Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
* П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И   *
*******************************************************************
****     Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь                  ***************
*******************************************************************
**                   Сообщение UCS-INFO.1378, 3 сентября 2005 г.  *
*******************************************************************
                                                 Жизнь без лекарств


             НОВЫЕ ЛЕКАРСТВА - ЭТО ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО?


    Головоломка из лекарств
    Пациенты болеют и даже гибнут от неустановленных причин, а виной тому -
современная, супероснащенная и всесильная медицина
    Скандал, разразившийся на днях с фармацевтическим концерном Merck,
продемонстрировал, насколько опасно в наше время принимать современные
лекарства и вообще - обращаться к врачам. Напомним, что Merck производит
противовоспалительный препарат "Виокс", названный в ходе рекламной кампании
"супераспирином". Выяснилось, что его длительное применение часто приводит к
развитию гипертонии, а также в несколько раз увеличивает риск развития
инфаркта миокарда. Настолько часто, что в данный момент против компании
подано более 4 тысяч исков общей суммой несколько миллиардов долларов, и в
начале этой недели ее руководители объявили, что готовы выплатить компенсации
пострадавшим - тем, кто принимал препарат в течение 18 месяцев и более. Один
лишь пример: вдове умершего пациента в Техасе определена компенсация 253 млн.
долларов.
    Жертвы прогресса
    Ситуация с "Виоксом" беспрецедентная, но в то же время, по мнению
крупнейшего международного медицинского журнала Lancet, является закономерной
для современной медицины. Журнал считает, что здесь объединились сразу
несколько проблем - и недостаток контроля у производителя (на рынок был
выставлен недостаточно проверенный препарат), и преступная халатность и даже
коррупция. "FDA - агентство по контролю за качеством продуктов и лекарств США
слишком часто рассматривает производителей лекарственных средств как источник
дохода, а не как отрасль промышленности, чья продукция требует надзора", -
осторожно выражается журнал. Но даже если оставить за кадром преступный
умысел и халатность, подобные ситуации в современной медицине происходят
сплошь и рядом - только очень редко дело доходит до судебных разбирательств.
Пациенты недомогают, болеют и даже гибнут от неустановленных причин, а виной
тому - современная, супероснащенная и всесильная медицина.
    Неправильный подбор лекарственных препаратов является сегодня главной в
"реестре" врачебных ошибок (30 процентов). В этом единодушны и эксперты
Российской медицинской ассоциации (РМА), и специалисты Института медицины
США, и авторы British Medical Journal. Специалисты российского Центра по
изучению побочных действий лекарств проанализировали 565 историй болезни и
пришли к выводу, что чаще всего ошибка кроется в комбинации из нескольких
препаратов, которые не всегда совместимы друг с другом. Кроме того, врачи
нередко ошибаются при дозировке лекарств, не учитывают переносимость и
возможные аллергические реакции, которые препарат может вызвать, забывают
спросить у больного, какие еще лекарства он принимает, и, наконец, самая
примитивная и грубая ошибка - назначают не то лекарство.
    "Фарминдустрия создает сегодня все больше и больше лекарств, которые
действуют более "узко" на различные функции организма и количество которых,
на мой взгляд, уже достигло критической отметки. Врач вынужден при назначении
лечения изобретать многоступенчатую комбинацию лекарств: одни дополняют друг
друга, другие смягчают последствия от приема основных препаратов, набирается
иногда до десятка. Трудно не ошибиться, составляя такой "пазл". Поэтому в
какой-то степени современные врачи стали жертвами прогресса", - считает
вице-президент РМА профессор Юрий Комаров.
    Результат превзошел все ожидания: по данным ВОЗ, смертность от лекарств
сегодня занимает 5-е место, уступая только травмам, сердечно-сосудистым
заболеваниям, болезням системы кровообращения и раку.
    Но прогресс проявляется не только в развитии фарминдустрии. Свежий номер
того же British Medical Journal предостерегает пациентов от прохождения
"избыточных диагностических процедур", результаты которых часто противоречат
друг другу и затрудняют постановку диагноза. Основной вывод журнала весьма
неожиданный: чем дальше развивается медицина, тем больше у врача шансов
ошибиться.
    Активность против усталости
    Действительно, классическим образом врачебной ошибки считается тампон,
забытый хирургом в брюшной полости больного после операции. Но, по данным
ВОЗ, на такой откровенный "брак" приходится менее одного процента в общем
спектре врачебных ошибок. Они становятся гораздо более разнообразными, и
распознать их не так просто. Во времена СССР официальным критерием врачебной
ошибки считалось расхождение прижизненного и посмертного диагнозов.
Назывались "четыре кита" - неправильная постановка диагноза, неправильно
подобранное лечение, осложнения при переливаниях крови, неправильные
действия хирурга во время операции. Но это уже результат, по которому трудно
определить причину ошибки: от усталости, от незнания, от излишнего знания,
от амбиций, от ограниченности средств и техники, напротив, - от их
избыточности и так далее. British Medical Journal считает, что часто ошибки
случаются из-за излишней активности медиков: назначают ненужные обследования
и даже операции, которые в лучшем случае окажутся бесполезными, прописывают
лишние лекарства.
    Противоположная крайность тоже "чревата осложнениями". Сегодня в США
официально зафиксировано новое заболевание - "синдром перегорания", страдают
которым исключительно медики. Психологическое тестирование врачей Калифорнии,
проведенное Институтом медицины США, показало, что в таком состоянии
пребывает примерно половина врачей штата. Сказывается не только ритм работы
и рост количества информации, но и боязнь ответственности за неправильные
действия.
    Именно поэтому ВОЗ рекомендует национальным учреждениям здравоохранения
улучшить подготовку врачей и даже предлагает отнести эту профессию к
профессии повышенного риска и ввести самый настоящий "летный"
профессиональный отбор.
        Е.Кокурина, МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ, No 34 за 2005 год (02.09.2005)
        http://www.mn.ru/issue.php?2005-34-12

    Какова ошибка - таков и врач
    По мнению старшего научного сотрудника Кардиокомплекса Минздрава РФ
Александра АГАПОВА (в свое время он готовил к операции на сердце Бориса
Ельцина), ошибка не является показателем несостоятельности врача.
 - Александр Александрович, каково ваше определение врачебной ошибки?
 - Официально это просчеты лечащих врачей, которые реально ухудшили состояние
пациента - или из-за неправильных действий, или из-за отсутствия этих
действий. Но случается, что действия врача расходятся с трафаретом - принятым
на сегодняшний день лечением. И если врач отходит от этого трафарета, он
автоматически делает ошибку. Даже если больной при этом выживает и врач в
данном случае - "победитель". Стандарты устаревают, а порой они просто
гораздо более примитивны и не могут учесть все сложности и парадоксы
человеческого организма. Что делать врачу, который привык думать? Ведь
официально бездействие тоже является ошибкой. Тот, кто действовал по этим
нормам, зная, что существуют более современные средства, - разве он не нанес
вред больному "отсутствием действий"? Но большинство врачей у нас
предпочитают не рисковать и действовать по трафарету. Так проще избежать
ошибки в официальной ее трактовке.
    Подобная дилемма возникает и при постановке диагноза: если ставишь просто
"артериальная гипертония" - наверняка не ошибешься. Если конкретизируешь, то
вероятность ошибки увеличивается. Но в первом случае возможностей помочь
больному гораздо меньше, чем во втором.
    Многие ошибки, отраженные в официальной статистике, являются следствием
повышенной ответственности и заинтересованности врача. Вообще разница в
частоте и грубости ошибок очень велика между врачами и "неврачами". Мы очень
часто называем врачами "техников-смотрителей". Никому не придет в голову
назвать летчиком-испытателем заправщика самолета, командира полетов или
диспетчера. Так и врачом не стоит называть специалиста, который очень хорошо
знает, к примеру, как лечить сложные нарушения ритма сердца, но вызывает
консультантов из другой больницы, если у пациента заболел живот. Врач, в
отличие от узкого специалиста, должен знать медицину в целом и какую-то
область немного глубже. Иначе возникает ассоциация с группой ботаников,
которые рассматривают каждый свою часть цветка: тычинку, пестик, стебель, не
замечая, что растение умирает из-за недостатка воды.
 - Так можно ли вообще вывести объективную статистику?
 - На столе у каждого американского врача лежит Reference Book - книга, где
подробнейшим образом, поэтапно написано, как лечить различные заболевания,
что делать при возникновении осложнений и т. д. Если следовать формальному
подходу, то получается, что медициной может заниматься каждый человек,
имеющий эту книгу и умеющий читать. И как это ни парадоксально, объективную
статистику можно вывести, только если считать ошибками отклонения от уставных
норм. Это пока единственный объективный критерий, к сожалению, имеющий
отдаленное отношение к здоровью пациента.
 - Наверняка и у вас случались ошибки. Какого рода - "от горя" или "от ума"?
 - Одна из них как раз может послужить хорошей иллюстрацией к нашему
разговору. Я сделал ангиографию (сложное обследование коронарных сосудов)
32-летнему молодому человеку, тогда моему ровеснику. Ему отказали практически
все крупные светила в других центрах - считали, что больному уже не поможешь,
и, следовательно, эта процедура, которая обычно предшествует операции на
сердце, не нужна. По сути, оставили его умирать, а я хотел использовать все
шансы. Во время ангиографии парень у меня умер: у него оторвался тромб и
развился инфаркт. Ошибка в том, что я взял на себя слишком много
ответственности и проявил необоснованную смелость: если отказались другие
крупные специалисты, мои учителя, то они, видимо, знали, что делали. Но
вдруг: Замечу: больной бы умер в любом случае, но не у меня, а через
несколько дней в троллейбусе, и тогда моей вины в этом уже бы не было.
    Е.Кокурина, МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ, No 34 за 2005 год (02.09.2005)
                http://mn.ru/issue.php?2005-34-13

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                            *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на    *
* сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info              *
* ***********************************                        *
* Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
* Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru            *
**************************   Распространяется                *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *   по электронной почте            *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами