Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
* П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И   *
*******************************************************************
****     Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь                  ***************
*******************************************************************
**                   Сообщение UCS-INFO.1436, 22 декабря 2005 г.  *
*******************************************************************
                                                 Природа и политика


    ПЕРМСКИЕ ГУБЕРНАТОРЫ - ПРИ ДЕЛЕ. АЛЕКПЕРОВ (ЛУКОЙЛ) - ТОЖЕ


    ПРОШЛЫЙ ХОРОШО ГОВОРИТ
    Естественные богатства России
    Ю.Семенов (политический обозреватель)
    Сегодня мы поговорим о том, как используются естественные богатства
России, насколько эффективно, каковы отношения в этой сфере государства и
бизнеса, центра и регионов. В студии - министр природных ресурсов России
Юрий Трутнев.
 - Юрий Петрович, когда-то бытовало выражение "кладовые Родины". Сейчас его забыли, но
кладовые остались. И все мы понимаем, что они не бесконечны. Я знаю, что одна из идей,
которой вы одушевлены, это сочетание эффективного расходования ресурсов и их
возобновления. Какая сейчас картина в этом отношении - в отношении нефти, лесов?
Справедливы ли упреки, что нефтяные олигархи или лесопромышленники хищнически
расходуют наши ресурсы?
 ТРУТНЕВ: К сожалению, мы сталкиваемся с такими ситуациями. Но дело здесь не только в
нерациональном подходе к использованию недр, хотя это сама по себе очень важная отдельная
тема. Дело еще и в том, как и государство, и бизнес восполняют минерально-сырьевую базу.
    К сожалению, после 1990 года, после того, как государство сняло с себя функции полного
воспроизводства минерально-сырьевой базы, добывать мы стали больше, а вот разведывать
месторождений меньше. Потому постепенно накапливается разрыв между добычей и разведкой
новых месторождений. Соответственно уменьшается фонд будущих поколений. Мы
рассчитывали по основным видам полезным ископаемых, докладывали правительству, что к
2015 году мы можем столкнуться, например, с уменьшением рентабельных запасов нефти. Эта
цифра немного изменилась, потому что цена на нефть возросла. Но тем не менее успокаиваться
рано. Сегодня мы в полтора раза увеличили финансирование воспроизводства минерально-
сырьевой базы со стороны государства в 2005 году, такой же шаг планируется в 2006, расписана
программа воспроизводства до 2020 года, отдельно созданы программы освоения Восточной
Сибири, разведка Северо-Западного региона и так далее.
 - Вы говорили: мы планируем, мы намечаем, у нас происходит... Слушатели знают о том, что
сейчас довольно пестрая картина на рынке добычи нефтяных и других ресурсов. Значительная
часть добычи производится частными компаниями. Но в последнее время наметились,
насколько я знаю, признаки увеличения роли государства, в том числе и как добывающего
субъекта, и как контролирующей инстанции. Введите слушателей в курс дела. В целом
отношение концепции, ваши отношения бизнеса и государства.
 ТРУТНЕВ: Само государство создается для того, чтобы давать людям условия работать,
зарабатывать на жизнь, содержать свои семьи. Поэтому мне кажется, что самое главное в
отношениях бизнеса и государства, чтобы были разработаны эффективные единые правила и
чтобы обе стороны эти правила выполняли. Достаточно часто, к сожалению, мы сталкиваемся с
ситуацией, когда частные компании спешат получить прибыль и соответственно форсируют
темпы разработки нефтяных месторождений, других месторождений полезных ископаемых, тем
самым нанося ущерб стране. Уменьшается коэффициент извлечения, и большая часть полезных
ископаемых остается в земле. С другой стороны, государство должно восстановить систему
контроля за рациональным использованием недр, а самое главное разработать и четко довести
до бизнеса критерии, по которым этот контроль осуществляется. Такая работа проведена,
внесена новая редакция закона о недрах на обсуждение правительства, Государственной Думы,
и там все эти принципы прописаны достаточно детально.
 - Вы упомянули закон о недрах. Например, год назад вы были в нашей программе, уже тогда
шел разговор о том, что вот-вот будет внесен в Думу закон о недрах. Прошел год. Закон должен
был обсуждаться в Госдуме в октябре в первом чтении, вы его проект отозвали. На этой неделе
предполагалось обсуждение поправок к этому закону в правительстве. Тоже отложили. В чем
дело?
 ТРУТНЕВ: На мой взгляд, закон о недрах сегодня, наверное, самый важный для страны закон.
Просто потому, что 60 процентов доходов бюджета Российской Федерации связано с доходами
от эксплуатации месторождений полезных ископаемых. Мы работаем над ним действительно
чуть больше года, что вообще-то для такого закона срок не большой. В то же время убежден, что
закон надо отработать и вычистить максимально, потому что гораздо хуже выпустить его с
какими-то ошибками и погрешностями. Отзыв закона связан, прежде всего, с тем, что за тот
период, несколько месяцев, пока шло его обсуждение Госдумой, его согласование с субъектами
Российской Федерации, появились некоторые новые решения, в частности, новое решение по
регламентации допуска на рынок полезных ископаемых иностранных компаний. Мы считаем,
что будет правильно, если мы не примем закон, а потом вспомним эту проблему, а своевременно
внесем изменения.
 - Если я не ошибаюсь, то в прошлый раз вы говорили о том, что 16 тысяч лицензий было выдано
и что это непорядок.
 ТРУТНЕВ: 13100.
 - Как новый закон о недрах предусматривает предоставление прав на разработку,
лицензирование? Кто их дает - центр, регионы?
 ТРУТНЕВ: Форма - это гражданско-правовой договор. Заключается договор между
недропользователем и уполномоченным государственным органом. Он заключается на
основании проведенного аукциона, которая вполне себя оправдывает. Важно другое, что
совершенно четко прописаны требования к недропользователю. То есть сегодня, если говорить
об этом массиве 13100 лицензий, то вся проблема в том, что по этим 13 тысяч требования к
каждому недропользователю разные. Например, в некоторых лицензиях не записано вообще
ничего. Мы приглашаем на комиссию недропользователя, открываем лицензию, а там нет ни
срока ввода месторождения в эксплуатацию, ни темпов отбора. Соответственно по закону
предъявить требования к недропользователю достаточно сложно. Государство, когда выдавало
эти права в 1995-1996 году, ничего не спросило.
    Новый закон подобные случаи исключает. Отныне по отношению к каждому недропользователю
четко прописаны конкретные требования, которые обязаны быть включены в договор.
Например, когда он введет месторождение в эксплуатацию. К сожалению, некоторые компании
грешат тем, что просто получают от государства права на разработку, пользуются этими
правами с точки зрения капитализации компании, с точки зрения роста стоимости акций, но
ничего не делают, соответственно люди не получают рабочие места, государство не получает
доходы в бюджет, не получает новые средства в экономику. Проигрывает по всем статьям...
 - Вы говорили о том, что лицензии будут оформляться в форме договора. Договора между
представителем компании и кем? В каких случаях - федеральными органами, в каких -
региональными?
 ТРУТНЕВ: В подавляющем большинстве - федеральные органы исполнительной власти и
конкретно агентство Роснедра. В случаях с общераспространенными полезными ископаемыми
это территория субъекта.
    Сразу оговорюсь, почему мы не пошли, считаем невозможным пойти на децентрализацию
процесса. Прежде всего, большая часть экономики России связана с поступлениями от
недропользования. Соответственно, с поступлениями от недропользования связаны доходы
бюджета, работа школ, больниц, детских садов. Поэтому разбалансировать систему
недропользования невозможно. Это прямая угроза экономической безопасности государства. В
то же время совершенно очевидно, что центру бессмысленно вмешиваться в вопросы добычи
гравия, песка, глины для строительства дорог. И, наконец, последнее, что очень важно сказать.
Часто говорят о том, что все будет решаться в Москве. Хочу сразу подчеркнуть: не в Москве. У
федерального агентства Роснедра существуют территориальные органы во всех субъектах
Российской Федерации, в которых собственно и решается вопрос о предоставлении прав
пользования на то или другое месторождение. Только самые крупные рассматриваются на
уровне федерального центра.
 - Пошли звонки с вопросами. Пожалуйста, ваш вопрос слушаем.
 СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Ангелина Михайловна, Москва. У меня два вопроса. Уважаемый
Юрий Петрович, у некоторых политологов существует точка зрения, что вы будете
баллотироваться в президенты, поскольку вы единственный политический лидер из региона. Это
первый вопрос. Второй вопрос касается Лесного кодекса. Как известно, Лесной кодекс поступил
в Государственную Думу для второго чтения. И, насколько мне известно, ни один абзац не был
исправлен, который был внесен рабочей группой и другими нашими известными лесниками и
так далее. То есть закон поступает в том же виде, в каком был, с очень многими искривлениями.
Как насчет этого ваш комментарий?
 ТРУТНЕВ: Я не собираюсь баллотироваться на должность президента. У меня есть порученная
президентом работа, которую я постараюсь добросовестно выполнять. Что касается второго
вопроса, Лесной кодекс действительно очень сложный документ. Но я бы не согласился с тем,
что он вносится в Государственную Думу без каких бы то ни было изменений. Сегодня идет
работа между нами, Министерством экономического развития, лесным агентством, мы
стараемся отработать каждый абзац. Вы правы, по Лесному кодексу есть вопросы, но это
вопросы технологические, они Лесной кодекс улучшают, отношения в лесу, улучшают
возможность эффективного использования нашего богатства.
 - Пожалуйста, ваш вопрос.
 СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Владимир. Я сам из Приморья, но живу в Москве, из Приморского
края, Дальний Восток. У меня такой вопрос. Когда прекратится хищническая вырубка и
воровство уникальных лесов Приморского края? Причем, участвует там и милиция, везут лес в
Китай. Причем, вырубают и кедр, и бархат, а оставляют после себя просто пустыню.
 - Вы имеете в виду хищников российских или китайских?
 СЛУШАТЕЛЬ: Хищников российских. Причем, там настолько все это приобрело огромные
масштабы, что не понимаю, как этого не видят власти и почему ни Дарькин, никто этим не
занимается. Леса уникальные, понимаете, просто уникальные! Там просто оставляют пустыню!
 ТРУТНЕВ: Прежде всего насчет того, что власти не видят, я бы поспорил. Видят и принимают
меры. Другой разговор, что в целом когда воровство на Руси прекратится, наверное, вопрос
немножко риторический, от каждого из нас зависит. Понятно, что у нас необъятные леса,
понятно, что контроль организовать достаточно сложно.
 - Но воровства стало больше, вы меня простите.
 ТРУТНЕВ: Воровства становится меньше на самом деле в лесу.
 - Меньше в наше время. А по сравнению с тем, что когда-то было, больше.
 ТРУТНЕВ: Возможно. Я сейчас говорю не более чем об опыте работы министерства, с 2005 года
мы запустили систему космического мониторинга. Сейчас мы делаем именно так, поскольку
леса наши необъятны, то сегодня мы интерпретируем результаты космической съемки, сверяем
их с теми картами, на которых выделены участки для вырубки. Там, где есть несовпадение, то
есть где лес вырубают незаконно, проводим досъемку аэро и после этого предоставляем
материалы в наши территориальные органы и в правоохранительные организации. Эта система
начала работать в 2005 году. В 2006 году мы покроем ей полностью территорию активного
лесопользования в Российской Федерации. Это очень важные меры, возбуждены уже сотни
уголовных дел, тем не менее нужны еще и достаточно серьезные меры таможенного,
пограничного контроля, контроля со стороны Министерства внутренних дел.
 - Насколько я знаю, по общим объемам добычи лесных ресурсов и особенно их переработки, мы
отстаем от тех планов, которые у нас есть, а масштабное браконьерство сохраняется.
 ТРУТНЕВ: Правильно и честно сказать о том, что мы не создали правильных экономических
условий. Сегодня в России выгоднее, к сожалению, срубить дерево и вывезти его в круглом виде
за границу, чем переработать внутри Российской Федерации. У нас самые низкие в мире
пошлины на вывоз круглого леса. Предложения изменить подобное положение дел - уже
внесены. Я надеюсь, что они будут рассмотрены. Самая главная наша беда, конечно, отсутствие
достаточного количества перерабатывающих мощностей внутри самой Российской Федерации.
Никому не надо объяснять, что перерабатывать лес и продавать мебель, бумагу гораздо
выгоднее для страны, останется гораздо больше денег.
 - Я был в Игарке, в одном из центров добычи, особенно ангарской сосны, я был потрясен, какие
там богатства и какой красотищи, какого качества, кондиции лес. И все это сырьем спускалось
вниз по реке, по Енисею к Ледовитому океану. Говорили, что даже некоторые сопредельные
страны скандинавские жили за счет вылова нашего круглого леса.
 ТРУТНЕВ: Они и сейчас живут во многом за счет экспорта нашего российского леса. Но за
полгода или год мы не сможем изменить эту ситуацию. Можно сейчас, например, запретить
экспорт или ввести очень высокие заградительные пошлины, но тогда тысячи людей останутся
безработными, которые сегодня занимаются лесоразработкой.
 - Мы продолжаем наш разговор о том, насколько по-хозяйски мы расходуем естественные
богатства России и как мы их возобновляем. Мы стремимся вести разговор не только на уровне
федеральных органов, сегодня у нас министр природных ресурсов Юрий Трутнев, но
привлекаем к разговору руководителей регионов. Нам удалось установить телефонную связь с
губернатором Ханты-Мансийского автономного округа, самого богатого округа по нефтяным
ресурсам, Александром Филипенко.
 - Александр Васильевич, знаю, что у вас на этой неделе было серьезное совещание с участием
премьера Михаила Фрадкова как раз по нефтяным делам. Можете вы коротко сказать, о чем
был разговор и к чему пришли?
 ФИЛИПЕНКО: Мне думается, Михаил Ефимович пытался здесь, на месте разобраться в
состоянии дел, в проблемах, которые есть в отрасли, и найти какие-то предложения, решения по
этим проблемам. На мой взгляд, это совещание было достаточно откровенным, конструктивным,
я надеюсь, что для всех участников, а здесь участвовал очень широкий круг людей - премьер-
министр, представители министерств и ведомств и аппарата правительства, и, конечно же,
руководители практически всех крупных компаний-недропользователей, а также достаточно
широкий круг специалистов. Был полезный разговор.
 - Разговор, насколько я знаю, о каких-то льготах, предоставляемых за определенные
достижения, скажем, по возобновлению ресурсов, еще по каким-то делам.
 ФИЛИПЕНКО: Если говорить о главных сегодняшних актуальных проблемах, которые надо
было бы решать очень быстро, конечно же, это проблема, связанная с воспроизводством
минеральной базы. И в этой связи могу сказать, что ситуация действительно чрезвычайно
сложна. И в основном нефтегазодобывающем регионе, в Югре, в этом году, например, мы
добудем около 270 миллионов тонн нефти, одновременно прирастим запасов немногим более
чем на 50 миллионов. То есть мы проедаем те запасы, которые были ранее созданы. И, конечно
же, надо решать эту проблему.
    Решать данную проблему, на мой взгляд, можно различными путями, стимулируя прежде всего
недропользователя, инвестора. Заниматься этим процессом. С одной стороны, это можно
сделать нормативно и директивно, обусловив необходимость заниматься этой деятельности.
Поскольку государство разрешает пользоваться своими богатствами, предоставляя в
пользование недра, значит, наверное, вправе и сформировать какие-то условия, в том числе и в
соответствующих объемах, пропорционально заниматься геологоразведкой для того, чтобы
восстанавливать эти ресурсы. С другой стороны, мне думается, это более приемлемый вариант,
это вариант стимулирующий. Один из таких стимулов, учитывая то, что геологоразведка - это
достаточно рисковый промысел, это предоставление права инвестору на шельфовом
месторождении разведать его и в дальнейшем разрабатывать, перевести в промышленную
разработку. То есть это так называемый принцип сквозной лицензии, о которой шла речь. И в
главном, мне думается, это существенно увеличит количество желающих вкладывать свои
деньги в геологоразведку.
 - Один конкретный вопрос. Мы говорили о проекте закона о недрах, который сейчас находится в
процессе доработки. У вас нет существенных замечаний? Вы поддерживаете тот проект,
который подготовлен?
 ФИЛИПЕНКО: Мы свои замечания все высказали, они находятся у разработчиков и в Думе.
Вторая, на мой взгляд, чисто организационная тема, которая могла бы ускорить процесс
процедуры, связана с предоставлением геологических блоков в геологоразведку. Желающие
есть, надо просто аукционы организовывать и оперативно, и эффективно. И таким образом мы
сможем за счет привлечения средств инвесторов решать эту проблему. Ну и вместе с тем я все-
таки считаю, что государство просто обязано иметь в руках какие-то механизмы, в том числе и
финансовые механизмы, которые бы определяли стратегию поиска. И это, наверное, самое
главное, определять и влиять таким образом на ситуацию в целом. Есть и еще одна тема, о
которой надо сказать обязательно, это необходимость создания специальных налоговых
режимов для того, чтобы мы огромное количество резервов, которые уже сегодня есть, могли
использовать. Например, когда речь идет о так называемой старой нефти, то есть
истощающихся месторождениях. И, безусловно, для таких, где, например, содержание воды в
общем объеме жидкости превышает 80-90, а иной раз и 99 процентов. Конечно, нужны иные
налоговые режимы. Но терять уже вложенные миллиарды долларов в обустройство этих
месторождений, конечно, нельзя. Так же, как и необходимы, на мой взгляд, специальные
налоговые режимы для так называемой новой нефти, то есть для того, чтобы стимулировать
освоение новых месторождений, особенно в тех новых нефтегазовых провинциях, где сегодня
нет никакой инфраструктуры и, конечно же, затраты чрезвычайно велики.
 - Я вас благодарю, Александр Васильевич, за подробный ответ на наш вопрос. Напоминаю, что
это было включение из Ханты-Мансийска. На связи с нами был губернатор автономного округа
Ханты-Мансийского Александр Филипенко.
 - Мы возвращаемся к разговору в студии. Напоминаю, что на наши вопросы сегодня отвечает
министр природных ресурсов России Юрий Трутнев.
 - Юрий Петрович, вы можете прокомментировать то, что сказал губернатор?
 ТРУТНЕВ: Да, конечно. Достаточно приятно, что наши позиции с позициями Александра
Васильевича практически полностью совпадает, что, в общем, не удивительно, потому что
Александр Васильевич руководит действительно самым богатым в стране с точки зрения
нефтедобычи регионом и соответственно в курсе дела. Что касается воспроизводства
минерально-сырьевой базы, как раз ровно то, о чем он сейчас говорил, то есть право инвестора
на дальнейшую эксплуатацию открытого им за собственный счет месторождения, включено в
новую редакцию закона о недрах, который уже находится на рассмотрении правительства и
Государственной Думы. Также мы достаточно серьезно позанимались аукционами, могу сказать,
что в этом году доходы государства от проведения аукционов возросли где-то примерно в шесть
раз, в четыре раза в прошлом. Вот это результаты работы. И, наконец, та тема, которая связана с
государственным изучением. Я уже говорил, что нами разработаны программы изучения
отдельных провинций, в том числе Восточной Сибири, и на них отводится практически в два
раза больше средств. Теперь о специальных налоговых режимах. Могу только сказать, что и по
истощенным месторождениям, и по новым, и по месторождениям со сложными свойствами
нефти предложения по дифференциации НДПИ разработаны, сейчас согласуются МПР,
МЭРТом, Минфином и будут внесены в правительство.
 - Спасибо. Слушаем звонок. Пожалуйста.
 СЛУШАТЕЛЬ: Юрий Афанасьевич, здравствуйте. Юрий Петрович, закончено строительство
газопровода из России в Турцию по дну Черного моря и намечается строительство из России от
Выборга до Германии по дну Балтийского моря. Очень дорогостоящее строительство, очень
сложные условия эксплуатации, также дорогие, запасов газа все-таки не так уж много, они
конечны. Будет ли выгодно это строительство? Это первый вопрос. И второй вопрос. Каковы
перспективы использования энергии солнца и ветра? Спасибо.
 ТРУТНЕВ: Я начну с последнего. Что касается использования энергии солнца и ветра, то вы
знаете, что она используется, есть и ветряные двигатели, есть и солнечные аккумуляторы.
 - У нас мало, в Европе больше.
 ТРУТНЕВ: Да. Но что касается их КПД, что касается их стоимости, окупаемости, пока есть
много проблем. И, к сожалению, они пока не в состоянии заменить традиционные двигатели и
традиционные источники энергии. Поэтому вернемся к газу. Газа у нас достаточно много, даже
разведанных запасов оценочно на 70 лет. Но при этом надо сказать, что у нас еще крупные
месторождения, даже не крупные, а уникальные месторождения не введены в эксплуатацию.
Например, не введены в эксплуатацию все месторождения Ямала. Поэтому по отношению к газу
у нас беспокойства нет. По нефти сложнее, по газу у нас все в порядке с запасами.
 - Так, еще вопрос, пожалуйста.
 СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, уважаемые сограждане. Лидия Ивановна, из Москвы. У меня
предложение расширить эту передачу по времени, она очень мало идет. И теперь к вопросу. В
мире все войны ведутся за присвоение всех видов ресурсов и недр. Вопрос: не считаете ли вы,
что когда принимаются законы и находятся на рассмотрении в Госдуме, позволяющие продавать
все и вся в России, в том числе иностранцам, это и земельный, лесной, водный кодексы, закон о
недрах и другие, не окажемся ли мы в итоге под юрисдикцией иностранных государств? Заранее
благодарю вас за ответ.
 - Спасибо. Я хочу к вопросу Лидии Ивановны подверстать свой вопрос в отношении
возможностей иностранных инвесторов. Какие барьеры будут поставлены для того, чтобы наши
стратегические месторождения особо важные не попали в руки зарубежных владельцев, чтобы
мы от них не зависели стратегически?
 ТРУТНЕВ: Отвечаю на вопрос, не продадим ли все и вся. На самом деле и конфликты, которые,
к сожалению, происходят в мире, в том числе связанные с природными ресурсами, во многом
связаны и с правом потом и продавать эти ресурсы. Я считаю, что это все-таки не беда, а
счастье России, что у нас нефти, газа, леса намного больше, чем надо только нам, что мы можем
продавать, за счет этого обеспечивать доходы бюджета, обеспечивать доходы наших граждан.
Другой разговор, что это надо делать рачительно и так далее. Что касается внесенных в
Государственную Думу законов, скажу о законе о недрах, поскольку наше министерство
является головным разработчиком данного закона. В отличие от предыдущего законодательства
есть целый ряд ограничений, причем ограничений понятных, прозрачных и обоснованных, на
участие иностранных компаний, например, в разработке крупных и уникальных месторождений
полезных ископаемых в России. Ранее таких ограничений в законодательстве России не было и
сегодня их пока, к сожалению, не существует.
 - Хорошо. Теперь все-таки насчет моего вопроса. В законе о недрах это будет прописано, да?
 ТРУТНЕВ: У нас есть два пункта. Во-первых, компании, не зарегистрированные в России и по
российскому законодательству, не имеют права принимать участие в аукционах по
предоставлению прав на недропользование. Второе. По крупнейшим и уникальным
месторождениям у нас есть отдельные ограничения, в рамках которых иностранные компании
могут выступать только как миноритарные акционеры, то есть только как младшие партнеры по
отношению к российским.
 - Есть вопросы в Интернете. Я объединяю два вопроса, связанные с Восточной Сибирью. Задает
их Дмитрий Злодырев. Какова позиция вашего министерства по строительству ветки Восточного
нефтепровода вблизи озера Байкал? Там порядка 800 метров от Байкала должна пройти труба. А
второй вопрос - когда прояснится судьба Кавыктинского месторождения?
 ТРУТНЕВ: Начнем с Байкала. Очень, на мой взгляд, сложная и серьезная тема. Могу сказать,
что когда "Транснефть" вышла первый раз с предложением приблизить маршрут трубы к
Байкалу, то они встретили с нашей стороны достаточно жесткое сопротивление. Закончилось это
тем, что нам пришлось снарядить специальную совместную экспедицию и непосредственно на
территории Прибайкалья мы изучали ландшафт, изучали опасности и риски, связанные с
прокладкой по тому или другому маршруту. Сегодня мы можем сказать, что тот маршрут вдоль
железной дороги, когда железная дорога является естественным препятствием в случае разлива
нефти, причем маршрут, не связанный с серьезными уклонами, трещинами и разломами, потому
что дальше идут именно они, представляется нам все-таки наиболее продуманным, какие бы
опасения это не вызывало в связи с близостью к Байкалу. В то же самое время, понимая
ответственность за судьбу 25 процентов пресной воды планеты Земля, мы предъявляем сегодня
к "Транснефти" самые жесткие требования с точки зрения защиты Байкала. Там планируется
двойная труба при пересечении всех водных преград, в целом толщина стенки увеличена,
ставится так называемая умная труба, то есть оборудованная датчиками по всей длине, которая
сигнализирует о ее износе, сигнализирует о любых проблемах, ставятся боновые заграждения и
так далее.
    Кавыктинское месторождение - это одно из крупнейших в России и в мире газовых
месторождений в Восточной Сибири, месторождение, которое должно обеспечить газом
Иркутскую область и вполне в состоянии подавать газ на экспорт. Сегодня освоение
Кавыктинского месторождения передано компании "ТНК-ВР", которая не выполняет условия
лицензионного соглашения, и Кавыктинское месторождение пока не осваивает. Там нет
согласования по дальнейшей транспортировке газа с "Газпромом", идет коммерческий спор двух
крупных акционерных обществ, государство старается содействовать разрешению этого спора с
точки зрения того, чтобы Кавыктинское месторождение все-таки разрабатывалось. Но заменить
"Газпром" и ТНК мы здесь не можем, мы можем только содействовать решению вопроса между
ними.
 - Сложная ситуация.
 ТРУТНЕВ: Непростая.
 - Так, звонок. Пожалуйста, говорите.
 СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Иван Николаевич из Липецка. Недра по Конституции,
полезные ископаемые, принадлежат народу и государству. Но у нас отдано все это в частные
руки. И эти частные руки такие львиные себе прибыли захватывают, вы сами знаете, миллиарды
долларов уходят за границу, народу же ничего не остается. Народ у нас, можно сказать,
наполовину у черты бедности и за чертой бедности. Объясните, как это все согласовать с
конституцией?
 ТРУТНЕВ: Надо сказать, что право народа на богатства России реализуется через какой-то
механизм эксплуатации этих богатств. Мы не можем сегодня нефтяное месторождение или
угольную шахту, как вы понимаете, раздать каждому по кусочку. Соответственно есть компания,
компания может быть государственной, может быть частной. Налоги платит и та, и другая
одинаково. И та, и другая платит зарплату рабочим. Если говорить о системе налогообложения,
то сегодня налогов российская компания платит ничуть не меньше, чем зарубежная. У нас
примерно равный, а во многом даже и повыше уровень. Например, по старым месторождениям
во многих странах существуют льготы, у нас - нет. В то же самое время, я полностью согласен с
тональностью вопроса, что хотелось бы, чтобы нефтяные компании из той прибыли, которую
они зарабатывают, больше денег оставляли в России, оставляли на разведку, о которой мы
только что говорили, на воспроизводство минерально-сырьевой базы, оставляли на освоение
новых провинций, на то, чтобы больше добывать полезных ископаемых и больше приносить
дохода и гражданам, и в доход страны.
 - Юрий Трутнев продолжает отвечать на наши вопросы. По-моему, чуть ли не вчера в
"Российской газете" было ваше интервью, где вы, говоря о строительстве домов по берегам
водоемов и так далее, высказали несколько другую позицию, чем некоторые ваши подчиненные.
В чем ваша позиция: можно строить, нельзя строить, что делать с тем, что построили? И какой
главный критерий здесь?
 ТРУТНЕВ: Главный критерий - это экологическая безопасность. То есть собственно прибрежная
полоса не застраивается и застраиваться не должна. Но то, что касается строительства вообще
вблизи водоемов, мне кажется, проблема не в установлении водоохраной зоны, а в разработке
жестких критериев к строительству объектов с точки зрения стоков, с точки зрения организации
канализации, чтобы строения не портили воду, не портили водоемы. Мне кажется, что все-таки
мы должны понимать, что люди исстари селились вдоль рек, что это хорошо, что это нормально,
и что если мы сейчас начнем предъявлять ко всем одинаковые и равные требования с точки
зрения просто геометрии водоохранных зон, то, например, город Санкт-Петербург незаконен на
две третьих своей территории.
 - Предположим, действительно построен какой-то дом, особняк и прочее. Если он построен с
нарушением водоохранного законодательства, что с ним делать?
 ТРУТНЕВ: Есть очень тонкая черта. Когда вы говорите о моих подчиненных, то у них есть
обязанности. Они, например, служба по надзору в сфере природопользования, обязаны
контролировать исполнение сегодняшнего закона. Я как министр, отвечающий в том числе за
разработку законодательства, говорю сейчас о идеологии, которую, на мой взгляд, надо
совершенствовать. Но пока сегодня закон тот, который принят, соответственно наши службы
будут добиваться его исполнения.
 - Теперь последний вопрос, но довольно существенный. Есть проблема отношений центра и
регионов. И в финансировании всех этих проектов, связанных с использованием природных
ресурсов, с распределением налогов, с распределением доходов. Какова ваша позиция, какая
здесь динамика, к чему идет дело, в какую сторону?
 ТРУТНЕВ: Вы знаете, здесь я выскажусь скорее как еще недавний губернатор,
чем как сегодняшний министр. Я бы сказал так. С точки зрения административных
полномочий, когда нам говорят, что давайте вспомним про второй ключ, насоздаем
кучу административных барьеров, категорически против. Мне кажется, что чем
меньше административных барьеров на пути бизнеса, тем он лучше развивается. А
вот с точки зрения распределения доходов, мне кажется, что мы давно
перешагнули ту черту, которую бы следовало увидеть, и начали значительно
централизовать налоги в федеральном центре. Надо все-таки больше денег
оставлять регионам, создавая им условия и возможности для развития.
 - А что вам снится? Нефтяные вышки снятся, порубленные леса снятся, особняки по берегам
озер, в заповедниках или что-то еще?
 ТРУТНЕВ: Вы знаете, к сожалению, редко вижу сны. Сны вижу только в состоянии сильно
отдохнувшим, а оно бывает не часто. Но когда все-таки сильно отдохнувший, то, например, леса
пермские снятся.
     Напоминаю, что нашим собеседником сегодня был министр природных ресурсов
России Юрий Трутнев.
     Трутнев Юрий Петрович, родился в 1956 году в Перми в семье нефтяников.
Окончил Пермский политехнический институт. Получил диплом горного инженера и
необходимый производственный опыт. Затем несколько лет посвятил работе в
комсомоле и спортивных организациях. В первой половине 1990-х годов -
генеральный директор предприятия и президент акционерного общества
"Экс-интернэшнл". Становится депутатом Пермской городской Думы и областного
Законодательного собрания, где возглавляет Комитет по экономической политике
и налогам. В 1996 году избирается главой города Перми, а в 2000 - губернатором
области. В марте прошлого года указом президента назначен министром природных
ресурсов Российской Федерации.
    Юрий Трутнев женат, воспитывает двух сыновей. Увлечение - автогонки,
охота. Обладатель третьего дана по каратэ.
               Радиокомпания "Маяк", 2005/19/11 | 12:15
               http://www.radiomayak.ru/schedules/1/24643.html

    НЫНЕШНИЙ ВЫСОКО ЛЕТАЕТ
    Главы "ЛУКОЙЛа" и Пермского края подписали соглашение об экономическом
и социальном сотрудничестве сроком на 5 лет
    Сегодня в Перми президент ОАО "ЛУКОЙЛ" Вагит Алекперов и губернатор
Пермского края Олег Чиркунов подписали соглашение об экономическом и
социальном сотрудничестве. Соглашение предусматривает взаимодействие сторон
в рамках действующего законодательства в области создания благоприятных
условий для развития минерально-сырьевой базы, в том числе путем увеличения
объема средств, направляемых на поиск и разведку месторождений углеводородов,
а также увеличения объемов добычи нефти и газа. ЛУКОЙЛ и его дочерние общества
также намерены принять необходимые меры для максимально возможной утилизации
попутного нефтяного газа в соответствии с лицензионными соглашениями.
    Со своей стороны орган исполнительной власти Пермского края намерен
оказать содействие по включению в федеральную программу "Ядерная и
радиационная безопасность России" мероприятий Компании по обеспечению
радиационной безопасности на Осинском и Гежском нефтяных месторождениях, на
которых были проведены подземные ядерные взрывы. О этом сообщает пресс-служба
ЛУКОЙЛа.
    Подписанное соглашение действует до 20 декабря 2010 года. Вагит Алекперов
и Олег Чиркунов подписали также протокол к этому соглашению, в котором
определены конкретные проекты на 2006 год. Так, в частности, стороны
договорились в срок до 1 марта 2006 года проработать варианты газификации
объектов Чернушинского и Куединского районов с использованием природного газа
Кокуйского месторождения и города Красновишерска - с использованием попутного
газа Маговского и Цепельского месторождений.
    Финмаркет, 12:28 20.12.2005
           Источник: Seupress@seu.ru, 21 декабря 2005 г.

    ЖИТЕЛЕЙ ДЕРЕВНИ ПАВЛОВО ПРОДАЛИ ВСЕ ТРОЕ
    Олигарх отказывается разрешать свою павловскую проблему
    В конце ноября в Перми побывал президент нефтяной компании <ЛУКОЙЛ>
Вагит Алекперов. Между ним и губернатором Пермской области Олегом Чиркуновым
состоялись переговоры об условиях расселения деревни Павлово Ординского
района, страдающей от нефтедобычи ООО <ЛУКОЙЛ-Пермь>.
    Итоги переговоров неутешительны: Алекперов отказал Чиркунову в
финансировании расселения Павлово.
    Программа расселения гибнущей деревни разработана обладминистрацией и уже
более 1,5 месяцев назад передана в головное отделение НК <ЛУКОЙЛ> на
рассмотрение. Само появление этой программы на свет - результат трудной и
последовательной 3-х-летней работы зелёных, правозащитников, совестливых
журналистов и активной части павловских жителей. Добиться от властей
радикального (в действительности, единственно возможного) решения павловской
проблемы в условиях самых тесных и разнообразных связей этих самых властей с
<ЛУКОЙЛом> было делом нелёгким.
    Программа предполагает поэтапное перемещение всех жителей в село Орда.
Глава Ординского района Николай Агеев сообщил, что у него уже выделен жилищный
фонд для размещения павловцев в районном центре. Начальник Главного управления
природопользования Пермской области Валерий Середин проинформировал, что,
согласно первоначальному замыслу обладминистрации, первые 11 семей с детьми в
возрасте до 12 лет предполагалось переселить из зоны экологического бедствия
ещё до Нового года, однако из-за алекперовской затяжки с ответом этот план
сорвался.
    Цена вопроса - всего лишь несколько десятков миллионов рублей, т.е.
совершенно незначимая для <ЛУКОЙЛА> сумма, однако нефтяной король крайне
опасается за то, что из-за этого переселения репутация его компании,
допустившей ситуацию фактического экоцида, пострадает в российском и
международном масштабе. Поэтому на сегодня НК <ЛУКОЙЛ> вопреки здравому
смыслу полностью отказалась от участия в расселении Павлово - якобы таким
образом <ЛУКОЙЛ> заявит о своей непричастности к созданию данной зоны
экологического бедствия.
    Между тем, причины катастрофической экологической ситуации в Павлово и,
особенно, ужасающего состояния здоровья павловского населения по сей день во
многом окутаны тайной. Общеизвестно, что нефть не обладает столь высокой
токсичностью, чтобы вызвать те явления, что наблюдаются в Павлово. Главный
вопрос учёных, занимающихся проблемой <проклятой деревни> - каков химический
состав реагентов, которые <ЛУКОЙЛ> начиная со средины 90-х годов закачивает в
павловские скважины для разжижения нефтяных пластов и прочистки труб?
    На этот вопрос ни зелёные, ни правозащитники, ни даже специалисты,
занимавшиеся проблемой Павлово по заданию того же <ЛУКОЙЛА>, не получили
ответа. Не отвечают на него и различные природоохранные структуры Пермской
области, в которые также неоднократно направлялись официальные запросы. По
мнению некоторых экспертов, исследовавших химический состав павловского
воздуха и воды в реке Тураевке, токсичность этих химреагентов, позволяющих
<ЛУКОЙЛУ> ускорить нефтеизвлечение и добиться значительной экономии затрат,
вполне сопоставима с химическим оружием.
             "Личное дело" (Пермь), 8.12.2005 г.

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                            *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на    *
* сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info              *
* ***********************************                        *
* Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
* Тел: (7-495)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru            *
**************************   Распространяется                *
* "UCS-PRESS" 2005 г.    *   по электронной почте            *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами