Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.816, 23 августа 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                   Право на безопасное разоружение


  РОССИЯ, ГОРНЫЙ: ХИМИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ НА ДЕМБЕЛЕ ПО-ПРЕЖНЕМУ ОПАСНО
              (кто остановит З.Пака с С.Кириенко?)

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
    Отрава только для своих
    Недавно по телевидению прошел сюжет о том, что в поселке Горный
Саратовской области практически уже построен и готов к пуску завод
по уничтожению химического оружия. Здесь будут утилизовать отравляющие
вещества (ОВ) кожно-нарывного действия - иприт и люизит, запасы которых
хранятся в этой местности с 1950-х годов. По оптимистичным расчетам
официальных лиц объект заработает уже в августе, на худой конец в
сентябре - это зависит от "готовности".
    Объект в Горном - первый, построенный в рамках программы уничтожения
химического оружия, которое Россия должна ликвидировать в соответствии с
ратифицированной в 1997 году международной Конвенцией о химическом
оружии.
    Казалось бы, радоваться надо. Хоть с опозданием, хоть со скандалами,
преодолевая сопротивление армейских, но начнут наконец ликвидировать одну
из химических помоек, которые накопились на территории страны за годы гонки
вооружений. Однако не только радости не вызывает известие о предстоящем
пуске объекта в Горном, наоборот, оно рождает тревогу. Не знаю, насколько
готов к пуску конкретный объект, но очевидно, что к уничтожению химической
отравы не готова наша государственная бюрократическая система.
    Программа-минимум
    В послеельцинской России на арене химического разоружения действует
новая, гражданская, связка руководителей. Это министр Росбоеприпасов
Зиновий Пак и руководитель государственной комиссии по химическому
разоружению, он же полномочный представитель президента в Приволжском
федеральном округе, где находятся 5 из 7 складов химического оружия,
Сергей Кириенко. А армия наша, на радость зарубежным контролерам, вроде
бы отошла на второй план и с интересом наблюдает, каково живется
химической отраве после "дембеля". Надо сказать, что новая руководящая
команда действует очень активно. Вопрос в другом: какова программа
действий и насколько эти действия согласуются с требованиями не только
Конвенции, не только государственной политики, но и безопасности
населения.
    Нынешняя программа уничтожения химического оружия существует всего
год. По признанию создателей, она раза в полтора дешевле прежней, образца
1996 года. Это можно было бы счесть достоинством, если бы экономия не
произошла в основном за счет социальной составляющей и экологической
безопасности. Но ни первая программа, ни вторая не передавались на
обязательную по федеральному закону "Об экологической экспертизе"
государственную экологическую экспертизу. По сути дела новая программа
нелегитимна, она может быть опротестована через прокуратуру и отменена по
суду. Столь же незаконно ее финансирование Государственной думой.
    Изобретен и способ неполностью соблюдать Конвенцию о химическом оружии.
Напомним, что в Конвенции речь идет о трех национальных задачах химического
разоружения: 1) уничтожение наличных запасов химического оружия; 2)
ликвидация цехов по производству химического оружия; 3) решение проблемы
старого химического оружия - того, что было изготовлено до 1946 года и
потеряло свои боевые характеристики.
    Все эти задачи предписаны Конвенцией и обязательны для нашей страны.
Между тем обязательство решить проблему старого химического оружия
исключено не только из программы, но и из служебных обязанностей министра
Росбоеприпасов. Тем не менее старое химическое оружие в России имеется, и
его очень много: куда-то ведь делись 120 тысяч тонн ОВ, изготовленных в
годы Отечественной войны, не говоря уже о довоенных запасах. Старое оружие
закопано более чем в 350 точках страны.
    Не стану перечислять их все, ограничусь лишь теми местами, по которым
уже найдены прямые документальные указания: Москва (Кузьминки, Останкино,
Богородский вал), Биробиджан (Еврейская автономная область), Шуя (Ивановская
область), Иркутск-Батарейная, Пермь-Бахаревка, Карачев (Брянская область),
Рыбинск (Ярославская область), Торопец (Тверская область), Глазов
(Удмуртская республика).
    И со всей этой закопанной химической отравой надо что-то делать. Даже
не из-за Конвенции, а с позиции здравого смысла: это же экологическое
оружие высшей опасности. А вот для нашей государственной бюрократии этот
колокол пока не звонит.
    Бюрократические фокусы
    Не менее любопытен и новый фокус, который придуман насчет хваленого
двухстадийного способа уничтожения химического оружия. Это именно способ,
а вовсе не технология: обязательной государственной экологической
экспертизы сие достижение советской инженерной мысли не проходило, стало
быть, и числиться среди легитимных никак не может. Так вот, первую стадию
уничтожения авиационных химических бомб было решено проводить в местах их
хранения - в Пензенской, Кировской и Брянской областях, а вот вторую -
передать в промышленность. Это означает следующее: там, где складировано
химоружие, сооружаются объекты, подобные тому, что построен в Горном. На
этих объектах боевые ОВ перерабатываются в "просто" токсическое вещество,
опасное уже не для военного противника, а исключительно для работающих с
ним и живущих рядом людей. Далее это вещество можно опять же "просто"
хранить, а можно утилизовать на других, уже существующих промышленных
химических предприятиях, куда их нужно, кстати говоря, доставить - со
всеми сопутствующими проблемами, опасностями и предосторожностями. Для
этого нужно, как минимум, согласие регионов, где такие предприятия
находятся, и территорий, через которые химическую "грязь" повезут.
    Знающие люди уверяют, что пермский губернатор пока уклоняется от
непрошеной отравы - навара никакого, а хлопот хватит надолго. А вот в
Чувашии местные законодатели так переделали соответствующий закон
республики, что в нем осталась маленькая лазейка, как раз подходящая
для завоза отравы второй свежести со стороны.
    Впрочем, маневры с фокусами и лазейками совершаются напрасно:
повторяю, пока и этот способ уничтожения химического оружия не пройдет
полупромышленных испытаний и не станет  после экспертизы технологией, он
незаконен. А ведь время для опытных, так называемых полупромышленных,
испытаний двухстадийного способа уничтожения химического оружия было: 13
лет прошло со времени протеста жителей Чапаевска, "отбивших" свой город
от опасного производства. Но испытаний никто проводить не собирается.
Раньше не собирались генералы С.В.Петров и А.Д.Кунцевич, а теперь вот
гражданские лица З.П.Пак и С.В.Кириенко.
    Экологическое сообщество, в рядах которого состоят не менее
квалифицированные специалисты, чем экологи официальные, пока не видело
никакой технической документации - ни о способах уничтожения химического
оружия, ни о выборе места уничтожения, ни о возведении соответствующих
объектов. Какие-то обрывки наша государственная бюрократия скидывала с
барского плеча, а к изучению документов в полном объеме пока что не
подпускала.
    Еще в бытность премьер-министром в апреле 1998 года Сергей Кириенко
разрешил на опасной военной "химии" строить объекты без утвержденной
технической документации. Конечно, это решение было завернуто в какие-то
красивые слова - это наша бюрократия умеет, - но смысл был один: если
даже полного комплекта документов нет, строить опасный объект можно.
Неизвестно, было ли это решение опротестовано, отменено, изменено. Но
вот обществу предъявляют результат - только что построенный объект в
Горном. Чем пугает он?
    Почему не звонит колокол?
    Самое время обратиться к собственно безопасности людей, которая по
Конвенции о химическом оружии является внутренним делом государства -
обладателя этого оружия - и проверять которую никто из Гааги не приедет.
Не потому, что черствые, а потому, что не обязаны. Наша гражданская
руководящая команда делает вид, что с безопасностью жителей, десятилетия
делящих одну землю с химическим оружием, никаких проблем вроде бы нет.
Между тем аварии на складах хранения и объектах уничтожения химического
оружия более чем ожидаемы. Однако всерьез ни их вероятность, ни тем более
последствия еще никто не просчитывал.
    С чем наш доблестный МЧС (именно на его плечи, а вовсе не на армию,
возложены обязанности по спасению населения) встретит аварию с химическим
оружием? Противогазы они запасли только для граждан старше полутора лет,
а те, что помоложе, как говорится, могут не беспокоиться - средств защиты
органов дыхания младенцев нет. К тому же никто не дает ответа на простой
вопрос, как долго люди должны сидеть в противогазе и что они будут при
этом делать? Ведь ни один военный не заверит нас, что зоман и советский
V-газ - ОВ нервно-паралитического действия - быстро испарятся. Напротив,
эти стойкие ОВ всегда были гордостью нашей армии, и находиться в окружающей
среде они будут не час и не два, а много суток.
    Со средствами защиты кожи и того хуже. Вспомним, что такие ОВ, как
зоман и V-газ, спокойно проникают через кожу им противогаз не помеха, и
это обстоятельство так же было гордостью нашей армии. Так вот, средства
защиты кожи запасли только для руководящих товарищей, обитающих в местах
хранения и уничтожения химического оружия. А что же остальные граждане
России?
    Кстати, весь разговор о защите жителей в случае аварии беспредметен. У
нашей армии (об МЧС и речи нет) вообще нет средств измерения ОВ, которые
бы могли дать гражданским жителям "колокол громкого боя". Чувствительность
имеющихся у нашей армии приборов в 1000 (одну тысячу!) раз хуже, чем
требует официальный гигиенический стандарт нашей страны для концентрации
ОВ в воздухе населенных пунктов. Как видим, от приборов люди об аварии и
утечке ОВ не узнают ничего, так что противогазами ни они, ни даже МЧС
озаботиться не успеют. А защищать кожу им никто и не обещает.
   Тот, кто дочитал до этого места, не может не задаться вопросом, а не
собрались ли пожертвовать живыми людьми наши организаторы процесса
химического разоружения? Если это так, то неплохо бы заявить об этом прямо.
Если же они всего лишь хотят поставить масштабный опыт, сработает или не
сработает вышеописанная "система защиты" людей (без кавычек очень трудно
обойтись) от ОВ в случае аварий и утечек, то и эта цель должна быть четко
обозначена. В такой социально чувствительной сфере, как химическое
разоружение, иначе нельзя.
   Завтра Чернобыль?
   К сожалению, наше общество как-то стало забывать об имеющемся опыте.
А он был и очень трагичный. Когда-то наши хваленые атомщики в своем
секретном подполье, опасном для благополучия людей и природы, совершали
много всяких упрощений и рационализаций. И были эти упрощения ничуть не
меньше тех, что сейчас проделали "химики". И атомщикам в их подполье никто
не мешал совершать все эти противозаконные действия, разумеется, "в
интересах обороны страны". А когда за 10 лет до Чернобыля Г.Медведев
написал повесть-предупреждение "Экспертиза", военно-ядерный комплекс не
допустил ее публикации.
   И так продолжалось вплоть до 25 апреля 1986 года. А потом наступило
26 апреля - наше чернобыльское похмелье.
   Теперь же военно-химический комплекс, похоже, предполагает повторить
трагический опыт на своем материале. Трудно иначе квалифицировать
истовость, с которой рвутся начать уничтожение химического оружия, не
обеспечив все мыслимые меры безопасности. Не говоря уже о том, что никто
пока не убедил общество в абсолютной безопасности всех намеченных
действий.
          Л.Федоров, доктор химических наук, "Новое время",
                                      25 августа 2002 года

    КСТАТИ
    Вторник, 20 августа 2002 года, США
    Выброс нервного газа в окружающую среду на тихоокеанской армейской
установке по сжиганию химического оружия; свидетельство непригодности
сжигания для надежного разрушения отравляющих веществ. Смертельный газ
VX обнаружен в концентрации, в 45 раз превышающей разрешенный в армии
предел
    Сегодня армия и Агенство по охране окружающей среды подтвердили,
что нервный газ VX был выпущен в окружающую среду больше недели назад
на армейской установке для сжигания химического оружия на острове в
Тихом океане. Вчера утром Рабочая группа по химическому оружию (CWWG),
экологическая коалиция США, выступающая за безопасное уничтожение
химического оружия, получила анонимное подтверждение, что такой выброс
произошел. Позднее через третье лицо они получили армейский пресс-релиз,
датированный 16 августа 2002 года и подтверждающий, что инцидент случился
12 августа. Однако армейское официальное сообщение не уточняет, где
именно произошел выброс смертельного VX в окружающую среду. Выброс в
окружающую среду был подтвержден дополнительным внутренним армейским
документом, полученные сегодня CWWG, в котором сообщается, что газ VX
был обнаружен в концентрации, в 45 раз превышающей допустимую, причем
документ утверждает, что "объем выброса изучается"... CWWG и ее союзники
продолжают призывать к более надежному, более управляемому подходу к
уничтожению химического оружия.
    Последний выброс отравляющего вещества произошел тогда, когда на
тихоокеанском инсинераторе на Гаваях на острове Калама [атолл Джонстон],
расположенном примерно в 800 милях, происходил процесс "закрытия". Он
требует, чтобы все отходы, загрязненные отравляющим веществом, были
обеззаражены, а сама установка была демонтирована и подвергнута
обеззараживанию. Шлам из цистерны для отравляющих веществ был сожжен в
печи... Трое рабочих, кто были ближе всего к опасной зоне, были проверены
на возможность поражения отравляющим веществом. Армейские документы
утверждают, что у тех рабочих не были найдены признаки поражения. Однако
остальные рабочие проверены не были, хотя загрязненные отравляющим
веществом отходы, по сообщениям, тлели на открытом воздухе в течение
больше чем 15 минут.
    Приборы для измерения отравляющих веществ, установленные по периметру,
были проверены на возможность обнаружения VX. Согласно внутренним документам
армии, приборы показывали результат "отрицательный по GB (зарину) и HD
(иприту), но неокончательный" по VX. На следующий день из отходов были
взяты образцы для анализа и "... снова подтверждался VX". Внутренние
документы свидетельствуют также, что по крайней мере еще в одном случае -
в декабре 2000 года - случились подобные события, также приведшие к выбросу
отравляющего вещества в окружающую среду. По тому случаю Агенство по охране
окружающей среды выпустило в июне 2001 года специальное "Уведомление о
нарушении". Ранее, в октябре 2000 года, отравляющее вещество VX было
обнаружено в золе, выбрасываемой из печи сжигания химического фугаса в
наполнении VX.
    Рабочие, имеющие дело с инсинератором на армейской базе в Туэле (штат
Юта), также обнаруживали выброс отравляющего вещества из отходов, которые
уже прошли обработку в печи сжигания. Эта установка в настоящее время
остановлена из-за событий 15 июля, 2002 года, когда рабочие были
экспонированы газом GB (зарином).
    Крэг Уильямс, директор CWWG, сказал, что "особенно волнует способ
обнаружения отравляющего вещества в материале, который прошел через
инсинератор. Он ставит под вопрос возможность фундаментального разрушения
с помощью инсинератора, и это в большой степени касается общественности в
тех местах, где запланирована работа инсинераторов".
       Источник: Chemical Weapons Working Group, P.O. Box 467, Berea,
                 Kentucky, 40403. Phone: (859) 986-7565, craig@cwwg.org

    НЕКСТАТИ
    Природоохранные организации разрешили Кириенко ловить в заповеднике
рыб ценных пород
    время / дата : 2002-07-31 17:30:03
    Пресс-секретарь полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном
округе Сергея Кириенко, угрожая судебным иском, потребовал опровержения
сообщений ряда влиятельных в республике Коми газет.
    Пресс-секретарь Кириенко обратил внимание на материал, в котором
Полпреда упрекнули в незаконной ловле рыб ценных пород на территории
национального парка "Югыд ва". Как передает "Пресс-центр.ру", в прессе,
в частности, сообщалось, что Кириенко и его сопровождающие ловили хариусов
в заповедной реке Гердью.
    Пресс-секретарь Полпреда утверждает, что на лов рыбы Кириенко получил
письменные разрешения местных природоохранных организаций.
           http://www.federalpost.ru/social/issue_1511.html

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами