Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.805, 12 августа 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                  Право на общественную активность


        БОРЬБА С ЭКСТРЕМИЗМОМ В РОССИИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА
             (экологическим активистам на заметку)

    ТЕОРИЯ
    С ЭКСТРЕМИЗМОМ БУДУТ БОРОТЬСЯ ПО-СТАЛИНСКИ. 6 июня приняты в
первом чтении проекты федеральных законов "О противодействии
экстремистской деятельности" и "О внесении изменений и дополнений в
законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием
Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности".
20 июня они приняты во втором, а 27 июня - в третьем чтении.
    Предыдущий, 41-й выпуск обзора был посвящен разбору варианта первого
чтения, что избавляет нас от необходимости излагать здесь замысел этого
антиобщественного начинания и его направленность. Скажем лишь, что
очередное шоу на тему "отечество в опасности" было разыграно в
соответствии со сценарием и к полному удовольствию тех, кто пугал
обывателей новой версией "злых чеченцев", именуемых на сей раз
"скинхедами" и прочими "экстремистами".
    23 раза повторял представитель Президента Александр Котенков при
обсуждении в первом чтении "тоном усталого раздражения" (как верно
подметил депутат Сергея Иваненко), что ко второму чтению, конечно же,
будет исключен внесудебный порядок приостановления деятельности
общественных объединений. 23 раза он либо говорил заведомую ложь, либо
добросовестно заблуждался насчет истинных намерений своего патрона. В
окончательной редакции право органов исполнительной власти приостанавливать,
т.е. временно - на неопределенный срок - запрещать общественные объединения,
сохранено. В нарушение статьи 46 Конституции, гарантирующей право на
судебную защиту прав и свобод каждого (как каждого в отдельности, так и
общественного объединения), право на объединение, по новому
антиэкстремистскому закону, может быть ограничено без судебной процедуры
росчерком пера чиновника. Единственное заметное уточнение, в сравнении с
текстом первого чтения, - конкретизация органов, полномочных
приостанавливать деятельность общественных и религиозных сообществ.
Указано, что это органы прокуратуры и юстиции. Что ж, спасибо, что не ФСБ.
    Определение экстремистской деятельности (экстремизма) ко второму чтению
изменено (соответственно, и к третьему - здесь и далее мы будем говорить
об окончательной версии третьего чтения, с учетом проголосованных во втором
чтении поправок). Но нельзя сказать, что оно улучшено. С одной стороны,
исключены "резиновые части" определения, каким оно было в редакции первого
чтения (деятельность "по воспрепятствованию законной деятельности
федеральных органов государственной власти, органов государственной
власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления",
"по совершению действий, направленных на нарушение прав и свобод человека
и гражданина").
    С другой - появились новые карательные нормы, еще более вместительные и
привычные для власти. Теперь это "деятельность общественных и религиозных
объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо
физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению
действий, направленных на", в том числе, "подрыв безопасности Российской
Федерации". И оно понятно: оперировать понятием "безопасность"
соответствующим органам сподручнее, чем "правами и свободами".
    Защищая левый фланг, Сергей Митрохин ("Яблоко") и Олег Смолин (АПР)
добились, что деятельность, направленная на возбуждение социальной розни,
относится к экстремистской только в случае, если такое возбуждение связано
"с насилием или призывами к насилию". Авторы этой, прошедшей лишь с третьей
попытки поправки, действовали, несомненно, из лучших побуждений. Но в
результате получилось, что возбуждение расовой, национальной или религиозной
розни, должно квалифицироваться как экстремизм в любом случае, вне
зависимости от общественной опасности тех или иных поступков.
    Таким образом, обречены быть "экстремистами" последователи любой
националистической идеологии, что, учитывая объявляемую этим законом войну
экстремизму, в корне неверно. Если даже определенная идеология подчеркнуто
ненасильственна (например, религиозное учение Свидетелей Иеговы), но в то
же время отчетливо антагонистична другим конфессиям, на практике следует
ожидать именно такого прочтения определения экстремизма: коммунистом (без
булыжника) ты вправе быть, а Свидетелем Иеговы - нет. Тем более, что в
определение экстремистской деятельности входит "пропаганда исключительности,
превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к
религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой
принадлежности". Религиозная часть определения бьет по всем верующим, кроме,
разве что, последователей Веры Бахаи. А ведь обвинение в экстремизме влечет
за собой ощутимое наказание: от запрета объединения до тюремного заключения.
Список репрессий, ввиду декларированной в законе "неотвратимости наказания
за осуществление экстремистской деятельности", может оказаться не таким
коротким, как рассчитывают некоторые антифашисты.
    Весьма расширено и понятие "экстремистских материалов". Таковыми
предлагается считать материалы, "призывающие к осуществлению экстремистской
деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость
осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей
национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии,
публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое
превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных
преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение
какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной
группы".
    Напомним, что в первом чтении понятие "материалы" вытекало из понятия
экстремизма и не содержало дополнительных к этому определению позиций. По
смыслу появившейся в результате "улучшения" формулы, к экстремистским
материалам относится Библия, обосновывающая превосходство богоизбранного
народа и призывающая разбивать о камень вавилонских младенцев. Труды же
Гитлера и Муссолини и другие "призывающие" к чему-либо сочинения становятся
запрещенными в любом случае, если они "предназначены для обнародования". Но
научная публикация не пишется в сейф. Значит, как в советские времена,
исследование, основанное на таких текстах, сможет быть только закрытым.
    С материалами в законе вышло совсем нехорошо - сущее средневековье. Даже
посвященная этому статья начинается с инквизиторского слова "Борьба". По
этой статье предполагается составление некоего "федерального списка
экстремистских материалов", подлежащего "периодическому опубликованию в
средствах массовой информации". "Материалы, включенные в федеральный список
экстремистских материалов, не подлежат распространению на территории
Российской Федерации. Лица, виновные в незаконных изготовлении,
распространении и хранении в целях дальнейшего распространения указанных
материалов, привлекаются к административной либо уголовной ответственности."
    Вот они - знакомые сроки за Солженицына, которого кто-то хранил в
целях дать почитать. Хорошо органам: не надо будет подбрасывать всем подряд
наркотики и оружие - достаточно будет честно найти то, что и так лежит на
столе. Только Солженицына заменят Лимонов, Проханов и книга "ФСБ взрывает
Россию". Да еще, глядишь, Сорокин.
    Единственное, что не получилось пока осуществить авторам закона - это
заложенный было в первом чтении тотальный контроль за
"информационно-коммуникационными сетями". Надо думать, не по доброте
душевной, а в силу технической неготовности навести "порядок" в Интернете,
оставлено это дело до поры до времени в покое. Провайдеры не обязаны пока,
слава богу, заводить при себе "первый отдел" и проверять все содержимое
сайтов на "экстремизм", как это предлагалось в первом чтении. Статья,
посвященная "сетям связи общего пользования" носит, в окончательной
редакции, общий и не обязывающий ни к каким специальным действиям характер.
Это успокаивает сетевиков, но никак не свидетельствует в пользу закона.
Отсутствие одной из карательных мер в их длинном ряду говорит лишь о том,
что есть вещи, которые еще не решили, как контролировать. Законодательное
развитие темы, похоже, не за горами.
    Зато сохранена норма, обязывающая общественное объединение отрекаться
от экстремистских высказываний своих представителей. Для того, чтобы
распространить это требование также на религиозные объединения и иные
организации, ко второму чтению его изъяли из сопутствующего закона "О
внесении изменений и дополнений:" и поместили непосредственно в закон об
экстремизме. Стало от этого, естественно, только хуже. Уточнено, что
касается это положение только руководителей и членов руководящих органов,
а не любого из членов, как значилось в первом чтении и было просто абсурдно.
Но если один из руководителей делает "публичное заявление, призывающее к
осуществлению экстремистской деятельности, без указания на то, что это его
личное мнение", соответствующие объединение или организация "обязаны в
течение пяти дней со дня, когда указанное заявление было сделано, публично
заявить о своем несогласии с высказываниями". То же самое обязательство
налагается и в случае вступления в законную силу в отношении такого
руководителя приговора суда "за преступление экстремистской направленности".
"Если соответствующие общественное или религиозное объединение либо
иная организация такого публичного заявления не сделает, это может
рассматриваться как факт, свидетельствующий о наличии в их деятельности
признаков экстремизма".
    Мы уже писали в 41-м выпуске обзора, что возложение на общественные
объединения таких обязанностей грубо противоречит статьям 29 и 30
Конституции. По сути речь идет о предъявлении гражданам требования
"отречься" (хорошо, что не трижды), так как общественное объединение, тем
более - религиозное - не есть организация, а есть (с правовой точки зрения)
"двое или трое собравшихся", принявших свое частное решение о создании
объединения для своих частных дел. Понуждать их осудить одного из них -
ничем не отличается от публичных самобичеваний детей "врагов народа",
отрекавшихся от своих отцов на партийных собраниях. И потом - что означают
эти отречения для религиозных организаций кроме неминуемых расколов? Если
некий старец, член Синода РПЦ скажет вдруг в проповеди, что Богородица
явилась ему и возвестила нечто, оказавшееся, по недосмотру Богородицы,
экстремистским, так что - собирать собор, отрекаться от митрополита? Что
греха таить, такие митрополиты были в РПЦ, и не так давно. Можно не
питать к ним симпатий. Но трудно придумать для церкви более
изощренно-дьявольского, безбожного закона.
    Поправки, внесенные во втором чтении в закон "О внесении изменений и
дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием
Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности",
оставляют не менее тягостное впечатление. Наиболее опасные положения
появились в УК. Говорить о восстановлении в Уголовном кодексе сталинской
58-й статьи можно теперь, ничуть не преувеличивая. Для этого законодателям
не пришлось изобретать в "демократическом" УК новой статьи. Достаточно
оказалось изменить несколько слов в названии и тексте статьи 280-й,
устанавливавшей (до этих изменений) ответственность за публичные призывы к
насильственному изменению конституционного строя. Теперь та же статья, с
теми же санкциями будет карать за "публичные призывы к осуществлению
экстремистской деятельности". Иными словами, за призывы к "подрыву
безопасности" (в частности, за призывы к переговорам с Масхадовым,
прекращению войны и т.п.) полагается теперь до 5 лет лишения свободы.
    Расширяется УК и двумя новыми статьями (282-1 - "Организация
экстремистского сообщества", 282-2 - "Организация деятельности
экстремистской организации"). Под первую предполагается подводить тех, для
которых покажется мало одной 282-й и некоторых других статей, отнесенных к
категории "преступлений экстремистской направленности". Вторая предназначена
для преследования того, кто рискнет продолжать собираться "больше двух"
после объявления судом организации, которую он возглавлял или к которой
принадлежал, "экстремистской". Запретом "экстремистской деятельности"
поражается и целый ряд других законов: "О средствах массовой информации",
"Об общественных объединениях", "О профессиональных союзах, их правах и
гарантиях деятельности", "О свободе совести и о религиозных объединениях",
"О политических партиях". Так, по обвинению в экстремизме, допускается
внесудебное приостановление деятельности первичной профсоюзной
организации.
    Особого внимания заслуживает измененный под шумок порядок
приостановления деятельности тех общественных объединений, претензии к
которым никак не связаны с "экстремистской деятельностью". Казалось бы,
поставив задачу разбираться с "экстремистами", с какой стати упрощать
карательные процедуры в отношении тех организаций, которые нарушили
какие-либо нормы (санитарно-эпидемиологические, противопожарные или,
например, налоговые), но не представляют общественной опасности в смысле
антиэкстремистской борьбы? Между тем, любые обнаруженные прокуратурой
либо органом юстиции нарушения (вплоть до несвоевременного предоставления
отчетности) также повлекут теперь, согласно принятому закону, внесудебное
приостановление деятельности на срок до 6 месяцев. Единственное условие -
соответствующий орган или должностное лицо обязаны предварительно внести
в общественное объединение представление и установить срок для исправления
нарушений. Срок при этом не оговаривается (это вполне может оказаться и
один день). Из чего видно, что под ширмой борьбы с экстремизмом государство
объявило войну всем независимым общественным организациям, сам факт
существования которых кажется некоторым подозрительным.
    Речи, звучавшие в зале при обсуждении проекта, даже терминологически
совпадали с известными разоблачительными выступлениями времен не столь
отдаленных. К сожалению, звучали они из уст правых сил: "Этот закон
направлен на очищение от всякой грязи экстремистской нашего общества"
(Павел Крашенинников, СПС). "Этот закон предлагает гражданам соизмерять
свое поведение с тем, что полезно для нашего общества" (Елена Мизулина,
СПС). Действительно, оценки по поведению угрожают теперь всем нам. Не
оказалось бы только, что "грязи экстремистской" слишком много - десятки
миллионов.
        Бюллетень неправительственных организаций "Законотворческий
        процесс в Государственной Думе: правозащитный анализ"
        No 42, 24 июля 2002 года, obzor_zakonov@demokratia.ru

    ЖИВАЯ ПРАКТИКА В ТАМАНИ
    ЗАДЕРЖАНИЕ АКТИВИСТОВ ПОСЛЕ МИТИНГА ПРОТЕСТА ПРОТИВ
СТРОИТЕЛЬСТВА АММИАЧНОГО ТЕРМИНАЛА НА ТАМАНИ
    Власти и милиция Темрюкского района применяют необоснованные
репрессии против экологических активистов, чтобы сорвать кампании
протеста против аммиачного терминала
    10 августа 2002 года в поселке Волна (Темрюкский район
Краснодарского края) перед офисом химической корпорации "Тольяттиазот",
осуществляющей строительство терминала по перевалке аммиака, состоялись
пикет и митинг протеста. Это была первая акция, проведенная в рамках
общественной кампании против строительства терминала, начатой
экологическими активистами.
    Функционирование этого терминала создаст огромную угрозу экосистеме
Черного моря и жизни местного населения. Строительство сооружений
терминала и подъездной железной дороги уже нанесло огромный ущерб природе
Таманского полуострова, археологическим памятникам. Оно осуществлялось и
продолжает осуществляться с грубыми нарушениями закона.
    В акции приняли участие местные жители, представители казачества и
экологические активисты Движения против насилия, Движения "Хранители
Радуги" и Социально-экологического Союза Западного Кавказа. Она прошла
под лозунгами "Махлай, уходи!", "Черное море должно жить!" и др. В
пикете и митинге приняло участие более 60 человек.
    Накануне митинга на экологических активистов оказывалось большое
давление с целью не допустить его проведения. Когда Глеб Эделев
расклеивал листовки в станице Тамань, к нему подошли трое и стали
угрожать арестом, причем выяснилось, что один из угрожавших был
заместителем главы администрации Темрюкского района Гриценко. Днем
в штабе кампании внезапно перестал работать телефон, в результате
чего оргкомитет кампании остался без связи и электронной почты накануне
митинга. Поздно вечером штаб снова посещали милиционеры, но на этот раз
никто не был задержан. Ожидалось, что и во время митинга также будут
репрессии со стороны милиции.
    В этой связи пикет и митинг охранялись казаками, и прошли без
каких-либо инцидентов. Репрессии начались сразу после того, как митинг
закончился, и казаки уехали.
    Экологические активисты начали разбивку лагеря протеста возле поселка
Волна. В это время к ним подъехала машина милиции. Милиционеры начали
проверку паспортного режима. При этом была задержана Вика Кучеренко из
Майкопа, на том основании, что она несовершеннолетняя (ей 16 лет). После
этого в штабе кампании против строительства аммиачного терминала,
располагающемся в станице Тамань, была задержана на том же основании Лена
Гребенщикова из Майкопа (ей также 16 лет). У обеих девушек были паспорта,
они поехали на Тамань с разрешения родителей. Никаких противоправных
действий они не совершали. Милиция, очевидно, просто решила таким образом
сократить количество участников кампании протеста.
    В настоящий момент девушки находятся в Темрюке в районном отделении
внутренних дел. Представитель Социально-экологического Союза дозвонился
до оперативного дежурного РОВД, чтобы узнать о судьбе девушек. На вопрос
на каком основании они задержаны, дежурный не смог дать ясного ответа.
    СоЭС Западного Кавказа обращается ко всем, кто обеспокоен судьбой
девушек, с просьбой направить письма протеста против их необоснованного
задержания в Темрюкский РОВД.
    Начальник Темрюкского РОВД - подполковник Зимин Александр Евгеньевич.
          Факс: (86148)5-38-97, Тел: (86148)5-19-72
    Властные структуры Темрюкского района, которые вопреки интересам
местного населения активно поддерживают проект строительства аммиачного
терминала на Таманском полуострове, чрезвычайно озабочены начавшейся
кампанией протеста. Последние репрессии свидетельствуют о том, что они
любой ценой намерены сорвать ее проведение.
       А.Рудомаха (СоЭС Западного Кавказа), на основании информации,
                   переданной по телефону в штаб кампании в Майкопе
                   ies@rambler.ru, 10 августа 2002 г.
    ДОПОЛНЕНИЕ. Ночью майкопский штаб развернул небольшую кампанию по
телефонному вызволению девушек из неволи. И сегодня утром стало
известно, что после звонков в Темрюкский РОВД из СоЭС, Радио России и
атамана Темрюкского района Вику и Лену глубокой ночью милиционеры сами
вернули обратно в лагерь. Тем не менее, сегодня утром информация о
неправомочном  задержании экологических активистов на Тамани прошла по
Радио России.
     Д.Капцов, Экологическое движение "Зеленая Молния", СоЭС
               Западного Кавказа, d__m@mail.ru, 11 августа 2002 г.

     КАНДИДАТЫ В МОСКВЕ
     "Хранители радуги" и Московское отделение Союза радикальных художников
 АНОНС
 ЧТО: театрализованная акция
 ГДЕ: по адресу: Москва, Тверской бульвар, 14, строение 1 (ст.м. Тверская,
Чеховская)
 КОГДА: 13 августа (вторник) в 13.00
    Основное требование активистов - отказ Минобороны США от реализации
проекта строительства комплекса по утилизации ракетных двигателей твёрдого
топлива (КУРДТТ) в Воткинском районе республики Удмуртия в связи с массовыми
протестами населения и экологической вредностью проекта.
    Организаторы - радикальное экологическое движение "Хранители радуги" и
Московское отделение Союза радикальных художников, а также сочувствующие
представители литературно-художественной среды.
    Дополнительная информация: О.Блатова, blatoba@mail.ru
    Подобности о чрезвычайно опасном американском проекте в Удмуртии
можно узнать на: http://www.seu.ru/vesti/2001-03/26.htm
           Источник: seupress@seu.ru, 11 августа 2002 г.

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами