Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
* П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И   *
*******************************************************************
****     Х И М И Я * И * Ж И З Н Ь                  ***************
*******************************************************************
**                   Сообщение UCS-INFO.1459, 11 февраля 2006 г.  *
*******************************************************************
                                                        Мирный атом


                       МАЯК НЕ СВЕТИТ И НЕ ГРЕЕТ


    ОТЧЕТ КИРИЕНКО О КОМАНДИРОВКЕ В СИБИРЬ
    Самообман никому не нужен
    Почти дословный текст выступления руководителя Федерального агентства по
атомной энергии Сергея Кириенко перед средствами массовой информации, которое
имело место на прошлой неделе.
    Про итоги визита в Железногорск
 - Совершенно понятно - почему ГХК. Одно из крупнейших предприятий отрасли с
существенными, на мой взгляд, перспективами и возможностями развития и
довольно большим количество проблем. Я, конечно, хотел посмотреть это сам.
Первые итоги поездки... С точки зрения того, что сделано на предприятии, это
вызывает колоссальное уважение. У меня нет сомнений в том, что уровень
профессионализма на предприятии сегодня абсолютно соответствует требованиям к
такому предприятию со всех точек зрения. Это одна часть впечатления. Вторая
часть заключается в том, что экономика, существующая на предприятии, никакого
уважения у меня не вызывает. Это такая экономика абсурда, когда все построено
на том, что сплошная система перекрестного субсидирования. Я не собираюсь
здесь искать виноватых. Это не вина предприятия, это его беда. В связи с этим
возникает целый ряд задач, связанных с тем, чтобы эта экономика была понятной
и прозрачной. То, что происходит с экономической точки зрения сегодня -
неэффективно, нерационально и не имеет никакого смысла.
    О судьбе Жидкова
 - Фамилия гендиректора? Гендиректор сидит рядом со мной. Решения, ключевые
которые, - это решения о том, какова перспектива ГХК. Здесь не только вопрос
экономики. На сегодняшний день у проблемы перспективы развития ГХК нет
срочности. Это меня радует. Восемь-десять лет никаких существенных изменений
на ГХК не происходит. Работает реактор. Сроки его остановки - они у нас по
всем согласованным датам выходят где-то к 2010 году. После этого там
три-четыре года задействован все тот же персонал, это связано с технологическим
этапом. А вот дальше у нас возникает вопрос: что потом? Что потом и с точки
зрения загрузки людей, и с точки зрения того, откуда будут получаться доходы
для бюджета и для самого комбината?
    Долгосрочный вопрос, на который сегодня ответов нет. Есть понимание, куда
это может направляться и двигаться, но... Было много предложений по поводу
того, как можно использовать этот уникальный объект, Гору. Могу уверенно
сказать, что строить в Горе невозможно. Единственное, для чего приемлемо
использование с точки зрения целесообразности, - это хранение.
    Я вам не отвечу больше ни на один вопрос в этой части, потому что считаю,
что вопросы кадровые, структурные - это следствия, это не самоцель. Для меня
важно было познакомиться с ситуацией на комбинате, понять реальные проблемы
и направления деятельности. Мы по итогам провели совещание, и у нас будет
довольно большой протокол с поручениями по каждому пункту действий. Вот это
сейчас самое главное. Все остальное - следствия, и будет сделано по итогам
решения основных вопросов.
    О ценах на ввоз ОЯТ и полупроводниковом кремнии
 - Что касается ОЯТ... Требуется открытая, понятная и прозрачная методика
формирования этой цены. А ее нет. И точного понимания себестоимости нет. Что
у меня вызывает большой вопрос в экономике предприятия - ну все тратится с
колес! Привезли ОЯТ, потратили, а дальше что? На следующий год будем жить
с того, что привезут на следующий год. А если не привезут, что делать?
    Необходимо, чтобы доходами от хранения ОЯТ не покрывали другие виды
деятельности. Сегодня за счет этого содержится много чего. Отчисления краю и
городу - это понятная вещь. Мы уже подписали с губернатором края соглашение о том, что 25% от прибыли, получаемой
комбинатом за хранение отработанного топлива, перечисляется на
соответствующие программы края. Подписали пока на один год, по очень понятной
причине. В крае должна быть понятная, прозрачная, утвержденная программа, по
которой расходуются данные средства...
    Там есть объяснимые вещи, внутри этой себестоимости, а есть не очень
объяснимые. На эти деньги сегодня содержится тоннель под Енисеем, который к
деятельности предприятия не имеет никакого отношения и, видимо, не будет
иметь. Потому что он комбинату не нужен точно!
    Вопрос не только в том, какую цену мы захотим получать за ОЯТ. Вопрос в
том, какую цену за него реально будут готовы платить. Вы слышали наверняка
соответствующие заявления президента США. Это совсем новый поворот: США хотят
создавать международный центр, куда они собираются забирать все отработанное
ядерное топливо из третьих стран. За этим, на мой взгляд, большое будущее.
Это тот приоритет, который заявили американцы, и тот приоритет, которым,
думаю, надо будет заниматься и нам.
    Стремиться к уровню мировых цен надо. Это очевидно. Все, что происходит в
атомной энергетике, - давно мировой рынок. Нам надо конкурировать не внутри
страны, это смешно. Нам надо конкурировать с крупнейшими мировыми компаниями.
Но рынок - это рынок, поэтому надо соответствовать мировому уровню и во всех
остальных параметрах.
    Второй вопрос был про кремний. У меня серьезный вопрос и претензия к
реализации этого проекта. Он неоправданно затянулся. В моем понимании здесь
игра началась. У нас там была первая очередь. Потом в первой очереди выделили
первый пусковой комплекс. А теперь в первом пусковом комплексе выделили
опытно-промышленную эксплуатацию первого пускового комплекса первой очереди.
Это уже смешно. Считаю, что проект принципиально важный. В него вложены
большие государственные деньги. Просто преступлением будет не доделать его.
Сегодня сложилась уникальная конъюнктура цен. Еще три-четыре-пять лет тому
назад его экономическая целесообразность, в общем, была весьма условной. При
сегодняшней ситуации в энергетике бум на рынке. Если мы будем возиться с
заводом еще три-пять лет, то он станет никому не нужен. Вводить надо быстро.
Но вводить полноценно, потому что все эти очереди в двести тонн не окупаются
никоим образом...
    Сделать это быстро за государственные деньги, да и вообще за
государственные деньги, невозможно. Потому что таких средств в бюджетах не
предусмотрено. Это нецелевые расходы ни для комбината, ни для Росатома. Мы
должны поставить задачу оптимального нахождения инвестора. Контрольный пакет
в этом проекте должен остаться за Российской Федерацией. Государственное
финансирование туда уже сделано в очень больших объемах. Считаю, что этого
достаточно. Дальше нужно найти источники на рыночных условиях. Доить бюджет
без конца - хватит.
    О возможности приватизации ГХК
 - Это абсолютный бред. Никогда комбинат не будет приватизирован. Это моя
личная точка зрения. То есть не то, чтобы в ближайших планах нет, но, в моем
понимании, этого не может быть никогда. Вот я проезжал вчера ночью по Горе, и
у меня все время была одна мысль, что сегодня мы бы этого уже не сделали.
Поэтому ни о какой приватизации, ни о каких частных лицах никому в страшном
сне не может присниться. Боле того, считаю, что основная деятельность
предприятия должна всегда в основном финансироваться государственными
деньгами. Проблема обеспечения ядерной, радиационной и экологической
безопасности - это ответственность государства.
    О радиационной безопасности и финансировании ГХК
 - Угроз и опасений с точки зрения сегодняшнего состояния безопасности на
предприятии у меня по итогам поездки не возникло. Меня удовлетворили доклады,
которые здесь представлены. Вчера мы встречались с представителями
экологических организаций. Говорили о том, что здесь должна быть предельная
открытость, предельное сотрудничество, но взаимно ответственное. Общественные
организации имеют полное право предъявить требования и к комбинату, и к
Росатому в представлении достоверной информации. Но и мы можем в ответ
предъявить такие же требования - не спекулировать и давать объективные данные.
    Сегодня у нас, к сожалению, ситуация такая: я могу найти научные
исследования под любой нужный мне тезис. Если я хочу доказать, что все
нормально, у меня есть десяток таких исследований. Если по каким-то причинам
мне захочется доказать, что что-нибудь ненормально, я найду и такие
исследования. Для долгосрочных ответов требуется, на мой взгляд, открытый
мониторинг, объективные исследования. Я предложил следующую модель: давайте
сформируем рабочую группу. Давайте зададим все вопросы, которые у нас есть.
Какие дополнительные исследования вам требуются для того, чтобы получить
однозначный ответ? На конкурсных условиях отберем того, кто проведет эти
исследования. И эти ответы будем считать окончательными.
    Ну и второе. Мы должны очень точно отвечать на вопрос о приоритетах. Я
понимаю, что есть целый ряд проблем, на которые нужны дополнительные деньги.
В том числе на ликвидацию старых хранилищ жидких отходов. А с другой стороны,
мы гробим деньги на какие-то безумные решения. Целый ряд решений, которые я
просмотрел, очень смахивают на "освоение средств". Когда и проектант
заинтересован в том, чтобы можно было заложить туда в десять раз больше
надежность, чем это требуется, - и он ее туда с радостью закладывает. И
строители с удовольствием освоят эти деньги. Всем хорошо...
    О перспективах атомной энергетики в России
    Задача, которую поставил президент, является принципиально важной и
серьезнейшей для отрасли. Нам надо вводить в стране два-три гигаватта в год.
На сегодняшний день мы вводим один гигаватт в четыре года, причем, достраивая
старые станции. Поэтому я считаю задачей восстановить Минсредмаш СССР в новых
рыночных условиях.
    Есть принятое правительством решение об акционировании Росэнергоатома.
Переход его в форму акционерного общества действительно даст ему
дополнительные возможности по привлечению средств. Здесь надо использовать
все инструменты. Практически тарифы у нас где-то на 25% меньше, чем у
тепловых станций. Но это не предусматривает запас на строительство новых.
Поэтому резервы надо искать везде. Частные инвестиции сюда невозможны. Значит,
все-таки это механизмы государственной поддержки. В том числе и возможность
субсидирования процентной ставки по привлекаемым кредитам, и выделение
государственных гарантий.
    Какие бы варианты развития энергетики в ХХI веке ни существовали, они все связаны с
развитием комплекса гражданской атомной энергетики. Поэтому развитие гражданской части
атомной отрасли является базовым условием безопасности развития страны.
    О долгосрочных перспективах Железногорска
    До тридцатого года мы должны построить порядка сорока энергоблоков. Для
этого нужны современные проекты, которые конкурировали бы с мировыми
компаниями в этой отрасли на равных. У нас есть для этого все возможности,
все технологические заделы. Но времени почти нет. Сегодня технологический
срок строительства - семь-восемь лет. Нам надо прийти, как максимум, к пяти
годам.
    Целый ряд структурных подразделений Минсредмаша распался на кучу
маленьких юридических лиц, которые могут, наверное, что-то осваивать и
зарабатывать, но уже не способны каждый по отдельности реализовывать задачу.
Ни в какие ворота не лезет, что мы пришли сегодня на строительство сухого
хранилища - у него одна часть построена, вторая построена, а в середине -
дырка. Почему дырка? Проектную документацию не выдали. А почему не выдали?
Институт распался на кучу подразделений и филиалов. И каждый сам по себе
что-нибудь проектирует, а другим работу не отдает...
    Есть ли здесь возможность для развития Железногорска? Убежден, что есть.
Не мгновенная. Готовых решений нет. Ключевая задача - это инициатива, с
которой выступил президент Российской Федерации: создание международных
центров по двум наиболее опасным элементам технологии ядерно-топливного
цикла - обогащения, переработки и хранения отработанного топлива. Эти
технологии, наибольший опыт и наиболее уникальный профессионализм, конечно,
есть в Железногорске. Поэтому здесь есть очень серьезные возможности и
перспективы, которыми надо заниматься.
    О статусе ЗАТО
    Никаких планов по открытию ЗАТО у Росатома нет. Мы считаем, что никаких
здесь поспешных действий и суеты не требуется. Это было бы опасно. Тем не
менее не должен сегодня город сидеть и ожидать, что ему все проблемы решит
только комбинат. Должны создаваться новые рабочие места, и Росатом готов в
этом участвовать. Но считать, что развитие Железногорска вытащит одно только
градообразующее предприятие, - неправильно...
    Надо очень внимательно и взвешенно подходить к созданию систем защиты и
безопасности. Они должны быть адекватными. Сегодня в одном месте вокруг
периметра мы тратим деньги на создание систем, а в другом есть дыры, сквозь
которые не пройдет только ленивый. Вот этот самообман никому не нужен.
    Э.Безобразов, "Сегодняшняя Газета", 09/02/2006
    http://www.sgzt.com/sgzt/archive/content/2006/02/014/sections/S003/articles/P06A0013P00

    ДУМА ДУМУ ДУМАЕТ
    Информационное сообщение <Беллона.Ру>
    В распоряжении <Беллоны.Ру> оказался текст резолюции, принятой на
заседании комитета Госдумы по экологии 8 февраля, на котором обсуждались
проблемы комбината <Маяк>.
    Резолюция признает обеспечение безопасной деятельности <Маяка>
<важнейшей государственной задачей> и рекомендует Росатому осуществить
поэтапное сокращение переработки отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) на
предприятии.
    <Это не популистские решения, мы действительно добьемся того, чтобы
прекратилось это безобразие со сбросами на <Маяке>. Мы уже добились
того, что это решение принято Росатомом>, - заявил председатель Комитета
Владимир Грачев в интервью <Беллоне.РУ>.
    На первом этапе, по мнению депутатов, следует минимизировать переработку
ОЯТ до объемов, <достаточных для выполнения международных соглашений, а
также программ экологической и оборонной направленности>.
    <Это топливо с подлодок, - пояснил Грачев. - Если мы его оставим, это
будет еще опаснее, чем переработка>.
    Секретные планы Росатома
    Резолюция также предлагает <прекратить работы, связанные с переработкой
ОЯТ реакторов типа ВВЭР-1000>.
    Прежде о планах Росатома перерабатывать на <Маяке> топливо с реакторов
ВВЭР-1000 ничего известно не было. Топливо из этих реакторов,
установленных на трех АЭС, не перерабатывается, а свозится на хранение в
Красноярский горнохимический комбинат.
    <Росатом планировал расширить переработку на "Маяке", и уже закупил
оборудование, для того чтобы рубить сборки этих реакторов и приспосабливать
их для переработки>, - сказал Грачев.
    Завод <РТ-1> на комбинате <Маяк> занимается переработкой отработавшего
топлива из реакторов типа ВВЭР-440, БН-350, БН-600, а также транспортных
и некоторых исследовательских реакторов. Ежегодно на <Маяке>
перерабатывается около 120 тонн ОЯТ.
    Лицензию у <Маяка> не отнимут
    Депутаты немного смягчили первоначальный текст резолюции, исключив из
него требование об отзыве у <Маяка> лицензии на переработку ОЯТ со сбросом
отходов в водоемы.
    Сброс РАО в Теченский каскад однажды уже стал основанием для претензий к
<Маяку>. Так, в январе 2003 года Госатомнадзор изъял у <Маяка> лицензию
именно по причине сбросов. Правда, в результате лицензия все-таки была
продлена, а вскоре глава Госатомнадзора Юрий Вишневский был уволен.
    Рекомендованные меры
    В подписанной резолюции говорится о необходимости комплексного плана по
решению экологических проблем на <Маяке>, <с анализом ситуации,
разработкой кардинальных мероприятий и оценкой экологических последствий
их реализации>.
    Среди первоочередных мер, наряду с уже упомянутым прекращением
переработки, - мероприятия по безопасности гидротехнических сооружений и
водоемов Теченского каскада, в том числе реконструкцию гребня плотины ?
11 и строительство 1-й очереди общесплавной канализации с отводом
сточных вод в левобережный канал.
    Кроме того, депутаты рекомендовали МЧС России совместно с администрацией
Челябинской области провести комплекс социальных, медицинских и правовых
мероприятий по защите населения, предусмотренных федеральными и
региональными целевыми программами.
    Российско-американские планы
    Пока депутаты принимают рекомендации о прекращении переработки ОЯТ,
президент США Джордж Буш заявил о готовности сотрудничать с Россией в
этой сфере. По предложению Буша, США и Россия будут поставлять другим
странам топливо для реакторов, а затем забирать отработанное топливо,
чтобы предотвратить его использование в военных целях.
    В самих США программы утилизации ядерных отходов были свернуты еще в
прошлом веке при президенте Джеральде Форде, и их восстановление
потребует значительных средств и времени.
    На разработку новых технологий Джордж Буш предложил выделить из бюджета
на 2007 год 250 миллионов долларов.
    По словам Грачева, совместные российско-американские планы ничуть не
противоречат позиции Комитета по экологии.
    <Мое отношение к этому предложению - самое положительное. Нельзя путать
переработку топлива на <Маяке> с переработкой топлива вообще.
    Отработавшее топливо нужно свозить в 2-3 места под огромным контролем,
чтобы оно не распространялось по всему миру>, - заявил Грачев.
      С уважением, Bellona.Ru, rashid@bellona.no, 11 февраля 2006 г.
http://www.bellona.no/ru/international/russia/nuke_industry/siberia/mayak/41946.html

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
* (http://www.seu.ru/members/ucs)                            *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров. Бюллетени имеются на    *
* сайте: http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info              *
* ***********************************                        *
* Адрес: 117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83               *
* Тел: (7-495)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru            *
**************************   Распространяется                *
* "UCS-PRESS" 2006 г.    *   по электронной почте            *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск 404 Not Found

404 Not Found


nginx/1.12.2

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами