Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
* П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И   *
*******************************************************************
****     Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь                  ***************
*******************************************************************
**                    Сообщение UCS-INFO.1452, 29 января 2006 г.  *
*******************************************************************
                                                         Вода, вода



                ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ: ДЕЛА ВОДЯНЫЕ
                      (заглянем в "Оазис")


    Медленное убийство озера
    На сегодняшний день в Центральной Азии, кроме экономических и политических
вопросов, остро стоят проблемы использования водных ресурсов между странами,
а также истощения и загрязнения вод. Кроме того, сложилась опасная
экологическая обстановка, которая может привести к исчезновению одного из
крупнейших внутриматериковых водоемов мира - озера Балхаш. Данная проблема
уже сегодня требует незамедлительного решения.
    Казахстан является самым большим по площади цантральноазиатским
государством. Однако при этом страна считается одной из наиболее вододефицитных
на всем Евроазиатском континенте. По удельной водообеспеченности (42 мм. слоя
стока на 1 кв. км/год) она занимает последнее место среди стран СНГ.
Положение усугубляется тем, что из 8 имеющихся в Казахстане водных бассейнов,
только Нура-Сарасуйский бассейн не является трансграничным. Практически все
крупные реки Казахстана берут начало в сопредельных республиках. Весьма
серьезной проблемой стало загрязнение именно трансграничных водотоков и, как
правило, наиболее пострадавшей стороной оказываются государства, расположенные
в нижнем течении реки.
    Казахстан уже имеет печальный опыт Аральского моря, которое практически
безвозвратно утеряно. Но многие проблемы региона Приаралья до сих пор не
решены. По состоянию на сегодняшний день, сток реки Сырдарьи на территории
Казахстана абсолютно не пригоден для пользования. "Что касается национальной
безопасности казахстанцев, то мы давно предлагаем отказаться от использования
вод стока реки Сырдарьи по качественным характеристикам для орошения. Все
загрязнено в основном органикой, биогенами, тяжелыми металлами. И самое
опасное - это сульфатно-хлоридные загрязнения",- утверждает профессор
регионального экологического центра, Малик Бурлибаев. Все эти химические
вещества содержится и в рисе, выращиваемом в южно-казахстанской и
Кызылординской областях.
    Подобная экологическая ситуация складывается и в районе Или-Балхашского
бассейна. Она охарактеризована как неустойчивая, с прогрессирующей уязвимостью
озера Балхаш. Это вызвано нерациональным водопользованием, несовершенной
системой управления ресурсами, межгосударственными проблемами вододеления и
другими факторами. Отсутствие программного решения вопроса может привести к
экологической катастрофе, ведущей к утрате национального природного достояния,
аридизации климата, социальной напряженности и экологической миграции
населения.
    "Эта проблема, наконец, назрела для решения. С привлечением финансовых
ресурсов данную проблему еще можно решить. И она требует безотлагательного
решения",- считает президент института развития Казахстана Макбат Спанов.
    Экологи уверены, что озеро Балхаш может повторить судьбу Арала, если
вовремя не принять мер. Уже более десятка лет, как это озеро стремительно
мелеет. Балхаш состоит наполовину из пресной воды и наполовину из соленой.
Теперь соленой воды становится все больше. Экологи заявляют, что вернуть
Балхаш в исходное состояние вряд ли возможно. Нужно хотя бы удержать
озеро в сегодняшнем состоянии.
    Причину обмеления специалисты видят в изменении гидрологического режима
реки, что совпало с одновременным увеличением ее водозабора. Коэффициент
использования водных ресурсов бассейна озера Балхаш достаточно высокий и
превышает экологически допустимый предел. В результате этих двух факторов,
Балхаш получает объем воды вдвое меньший, чем прежде. В настоящее время общей
экологической проблемой в бассейне озера Балхаш является загрязнение
атмосферного воздуха, водных ресурсов, накопление токсичных и опасных отходов.
Одновременно с этим происходит и ухудшение экологической обстановки в регионе,
в свою очередь, оно влияет не только на количественное, но и на качественное
изменение воды в озере Балхаш. Все это не может не отражаться на
биоразнообразии региона. Это - лишь одна сторона проблемы. Хотя к настоящему
времени их в регионе возник целый ряд.
    Основной причиной загрязнения вод озера можно считать крупнейший
металлургический комбинат. К сожалению, деятельность комбината имеет не
только важное социально-экономическое значение, но и оказывает значительные
негативные экологические нагрузки на природную систему региона. После долгих
попыток местного населения и экологов обратить внимание на данную проблему,
стал проводиться ряд мер для уменьшения вредного влияния выбросов производства.
Но до сих пор острой экологической проблемой остается хвостохранилище
комбината. На нем складируются твердые отходы производства обогатительной
фабрики комбината, поступающие туда по пульпопроводу. Свойственная этой
территории постоянная роза ветров, по подсчетам экологов, выдувает и приносит
в озеро 25 тыс. тонн высокообогащенных концентратов. При выпадении осадков
оттуда идет смыв, который непосредственно попадает в воды рек, впадающих в
Балхаш. Сами хвостохранилища находятся в 300 метрах от береговой линии
Балхаша.
    "Здесь необходимо политическое решение по оздоровлению экологической
ситуации от источников загрязнения. "Балхашмедь" и "Казцинк" были выкуплены
частными компаниями. Однако бывшие хвостохранилища этих комбинатов они не
признают за собой. А между тем, если говорить о загрязнении воды в Балхаше
ионами тяжелых металлов, то это хвостохранилище "Балхашмедь". Они не
контролируются ни государством, ни частными компаниями и приводят к
неконтролируемым загрязнениям",- уверен профессор Бурлибаев.
    Так же основную угрозу для водных ресурсов на юге и юго-востоке страны
составляет орошаемое земледелие. Или-Балхашский бассейн имеет самую большую в
регионе площадь орошаемых земель, которая только в пределах Казахстана
составляет 648,5 тыс. га. Однако, коллекторно-дренажными сетями здесь
обеспечены лишь 51,3 тыс. га. Следовательно, 41% подаваемой воды, не доходя
до полей орошения, теряется в основном на фильтрацию. В Казахстанских степях
грунтовые воды очень сильно минерализованы, соответственно эта вода, проникая
в грунтовые воды, поднимает их уровень. И в результате происходит процесс
осолонцевания. А для промывки этого слоя нет необходимых объемов и ресурсов
чистых вод.
    Как ни парадоксально, но кризис экономики начала 90-х годов способствовал
улучшению экологического состояния водных ресурсов Казахстана. В этот период
были остановлены работы на многих предприятиях и комбинатах, сократились
сельскохозяйственные угодья, посевные площади. В результате чего сократился
забор воды из рек, а так же выбросы отходов производства.
    Немаловажную роль в восстановлении и сохранении речных экосистем играет
предъявление требований к количественным характеристикам. Это
неконтролируемое регулирование, т.е. задержание стока воды в чашах
водохранилищ для дальнейшего перераспределения во времени, чтобы выработать
максимум электроэнергии в зимний период, является нежелательным элементом для
речных экосистем. Однако весеннее половодье и паводки - неотъемлемая часть
речной экосистемы. На водный баланс Балхаша значительное влияние оказало
создание Капшагайского водохранилище. В свою очередь Капшагайская ГЭС создала
для экосистемы Или-Балхашского бассейна множество проблем. Был нарушен режим
подземных вод на левобережье водохранилища; заболочено и засолено около 160
тыс. га. сельхозугодий; сокращены площади озерных систем в дельте Или, из 15
озерных систем действуют лишь 4-5; возросла минерализация воды, увеличилось
содержание пестицидов и тяжелых металлов в воде, донных отложениях, тканях
рыб; полностью прекращен ондатровый промысел, нанесены ущербы рыбному и
сельскому хозяйству.
    Стоит заметить, что водная проблема имеет на сегодня не только
определяющее экономическое, экологическое, но и огромное политическое и
международное значение с точки зрения безопасности государства, что
предопределено немалой ролью водных ресурсов в экономике стран
центрально-азиатского региона. За последние 15 лет наблюдается тенденция
сокращения естественных ресурсов поверхностных вод Казахстана. При этом из
общего объема сокращения годового стока, около 90% составляет сокращение
стока из соседних государств.
    Рассматриваемые и принимаемые решения между государствами по проблемам
вододеления, реальных результатов еще не принесли. Как утверждает г-н Спаков
"Пока окончательно решенных вопросов с сопредельными государствами нет.
Ведутся переговоры, но на 100% вопросы еще не решены. На данный момент мы
достигли соглашения только в вопросах границ нашего государства".
    Или-Балхашский регион, как единый водный бассейн и уникальный
природно-технический комплекс расположен на территории двух дружественных и
сопредельно расположенных государств - Казахстана и Китая. Из суммарного
стока рек этого бассейна больше половины формируется на территории КНР, в
верховьях реки Или. Почти 80% притока в озеро Балхаш выпадает на ее долю. На
территории Синьдянь-уйгурского автономного района (СУАР) сооружены и
возводятся крупные гидротехнические объекты для нужд ирригации и энергетики.
В связи с интенсивным освоением природно-сырьевых ресурсов СУАР и намерением
руководства КНР превратить его в региональный торгово-экономический центр
Центральной Азии, возникла необходимость в еще большем масштабе использование
водных ресурсов. Рост производства и водопотребления могут, в ближайшее время,
вырасти в несколько раз. На сегодняшний день действуют только по бассейну Или
на Китайский территории 13 водохранилищ, 59 гидроэнергетических установок.
Это может привести к противоречиям гидроэнергетики и ирригации КНР и
Казахстана. Особая опасность нависает над озером Балхаш, которое, при
планируемых отъемах стока реки Или на территории КНР, постигнет участь
Аральского моря. "С Китаем в течение 7 лет мы находимся в переговорном
процессе, но до сих пор обсуждались только методы измерения и контроля. А до
уровня вододеления по рекам Или, Иртыш, (а всего 34 водотока с Китаем) не
дошли",- утверждает профессор Бурлибаев.
    Активная дипломатическая деятельность по решению водной проблемы со
стороны Казахстана возобновилась после того, как в Китае приступили к
завершающему этапу сооружения канала для отвода вод Черного Иртыша на
Карамайские нефтепромыслы в СУАР, расположенных недалеко от города Урумчи, а
также для питьевого и промышленного водоснабжения.
    Ситуация осложнилась и казахстанские дипломаты предложили вести переговоры
по трансграничным рекам на трехсторонней основе - с привлечением российских
представителей. Но Китай занял жесткую позицию, заявив, что предпочитает
вести переговоры лишь в двустороннем формате, поскольку в каждом случае
необходим индивидуальный подход. Однако, какие бы проблемы не возникали на
дипломатическом уровне, на сегодняшний день Казахстан не в состоянии
справится с надвигающейся катастрофой самостоятельно. Спаков считает, что
"данную проблему необходимо решать только на мировом или хотя бы двустороннем
уровне. У Казахстана недостаточно ресурсов, а так же кадров для решения
данной проблемы".
    Сегодня комитетом по водным ресурсам совместно с ООН разрабатывается
программа по интегрированному управлению водными ресурсами речных бассейнов,
где ключевым моментом является подход к экосистеме в целом. До сих пор озеро
Балхаш, как объект охраны, нигде и не в каких документах не фигурирует.
Водная политика ориентирована только на использование и потребление. При
составлении схем комплексного использования охранно-водных ресурсов доля
таких объектов, как Балхаш, Арал, Каспийское море в водохозяйственном балансе
равноправными участниками не являются, т.е. определение потребности самой
экосистемы прилегающей к водным ресурсам не учитывается.
    Озеро Балхаш и его прибрежные территории, дельты и поймы рек с
соответствующей фауной и флорой являются естественными природными комплексами,
поддержание которых в нормальном состоянии требует значительных затрат водных
ресурсов. Основным экологическим потребителем воды в бассейне является само
озеро. Речные поймы и дельты обводняются естественным стоком рек в половодье
за счет разливов и в меженный период путем инфильтрации. По существу, те
потери речного стока, которые отражаются в водных балансах, фактически и
являются потреблением природной среды в поймах и дельтах рек. Увеличение
водозабора рек приведет к снижению уровня озера, что отрицательно скажется
на экологических условиях водоема.
    Сейчас в водном кодексе Казахстана уже фигурирует экологический сток, это
часть речного стока, определяемый из потребностей экосистемы. Не все водные
ресурсы должны подлежать использованию или потреблению. Необходимо соизмерить
потребности исходя из остаточного явления. На первом плане разделения водных
ресурсов должна быть экосистема. Надо полностью ее удовлетворить в запросах.
А затем использовать потенциально свободный сток для потребления. Пока не
будет комплексного подхода по решению данных вопросов, уверены эксперты,
"над нами будет висеть проблема Балхаша".
       А.Степаненко, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис",
       21, январь 2006 г., http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=22&id=157

    Грязное озеро
    Российские и узбекские эксперты предупреждают об опасности, которая
грозит нескольким миллионам человек в Центральной Азии. Если случится сильное
землетрясение в центральной части Памира, воды Сарезского озера затопят
большие площади в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане и Туркменистане.
    Сарезское озеро на территории Горно-Бадахшанской автономной области
современного Таджикистана возникло в результате землетрясения 1911 года.
Землетрясение вызвало сход гигантского оползня, который перекрыл реку Мургаб
и образовал на высоте 3250 метров над уровнем моря озеро длиной 80 километров
и максимальной глубиной 505 метров (Сарезское озеро - один из самых глубоких
внутренних водоемов в мире). Объем воды в озере - 17,3 куб. км. Высота
Усойского завала - более полукилометра.
    "19 миллионов тонн воды воздействуют на Усойский завал, стремясь сдвинуть его,   говорит
бывший заместитель министра энергетики Узбекистана Акрам Иргашев. - Только
сила трения удерживает его от движения". Однако, просачиваясь сквозь завал,
вода сводит силу трения к нулю. Гидравлическое давление создает условия для
небольшого подъема завала. Господин Иргашев также напомнил о сообщении
действующего в Таджикистане агентства "Сарез": "После многих лет временного
затишья Усойский завал начал "дышать", проявлять несомненную тенденцию к
сползанию и падению".
    Однако главная угроза исходит из частью разрушенного правого берега. Если
составляющие его два кубических километра земли и камня упадут в озеро,
высота волны, по мнению таджикских экспертов, достигнет 100-150 метров. Такая
волна перехлестнется через завал и смоет его. Специалисты часто сравнивают
возможную катастрофу в Центральной Азии с катастрофой, которая произошла в
Северной Италии в 1963 году. Тогда огромный оползень упал в водохранилище
Вайонт на реке Пьяве. Созданная этим падением гигантская волна за несколько
минут полностью разрушила деревни Эрто, Кассо и Лонгароне, в которых погибли
2500 человек.
    По словам работавшего в Таджикистане российского ученого Леонида Папырина,
воды в Сарезском озере в 100 раз больше, чем в водохранилище Вайонт. Г-н
Папырин - автор статьи "Сарезская катастрофа: геофизический прогноз". По его
словам, объем оползня, который может упасть в Сарезское озеро, в несколько
раз больше объема того, который сполз в водохранилище в Италии. Вдобавок
озеро находится на большей высоте над уровнем моря, чем водохранилище.
"Соответственно, и последствия сарезской катастрофы могут быть в сотни раз
более разрушительными по сравнению с трагедией на водохранилище Вайонт",-
заключает Папырин.
    Прорыв Усойского завала приведет к формированию катастрофического селевого
паводка, который распространится через реки Мургаб, Бартанг, Пяндж и Амударью
до Аральского моря. Паводок разрушит населенные пункты и промышленные объекты
в Таджикистане, Узбекистане, Афганистане и Туркменистане, а также погранзаставы
и войсковые базы. "В опасной зоне проживают шесть миллионов человек,-
утверждает Папырин. - Наибольшее количество человеческих жертв будет на
территории Афганистана и Таджикистана. Максимальный материальный ущерб будет
нанесен Туркменистану и Узбекистану". Для ликвидации последствий такой
катастрофы, по его мнению, государствам Центральной Азии понадобится не
одно десятилетие.
    "Катастрофа может быть вызвана как землетрясением, так и диверсией,-
говорит Папырин. Поэтому предсказать ее точную дату невозможно...". В 90-х
годах, во время гражданской войны, боевики Объединенной таджикской оппозиции
угрожали взорвать Усойский завал. Бывший директор института
"Средазгидропроект" Граник Корнаков заявил, что землетрясение интенсивностью
9 баллов и выше по 12-балльной шкале Меркалли  разрушит правый берег озера.
Сарезское озеро расположено в сейсмически активной зоне и землетрясения,
способные вызвать разрушение правого берега, происходят каждые сто лет.
Последнее такое землетрясение в 1911 году и породило озеро.
    Изучив Сарезское озеро и его правый берег, "Средазгидропроект" в начале
80-х предложил пути решения проблемы - построить туннели для отвода воды или
поднять верхнюю часть завала на 50 метров. Однако, по мнению г-на Корнакова,
ни один из этих вариантов сегодня невозможен из-за их высокой стоимости.
"Наиболее разумным было бы привести в порядок системы наблюдения и
предупреждения",- предлагает он.
    Всемирный банк осуществляет в Таджикистане проект, целью которого
является уменьшение угрозы, исходящей от Сарезского озера. Реализация проекта,
по мнению банка, поможет "предупредить и подготовить уязвимых людей в случае
бедствия, вызванного затоплением выступившего из берегов Сарезского озера и
другими часто встречающимися природными явлениями". Проект включает в себя
проектирование и установку систем текущего контроля и раннего оповещения "для
спасения жизни общин в долинах рек Мургаб и Бартанг". В конце прошлого года
такие системы были установлены на берегах Сарезского озера.
    Впрочем, некоторые западные эксперты преуменьшают риск разрушения завала.
В конце 90-х годов прошлого века миссия, спонсированная одной из структур
Организации Объединенных Наций, заявила, что полное или даже частичное
разрушение Усойского завала едва ли возможно, а угроза разрушения правого
берега меньше, чем ранее полагалось. Однако миссия все же написала в отчете,
что эта угроза "остается огорчительной реальностью". "Даже среднего размера
волна, которая перехлестнется через Усойский завал, затронет 7800 человек,
живущих в долине реки Бартанг, возможно, распространится дальше города Рушан
и причинит ущерб первым трем крупным городам по реке Пяндж, где проживают
25 000 человек",- говорится в отчете миссии.
          М.Козлова, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис",
          22, январь 2006 г., http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=23&id=167

    Почем вода?
    С момента обретения центрально-азиатскими государствами независимости на
разных уровнях звучат взаимные претензии, не прекращаются острые споры и
дискуссии в решении водных вопросов. Не случайно данные проблемы отнесены
специалистами из силовых ведомств стран Содружества к факторам, которые
негативно влияют на укрепление региональной безопасности и стабильности. Они
постоянно создают напряженные отношения не только между правительствами, но и
гражданами республик. Положение осложняется тем, что две главные центрально-
азиатские реки Амударья и Сырдарья расположены в спорных трансграничных зонах.
    В бытность СССР за счет этих рек были создана сеть крупных водохранилищ с
приемлемой для республик, тогда еще Средней Азии, системой управления водными
ресурсами. Факторы затопления плодородных земель компенсировались расширением орошаемого земледелия.
Гидроэлектростанции вырабатывали большие объемы электроэнергии летом и почти
ничего зимой, в период накопления влаги. В те времена центрально-азиатская
энергосистема была закольцована, и дефицит энергии в одной республике
восполнялся за счет других. В настоящее время о подобном рациональном
использовании и тем более управлении на межгосударственном уровне можно только
мечтать. Так, по мнению известного специалиста по водной проблематике из
Узбекистана Эрназара Махмудова, когда государства Центральной Азии стали
суверенными, в водопользовании нарушилось взаимное согласие. "Из-за этого
возникают проблемы зимних паводков, наводнений, затоплений, что ведет к
заболачиваемости орошаемых земель, их повторному засолению, подъему грунтовых
вод и непригодности почвы для сельхозработ. Жизнь заставляет вернуться к
принципам делового действенного сотрудничества, чтобы каждая страна без ущерба
для другой нормально пользовалась водными ресурсами",- считает ученый. К
перечисленным проблемам можно добавить типичную ситуацию для Ферганской долины,
когда многие жители южных районов юга Кыргызстана вынуждены использовать для
приготовления пищи арычные или поливные воды. Об элементарной экологически
чистой воде не может быть и речи. Кыргызские медики ежегодно фиксируют
особенно в сельских районах вспышки брюшного тифа и других опасных
желудочно-кишечных заболеваний. Не лучшим образом эпидемиологическая ситуация
развивается в соседних областях Узбекистана и Таджикистана. Причина, как
правило, заключается в зараженной химикатами и различными инфекционными
палочками воде. Поэтому открытие в селах водопроводов с нормальной питьевой
водой зачастую превращаются в народные праздники. Но такое возможно в
основном лишь при поддержке международных организаций.
    Как сообщил глава миссии ООН в Кыргызстане Ежи Скуратович, в нынешнем
году в рамках реализации региональных проектов направленных на стабилизацию
социально-экономических и политических процессов в Центральной Азии особо
будет уделено внимание водной тематике. Глава миссии полагает, что
урегулирование вводно-энергетических проблем важно точно также как и решение
пограничных вопросов. К грантовой поддержке Кыргызстана в решении этих задач
готово и правительство Японии. Группа экспертов из страны Всходящего солнца
уже досконально изучила эти аспекты. Такое внимание со стороны доноров к
Кыргызстану отнюдь не случайно. Именно эта республика и Таджикистан имеют по
оценкам специалистов главные "водные кладовые
    Однако, согласно оценкам кыргызских ученных, гидроэнергоузлы Кыргызстана
и Таджикистана, регулирующие режим подачи воды, работают больше на соседей -
Казахстан и Узбекистан, которые продолжают получать около 80 % воды
практически бесплатно. Находящийся в определенной зависимости от поставок
узбекского газа и казахстанского угля и нефтепродуктов Кыргызстан еще в конце
90-х годов провозгласил, что вода это точно такой же сырьевой товар. Кстати,
в бытность своего "премьерства" Курманбек Бакиев также не раз отмечал, что
поддерживает законодательную инициативу парламента перевода водных ресурсов
в товарную категорию.
    Но, для региональных соседей такая рыночная позиция оказалась не слишком
приемлемой. В результате отказа в 2003 году Казахстаном и Узбекистаном
закупать у кыргызской стороны водно-энергетические ресурсы ряд основных
водохранилищ страны оказались переполненными. Начавшейся их активный сброс
привел к крайне критической ситуации в регионе, под водой могли оказаться ряд
районов Казахстана. В январе 2004 ситуация повторилась грозя прорывом дамб
Шардарьинского водохранилища. Потоки воды могли затопить уже не только
казахские, но и узбекские массивы. Оперативно состоявшиеся
межправительственные переговоры позволили тогда снять проблему за счет
поставок Кыргызстану узбекского "голубого топлива", а также казахского мазута
и угля. И все же координальных выводов из произошедшего так и не было сделано.
Один из основных парадоксов в межгосударственном непонимании водного вопроса
заключается в том, что с начала 90-х годов прошлого века страны региона
активно обсуждали данную тематику на всевозможных официальных и международных
форумах. Так в 1994 году на встрече в узбекском городе Нукусе главы государств
Центральной Азии утвердили совместную программу конкретных действий по
рациональному использованию и охране воды. Спустя два года в Бишкеке лидеры
Казахстана, Кыргызстана и Узбекистана приняли совместное заявление о
необходимости принятия новой стратегии вододеления и экономических методов
управления в сфере водных и энергетических ресурсов. Но все благие намерения
так и остались на декларативно-бумажном уровне. Раздел воды по "национальным
квартирам" привел к тому, что каждая республика намерена самостоятельно
строить водохранилища, полтины и гидроэлектростанции. Суммарная стоимость
этих проектов века составляет, по оценкам специалистов, минимум $10 млрд.
Реализация подобных совместных межгосударственных договоренностей обошлась
бы гораздо дешевле.
    "В этой ситуации центрально-азиатским республикам, прежде всего, нужно
достичь соглашений по взаимовыгодным экономическим и межотраслевым позициям.
Учитывая, что Кыргызстан и Таджикистан являются обладателями наибольших
запасов воды, этим странам надо выработать единый механизм по использованию
водных ресурсов, предложив его в качестве модели Узбекистану и Казахстану",-
считает экс глава МИД Кыргызстана, известный политолог Муратбек Иманалиев.
Но, по его словам, какой либо активности в этом направлении власти Кыргызстана
не проявляли. Довольно призрачными, пока остаются, по мнению Муратбека
Иманалиева, надежды, что данная проблема может быть урегулирована в рамках
ЕврАзЭС.
    Для стран Центральной Азии вода была и будет одним из основных
геоэкономических ресурсов регионального развития. От ее качества и количества
во многом зависят здоровье наций каждого государства. Лидерам и правительствам
республик в любом случае придется делать выбор в пользу стабильного
существования своих государств или непримиримых политических амбиций.
       И.Шестаков, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис",
       22, январь 2006 г., http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=23&id=166

    Ничейные воды
    Чтобы понять этические ценности нации, достаточно обратиться к ее прошлому.
В фольклоре казахов есть замечательная поговорка "Галымнын алдында ауызынды
тый, дариянын касынан кудык казба". Дословный перевод   "В беседе с ученым
лучше помолчи, рядом с бурной рекой не рой колодца". Смысл высказывания: цени
то, что имеешь, не разменивайся на мелочи, учись и воздастся тебе.
Протоказахи, тюркские народы верили в существование духов Земли и Воды
(Жер-Су); пантеон божеств тенгрианства включает, как видим, богиню Воды.
    Среди проблем, жизненно важных для суверенного государства Казахстан,
следует выделить вопросы государственной территориальной целостности.
Бережное отношение к водным ресурсам, которые в свою очередь определяют
состояние флоры и фауны страны, здоровье нации, лежит в основе региональной
политики акимов. В условиях глобализации и интенсификации совместного освоения
недр, в частности гидроресурсов, актуальной остается проблема так называемых
"международных" (трансграничных) рек. Для Казахстана таковыми являются реки:
Или, Сырдарья, Иртыш, Ишим, Урал. Из всех областей страны, внутренними
водными судоходными путями обладают шесть: Алматинская, Атырауская, Восточно-
Казахстанская, Западно-Казахстанская, Карагандинская, Павлодарская и
Северо-Казахстанская. Геополитические события последнего десятилетия отражают
значимость правовых вопросов регулирования правил пользования бассейнами
транзитных водных артерий, равно как и Каспийского моря.
    Условия Центральной Азии, на территории которой расположены протяженные
реки, диктуют необходимость пересмотра соответствующих законодательных актов.
Большая часть из них устарела и нуждается в усовершенствовании. Необходимы
законы о совместном освоении пограничных рек России, Китая, Узбекистана,
Таджикистана и др. Этносы региона с древней историей имеют богатый опыт
водопользования в хозяйственных целях.
    По мнению специалистов Агентства по статистике Казахстана, "ресурсы
речного стока Казахстана, формирующиеся на территории республики, в среднем
составляют 100,5 куб. км, остальной объем речного стока (44 куб. км)
поступает из сопредельных государств". К пограничным относится, как выше было
отмечено, река Ишим. "Река Ишим - самая крупная водная артерия
Северо-Казахстанской области и основной источник водоснабжения. Ишим
транзитная река с притоками Акканбурлук, Иманбурлук. Относится к системе
р.Оби. Ишим берет начало в горах Нияз (Сары-Арка) на высоте 560 м над
уровнем моря, впадает в р.Иртыш".
    Петропавловское водохранилище сооружено на Ишим практически в черте города.
Основным его назначением является хозяйственно-питьевое и техническое
водоснабжение Петропавловска, более надежное обеспечение водой ТЭЦ-2 и
гарантированная подача воды в нижний бьеф для удовлетворения нужд прилегающих
к Ишиму районов Тюменской области Российской Федерации. Правовой режим
международных рек регулируется, как правило, договорами между заинтересованными
прибрежными государствами. Помимо протокола, существуют насущные проблемы
экологического характера. Гармоничное и разумное использование водных артерий
находится в интересах всех государств региона.
    Поскольку река Ишим является трансграничным водоемом, проблемы его
загрязнения имеют региональный характер. Основными источниками загрязнения
являются промышленные, сельскохозяйственные и бытовые стоки, паводковые воды
и др.
    Местными экологами зарегистрированы случаи, когда в речной воде на участке
от г.Петропавловска до пограничного с Российской Федерацией створа
(с.Долматово) удерживалась высокая концентрация нефтепродуктов. То было
вызвано сбросом в Ишим ливневых вод, загрязненных нефтепродуктами, попавшими
в систему городской ливневой канализации в результате аварии на одном из
резервуаров РГП "Резерв". К нежелательным экологическим последствиям может
привести отвод воды и из другой трансграничной реки - Или. Эта река
обеспечивает пресной водой озеро Балхаш, которое играет важную роль в
экономике республики. Оно обеспечивает водой население Прибалхашья, а также
предприятия металлургической и энергетической отраслей народного хозяйства.
    Правовой режим эксплуатации международных рек, на наш взгляд, должен
учитывать принципы международного права, а также основания здравого смысла:
взаимная выгода при совместном использовании водотока, запрещение нанесения
ущерба прибрежным и сопредельным государствам, обязательность взаимных
консультаций и обмена информацией, защиты и сохранения речной среды, фауны
и флоры и др.
    Для контроля за соблюдением договорных обязательств заинтересованные
государства обязаны создавать на паритетных началах "речные" комиссии, с
соответствующими полномочиями. Комиссии должны координировать ход
сотрудничества государств в области судоходства по международной реке,
обеспечивать рациональное использование вод и ресурсов, охрану природной
среды, т.е. выполнять функции таможенного, санитарного и речного надзора.
Таким образом, суверенный статус государств Центральной Азии дал основания
для более тщательного изучения социального, экономического и
научно-технического аспектов проблемы. Наметилась объективная тенденция к
более выраженной идентификации государственных (территориальных) проблем.
Вопрос о гармоничном режиме эксплуатации водных артерий в пределах
Центрально-Азиатского региона должен освещаться в СМИ с обновленных позиций,
обретать новые технологии с учетом международного опыта.
    В практическом применении есть необходимость в актуализации данного
института международного права и его тщательном изучении в рамках подготовки
квалифицированных кадров экспертов в лице законоведов, социальных работников,
экологов. Надо обеспечить пограничные регионы современными системами слежения,
связи, видеосъемки для предупреждения нежелательных вмешательств в
гидросистему, современными технологиями очистки воды во избежание ухудшения
ее качества. Необходимо выделение грантов на разработку оптимальных вариантов
водосбережения.
    Все эти меры социально востребованы как никогда.
         Г.Муканова, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис",
         20, декабрь 2005 г., http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=21&id=149

    Дорогие шалости "дурной" реки
    В Джалал-Абадской области Кыргызстана и в соседних Наманганской и
Андижанской областях Узбекистана самая тяжелая ситуация с использованием воды
в сельскохозяйственных целях. Например, каждый год объявляются тендеры на
строительство защитных сооружений на реке Тентек-сай. При этом стоимость работ
и материалов исчисляется десятками миллионов кыргызских сомов, но в реальности
денег у правительства Кыргызстана нет.
    Тентек-сай можно перевести как "шаловливая" или "дурная" река. Граница
между Узбекистаном и Кыргызстаном пересекает реку в районе села Чек. Две его
половины находятся в разных государствах - в Ноокенском районе Джалал-Абадской
области Кыргызстана и Пахтаабадском районе Андижанской области Узбекистана.
Дело доходит даже до того, что в одном доме живут граждане одной страны, а
в другом соседней. Такая картина наблюдается по обе стороны границы.
    Граница разделила населенные пункты, но проблема осталась общей.
Кыргызская часть правого берега непредсказуемой реки Тентек-сая, уже довольно
долго остается неукрепленной вплоть до самой границы. Но узбекские власти уже
давно провели все строительные работы на своем участке. Еще несколько лет
назад береговой участок длиной восемьсот метров от границы и вглубь
территории Кыргызстана считался опасным. То есть достаточно было реке размыть
берега, как обширная территория, на которой находятся поля и дома крестьян
села Чек на киргизской стороне, была бы затоплена. Это и произошло весной
прошлого года, когда затопило десять гектаров.
    Эти самые неукрепленные восемьсот метров береговой линии, буйство реки и
то, что власти так и не нашли возможности вовремя провести защитные работы и
привели в итоге к тому, что уже в укреплении нуждаются почти три с половиной
километра берега. А Тентек-сай, тем временем продолжает свою разрушительную
деятельность. Кстати, угроза затопления грозит не только кыргызской территории,
но и узбекской части села Чек, полям и огородам его жителей именно из-за того,
что киргизская сторона уже который год не в состоянии провести необходимые
работы. Дело дошло до того, что весной прошлого года, как раз в то время,
когда река начала наступление на кыргызскую часть села Чек, на узбекской
стороне было объявлено чрезвычайное положение. Несколько автобусов, выделенных
властями Пахтаабадского района Узбекистана, где находится село, и
Министерством по чрезвычайным ситуациям (МЧС) Узбекистана, стояли три дня
в постоянной готовности на случай затопления водами реки, которые могли прийти
через территорию Кыргызстана, и, соответственно, эвакуации жителей. При этом
узбекские власти не беспокоились за свой участок, который был надежно защищен
от ударов стихии.
    Жизнь в постоянном беспокойстве заставила узбекские власти пойти на
определенные защитные меры. За счет собственных средств, при помощи более ста
единиц своей техники - одних только бульдозеров было задействовано 18 машин   и рабочей силы берег, хоть и частично, но был
укреплен. Деньги выделило министерство сельского и водного хозяйства
Узбекистана, куда обратился хоким, то есть тогдашний глава Пахтаабадского
района Шукурулло Саттаров. Была проблема не только в деньгах, но и в решении
проблемы пересечения границы для рабочих и техники. Однако местным властям по
обе стороны границы удалось оперативно решить проблемы с таможенниками и
пограничниками, не дожидаясь соответствующих решений из столицы. Каждая
минута была дорога.
    Таким образом были укреплены наиболее опасные первые восемьсот метров. Но
работа была проведена не настолько качественно, чтобы полностью можно было
исключить нештатные ситуации. Дело в том, что такую работу надо проводить с
обеих сторон, а денег у узбекской стороны не хватало даже для собственного
участка работы, хотя сумма в $250 тыс. и казалась внушительной. Что же
касается кыргызов, то у них не было и этого.
    Но дальше ремонта дело так и не пошло. Во-первых, Узбекистан не Швейцария
и не Евросоюз, то есть ненамного по своему финансовому положению отличается
от Кыргызстана. Во-вторых, смена власти в Кыргызстане привела к тому, что
некоторое время чиновникам соответствующего уровня было совершенно не до
этого. В-третьих, до сих пор нет четких межправительственных договоренностей,
в частности, по водным проблемам.
    Еще в 2003 году была определена стоимость полноценных работ по укреплению
правого берега Тентек-сая. Так как река продолжала подмывать, то сейчас уже
можно говорить не об общей стоимости проекта, а лишь о его части. Но, по
крайней мере, в то время все-таки была названа вполне конкретная цифра - 1,5
млн. кыргызских сомов, то есть около $31 тыс. Нетрудно подсчитать, что теперь
стоимость всех работ составит почти $1,1 млн., которых, естественно, нет.
Попытка найти богатых иностранных доноров среди иностранных благотворительных
организаций не увенчалась успехом. Как говорит Жолчу Колбаев, начальник
Ноокенского районного управления водного хозяйства Кыргызстана, через
территорию которого и протекает река, это слишком большая сумма, которую не
потянуть даже достаточно солидным международным организациям. Поэтому
единственный способ решить проблему - кооперация. А по частям строить дамбы,
укреплять берег не имеет смысла - река по частям уничтожит все, что
уже построено.
    Но, к сожалению, тендер на проведение работ по укреплению берегов реки
Тентек-сай, объявленный кыргызскими властями, вряд ли даст столько финансовых
средств, сколько требуется для полного завершения работ. Конечно, можно
укрепить какую-то часть берега, но это не спасет от разрушения остальную. То
есть необходимо укреплять весь опасный участок сразу, а частичный ремонт
превратиться в латание дыр и не даст никаких результатов. Колбаев посетовал,
что многие проблемы можно решить на месте, но есть, но есть и проблемы
находящиеся исключительно в компетенции государства. Например, должны тесно
сотрудничать гидротехники обеих стран, но это пока не возможно, так как
многие из них до сих пор живут в строго охраняемых пограничных зонах.
    Алым Абдилляжанов, крестьянин из кыргызского села Сакалды, говорит, что
можно поделить землю, но нельзя поделить воду. Крестьяне, местные власти и
специалисты-водники по обе стороны границы понимают, что существует
необходимость восстановления единой ирригационной системы, которая
существовала до распада Советского Союза. Иначе будет невозможно решить ни
одну проблему.
         Э.Кабулов, Центрально-Азиатский интернет-журнал "Оазис",
         20, декабрь 2005 г., http://www.ca-oasis.info/oasis/?jrn=21&id=150

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                            *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на    *
* сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info              *
* ***********************************                        *
* Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
* Тел: (7-495)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru            *
**************************   Распространяется                *
* "UCS-PRESS" 2006 г.    *   по электронной почте            *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами