Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####      Сообщение ECO-HR.723, 22 мая 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                           Право на чистую природу

     КАК СОСТРИЧЬ ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛАТЕЖИ - ПО ЗАКОНУ ИЛИ ПО СУДУ
      (финасово-юридические пляски вокруг загубленной природы)

    ЭКО-ЧИНОВНИЧЕСТВО В ПОИСКАХ КОРМУШКИ
    Плата за грязь
    Чиновники ищут деньги на финансирование экологических программ
    Правительство задумалось, как собирать деньги с предприятий за
загрязнение окружающей среды. Минприроды и Минфин предлагают
легализовать нынешнюю систему обязательных платежей, приняв новую
главу НК об экологическом налоге.
    Минэкономразвития предлагает стимулировать сокращение вредных
выбросов исключительно ужесточением административной ответственности,
а от дежурных экологических сборов подчиненные Грефа рекомендуют
отказаться совсем.
    Экологическая дискуссия среди чиновников разгорелась в апреле,
когда Верховный суд фактически освободил компании от необходимости
платить за загрязнение окружающий среды. Судьи сочли нынешнюю систему
экологических платежей незаконной, так как их ставки установлены не
законом, а постановлением правительства еще в 1992 г. И это несмотря
на то, что НК и бюджетное законодательство признают такие платежи налогом.
    В 2001 г. "загрязнители" внесли в консолидированный бюджет 7,5 млрд
руб., причем три четверти этой суммы поступило в бюджеты регионов. В
текущем году по этой статье в бюджеты должно поступить 8,5 млрд, причем
в федеральный - 1,6 млрд.
    Теперь Минфин пытается экстренно провести через правительство главу
НК об экологическом налоге. Она регулирует порядок взимания ежегодных
платежей за загрязнение окружающей среды в пределах установленных
Минприроды нормативов. Действующая система немного модифицирована: Минфин
выделил три объекта налогообложения (выбросы в атмосферу, воду, а также
отходы, подлежащие хранению и консервации) , а количество видов загрязняющих
веществ сократилось с 2500 до 100. Сумма налога при этом вычисляется как
физический объем выброса, умноженный на фиксированную ставку.
    Глава департамента налоговой политики Минфина Александр Иванеев пока
не знает, возрастет ли налоговая нагрузка на предприятия в новых условиях.
"Специалисты, которые считали эти ставки, исходили из нынешних потребностей
финансирования экологических программ", - констатировал Иванеев.
    Законопроект, написанный Минфином, совсем не понравился чиновникам
Минэкономразвития, которые говорят, что экологические платежи по своей
сути не могут быть отнесены к налогам. "Налог ведь не является наказанием
за содеянное", - поясняет глава налогового департамента Минэкономразвития
Михаил Орлов. Не горят желанием претворять планы Минфина и налоговики.
Они говорят, что не справятся с администрированием нового налога.
    И в Минфине, и в ведомстве Грефа хотят при помощи экологических
платежей стимулировать предприятия к сокращению вредных выбросов. Однако
идти к этой цели чиновники предлагают по-разному. По словам Иванеева,
размер налога за загрязнение в пределах установленных Минприроды норм
должен стимулировать предприятия к минимизации выбросов. По статистике,
более половины российских предприятий и так превышают установленные
нормативы, возражает Орлов. А значит, платежи за выбросы в пределах норм
будут носить сугубо фискальный характер. Минэкономразвития предлагает
вообще отказаться от платежей за загрязнение, оставив только
компенсационные штрафы за превышение допустимых норм. "Повышение размеров
этих платежей и ужесточение ответственности действительно станут стимулом
для предприятий", - полагает Орлов. Поэтому Минэкономразвития предлагает
вносить поправки не в НК, а в Кодекс административных правонарушений.
    Сами "загрязнители" предпочли, чтобы государство вообще не вмешивалось
в их отношения с природой. "Мы и сейчас платим за выбросы в пределах норм
и вдобавок тратим много денег на экологические программы, - говорит
руководитель управления по связям с общественностью "Сибур-Нефтехима"
Виктор Лысов. - Однако деньги, которые мы отдаем в бюджет, идут непонятно
на что". А член правления "СУАЛа" Алексей Гончаров предлагает государству
разработать механизм, при котором предприятия могли бы целиком вычитать из
обязательных экологических платежей собственные инвестиции в охрану природы:
"Наша компания потратила на плановые экологические мероприятия $9 млн за
последние пять лет и в ближайшие годы планирует потратить еще $15 млн,
однако налоговые новшества правительства, безусловно, могут повлиять на
эту программу".
    Окончательно рассудить чиновников Минфина и Минэкономразвития должен на
этой неделе вице-премьер Алексей Кудрин.
               З.Каика, "Ведомости", 21 мая 2002 года

    ЭКО-СУДЕЙСТВО В ПРЕДВКУШЕНИИ БОГАТОЙ КОРМУШКИ
    Комментарий к решению Верховного суда РФ от 28 марта 2002 года
по поводу признания незаконным Постановления Правительства РФ от
28 августа 1992 года No 632 "Об утверждении Порядка определения платы
и её предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды,
размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в редакции от
14 июня 2001 г. No 463.
    Наконец-то свершилось, и страна постепенно стала от бюрократического
беспредела, переходить к правовым механизмам регулирования отношений в
области экологии. Не совсем понятна беспредельная скорбь и печаль
многочисленных общественных объединений зеленого движения по поводу
рассматриваемого постановления суда. Для того чтобы прекратить рыдания по
поводу происшедшего, необходимо сначала разобраться в существе ситуации
со сбором дани с предприятий и со структурой трат этой дани.
    Не так давно существовала карусель по "освоению" средств
Экологических фондов. Участниками этой карусели были представители
предприятий (экологи), комитеты по защите окружающей среды и
Экологические фонды (экологи) и Государственные унитарные предприятия
по разработке томов ПДВ для предприятий (экологи). Эти ГУПы
формировались из сотрудников Комитетов по защите окружающей среды.
    Так называемый процесс контроля токсичных выбросов предприятий или
процесс освоения средств заключался в следующем:
 1) По договору Предприятий с ГУПами, экологами обеих организаций
составлялись "бумажные" тома ПДВ. При этом в основу составления этих
томов клались не результаты измерений реальных выбросов Предприятия,
предписанные Законом о сан-эпид благополучии, в рамках осуществления
производственного контроля, а лукавые расчёты, на основе предполагаемых
из технологии производства токсичных выбросов в среду обитания. При этом
задача чаще всего решалась (да и сейчас решается) от обратного. То есть
Предприятие заранее оговаривало с экологами (своими и ГУПовскими)
объём выплат за выбросы. Исходя из этой цифры, услужливые экологи
рассчитывали  виртуальный и, как правило, значимо заниженный по
токсичности (как по тоннажу, так и по классу токсичности ингредиентов)
выброс.
 2) Далее в дело вступали Комитеты по защите окружающей среды,
связанные с ГУПами более чем прочными связями. Комитеты "проверяли"
составленные своими коллегами липовые бумаги и узаконивали  объём
виртуальных выбросов. При этом, следует отметить, что Комитеты также не
осуществляли инструментального контроля за выбросами Предприятия.
Все участники карусели были сыты и довольны. Вот только одна
маленькая проблема - оставшиеся от оплаты работы карусели средства,
которые Предприятия платили в Экологические фонды, почему-то никак не
желали расходоваться, ни на мероприятия по приведению в норму качества
загрязнённой деятельностью Предприятия окружающей среды, ни на
компенсации гражданам которые страдали от непомерного загрязнения
среды обитания. Кроме территориальных Комитетов эти средства кормили
многочисленную армию чиновников вышестоящих структур и обеспечивали
их бессмысленную бумажную деятельность.
    Поскольку аппетиты чиновников росли и стабильно росли их аппараты,
средств стало катастрофически не хватать. А, вопиющий рост загрязнения
среды обитания свидетельствовал со всей убедительностью о том, что
средства отчисляемые предприятиями в Экологические фонды никаким
образом не вкладываются ни в предотвращение загрязнения среды обитания,
ни в ее очистку.
    Новая власть, обнаружив абсолютную неэффективность и даже
разорительность для страны содержания громадной армии экологов-чиновников,
приняло совершенно правильное решение - сократило непомерные и абсолютно
неэффективные расходы, сократив бесполезных Монстров - сначала Министерство,
а потом и Комитет по охране окружающей среды. Это были первые два этапа на
пути правовой реформы в области экологии. То, что чиновники, стоящие у
бесплатного корыта подняли в прессе невообразимый вой, якобы радея за
поруганную природу, то это совершенно понятно. Но почему при этом пролились
слёзы многочисленных общественных организаций зеленого движения - осталось
загадкой.
    Третьим этапом правовой реформы в области экологии стал Закон о
защите прав юридических лиц, который прекратил функционирование
подобной карусели существовавшей в Центрах государственного санитарно-
эпидемиологического надзора. Этот Закон остановил беспредел Санитарно-
эпидемиологической службы в обирании ларьков.
    Четвертым этапом реформы стала ликвидация Экологических фондов,
средства которых разворовывались со 100 % эффективностью. Не смотря на
то, что средства Экологических фондов по закону можно было использовать
на выплаты компенсаций вреда здоровью граждан в связи с экологическим
правонарушением, этого никогда не делалось. Вопрос, почему, в данном
случае просто неуместен. Чиновникам, контролирующим средства этих
фондов, самим-то не хватало, а тут еще каким-то гражданам выплачивать
компенсации. Ни для никого не секрет, что уровень воровства средств в
непроизводительных областях "народного" хозяйства, к которой относится
и экология превышает все мыслимые и немыслимые размеры. При этом
механизмов воровства или если угодно "освоения" средств, великое
множество. Главный итог такого освоения средств состоял и состоит в том,
что эти средства не тратятся на решение реальных и приоритетных
экологических проблем территорий, а расходуются на содержание аппарата
чиновников и на громадный объём работ по производству бессмысленных
документов.
    Но, мне могут возразить, что от того, что средства от Предприятий, в
качестве плат за токсичные выбросы, стали перечисляться в общий бюджет,
проблемы качества среды обитания не решило. Эти средства всё равно не
доходят до реального решения экологических проблем территорий. А самое
главное - эти средства не доходят до граждан, здоровье которых страдает
от непомерного загрязнения среды обитания.
    И, вот, наконец-то, свершился пятый этап правовой реформы в области
защиты качества окружающей среды - прекращены липовые выплаты
Предприятий за виртуальные выбросы.
    Стоит ли по этому поводу переживать, как это делает даже такая
казалось бы, профессиональная общественная организация как Гринпис?
Переживать не стоит. Теперь средства остаются у Предприятий. И теперь
появилась возможность правовым путём адресно направить эти средства на
защиту среды обитания на конкретной территории и на защиту здоровья
конкретных граждан.
    Очень кратко перечислю правовые механизмы изъятия средств у
предприятий - причинителей вреда окружающей среде и вреда здоровью
граждан.
 1. Гражданин в судебном порядке может и должен требовать от
причинителя вреда компенсаций вреда нанесённого его здоровью в связи с
экологическим правонарушением.
 2. Санэпиднадзор и комитеты по охране окружающей среды, доказав
противоправные действия причинителя вреда качеству окружающей среды в
судебном порядке могут добиваться, как компенсаций своих расходов на
контроль качества среды обитания и выбросов источника патогенов, так и
прекращения действий источников патогенов, а также и очистки ими
загрязнённой среды обитания. Но для доказательства нанесённого вреда
качеству среды обитания эти организации должны измерять токсичные
вещества и патогены физической природы в среде обитания, а не заниматься
бессмысленным бумажным контролем. Способны ли ленивые коты, которые
долгое время безбедно существовали на дотации государства и мзду
предпринимателей зарабатывать честно своей профессиональной работой и
идти в суд для получения честно заработанных средств - это  б-а-а-а-а-льшой
вопрос.
 3. Лечебно-профилактические учреждения и Фонды обязательного
медицинского страхования должны в судебном порядке истребовать с
причинителя вреда здоровью граждан средства, затраченные ими при
оказании сверхнормативной медицинской помощи гражданам, пострадавшим
от сверхнормативного загрязнения среды обитания. Но для этого необходимо
будет обосновать существо и объём нанесённого вреда здоровью, а также
причинную связь этого вреда с экологическим правонарушением. Чиновники
ФОМС, относящиеся к отряду наиболее обеспеченных бюрократов вряд ли
пойдут в суд по этому поводу. Ведь для этого им необходимо будет
обеспечить безупречную доказательную базу связи заболеваний граждан с
загрязнением среды обитания. А, как показывает анализ деятельности
ФОМС, делать этого они не могут. Только в редких случаях очевидного
вреда здоровью нанесенного гражданину (например, в случаях утраты
конечности или органа чувств), оплатив его лечение в ЛПУ, представители
ФОМС подают сопутствующие иски по возмещению затрат на
сверхноративное лечение гражданина. Но таких случаев очень мало. А, в
случае массовых заболеваний граждан вызванных неблагополучием среды
обитания ФОМС даже и не пытаются установить причину массового
заболевания и вернуть с причинителя вреда затраченные средства.
    Только правовой механизм может сделать возможным целевое
решение и экологических проблем и проблем заболеваемости граждан в
связи с загрязнением среды обитания. Только правовой механизм может
обеспечить адресное распределение средств на пострадавшие от загрязнения
территории и пострадавшим от загрязнения гражданам. Готова ли наша
судебная система обеспечить правовое решение проблем сверхнормативного
загрязнения среды обитания, а также проблемы адекватной компенсации
гражданам вреда нанесенного их здоровью таким загрязнением - это вопрос.
Если же чиновники, лишенные дармовых доходов и мзды
поднапрягутся и восстановят ныне разрушенный путь административного и
вялотекущего процесса кажущегося решения медико-экологических проблем,
внеся изменения в ГК и в Конституцию (а такие попытки обязательно будут)
то горе нам - гражданам России.
    Фитин А.Ф. - президент "Научного Центра Экологической
                 Токсикологии", abu-ibn@mail.ru, 20 мая 2002 года

    ЗАГРЯЗНИТЕЛИ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
    ЦБК отравляют жизнь
    Минприроды грозится запретить им производство
    Минприроды обнаружило, что все российские целлюлозно-бумажные
комбинаты (ЦБК) нарушают природоохранное законодательство. Чиновники
пригрозили закрытием предприятий - предписания Минприроды о приостановке
деятельности уже получили "Бумажная фабрика "Коммунар", Сибирский ЦБК и
другие. Однако представители этих предприятий утверждают, что основные
претензии чиновников - отсутствие нормативных документов, и обещают
получить их в кратчайшие сроки.
    Пресс-секретарь Минприроды Надежда Клейменова сообщила "Ведомостям,
что проверку предприятий целлюлозно-бумажной отрасли чиновники Минприроды
начали в апреле и до сих пор она не окончена. Однако уже сейчас у каждого
из 32 проверенных ЦБК обнаружены нарушения природоохранного законодательства.
Нескольким комбинатам были выданы предписания ликвидировать выявленные
нарушения, а Сибирскому ЦБК (созданному на базе обанкроченного Красноярского
ЦБК) - прекратить работу. У Сибирского ЦБК не было разрешения на сброс и
размещение отходов производства, а также отсутствовал план природоохранных
мероприятий. В случае невыполнения предписания министерства оно может
остановить предприятие, обратившись в прокуратуру или в суд. Но прецедентов
остановки предприятий целлюлозно-перерабатывающей отрасли из-за выявленных
нарушений до сих пор не было.
    Как рассказал "Ведомостям" топ-менеджер Сибирского ЦБК, предписание об
остановке комбината было получено 6 мая, но предприятие продолжает работать.
"К нам приходили представители природоохранной прокуратуры, и мы частично
уже выполнили требования министерства, например закрыли работающую на
мазуте котельную и перешли на закупку пара в "Красноярскэнерго", - отметил
он. Однако, по словам собеседника "Ведомостей", основная проблема ЦБК
заключалась не в выбросах, а в отсутствии документов, регламентирующих
природоохранную деятельность комбината, которые находятся в стадии
переоформления с Красноярского ЦБК на Сибирский ЦБК. "На прошлой неделе мы
направили письмо на имя министра Артюхова с просьбой дать нам два месяца
на получение всех необходимых документов", - заявил представитель комбината.
Он считает, что выполнение требований Минприроды обойдется комбинату
примерно в 1 млн руб.
    Санкт-Петербургский картонно-полиграфический комбинат получил
предписание до 25 мая получить лицензию на складирование отходов
макулатурного производства, иначе чиновники угрожают закрыть комбинат.
"Выставлена конкретная претензия, но носящая сугубо бюрократический,
формальный характер, - сообщил пресс-секретарь группы Ilim Pulp Святослав
Бычков, - лицензию в требуемый срок мы получим".
    "Если следовать букве закон об охране окружающей среды, то в первую
очередь нужно закрывать металлургические предприятия, например Братский
алюминиевый завод", - полагает представитель одного крупного
целлюлозно-бумажного холдинга. С ним согласны и чиновники Минпромнауки.
"Самыми главными загрязнителями атмосферы являются металлурги и химики,-
отметил представитель Минпромнауки, - однако о проверках этих отраслей
Минприроды ничего не слышно". По его словам, доля предприятий
целлюлозно-бумажной отрасли в общих объемах выбросов загрязняющих веществ
в атмосферу составляет 2,5%. Правда, по водным сбросам цифра гораздо выше -
22,6% , но все равно меньше, чем у металлургов и химиков.
                С.Новолодская, "Ведомости", 21 мая 2002 года

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Социально-экологическим Союзом и Союзом *
* "За химическую Безопасность" (http://www.seu.ru/members/ucs)  *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами