академики, о которых мечтал
В.И.Ленин. А разрывами так никто из них не занимается. Правда, ожидаются
некоторые подвижки по аспектам механической корректировки размеров СЗЗ
средствами бленд-экологии (тюрк. перде-экология), оперирующей разнообразными
"шторами" в виде лесных насаждений, противошумовых стен, различных завес и
т.п., вплоть до обычных штор на окнах, сокращающих необходимые размеры СЗЗ и
других разрывов. Тепловой "остров" одной из ТЭЦ г.Алматы, например,
выполняет роль завесы, перед которой оседает часть загрязняющих веществ,
переносимых воздушными потоками с территории города.
    Тема актуальная, но не единственная, более того, она "сидит" на некоем
философском основании, о котором невозможно не сказать, поэтому далее,
перепрыгивая с пятого на десятое, я коснусь и других вопросов, не менее
удручающих, чем нормативы, налоги и прочее.Сразу же скажу, что как и в
прошлый раз, не жду быстрой реакции, а полагаюсь на спекулятивный рефлекс
публики, в надежде, что из зароненных в ее сознании семян знания
когда-нибудь, ни с того, ни с сего, вдруг проклюнутся слабые ростки
двух-трех добрых плевел.
    Трудно представить себе людей, добровольно и без особых на то причин
изучающих конституцию, Стратегию "Казахстан-2030" (далее "2030"),
Стратегический план до 2010 г. (далее "2010"), природоохранное или иное
законодательство, которое, как уверяют знатоки, сегодня никто уже до конца
не знает. В такой ситуации надо начать сначала, заглянуть в основания
законов, в содержащиеся там (непреложное правило) условности, натяжки и
подвохи и на вытекающие из них (и это непреложное правило) санкции, кары,
поборы, унижения, сломанные жизни и победные реляции слуг народа. Наполеон,
не получивший рабочей закалки на мануфактурах Корсики и Франции, сказал
как-то (по свидетельству Е.В.Тарле) разработчику своей конституции: "Да, да,
пишите так, чтобы было кратко и неясно". За 200 лет с лишним до него юрист
М.Монтень отмечал неподъемное изобилие французских законов, сделавшихся
загадкой для народа и рыночным товаром для крючкотворов, и Наполеон тоже
этого не избежал. Иначе говоря, самый неясный результат, как всегда,
достигается размножением законов, подзаконных актов, указов, бесчисленных
поправок, дополнений, изменений. И когда все перестают понимать где и о чем
идет речь, и где и за что могут посадить, тогда правит произвол, наполеон,
право сильного. Чтобы не погрязнуть в правовой каше, вспомним, что садовод
изначально знает, что и какого сорта вырастет на его сливе, а огородник -
на грядке, и воспользуемся рецептами садовода и огородника и поглядим из
каких же семечек и косточек и на какой почве произросло природоохранное
законодательство.
    В первую очередь отметим, что в Казахстане было изготовлено два
природоохранных закона: Казахской ССР "Об охране природной окружающей среды"
1991 года (далее: закон-91) и Республики Казахстан "Об охране окружающей
среды" 1997 года (далее: закон-97), а в них два раздела.
    Разделы, посвященные нормированию качества окружающей среды (ОС) и
экономическому механизму охраны ОС, пришли из Советского прошлого, в котором,
как неоднократно говорил Президент страны, население было конституционно и
практически социально защищено государством, а потому не испытывало неудобств от
недостатков нормирования качества ОС и фискальной  сути экономического
механизма. В те времена на социальные нужды (в общественные фонды потребления)
направлялось более 70 процентов национального дохода (в 1985 г. - 78 %) СССР. В
нынешнем космополитичном рынке эти показатели давно стали легендой; есть,
правда, задумка власти направить в 2002 г. на "социальный блок" не менее
60 % суверенных "бюджетных расходов", что составит где-то 10 долларов в
месяц на душу населения. Простой советский инженер в 1985 году получал в
Казахстане одну только заработную плату в сумме, эквивалентной 360 долларам
в месяц. Видимо, в стране воспроизводится порядка 300 млрд. долларов в год,
один процент которых добрые люди из закона "О борьбе с коррупцией" жертвуют
в бюджет страны. В ситуации отсутствия права на труд, государственных
гарантий соблюдения прав человека на жизнь, здоровье, жилище и прочую
"физиологию", абсолютному большинству населения, определенному Президентом
как "простые люди" и "класс бедных", должно быть небезразлично любое
налоговое посягательство на его "личный" бюджет. Нынче (см. "2030") каждый
сам за себя, сам должен преодолевать "энтропию", и мы еще вернемся к
экологическим поборам, опустошающим карманы простых людей с 1991 года
посредством упомянутого "экономического механизма".
    Что касается нормативов качества ОС, то закон-91, а за ним закон-97
выделили санитарный норматив "предельно допустимая концентрация" (ПДК)
вредных веществ в ОС, производные от ПДК: предельно допустимые выбросы
(ПДВ), сбросы (ПДС) загрязняющих веществ в ОС и другие, в том числе,
упомянутую СЗЗ. Потом появились нормативы, "ориентировочных безопасных
уровней воздействия" (ОБУВ), "временно согласованных" выбросов (ВСВ) и тому
подобные сибсы ПДК. И закон-91 и закон-97 гарантируют (!): а) научную
обоснованность нормативов и б) экологическую безопасность, охрану здоровья
населения и биоты, предотвращение загрязнения ОС, воспроизводство и
рациональное использование природных ресурсов, сохранение биологического
разнообразия и объектов окружающей среды в случае непревышения нормативов.
Ясно, что превышение нормативов ввергает всех и вся в состояние опасности,
когда им ничего хорошего ожидать не следует. В законе-91 была статья, по
которой экологический вред или его угроза квалифицировались как
экологическое преступление.
    Современный облик "нормативы" получили более 40 лет назад, когда
требования к ПДК выглядели примерно так: ПДК должны быть ниже концентраций,
вызывающих мобилизацию защитных сил организма (т.е. быть ниже порогов
функциональных сдвигов); они должны лежать ниже порога действия на
растительные организмы; для большинства защитных реакций пороговые
концентрации совпадают с порогом ощущения запаха или даже несколько его
превышают. В те времена проводники этого нормирования через коммунальную
гигиену не смущались использовать как синонимы слова: яд, загрязнитель,
раздражитель, вредное вещество, токсикант, опасное вещество и т.п., не
утруждаясь их определениями, и сообщая, например (В.А.Рязанов, 1961), что
любой раздражитель (приятный, неприятный или безразличный) становится
неприятным, непереносимым, а иногда и порождающим страдания (патогенным),
если он приобретает навязчивый, насильственный характер. Это если есть время
на раздражение. Действительно, можно изучать эту категорию, постепенно
отравляя людей (биоту) гептилом (ракетное горючее), нефтегенными
сероводородом и меркаптанами, можно и защекотать до смерти. Другое дело -
пуля или подавиться сладким щербетом - тут концентраций никаких и
раздражимость не разглядишь, а финал одинаковый. Выражение "мужик и ахнуть
не успел, как на него медведь насел" живописует быстротекущий, сильный
процесс (как и отравление человека "лошадиными" дозами яда), когда
раздражимость не актуальна. Это к тому, что натяжки в азах и определениях и
эклектика могут исказить суть явления, привести к абсурду. В конце концов
летальное удовольствие должно же чем-то отличаться от бытовой травмы или
аварии на складе иприта. Вот уж к чему железно подходит эта гипотеза - это к
реакции массы простых людей на власть; тут бы цены не было гигиенически
"выверенным" порогам раздражимости и предельно допустимым показателям типа
ПДК и, даже (так и быть!), ПДВ.
    Надо сказать, что еще застрельщики ПДК предвидели непреодолимые
трудности адекватной оценки того, что происходит с промышленными ядами
(загрязнениями) в их путешествиях от источника до и внутри
природно-хозяйственных комплексов, и безнадежность гонки гигиенистов за
всеми новыми веществами, ежедневно производимыми человечеством, с целью
установления их ПДК. И уже тогда они называли ПДВ "техническими нормативами",
которые "не могут быть положены в основу санитарной практики, так как не
учитывают все многообразие местной ситуации с гигиенической точки зрения"
(В.А.Рязанов, 1961). Труженики санитарии и гигиены сами все еще не учитывают
"все многообразие" (что теоретически невозможно), но порочность ПДВ они уже
тогда раскусили. Для нынешних чиновников те ученые не указ, они знают зачем
им "технические нормативы охраны атмосферного воздуха", (закон "Об охране
атмосферного воздуха", март 2002 г.), и без раздумий о практической
выполнимости запрещают выброс в атмосферный воздух веществ, степень
опасности которых для жизни и здоровья человека и для окружающей среды
(подчеркнуто В.Я.) не установлена" (к этому закону мы еще вернемся).
Напомним, что ПДК - это все-таки гигиена, где-то даже философия, а ПДВ -
это налоги.
    Величины ПДК назначаются по материалам лабораторных экспериментов с
лабораторными же организмами и ничего иного, кроме явлений и событий,
происходящих в рамках лабораторных  моделей не характеризуют. Нужны были
поистине диктаторские полномочия, чтобы понудить всех и вся применять
результаты этой интимной, келейной работы для реальных объектов:
нелабораторных особей того же вида, особей других видов, популяций,
сообществ:, вообще всех внесистемных и системных образований, присутствующих
в биосфере. Уже не удивляют сообщения о том, что физиологические сдвиги в
"организме" происходят при двух ПДК химических веществ в атмосферном
воздухе, обычными стали смертные шкалы вроде: при (8-10) ПДК повышается
заболеваемость по отдельным нозологическим  формам и группам заболеваний,
при 100 ПДК последуют острые отравления, а при 500 ПДК - смерть. Или
другая шкала, утверждающая, что загрязнение воздуха (выше ПДК) бывает
допустимым, слабым, умеренным, сильным (4-8) ПДК, и очень сильным (как
А.Кашпировский, если кто помнит). Для водной среды: 10 ПДК - потенциально
опасно, а 100 ПДК - опасно. Все эти упражнения с кратностями ПДК к
моделированию, как способу адекватного взгляда на реальность, отношения не
имеют, зато приучают, что в нормативы качества окружающей среды заложены
такие коэффициенты, что превышение ПДК в несколько раз, десятков или сотен
раз - сущий пустяк. Ну, будем немного болеть сами и потомки, ну, раньше
будем умирать (вымирать), ну природа немного будет деградировать, словом
произойдет все, что не гарантирует закон в случае его нарушения. Умереть-то
никогда не поздно. Все равно ПДК установлены только для одного вредного
вещества из нескольких тысяч, производимых человечеством. Глядя, как на деле
(и тоже законным образом) обращаются с этим ПДК, поневоле призадумаешься об
узаконенном беспределе под флагом "гарантий", легкомысленно записанных в
законах-91 и -97.
    С инженерной точки зрения, игры санврачей и "экологов" с ПДК означают
или полную оторванность от реальности, или болезни профессионализма и духа
игроков. Как сказано: "Артамоны едят лимоны, а мы молодцы едим огурцы". В
нормальной жизни любое творение должно отслужить расчетный срок в расчетных
условиях, и разрушиться при их нарушении. Для этого существуют критерии
надежности, строительные, технологические и иные нормы, правила, методики,
препятствующие бессмысленным тратам труда, времени, средств. Нашумевшее
обрушение двух американских зданий под сверхрасчетными воздействиями, в этом
смысле, - самое заурядное происшествие. Там тоже никто не закладывал
стократных и более (как в смертных шкалах) "запасов прочности", а со
временем эти постройки все равно пришлось бы регулярно реанимировать или
сносить, это аксиома.
    Вопрос о ПДК в 1990 году рассматривал с методологических позиций М.В.Рац,
который назвал ПДК и ПДВ фиговым листом для прикрытия нынешнего безобразия,
индульгенцией на уничтожение природы. Он полагает, что суть экологической
ситуации не в конфликте человека с природой, а в конфликте различных видов
деятельности, поэтому очистные сооружения и нормы ПДК в принципе ничего
изменить не могут, это лишь средство латания дыр: "расходуя все ресурсы на
латание дыр, мы тем самым увековечиваем это занятие". Профессор делает вывод
о том, что "в принципе нормирование и контроль есть тупиковый путь,
позволяющий растянуть экологический кризис во времени, но отнюдь не
преодолеть его. Конечно, выигрыш во времени в нашей ситуации тоже не лишний,
но вот здесь-то и надо понимать, что время выигрывается за счет здоровья
людей и состояния природной среды. В этом смысле выигрыш обманчив: он
снимает остроту ситуации и притупляет бдительность общественности ничего не
меняя по существу." И рекомендует выработать осмысленную программу действий
и в ее контексте двигаться вперед, используя, в том числе, и нормативы ПДК.
Из них не следовало делать нормативную панацею - в конце концов
первопроходцы (Н.В.Лазарев, В.А.Рязанов и др.) сосредоточивались в основном
на токсикантах (как ядах) и соответствующих им пороговых явлениях. Но не
надо забывать, что недостаток каких-то веществ не менее вреден для организма,
чем избыток. Это обстоятельство сегодня гораздо больше беспокоит абсолютное
большинство населения страны, а в дилемме "яд-лекарство" - вопрос дефицита и
дороговизны лекарств. Один гурман по поводу особо ядовитого пушкинского
дерева анчар сказал: "люблю в салате лист анчара, люблю компот из янычара",
подтвердив тем самым, неоднозначность проблемы.
    Критика нормирования ПДК не прекращается со времени ее введения и,
понимая справедливость ряда замечаний, ее сторонники предлагали разные
приемы усовершенствования модели в рамках все так же граничных условий.
Такое впечатление, что в определенных кругах не слишком популярны
программный подход и метод аналогий, и вообще, - представления о системности
мира, в рамках которых издавна (Е.Одум, 1968, Г.А.Югай, 1968 и др.)
исследуется проблема раздражимости на разных уровнях организации живой
материи, и демонстрируются разные аспекты ее реализации. Системы и
подсистемы, организмы и популяции и т.д., имеют разные "задания" на жизнь,
так что оказывается, что сообществу может быть "безразлично" наличие той или
иной популяции, а тем более, судьба какой-то там особи.
    В последнее время в связи с указаниями Президента о "дальнейшей
интеграции, усилении роли Казахстана в мировом сообществе" и "мягком
вхождении во Всемирную торговую организацию" появились признаки
развертывания кампании по переходу на "цивилизованные" стандарты качества
окружающей среды. Однако во всем мире нормативы качества "растут" от одного
корня явления раздражимости и летальности ядов (токсикантов), и вся разница
между туземными и цивилизованными ПДК сводится к разному их количеству и
отличиям абсолютных величин. Нередко в дебрях Внутренней Азии ПДК
оказываются более жесткими, чем, скажем, в странах, расположившихся на
наносной земле французских рек или на искомых индейских землях, но
принципиальной разницы между ними нет. А поборы с населения через
косвенное налогообложение ("интернализация экстерналий", как сказано в
докладе Софийской инициативы по экономическим инструментам, 1999 г.) у них
иногда выше наших.
    В "цивилизованной" Европе в 1999 г. под маркой охраны окружающей среды
собирали множество разношерстных налогов и платежей. Вот неполный и весьма
забавный перечень налогов (н.) и плат (п.): углеродные/энергетические н.;
н. на серу: п. за NОх ; п. за шум; п. за забор воды; за использование воды,
за водоотведение; сбор на отходы, за опасные отходы; н. на пестициды, на
удобрения; н. на батарейки, пластиковые сумки, одноразовые контейнеры,
упаковку, одноразовые лезвия, одноразовые камеры, бумагу, картон; на гравий,
на шины, на озоноразрушающие вещества; п. за смазочные материалы, за нефтяное
загрязнение; н. на загрязнение воздуха, на радиоактивные отходы, на свалки,
на уран, на ионную радиацию, на тяжелые несчастные случаи, на сырье, на
лампочки, на избыточный навоз, на шахты и т.д. Французский налог на
загрязнение 1999 г. объединил 17 "природоохранных" налогов на отходы, воду
и загрязнение воздуха, а англичане, кажется, ввели сборы, связанные с
изменением климата (!). Глядя через лупу на полуостровные и островные
мелкие и микроскопические "страны" западной периферии Азиатского континента,
паразитирующие на человечестве, понимаешь, что вся эта плюшкинская
(гарпагонская) свалка разномастных "природоохранных" налогов, платежей,
сборов объективно отражает их собственные мелкопоместные, сиюминутные заботы.
Когда одна куча навоза способна провонять весь нидерландско-голландский
лимитроф Германии и Франции, то его власти должны придумать навозный налог,
а обитатели - способы повышения безотходности своего  крупного и мелкого
скота. На азиатских же пространствах этого не требуется, у нас издревле
говорят: "клади навоз густо, в амбаре не будет пусто". Чувствуется, что эти
цивилизаторы забыли где и какие они - истоки "природоохранного
налогообложения", а действуют перебором - способом проб и ошибок, и страшно
радуются и шумят на весь свет, если какая-то их налоговая ак ция неожиданно
оказывается в течение какого-то срока успешной. Когда люди отрываются от
корней, то в долговременной перспективе обречены пробовать, ошибаться и
возбуждаться. Дж. Форрестер в 70-х годах показал, что это обычное явление,
когда причины подменяют симптомами.
    Если вышеприведенный список освободить от пустой фразеологии про
охрану окружающей среды, то мы увидим одни лишь отходы и налоги на них,
перекрывающие друг друга сотнями разных способов. И сам человек и все его
производство тем только и занимаются, что производят реальные и
потенциальные отходы. Машиной для производства  отходов назвал человека
Далай лама XlV и был прав. Земные системы воспроизводятся на отходах и
воспроизводят их сами, так что "отходы" - категория, такая же, как "разрывы",
о которых говорилось в лекции о санитарно-защитных зонах. В этом качестве
отходы - это то, от чего мы по глупости или сознательно хотим избавится,
ориентируясь на принятые нормы или по соображениям. Нам не нравятся какие-то
вещества в питьевой воде - мы их удаляем, добываем уголь - отходы природы
- и боремся с его зольностью, сплавляем радиоактивные отходы и запрещенные
пестициды в третьи страны, навязываем туземцам свои алкоголь и культуру,
бомбим Югославию и т.д. Все это коловращение отходов в человеческих
популяциях и между ними зиждется на популяционной же идее выживания по
старой формуле борьбы за чужие ресурсы (отходы природы), рынки (сбыта
отходов) и власть, дающую отбросам человечества возможность диктовать ему
свои противоестественные взгляды на устройство мирового общежития, карать
несогласные народы, упиваться своими пороками (отходами нравственности),
демонстрируя все более низкий уровень умственного развития, что публично
отмечено, например, у марионеток транснациональных корпораций во власти США,
в ООН и т.п. Более 20 лет назад они отнесли все человечество, кроме себя,
своих вассалов и клакеров общим числом 0,5-1,0 млрд. особей, в отходы,
подлежащие утилизации. В одних регионах работает оружие, в других -
искусственно организованные безработица, голод, бесправие, насилие,
коррупция, и далеко ходить за примерами не надо.
    Антиглобализм - симптом, признак того, что человечеству пришла пора
устроить генеральную чистку своих рядов и уборку своего дома, поскольку к
этому есть исторические предпосылки и нет системных препятствий. На фоне
системных законов наша и "западная" возня вокруг природоохранного
законодательства, всяких там выбросов, нормативов, налогов и прочего, значит
не больше петушиного крика при восходе Солнца.
    Когда, согласно "2030", власть домогается места в поезде западной
цивилизации, я полагаю, что это опрометчивый шаг, потому что, как и
А.И.Неклесса (2001 г.) считаю, что эта цивилизация уже прибывает на свою
последнюю станцию и дальше она не отправится. Неизбежность этой смены
цивилизаций более 100 лет назад обосновали К.Маркс, Ф.Энгельс и другие
исследователи общественно-экономических формаций, и говорили они, как
известно, о коммунистическом устройстве человеческого дома. Никакой крамолы
в этом, ожидаемом сотнями поколений, строе нет: земные природно-хозяйственные
комплексы развиваются в режиме повторяющихся циклов, воспроизводя "старые"
формы с "новым" содержанием, что не запрещено и для доклассовых формаций;
это вопрос времени. Классовые формы - этап, на котором продемонстрирована
глубина падения человечества и его неспособность восприятия уроков прошлого.
В сущности эти формы авторитарны, как и должно быть там, где есть присвоение
чужого труда, где действуют откупщики и мытари, коррумпированная власть и
"простые люди", где главными орудиями административного творчества являются
топор и голод, главной приманкой толпы - этническая, расовая и страновая
исключительность, а вся политэкономия сводится к борьбе за чужие ресурсы,
чужие рынки и собственную власть ценой чужих жизней. Римляне еще
дохристианской эры изобрели "принципат", в который укладываются все
бесчисленные прошлые диктаторские (авторитарные) режимы и укладываются все
современные (включая нынешние азиатские и глобальную диктатуру, формируемую
на базе транснациональной плутократии), отличающиеся лишь масштабами и
степенью жестокости к простому человеку. Принципат - форма рабовладельческой
монархии, при которой формально существуют республиканские учреждения (с их
"свободами"). Природа, правда, ограничила срок существования диктатур,
например, в локальных вариантах - сроком жизни или дееспособности авторитара
(группы). Вот и западная цивилизация доживает свой век в административном
обмороке. Когда наш официоз ликует (март 2002 г.), что администрация США
(вслед за Европейским союзом) "присвоила Казахстану статус страны с рыночной
экономикой" и признала успех "демократических реформ" (известно почему), я
говорю себе, что и для нас теперь нашлось теплое местечко на их погребальном
костре. Выучивший историю Л.Н.Гумилев, в интервью 1992 года, советовал не
искать друзей среди англичан, французов, немцев, которые "я убежден, могут
быть только хитроумными эксплуататорами". Стратег А.И.Неклесса говорит, что
теракт в США отражает цивилизационный кризис, момент смены административной,
иерархической, институциональной цивилизации цивилизацией "сетевой" с
присущими ей самобытной, яркой системой ценностей, с "соборностью -
уникальным сочетанием свободной личности, устремленной к общим целям", и
которая более эффективна и за ней будущее. Сетевой или другой какой аналог
сменит то, что мы видим сегодня, хуже уже не будет. Уйдет в прошлое еще
один позорный эпизод истории и, возможно, кто-то вспомнит, что 10 лет назад
Казахстан имел шанс первой Президентской стратегии системного развития с
опорой на силы собственных граждан, с минимумом авторитарных издержек и без
антагонистических противоречий с возможной "сетевой" организацией жизни
общества.
    Теперь можно вернуться к "техническим" нормативам выбросов (ПДВ),
осужденным трубадурами коммунальной гигиены. Действительно, выбросы "на
трубе" ничего не говорят о концентрациях веществ в зоне дыхания и любом
другом месте. Санитарные нормы утверждают, что ПДВ пропорциональны ПДК, и
что предписанные ими расчеты рассеивания позволяют узнать, на каком
расстоянии от трубы концентрация выбрасываемого вещества снизится до ПДК, и
требуют представления в согласующие ведомства соответствующих расчетов.
Чтобы отвязаться от этих людей, знатоки всегда умели получать нужные
результаты, используя эклектику нормативной кухни, допускающую любые
правильные решения. Место, оконтуренное линией ПДК, объявляется
санитарно-защитной зоной, где устанавливаются ограничения на пребывание
населения и хозяйственную деятельность. В лекции о СЗЗ мы говорили, что
в трудные времена, не уповая на "технические" нормативы, наши предки,
перестраховавшись, установили не менее сомнительные, но честные в признании
волюнтаризма, "минимальные размеры СЗЗ" для группы производственных объектов
и сооружений, которые, при современных средствах исследований природно-
хозяйственных комплексов, являются анахронизмом, причем весьма дорогостоящим
и накладным для населения. На дворе уже третье тысячелетие, а впечатление
такое, что большинство не имеет начальных представлений о СЗЗ и их месте в
категории разрывов. Например, Б.Боске (2001 г.) считает, что СЗЗ для
точечного источника загрязнения - это круг, радиусом примерно 1 км, внутри
которого не допускается проживание людей, что превышение ПДК за границей СЗЗ
теоретически исключает возможность строительства предприятия и т.д. и т.п.
Впрочем, на всякий чих не наздравствуешься.
    Кстати о СЗЗ: в прошлый раз я показал золоотвал и могильники токсичных
отходов (с баз межконтинентальных баллистических ракет), для  которых по
нашим обоснованиям и по решениям уполномоченных органов страны СЗЗ не
устанавливались за ненадобностью. Не буду говорить о порочности разрушения
памятников инженерного искусства, а скажу лишь о том, что могильники еще
многие десятилетия будут напоминать о понесенной утрате. Заодно сообщаю, что
в конце 2001 г. независимая и государственная экологические экспертизы вновь
подтвердили правильность и законность решения трехлетней давности по
золоотвалу без СЗЗ. Из этих беспрецедентных прецедентов можно сделать
некоторые чисто практические выводы. Если вам подбросили работу по оценке
воздействия предприятия на ОС, а вы ничего о СЗЗ не знаете и знать не
желаете, не тушуйтесь, откройте перечень "минимальных размеров СЗЗ" в
санитарных правилах, найдите нужное предприятие - вот вам СЗЗ; остается
внести поправку на розу повторяемости ветров и подкрепить это типовым
расчетом рассеивания по готовой программе, и можете быть уверены, что
этот анекдот пройдет все согласующие и утверждающие инстанции. На одном из
крупнейших нефтегазовых предприятий который год идет чехарда с СЗЗ, хотя
необходимость ее установления в любом варианте никем не доказана, а по
нашему мнению вопрос о СЗЗ здесь будет неактуальным еще много лет. Но, как
сказано, это случай невежества, если же вы выучили свой предмет и хотите
получить удовлетворение от работы, помните, что говорили предки: "понурая
свинка глубокий корень роет".
    Надо сказать, что в свое время санитария могла пойти по естественному
пути, прямо использующему арсенал метода аналогий. Как пишет В.А.Рязанов
(1961 г.): "Некоторые авторы считают, что нормой может быть признан лишь тот
состав воздуха, который наблюдается в естественных природных условиях, в не
загрязненной человеком среде. При этом совершенно безразлично, в каких
величинах эти показатели будут выражены: в концентрациях или условных
единицах:", и далее: "например, проф.Р.А.Бабаянц (1948) писал: "При
обосновании разрывов от существующего предприятия нужно изучить степень
загрязнения воздуха на заранее определенных расстояниях от источника
загрязнения по сравнению со степенью загрязнения воздуха контроля (места с
относительно чистым воздухом). Для этой цели: вовсе не обязательно знание
весового количества аэрозолей". Я не буду цитировать контраргументы
В.А.Рязанова ввиду их обратимости, а отмечу, что в ощущениях, поведении,
образе жизни, здоровье и т.д. человек адекватен ландшафту, в котором обитает
и частью которого является. И естественное (эталонное) и современное
состояние среды его обитания в интегральных и элементных описаниях -
дело не новое, решаемое в представлениях о том, что на элементарном уровне
ландшафт, биогеоценоз, экосистема, геосистема, природный территориальный
комплекс, природно-хозяйственный комплекс - синонимы, эти термины относятся к
одному и тому же объекту познания с позиций разных наук (география, экология,
биология и др.). Чтобы выявить и спрогнозировать результаты какой-либо
хозяйственной акции в ландшафте, никакие ПДК и ПДВ не нужны. В арсенале
упомянутых наук достаточно средств объективной оценки качества среды,
структуры, функций и состояния любой популяции, в том числе и человеческой.
Часто удовлетворительные практические результаты дает сравнительный анализ
почвенной флоры и фауны, растительного покрова в комплексе с
медико-экологическим (продолжительность жизни, смертность, нозологии и т.д.).
Разумеется, нет никаких препятствий к использованию наработок коммунальной
гигиены с соблюдением мер предосторожности, обычных при работе с
конъюнктурными по сути и представительности материалами, перегруженными
допущениями и коэффициентами. В нашей методике 1995 г. (утвержденной в
1997 г.) экологический ущерб от загрязнения ландшафтов ракетным горючим -
гептилом (диметилгидразин) определяется без использования показателя ПДК.
Для тех, кто не может жить без поводыря, можно найти гармоничное положение
ПДК разных веществ на шкалах раздражимости (летальности) и т.д. В свое время
пионеры санитарных норм указывали на условность переноса результатов
санитарно-гигиенических исследований в натуру, обращали внимание на то, что,
в соответствии с теорией, нормирование комплекса проводится только в
отношении тех вредных веществ, для каждого из которых уже установлены ПДК, и
думали, что будут проверять и пересматривать временные по своей сути ПДК
(С.Н.Черкинский, 1962). В среднем за прошедшие 40 лет устанавливались где-то
100-150 ПДК в год. 15 лет назад считалось, что в биосферу уже введено более
4 миллионов ксенобиотиков и продолжает вводиться по 6 тысяч в сутки. То
есть, санитарные нормы и впредь будут оперировать горстью нормированных по
ПДК веществ в океане известных, но ненормированных, и неизвестны веществ,
странствующих на разных системных уровнях и уровнях организации живой
материи. И по-прежнему эти нормативы будут служить поводом для сбора налогов
с устрашаемого населения якобы для его защиты от отходов.
    Упомянутый Б.Боске (2001 г.) напоминает, что платежи за загрязнение
появились в России в 1991-1992 гг., когда возникла надежда на использование
этих платежей "как рыночной альтернативы традиционным методам командной
экономики". И тогда же они были скопированы в Казахстане, и попали в закон-91.
Система платежей была основана "на совокупности стандартов качества среды и
технологических стандартов для воды, воздуха и почвы". Это  известные уже нам ПДК,
ПДВ, ВСВ и другие. ПДВ и ВСВ и сегодня служат в России для начисления платы
за загрязнение (экологический налог) по базовым ставкам 1993 г., помноженным
на инфляционный коэффициент (равный в 1996 г. - 35, в 1999 г. - 80). Вся эта
"альтернатива", как и в других "рыночных" странах, свелась к обыкновеннейшему
грабежу бедняков, долготерпением которых держатся власти. Пока существует
"цивилизованный рынок" современного пошиба, до тех пор алчущие персонажи
законов о преодолениях коррупций будут свежевать и потрошить обывателя под
бодрые экологические марши. Замечу, что с введением в Казахстане в 2002 г.
нового Налогового кодекса норматив ВСВ стал ненужным, и вернусь к России.
    Б.Боске предлагает три направления экологической реформы налогообложения
(в порядке приоритетов): улавливание экономической ренты, которая
производится природными ресурсами; повышение налогов на загрязнение с
акцентом на нескольких приоритетных загрязнителях; налогообложение истощения
невозобновимых ресурсов. Первое направление сулит возможность системного
решения проблем природопользования, в том числе и пресловутых "экологических"
налогов; при этом можно допустить пользование гигиеническими нормативами в
рамках постановок категории раздражимости. Между прочим, в проекте Программы
перехода СНГ к устойчивому развитию в период до 2010 г. (2002 г.) тоже
проводится мысль о рентном подходе. По второму направлению надо сперва
разобраться с ПДВ, ПДС, лимитами, ставками платежей, разрешениями на выброс
ядов и прочим волюнтаризмом в монополизированном обществе. Рано или поздно
всю эту партизанщину придется либо достоверно привязывать к реальности
природно-хозяйственных комплексов, либо отказываться от нее, поэтому стоит
ли так уж суетиться под Европой? Третий путь не самостоятелен по отношению
к первому, к тому же понятия истощения, невозобновимости и ресурсов
многолики и торопиться с ними я бы не стал (вспомним эпизоды, когда
загрязнение оценивается как истощение и т.п.).
    Итак, наше население оказалось в положении "смирного осла", на которого
"садятся двое" (и больше) в смысле природоохранного налогообложения. И плотно
"сели" на него в законе-91. В законе-97 уже нет записей о включении лимитных
платежей в себестоимость продукции, работ, услуг (например, в тарифы на
коммунальные услуги), зато сохранили силу документы, разработанные под
закон-91. Дотошный исследователь может попытаться разыскать документ, дающий
предприятиям право включать платежи за лимитное загрязнение в издержки
производства. Закона-91 уже нет, но он совсем не "умер", и тут уместно будет
сослаться на постановление пленума Верховного суда республики от 22.12.2000 г.,
указавшего судьям, что: а) законодательством об охране окружающей среды (речь
уже о законе-97) "допускается" загрязнение ОС в пределах установленных
лимитов, б) право юридических и физических лиц на загрязнение ОС относится к
платным видам специального природопользования, в) действующими базовыми
руководствами к реализации этого "права" являются два документа,
разработанные к закону-91: "Методика определения платежей за загрязнение
окружающей природной среды" (1994 г.) и "Временный порядок определения
размера ущерба, причиненного природной среде нарушением природоохранного
законодательства" (1995 г.). Замечательная вещь: эти два нормативных опуса
переживут еще не одну редакцию законов об охране чего угодно (и ниже мы это
покажем на свежем примере). Видимо, есть правило: чем ниже иерархическое
положение нормативного акта, тем он консервативнее; его бывает труднее
пересмотреть и заменить, чем иной закон страны. Но и на этом фоне санитарные
нормы (ни с того, ни с сего ставшие "экологическими") выделяются
консервативностью и кастовостью. Под их защитой органы здравоохранения (и
природоохранные) избавлены от необходимости реагировать на изменяющуюся
реальность и очевидные собственные нестыковки с ней, в том числе выявленные в
других сферах научно-практической деятельности. Если и далее эти нормы будут
безоглядно распространяться на что попало, то в недалеком будущем мы (чем
черт не шутит) увидим их космологическое приложение. Например, в виде
указаний по восполнению зимнего дефицита реликтового излучения, или норм
запыленности вселенных, или рекомендаций по профилактике скрытой массы
галактик и скоплений в свете гипотезы Г.Т.Фехтнера-Э.Т.Вебера. Самое
неприятное, что точное и буквальное соблюдение нормативов качества (как
требует законодательство) приведет нас однажды в ноосферу, представляющую
собой смеси вредных веществ в допустимых концентрациях. Потому, что "на
дурака не нужен нож".
    По закону-97 лимиты представляют собой установленные природопользователям
на определенный срок (один год) объемы выбросов (и сбросов) загрязняющих
веществ в ОС, в соответствии с разрешением на специальное природопользование,
удостоверяющим право на выбросы (и сбросы) загрязняющих веществ. Итак, есть
индульгенция на загрязнение и плата за нее. Поскольку закон-97 стыдливо
умалчивает о том, кто на самом деле платит за загрязнение, обратимся к
закону-91, откуда заимствован (с умолчаниями) "экономический механизм охраны
ОС". В этом "механизме" предусмотрены: плата за пользование природными
ресурсами (в пределах лимитов), плата за загрязнение в пределах лимитов и
плата за охрану и воспроизводство природных ресурсов. А теперь повторяем:
все эти платы "включаются в себестоимость продукции (работ и услуг)
предприятий-природопользователей"! Таким образом, громогласно
провозглашающийся принцип "нарушитель (загрязнитель) платит" - шутка. За все
указанное выше на самом деле платит не предприятие, а население. Это система
косвенного налогообложения простых людей.
    Закон-97 писался при наличии конституции (1995 г.) и еще более весомой
стратегии "2030", реализация которой нуждается в инертной массе,
обслуживающей элиту (см. закон "О борьбе с коррупцией"), вкупе с
транснациональными откупщиками пристроившуюся к ресурсному достоянию народа,
в том числе с помощью "экологических" налогов. Поэтому в закон-97 логично
не попали из закона-91 записи про "себестоимость", новелла стимулирования
прогрессивных природопользователей, понятие экологического преступления,
указание о том, что деятельность, "мешающая" осуществлению прав граждан на
безопасную окружающую природную среду, подлежит прекращению, скомканы
положения о зонах экологического бедствия и т.д. Кстати говоря, связка
обязательности загрязнения и истощения природы по лимитным основаниям с
формами кризисного и бедственного загрязнения и истощения ее, сама по себе
достаточна, чтобы говорить не о какой-то охране человека или среды, а о
преднамеренном и узаконенном их сокрушении и разрушении с фискальной
подоплекой. В оправдание лимитных платежей мытари ударились в биоморфизм,
дескать, плата берется за "способность среды" ассимилировать и
нейтрализовать "вредные" вещества. Сама "среда", понятно, ни о чем подобном
не "подозревает"; в ней вместо нейтрализации, запланированной чиновниками,
могут образоваться еще более ядовитые вещества, о чем "среда" даже не хочет
думать. По закону, когда нормативы качества не превышены, вещества являются
безвредными (не являются вредными) и их не надо ассимилировать,
нейтрализовать и собирать в налоговые житницы. Зачем ходить на похороны
людей, которые не пойдут на ваши похороны: Словом, если закон-97 хорошенько
почистить, то от него останется фискальная надстройка над санитарными
правилами, некоторые положения гражданского и налогового кодексов, да
толика советов по контролю, экспертизе и  подобным административным
мероприятиям.
    Наверное закон-97 не надо было делать и еще не поздно упразднить. Это,
в сущности никак не отразится на жизни людей трех казахстанских "классов",
установленных "2030": "внутриполитическая стабильность и развитие будут
опираться на все три класса: богатый, средний и бедный". Президент определил
долю каждого класса так: вверху очень богатые (10 %), внизу - совсем бедные
(10-15 %), остальные - средний класс; средний класс - те, кто зарабатывает
столько, что могут содержать семью, иметь дом, учить детей, хорошо питаться
и одеваться (Казахстанская правда: 17.12.2001 г., 01.02.2002 г.). В цифрах
это: класс очень богатых - 1,4 млн. чел., средний класс - 10,5 млн. чел.,
совсем бедных - 2,1 млн. чел.; сегодня 1-й класс - около 500 человек, 2-й
класс мне неизвестен, но статистика говорит, что у нас только детей и
пенсионеров около 8 млн. человек, так что в бедном абсолютном большинстве
населения класс совсем бедных включает не менее 40 % граждан страны. В
"цивилизованных" странах среднеобеспеченные имеют не менее 1000 долларов в
месяц. Ясно, что очень богатых, кто сам себе закон, ликвидацией закона-97 не
напугаешь (да и Налоговый кодекс остается), остальные два "класса" тоже на
митинг не выйдут. Предрасположенность к бизнесу имеют до 8 % лиц в больших
группах, из них реализуется, вероятно, не более 1 %, выше же говорится, как
я понимаю, отнюдь не о разбогатевших талантах бизнеса, а о все тех же особях
из закона "О борьбе с коррупцией". И вообще, я думаю, что философы еще
оценят глубину планируемой классовой структуры казахстанского общества,
поскольку сам обучен, что "классы" - это такие группы людей, из которых одна
может присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном
укладе  общественного хозяйства (В.И.Ленин), т.е. имеет свою основу в
экономическом строе общества и находит отражение в политическом строе.
Однако я все еще не понял нынешний казахстанский строй и что его ждет помимо
отношений откупщик-мытарь. Можно не сомневаться, все же, что верхний класс
сохранит "экологические" налоги для двух остальных, ведь, как с нескрываемой
гордостью чиновники от охраны окружающей среды записали в "2010":
аккумулируемые объемы средств от платежей за загрязнение ОС сравнимы с
поступлениями от платежей за право пользования недрами при добыче полезных
ископаемых (роялти).
    Как видим, в 2030 году 80 % казахстанцев должны перестать быть бедными
и сделаться среднеобеспеченным "классом". В то же время, хозяева
"цивилизованного" мира давно говорят о его сильной перенаселенности, а их
прогнозисты считают, что в 2030-2040 гг. достаточно оставить 20 % населения
планеты для обслуживания мировой финансовой элиты. Остальные 80 % - бедный
балласт, не имеющий гарантий на существование (А.Капанов, 2001). У нас уже
сегодня соблюдено нужное для западной "цивилизации" процентное соотношение.
    Скоро будет три месяца, как в Казахстане действует новый Налоговый
кодекс, который вполне справляется с "экологическими" налогами, что
позволяет практически полностью исключить соответствующий раздел из
закона-97. Вот, скажем, плата за загрязнение - выбросы в пределах лимитов
производится по ставкам ежегодно устанавливаемым "местными представительными
органами на основании расчетов, составленных уполномоченным органом в
области ООС", а сумма платы исчисляется налогоплательщиками "самостоятельно".
По Методике 1994 г. предприятие рассчитывает ПДВ (например, делает проект
ПДВ), затем пообщавшись с уполномоченным органом по охране окружающей среды,
утверждает соответствующие лимиты выбросов и, в соответствии с разрешением
на природопользование, получает право загрязнять окружающую среду. Плата за
это устанавливается на определенный срок (например, год) как произведение
объема (массы) лимитного выброса на ставку (норматив) платы за единицу
объема (массы). Норматив платы устанавливается уполномоченным органом как
частное от деления неких среднегодовых затрат на охрану окружающей среды (от
выбросов) в некоем регионе к нормативной величине (массе) выбросов в том же
регионе за некий период времени (например, за год). Среди некоторых
специалистов бытует мнение, что для ребят с деньгами (связями) описанная
административная тропа от ПДК до "экологических" налогов ведет туда, куда им
нужно. Я всегда считал, что эти выбросы, лимиты, ставки, платежи не могут
претендовать на научную строгость и точность, а проще говоря обладают
достоверностью и неопровержимостью слухов и наветов. Философия говорит, что
ни в одной стране нет и не может быть другого национального богатства, кроме
людей и природы, которые являются единственными объектами защиты и охраны.
За все, что творится в стране в конечном итоге расплачивается народ: и за
новые столицы, и за выброшенные на аралы и балхаши деньги, и за дурную
"экологию", и за "благотворительность" иноземных откупщиков, и за коррупцию
и все остальное. Есть что-то нечистоплотное в том, что народ принудили
оплачивать заговор отравителей среды, за которым тянется ветвящаяся цепь
(дерево) поборов: от ветви лимитов идут побеги завышенной стоимости товаров,
продуктов, работ и услуг, от ветви санкционированного загрязнения - болезни,
преждевременная смерть, неполноценное потомство, плата за лечение и
лекарства, отнимающие средства на питание, жилище, отдых и т.д., от ветви
деградации ландшафтов растут свои скорбные ветви и побеги. Вред
"экологических" налогов ветвится и множится бесконечно, но они ни в малой
мере не компенсируются, скажем, так, как в СССР социальными и иными благами,
а следовательно накапливаются не только физические (лимитные), но и
комплексные негативные эффекты, имеющие видимые и скрытые причинные связи с
"экологическими" налогами. Попытки представить эти налоги в качестве меры
ущерба (вреда, потерь, убытков и т.п.) не только несостоятельны
методологически, но и безнравственны.
    В общем, есть мнение. Можно взять за основу постановление пленума
Верховного суда республики, почистить его, осовременить и выпустить в виде
небольшого закона об охране окружающей среды. Но у него будет отвратительная
наследственность, пойдут больные подзаконные отпрыски, все это придется
лечить, чтобы не распространять заразу. Легче пойти на эвтаназию такой
"охраны" и изготовить короткий закон об экологической безопасности, имея в
виду, что состояние защищенности от опасностей достигается с применением мер
рациональной организации природно-хозяйственных комплексов, охраны здоровья
природы и общества на системной подоснове. В любом случае надо снять тезис
немотивированного вреда (презумпцию виновности), когда в соответствии с
"научно обоснованными" нормативами, закрепленными законами, его нет и быть
не может. Это метрология, не терпящая сидения на двух стульях в погоне за
двумя зайцами, даже если "мера" у кого-то вызывает сомнения по
аксиоматической базе. И платить должен именно "загрязнитель", а у
потребителя должно быть право выбора услуг и продукции без каких-либо
"лимитных" издевательств.
    А вот более "свежий" пример - закон республики "Об охране атмосферного
воздуха" (16.03.2002 г.). Он приближен к требованию Наполеона о краткости и
неясности: уместился на одной газетной полосе, а в части неясности может (по
моему мнению) быть одной из иллюстраций к высказыванию  Н.Ф.Реймерса: "Все
стали "экологами". Такого взрыва профанации знания не было в истории
человечества" (1994 г.). Опять игнорируются гарантии закона-97 в случае не
превышения "нормативов", опять старая песня про лицензии, лимиты, разрешения
вредить и прочие ступеньки к налоговому монументу. Есть, однако, и новости -
введены оригинальные понятия, приведу только два: "гигиенический норматив
качества атмосферного воздуха - критерий качества атмосферного воздуха,
который отражает предельно допустимую концентрацию вредных (загрязняющих)
веществ в атмосферном воздухе и при котором отсутствует вредное воздействие
на здоровье человека" и "экологический норматив качества атмосферного
воздуха - критерий качества атмосферного воздуха, который отражает
максимальное содержание вредных (загрязняющих) веществ в атмосферном воздухе
и при котором отсутствует вредное воздействие на окружающую среду". Закон
установил запрет на выброс веществ, "опасность" которых "не установлена". На
эти "грабли" нормотворчество уже наступало в недалеком прошлом, причем, с
более разумной формулировкой, но промышленность с участием гигиенистов
добилась отмены "непрактичного" требования. Может быть у "воздушников" есть
какая-то новинка, но я не представляю себе, как они априори разберутся с
миллионами неопознанных и неизвестных веществ. Возможно, что это - услуга
фискалитету или кому-то еще, основанная на постулате невозможности
абсолютного познания. Что открывает неограниченные и неоспариваемые
перспективы взымать плату за сверхлимитное загрязнение, с признаками
нарушения природоохранного законодательства, и разорять природопользователей
"по усмотрению". Едва ли под этот запрет делалось философское обоснование,
у нас и за не выбрасывание вредных веществ берут плату противу здравого
смысла. Не много его и в присутствии в законе понятия "парниковые газы",
которое должно использоваться (статья 1), но не используется в нем, и
получается лишь демонстрация эрудиции разработчиков. Между тем, на эти
заурядные газы можно было повесить сборы, связанные, например, с изменением
климата (со ссылкой на английский опыт, см. выше). Закон так уснащен
отсылами к неназванным актам, что им невозможно пользоваться, и этим он
полностью отвечает второму правилу Наполеона. Жалко, еще не подготовлен
закон о почвенном воздухе.
    Приятно, однако, видеть, что и в глубинах внутренней Азии законодатели
со своим "отражением" возвысились до гносеологии, но в данных текстах это
слишком уж научно, так как упомянутые нормативы - это обыкновенные цифры,
величины, количества, запрещающие знаки вроде "кирпича" на автодороге.
Нормативы в отличие от "кирпича", утратили изначальную функцию и теперь есть
разница: дорожный полицейский штрафует за проезд на "кирпич", а
"экологический" - за недоезд до ПДК, и не "водителя", а случайных прохожих.
Немногие, также, смогут отличить предельное (наибольшее, максимальное) и
максимальное (наибольшее, предельное) содержание загрязняющих веществ;
хотелось бы видеть ситуацию, когда сверхнормативное загрязнение, наносящее
вред окружающей среде, не вредит здоровью человека, и наоборот, человеку -
вредно, а окружающая среда - лучше некуда. Классики И.М.Сеченов, И.П.Павлов
и другие, не знавшие ведомственной "экологии", полагали главной проблемой
гигиены взаимоотношения организма и внешней среды в их взаимодействии и
единстве, и этим все сказано. Короче - этот свежий продукт хорошо бы
использовать для развития и закрепления навыков у лиц, интересующихся
логикой высказываний и философией.
    А вот совсем уже свежий закон "О пчеловодстве" (19.03.2002 г.) - в три
раза короче, четче и практичнее закона "о воздухе" (хотя и тут чиновники не
совсем себя забыли) - в этом он может служить примером, свидетельствующим,
что упадок охватил не все поле законотворчества в природопользовании.
Пчеловоды вообще народ здравомыслящий, природолюбивый и, как правило,
переживающий своих оппонентов, но и они, неделю спустя после выхода закона,
вынуждены говорить о его недостатках и ретивых чиновниках. Они вспоминают,
что В.И. Ленин счел важным издать декрет "О пчелах", и сам подписал его.
    Итак, на мой взгляд, законы об охране окружающей природной, просто
окружающей, воздушной среды (о водной - в другой раз) исчерпали и
дискредитировали себя даже как руководства о правилах загрязнения среды.
Может быть это излишне пессимистичный взгляд, но в широком смысле -
пессимизм - это, безусловно, высшая форма грядущего оптимизма.
          В.А.Яковлев, kostina@nursat.kz, 3 апреля 2002 г.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Социально-экологическим Союзом и Союзом *
* "За химическую Безопасность" (http://www.seu.ru/members/ucs)  *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайте: www.index.org.ru/eco        *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами