Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
* П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И   *
*******************************************************************
****     Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь                  ***************
*******************************************************************
**                   Сообщение UCS-INFO.1403, 21 октября 2005 г.  *
*******************************************************************
                                                         Вода, вода


   В ОЖИДАНИИ "ВОДЯНОГО ПЕРЕМИРИЯ" МИТВОЛЯ СТОИТ ОТПРАВИТЬ НА ЛУНУ
                        (за ненадобностью)


    "Несносный" частник
    Глава Росводресурса Рустэм Хамитов предлагает амнистировать дома на
берегах и ликвидировать водоохранные зоны
    Попытки снести "неправильные" дома на берегах водоемов обнаружили, что
их владельцы не намерены сдаваться и готовы защищать свое имущество до конца.
    Победоносной войны против "несносных" собственников явно не получилось.
Дела увязли в судах, а некоторые уже перекочевали в Верховный. Эксперты
заговорили о тупике, в котором оказалась борьба за место у воды. Фактически
Росприроднадзор взялся изгнать из водоохранных зон сотни тысяч владельцев
земли.
    Реально ли все это? И насколько опасны эти строения для воды? На вопросы
"РГ" отвечает руководитель Федерального агентства водных ресурсов Рустэм
Хамитов.
    Российская газета: - Рустэм Закиевич, все громкие скандалы вокруг
водоохранных зон инициирует Росприроднадзор. Понятно - это его обязанность.
Но почему здесь не слышно голоса водного ведомства?
    Рустэм Хамитов: - У Росводресурсов и Роcприроднадзора разные полномочия.
    Когда речь идет о контроле ситуации в водоохранной зоне, то это поле
деятельности, безусловно, Росприроднадзора. Задача Росводресурсов - участие
в определении размеров водоохранной зоны и установление вдоль берегов
предупредительных знаков.
    РГ: - Подозреваю, что у нас немало водоемов, водоохранные зоны которых
до сих пор не установлены. Среди них есть крупные, известные?
    Хамитов: - Да почти все реки и озера не имеют проектов в полном объеме.
Волга, Лена, Енисей, Москва, Клязьма, Ока, Ладога и еще 2,5 миллиона рек.
    РГ: - Неужели и Байкал тоже?
    Хамитов: - И Байкал. Только в 2006 году будет завершено в полном объеме
проектирование водоохранных зон, их нанесение на планы и установка знаков
на берегу озера.
    РГ: - Как же такое случилось?
    Хамитов: - Начнем с того, что такое водоохранная зона. Это полоса земли
вдоль берегов рек, озер, ручьев, болот, которая призвана оградить водоемы от
загрязнения с прилегающих территорий и по возможности сохранить берега в
естественном или близком к этому состоянии. В водоохраной зоне нельзя рубить
лес, распахивать землю, устраивать свалки и многое другое нельзя. Можно
строить, но с соблюдением строгих экологических норм. Кроме того, существует
береговая защитная полоса, которая вообще должна быть свободна от каких-либо
застроек.
    Сегодня установление водоохранных зон - очень сложный бюрократизированный
процесс. Попробую объяснить. Минимальные размеры водоохранных зон в
соответствии с постановлением Правительства РФ N1404 от 1996 года
устанавливают субъекты Федерации. Каждый субъект должен определить ширину
водоохранных зон на всех водных объектах, находящихся на его территории.
    РГ: - Почему в одном месте ширина зоны 300 метров, а в другом - 500?
От чего это зависит?
    Хамитов: - В реальных условиях водоохранная зона не всегда может
следовать изгибам и поворотам береговой линии. Поэтому делаются проекты
водоохранных зон. В соответствии с ними зоны должны быть нанесены на
землеустроительные документы, генеральные планы городов, поселков, сел.
Кроме того, эти зоны должны быть вынесены в натуру, то есть отмечены
уже на берегах специальными знаками.
    Так вот, несмотря на то, что постановление правительства действует девять
лет, оно до сих пор не выполнено в полном объеме. Водоохранные зоны долгое
время фактически существовали только в тексте Водного кодекса РФ, но не
на практике.
    А поскольку правовая ситуация вокруг водоохранных зон многие годы не
была урегулирована, в мутной воде "рыбку" ловили дельцы и коррумпированные
чиновники местных администраций. Простому человеку землю на берегу не давали
под предлогом, что, мол, это водоохранная зона - как же можно! А
состоятельным за большие деньги, "нужным" и "особо приближенным" землю
в предполагаемой водоохранной зоне давали, понимая, что правила не
установлены и ответственность за это в полном объеме не наступит.
    РГ: - Но если нет установленной водоохранной зоны, значит, нет и
нарушения? И значит, владельцы построек, например в деревне Пятница на
Истре, вполне могут доказать, что их сносят незаконно?
    Хамитов: - Это дело судебных разбирательств. Но хочу еще раз сказать,
что вокруг водоохранных зон было очень много правового и бюрократического
"тумана", что в конечном итоге обернулось массовыми застройками на берегах.
И только начиная с 2005 года МПР России начало наводить порядок в этом
вопросе, прежде всего через надзор и контроль.
    РГ: - Как же быть в такой ситуации? Как навести порядок?
    Хамитов: - Давайте порассуждаем. Я был недавно в Финляндии - там
водоохранная зона отсутствует как класс. Но вода в реках и озерах чистая.
Задаю вопросы мэру небольшого финского городка Лаппеэнранта. Он говорит, что
держать в чистоте водоемы позволяют строгие финские экологические законы,
действия муниципалитетов и культура граждан. Велика роль местной власти. При
муниципалитете есть общественный совет по водным ресурсам, и без этого
совета ничего делать на берегу и на озере нельзя. Совет решил, что строить
дома на берегу озера Сайма можно, но не ближе 20 метров от уреза воды. Дом
должен быть не больше 100 квадратных метров, он в обязательном порядке должен
быть оборудован локальными очистными сооружениями. И последнее: хозяин дома
не должен менять рельеф местности берега, ландшафт должен сохраниться как
есть. И этот простой набор требований выполняется. Прошу учесть, что земля
у них частная.
    У нас же масса законов, кодексов, постановлений. В этом множестве
документов правовые нормы прописаны подчас неточно, неопределенно. Много
отсылочных норм к другим законам, подзаконным актам. Отсюда - правовые бреши
и, как результат, неисполнение законов. И что имеем? В Подмосковье береговая
линия на водохранилищах за последнее десятилетие застроена на 50-60 процентов.
    РГ: - И такая ситуация по всей стране. Давайте говорить серьезно: снести
все невозможно. С другой стороны, нельзя не согласиться с министром природных
ресурсов Юрием Трутневым, который недавно в одном интервью сказал: все баньки
на берегу озера - ерунда по сравнению с тем, что в городе нет нормальных
очистных сооружений. Но мы продолжаем бороться с баньками.
    Хамитов: - Абсолютно согласен. Почти 90 процентов городских стоков в
стране сбрасывается в реки без очистки. Загрязнение коттеджным поселком
водоемов даже близко несопоставимо с тем, что течет из трубы городских
очистных сооружений. Хотя есть много вопиющих случаев, когда канализация
таких поселков напрямую выводится в водоемы. Например, на Иваньковском
водохранилище, на многих подмосковных прудах. За миллионы долларов строят
дома, но жалеют несколько тысяч рублей на очистку стоков.
    Конечно, зачем лукавить, построенные на берегах дома в основной массе не
снесут. Кроме диких, наглых случаев, когда дома стоят на сваях прямо на воде
или на береговой линии. Будет положен конец попыткам незаконной приватизации
водных объектов или их части. К сожалению, есть и такие факты. Застройка
водоохранных зон - это во многом социальная проблема. Когда лучшие участки
берега рядом с городом или населенным пунктом захватывают частники и никого
туда не подпускают или торгуют этими землями по безумным ценам, все это
здорово "напрягает" общество.
    РГ: - Еще раз, что делать с водоохранными зонами? У вас есть предложения?
    Хамитов: - Предложений несколько. Организационные, экономические,
экологические. Только административные меры не помогут. Это точно. Итак,
государство уже начало наводить порядок в рамках существующего
законодательства. Сейчас  наглых случаев предоставления земель в
водоохранных зонах уже нет. Далее. Общество "услышало" проблему водоохранных
зон. И во многом это заслуга СМИ. Спасибо, причем без всякой иронии,
журналистам. В результате люди стали следить за тем, чтобы наиболее вопиющие
случаи захвата земель пресекались.
    Следующее. Надо думать об экономических рычагах. Как вариант - повышение
ставки земельного налога на землю, прилегающую к водоемам в новых коттеджных
застройках, усадьбах, имениях. Ну и самое главное: в перспективе надо уходить
от понятия "водоохранная зона" в существующем виде. Водоохранными, по моему
убеждению, должны быть не зоны, а действия общества, - как простых людей,
так и властей. Водоохранными должны быть принципы, по которым живут граждане.
Водоохранной должна быть территория всей страны, а не узкая полоска земли
вдоль берега, которая и защитить-то по-настоящему реку или озеро не может.
Очевидно, что защищена должна быть вся водосборная площадь, а не жалкие 500
метров вдоль берега. Само понятие "водоохранная зона" принижает экологическое
значение термина. В "зоне" нельзя безобразничать, а за пределами "зоны"
разве можно?
   РГ: - Отменить водоохранные зоны? Думаете, вас поймут? Вы же так лишите
работы своего коллегу Олега Митволя, известного борца с коттеджами.
   Хамитов: - Росприроднадзору, не сомневаюсь, работы в стране хватит. И
ничего революционного в этом предложении нет. Сами посудите. В России 150
миллионов километров береговой линии, а значит, фактически надо установить
150 миллионов километров водоохранных зон шириной 50-500 метров. Это
немыслимо. Стране понадобятся еще десятилетия и миллиарды рублей, чтобы
документально оформить все водоохранные зоны. Надо уходить от этого варианта.
    Сейчас в Госдуме готовится ко второму чтению новый Водный кодекс, который
предусматривает единовременное установление водоохранных зон на всех водных
объектах по всей территории страны. То есть вводится норма прямого действия.
Это первый шаг, который необходим для восстановления правового поля. А вторым
шагом, уверен, через несколько лет будет отказ от "бюрократической"
водоохранной зоны. Ее заменят процедуры территориального планирования,
ландшафтное районирование.
   РГ: - Это в будущем. А что делать с теми, кто уже построил дома на берегах
и с кем так долго и шумно боролись? Объявить амнистию? И пусть что хотят, то
и воротят?
   Хамитов: - Нет, не что хотят. Действующие законы должны и будут
соблюдаться. Существующие постройки надо узаконить с оформлением всех
необходимых документов при обязательном соблюдении экологических и санитарных
правил. Береговая линия при этом должна быть освобождена от построек,
заборов, частных пирсов и доступна для всех без исключения. Это даже не
обсуждается. На берегу каждый может отдыхать, гулять, к берегу каждый может
причаливать в любом месте. (Разумеется, кроме объектов обороны, водоснабжения,
портов, причалов, ГЭС.) Должны обязательно выполняться требования
экологической, водоохранной экспертизы. Это должно быть понятно всем,
кто "прибился" к берегу. Иначе узаконивания не будет.
    Человек веками живет у воды. И надо разрешать ему и дальше строить на
побережьях, но выполняя строгие экологические нормы и нормы безопасности,
личной и общественной. Если же только запрещать, люди найдут слабое место,
чтобы получить землю на берегу: взятка, уговоры, знакомство.
    РГ: - Уже есть законопроект о ликвидации водоохранных зон?
    Хамитов: - Пока я высказываю это как рабочую гипотезу, над которой надо
еще работать. Хотелось бы получить отклики.
    РГ: - Давайте сформулируем итог. Водоохранные зоны со временем следует
ликвидировать, и от этого выиграют природа, граждане, экономика. Но если
общество окажется не готовым к такому резкому повороту, надо хотя бы довести
до ума постановление 1996 года, чтобы водоохранные зоны появились у нас не
только де-юре, но и де-факто. Так?
    Хамитов: - Совершенно верно. Над этим мы сейчас активно работаем. Сегодня
и наши люди, и наши водоемы оказались в какой-то ненормальной, неправовой
ситуации. С этим так или иначе надо покончить.
              Т.Смольякова, "Российская газета", 19 октября 2005 г.
              http://www.rg.ru/2005/10/19/prirodnadzor.html

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                            *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на    *
* сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info              *
* ***********************************                        *
* Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
* Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru            *
**************************   Распространяется                *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *   по электронной почте            *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами