Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

     #################################################################
    ##########      ЭКОЛОГИЯ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА      ****************##
   #######**** ***************************************************##
  ####  Сообщение ECO-HR.926, 12 декабря 2002 г. ****************##
 #################################################################
                                     Право на ответственную власть

                    Г.ПАВЛОВСКИЙ КОСИТ ПОД ДЕМИУРГА

    Русский Журнал: На предыдущих "Гражданских Дебатах" Вы объявили
о создании Проектного Комитета. Пожалуйста, расскажите, что это за
организация, на каких принципах она основана.
  Г.Павловский: Вне сюжета с тольяттинским диалогом
(http://www.russ.ru/politics/20021122_vse.html), который был задуман
как "чекинг" Гражданского форума
(http://www.russ.ru/politics/interpol/20011123_dav.html) год спустя,
этот проект обсуждать нельзя. Тольяттинский диалог имел две равноправные
атрибуции: "Гражданский форум-2" и Ярмарка социальных и культурных
проектов, которая проходит каждый год в округе. На самом деле это была
некая смешанная форма, своего рода социальная и культурная биржа; ее
участники были представлены своими интересами и ресурсами.
 РЖ: Понятие "Гражданское общество" - и все, что с этим понятием связано,
признаться, у многих вызывает оскомину. Обычно "общественники"
ассоциируются с разного рода "нытиками" - правозащитниками и т.д.
 Г.Павловский: В большинстве своем правозащитники используют стратегию
параллельных структур. Данная стратегия исходит из того, что на нас
лежит некая "бетонная плита", а мы под ней прорыли ходы и чего-то там
шустрим, выстраиваем вторую культуру, вторую реальность, параллельное
общество. В принципе, это ни к чему не ведет: смысл "диалога" между
властью и второй реальностью только один - если власть в конечном счете
уходит. А поскольку она не уходит и не собирается уходить, поскольку она
демократическая, и каждый раз на выборах ее переизбирают, то теперь эта
идеология потеряла свой интерес.
 РЖ: Как же в таком случае возможен диалог?
 Г.Павловский: Реальный диалог возможен, когда людей интересует, как
решить проблему, а не найти виноватого. И тогда они находят себе ресурсы:
фирмы, корпорации или же просто какие-то элементы социального бюджета,
когда авторы проектов получают такой грант. При этом они разговаривают
на внятном языке, а внятный язык сегодня - это просто язык политики. В
Тольятти была озвучена мысль, которая в Москве считается крамольной:
общественные организации должны делать что-то кроме того, чтобы просто
контролировать деятельность избиркома. Выяснилось, что гражданским
обществам сегодня интересно реально достигать конкретных результатов.
Есть такое понятие как "повестка дня". И если гражданские организации
добиваются того, что их повестка дня в значительной части или хотя бы в
нескольких пунктах пересекается с повесткой дня большинства политических
партий, то при любом исходе голосования результат их устраивает. Потому
что у них нет ни друзей, ни врагов, у них есть интересы. И, значит,
целью является достичь осуществления программного требования.
 РЖ: В чем и состоит тольяттинская логика?
 Г.Павловский: Да. Для американцев, например, это само собой разумеющаяся
вещь, они даже не знали, что мы об этом спорим. Просто они никогда не
думали, что мы считаем иначе, они просто полагали, что контроль - это
замечательно, но максимальная цель - это максимальная цель. В Тольятти
стало ясно, что реальный курс большинства общественных организаций совсем
не тот, который представлен на уровне концепции "параллельных структур".
В стране есть люди мобилизационно настроенные на то, чтобы платить цену
своего собственного трудового будущего благосостояния, платить цену
собственной обороны и безопасности. Таких людей, к сожалению, меньшинство.
Тем не менее, это значимое меньшинство, оно может тоже добиваться
признания себя как гражданского субъекта, который имеет право и
контролировать, и продвигать свои требования, и критиковать власти, но
критиковать с несколько иных позиций. Таким образом, возникла необходимость
создать ясный общественный, совсем не государственный центр политической
поддержки государства. Государства, понимаемого как система демократических
институтов. Собственно говоря, гражданское общество включает в себя все
без исключения государственные институты по определению. Институты
парламента, избранного президента, судебная власть - все это институты
гражданского общества. Гражданское общество не сводится к обществам
любителей рыбок и собачек.
 РЖ: Можно ли считать Проектный Комитет политической организацией?
 Г.Павловский: Нет. Если пойти по пути создания какой-то политической
организации, то надо создать массовую или узкую, не важно, политическую
организацию, которая будет декларировать некоторые позиции. А если
действовать в рамках гражданской политики, то есть явочным порядком, но
на легальной основе, то здесь первая задача - выделить группы тех
носителей реальных социальных проектов, которые можно поддержать, но не
в качестве фонда, обладающего ресурсами (ресурсов нет), а поддержать в
рамках обычной гражданской координации. Для этого надо создать
стратегический союз общественных, политических групп и бизнеса.
 РЖ: Какие реальные группы Вы имеете в виду?
 Г.Павловский. Например, общественно-политическое книгоиздание является
чрезвычайно интересным рынком. Бизнесу надо объяснить, что задача не
решается разовыми наскоками непонятных авторов. Здесь возникла идея
создать проект, который бы закрывал основные ниши на книгоиздательском
рынке. Но поэтапный запуск провален. Сам из себя рынок, "как печень
желчь", не породит. Чтобы появилась книга, должна быть выстроена
технологическая цепочка, ключевые звенья в которой - заказчик и автор.
Поэтому мы помогаем созданию определенного союза авторов и политиков,
издателей и ученых.
 РЖ: Проектный Комитет, получается, призван "стусовать" авторов проектов
с носителями ресурсов - финансовых и политических. Но ведь ресурсы редко
предоставляются под "проекты с улицы". Наверняка в Проектный Комитет
входят люди и организации, уже имеющие некое позитивное реноме, так?
 Г.Павловский: В комитет входит Мария Слободская
(http://www.russ.ru/politics/20021210-pk4.html#slob) - руководитель
Института проблем гражданского общества; входит Сергей Чернышев
(http://www.russ.ru/authors/sbch.html) со своей национальной кадровой
сетью: с одной стороны это общественная организация, с другой - бизнес,
с третьей - университетская сеть, а основная задача сети - в сжатые сроки
расшить проблему кадров, которая сама естественным образом не расшивается,
кадров как для корпораций, так и для политических организаций и
гражданских организаций; входит Модест Колеров
(http://www.russ.ru/politics/20021210-pk4.html#mk), Руководитель ИА
"Регнум". Вхожу я (http://www.russ.ru/journal/dosie/pavlovsk.htm). Входит
Елена Пенская (http://www.russ.ru/authors/penskaya.html)... Речь идет о
том, чтобы собирать людей, которые уже реально выступают в качестве
экспертов и могут оценить проблему, оценить технологию ее решения,
проанализировать возможности взаимодействия заинтересованных групп бизнеса
и небизнеса в самом широком смысле этого слова. А на выходе должно быть
всегда некое решение, вариант изменения ситуации. Это или законодательное
решение, или решение административное, или решение судебное, В повестке
дня должны быть сформулированы запреты на то или иное действие. Прямо они
могут быть не зафиксированы. Но это самое ценное и самое труднодостигаемое.
 РЖ: И как это может выглядеть на практике?
 Г.Павловский: Тем не менее, и здесь существуют определенные технологии
решения. Мы вступаем в год выборов, год повышенной уязвимости политиков
и партий, "линьки", так сказать, "течки". Надо этим пользоваться, потому
что обычно политики чувствуют себя хорошо, а в этот год у них
"критические дни".
 РЖ: На политиках хотелось бы остановиться. Вот приходит человек со своим
проектом. Бизнесмену он может предложить деньги, а что он может предложить
политику?
 Г.Павловский: Во-первых, он может предложить политику сделать его
переизбрание невозможным. И для этого есть много средств. Можно сперва
предложить политику включить определенный набор тезисов в программу, потом
обратить его внимание на то, что он забыл это сделать, достаточно скоро
вслед за этим сфокусировать на том же самом внимание общественности: мол,
перед вами заклятый враг ваших ценностей, в которые вы все верите, и
едва ли этому человеку следует доверять уборку микрорайона, тем более
нельзя доверять одномандатный округ. Дальше возможна эскалация.
Общественная деятельность знает много форм этой эскалации. А в позитивном
случае, когда политики выказывают готовность к лояльному взаимодействию,
не только можно, но и нужно активно включаться в обеспечение их кампаний,
реально им помогать. Причем не крутя носом по поводу того, признаю я их
программные требования или нет. Плевать мне на его программные требования,
если он проигнорировал то единственное требование, что меня интересует.
 РЖ: А какова схема действий чиновника?
 Г.Павловский: С чиновниками надо говорить всегда на языке профессиональной
экспертизы. Потому что бюрократия, это по определению каста компетентности.
Либо речь идет об оспаривании компетентности принимаемых чиновником решений,
либо - о предложении чиновнику усиления и повышения его компетентности.
Чиновника такая программа в конце концов приводит к повышению компетенции
должностной, то есть к возможности карьерного роста. А чиновники очень
чувствительны к перспективам. Отсюда проистекает реальное выдвижение
экспертного сообщества в гражданских союзах на первое место. Раньше не
все осознавали, что экспертная позиция, позиция образования и
компетентности, является основой реального лидерства. К тому же политикам
крайне удобно получать "позишн-пейперс", уже разработанные варианты тех
или иных вопросов. Мы, в частности, планируем готовить самые разнообразные
бумаги для политиков, для ведомств, для чиновников по тем или иным вопросам.
Будем создавать специальные группы в самых разных областях, экономических и
даже военно-стратегических, любых.
  РЖ: Речь идет о вневедомственной экспертизе?
  Г.Павловский: И о работе с ведомственными экспертами тоже. Ведомственные
и вневедомственные эксперты различаются, естественно, по контрактам,
заключенным ими, но они являются частью одного и того же сообщества и
чувствительны к сопутствующим деталям. Так же как ученые. Бывают ученые из
ведомственных институтов, академических и так далее, но, в принципе, они
дорожат своим профессиональным статусом. А сегодня это уже не просто
моральные обстоятельства, но и капитализация. Эксперт не хочет понизить
свою стоимость на рынке труда. В Тольятти обнаружилось исчезновение
барьера, делящего экспертов на "чистых" и "нечистых", мол, мы - демократы,
а вы там "презренные", "коррумпированные"... Когда барьер исчезает, то
выясняется разница курсов. Когда мы на расстоянии - невозможно понять
разницу позиций и разницу стратегий, потому что все слишком разное. Когда
люди начинают говорить на одном языке, выясняется, что они делятся на
внятные группы, различающиеся позицией.
 РЖ: С кем и как предполагает сотрудничать новая структура?
 Г.Павловский: Проектный Комитет вовсе не собирается поддерживать проекты,
позицию которых он не разделяет. Позиция Проектного Комитета - позиция
институционального усиления, усиления демократических институтов, которые
уже сегодня являются высокой ценностью. Несмотря на короткий срок
существования. 10 лет - это вообще ничто. Чтобы выйти из состояния, когда
вся привычная среда может завтра исчезнуть, необходимо "перегнуть палку"
в определенном направлении. Надо забыть об эпохе, когда общественность
находилась в войне с государством. Теоретически эта эпоха может еще раз
вернуться, но в какие-то другие времена, ну Бог его знает, может мы
когда-нибудь будем воевать с Индонезией...
 РЖ: И чем в результате станет Проектный Комитет? Не превратится ли он в
некую формальную структуру, может, даже в новый государственный орган?
 Г.Павловский: Я за сохранение неформальной структуры - и, одновременно,
за предельную технологическую жесткость этой структуры. Неформальность не
является самостоятельной ценностью, она является просто удобством,
позволяющем быстро достичь хорошей работоспособности, не согласовывая
долго и мучительно иерархические вопросы. Поэтому Комитет носит и будет
носить, надеюсь, сетевой характер. Кстати, существует установка на
некоторый "профессорский" крен во всем этом деле. Мне кажется, что для
России вредно, когда за усиление государственности выступают люди,
которые получают жалование от государства, особенно в силовых структурах.
Генерал является предельно авторитетной фигурой во время боевых действий
и минимально авторитетной фигурой в гражданской среде, когда он предлагает
что либо усилить. Это нормально. У нас в качестве сторонников твердой
линии должны выступать не люди, которые по должности отдают и получают
приказы, а должны выступать, с моей точки зрения, представители
образованного сословия. Результатом я считал бы нормальное
право-консервативное правительство, право-консервативного президента ...
 РЖ: И сетевую структуру право-консервативных экспертов?
 Г.Павловский: Но они не должны быть частью института власти, это не
нужно. И я противник того, чтобы неформальные структуры заменяли собою
партийные и государственные. А промежуточная важная задача состоит в том,
чтобы сильно сдвинуть в разумную сторону думский ландшафт. Нынешний
думский ландшафт в 99-м году казался нам огромным достижением, а сегодня
он видится эклектичным, исчерпавшим свои возможности. Он должен стать
более центристским. В Думе, полагаю, ближайшая задача - добиться
государственного большинства. Сегодня это ситуативное большинство. В
середине его бывшие чиновники, но это зависимый тип патриотизма. Завтра,
например, изменится представление о государстве - и сегодняшние патриоты
станут непатриотами. Как было с коммунистами.
 РЖ: Предлагаете наполнить "Единую Россию" (http://www.edinros.ru)
право-консервативными экспертами?
 Г.Павловский: А дались вам эти эксперты! Эксперт нужен, чтобы указать,
куда идти. А идет-то не эксперт!.. Но эксперт отвечает за последствия.
          "Russian Journal" 
          http://www.russ.ru/politics/20021210-pk5-pr.html

*****************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"     *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                               *
*   Редактор и издатель Лев А.Федоров                           *
*   Все бюллетени имеются на сайтах: www.index.org.ru/eco       *
*                  и http://www.seu.ru/members/ucs/eco-hr       *
* ***********************************                           *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83            *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru          *
**************************     Распространяется только          *
* "UCS-PRESS" 2002 г.    *     по электронной почте             *
*****************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Архивы бюллетеня размещены также на /www.index.org.ru/eco

Подпишитесь на электронный бюллетень "Экология и права человека"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и жизнь
Проблемы химической безопасности. Химия и война

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами