Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

*******************************************************************
*  П Р О Б Л Е М Ы  Х И М И Ч Е С К О Й  Б Е З О П А С Н О С Т И  *
*******************************************************************
****       Х И М И Я *  И *  Ж И З Н Ь              ***************
*******************************************************************
**                          Сообщение UCS-INFO.991, 8 мая 2003 г. *
*******************************************************************
                                                  Отрава вокруг нас


              ДЗЕРЖИНСК: ХИМИЧЕСКАЯ ОТРАВА НА СВОБОДЕ

    ЧЕРНОБЫЛЬ местного разлива
    Дело, слушание которого в городском суде завершилось 18 февраля,
можно назвать трижды сенсационным. В нем присутствуют и охранники-оборотни,
и хищение вещества столь ядовитого, что расследованием такого рода
преступлений обычно занимается ФСБ, и даже то, что о столь опасном для
жизни людей преступлении сотрудники прокуратуры узнали из средств
массовой информации.
    Для того чтобы лучше разобраться в происшедшем, сначала определимся
с терминами. Речь пойдет о тетраэтилсвинце (ТЭС). Это тяжелая жидкость
является основным компонентом для производства так называемой "этилки"
и после специальной обработки способна повышать октановое число бензина.
Понятно, что в наш век автомобилистов и высоких скоростей ТЭС ценится
весьма дорого - порядка 80 рублей за килограмм. Вместе с тем ТЭС -
вещество I класса опасности, сильнейший нейротоксичный яд, нарушающий
сердечный ритм, кровообращение, вызывающий судороги, галлюцинации и
поражающий кору головного мозга. Согласно технике безопасности любые
работы с ТЭС можно проводить только в противогазе, в специальном
защитном костюме и резиновых перчатках.
    Столь высокая опасность для жизни и здоровьялюдей привела к тому, что
производство этиловой жидкости в ОАО "Синтез", несмотря на высокую его
доходность было остановлено. Тут все ясно. Однако на заводе после остановки
производства остался весьма значительный запас ТЭС, хранящийся в
специальных контейнерах и железнодорожных цистернах. Все это, разумеется,
надежно охранялось (все-таки ТЭС - не кирпичи!). Руководство "Синтеза"
помимо обычной охраны создало на территории завода еще и так называемую
группу быстрого реагирования (ГБР). Группе предоставили специальное
караульное помещение, автомашину "УАЗ", мобильные рации и право
контролировать всех прочих работников охраны. Все шло своим порядком до
22 августа 2002 года. В этот день на дежурство заступила группа
быстрого реагирования из четырех человек: Зубов, Чалов, Муха и Ситник.
(Именно в этом порядке они и оказались потом на скамье подсудимых).
 - Муха в тот день ездил в Нижний с командиром отряда, - рассказывал на
суде Андрей Зубов (он был cтаршим смены). - Чалов чувствовал себя плохо,
так что в очередной обход мы с Ситником отправились вдвоем. Как обычно,
обошли территорию и заметили, что возле цистерны с тетраэтилсвинцом - она
стояла на запасном пути - поломаны кусты и протоптана тропинка. У нас
возникла мысль, что ТЭС из этой цистерны кто-то сливал. И мы тоже решили
слить ТЭС для себя. Сразу же выяснилось, что сторожам воровать куда как
сподручнее, чем обычным жуликам. Во-первых, не возбуждая ничьих подозрений,
они могли свободно передвигаться по всей территории. Во-вторых, они знали
где что лежит. В-третьих, у них была автомашина, дающая возможность вывезти
не какие-то жалкие поллитра, а сотни килограммов ТЭС.
 - Вы хоть знаете, - спрашивали в суде у обвиняемых, - сколько бензина
можно обработать теми 670-ю килограммами ТЭС, которые вы похитили? Триста
двадцать три тонны!..
    Итак, мысль созрела. В суде обвиняемые уверяли, что не знали ни суммы,
которую собирались выручить за похищенное, ни покупателя, которому
собирались это огромное количество ТЭС продать. Просто сели после ужина
в караульном помещении, обсудили дело за чаем, и пошли воровать. Тем более
что к этому времени из Нижнего вернулся технически грамотный Муха. Сразу
договорились, что сливать ТЭС будут в сорокалитровые полиэтиленовые
канистры, которые в изобилии лежали в недостроенном помещении склада.
Шланг, а заодно и резиновые рукавицы и необходимую а спецодежду нашли на
свалке, расположенной внутри заводской территории. Чудесным образом в
кармане этой найденной в помойке спецодежды оказалась ножовка по металлу,
без которой, как в дальнейшем выяснилось, вскрыть цистерну было бы
невозможно. К операции все готово. Но тут для Мухи пришло время развозить
на посты очередную смену караула. И он, захватив рацию, отправился
выполнять свои служебные обязанности. То есть подготовка к хищению шла
буквально без отрыва от основной работы. Кстати, в суде адвокаты
просили учесть это как смягчающее обстоятельство.
    Три (!) энергичные попытки вскрыть запорное устройство цистерны
оказались безрезультатными. Более того, вернувшийся Муха оценил ситуацию
и сказал, что добраться до содержимого цистерны можно, лишь перепилив
(вот когда пригодилась так счастливо найденная ножовка!) металлическую
дужку. То есть к этому моменту стало абсолютно ясно, что никто из этой
цистерны ТЭС не сливал и свалить пропажу будет не на кого. Но отступать
уже не хотелось. Не без некоторых сложностей наполнили доверху 11 канистр.
Но вот незадача - в "уазик" убралось только пять. Муха категорически
отказался сновать туда-сюда под пристальными взглядами ВОХРы, которая
хоть и подчинялась работникам ГБ, но при подозрительных обстоятельствах
могла и заглянуть в машину. Поэтому остальные шесть канистр (по 60 кг
каждая!) решили после наступления темноты перекинуть через забор. Тут
еще, кстати, для жуликов, пошел сильный дождь, исключивший случайное
появление посторонних. Переброску через забор организовали так: Зубов и
Муха подтащили к забору строительные козлы и взобрались на них. Чалов с
земли подавал им канистры, а Ситник (видимо, крепкий парень) был
отправлен за забор принимать падающие с высоты емкости. Из шести канистр
он ловко поймал пять. Лишь на последней дрогнула рука. Мокрая канистра
выскользнула и тяжело, углом ударилась о камень. Этот роковой удар и
положил начало последующей трагедии.
 - Решение о том, куда везти похищенные канистры с ТЭС, - рассказывал
в суде Зубов, - возникло спонтанно. Прятать где-то в лесу темной ночью,
под дождем - сложно. Везти куда-то далеко - бензина мало, да и отлучаться
надолго нельзя. Поэтому договорились переправить все в сарай моих
родителей, проживающих на Студенческой. Сделали два рейса, заперли
канистры в сарай и вернулись но работу.
    Тут заканчивается история о хищении, в которой подсудимые вину свою
признали полностью, и начинается еще очень далекая от завершения драма об
отравлении людей. Рассказ свидетельницы: - В пятницу 23 августа ребятишки
нашего двора, как обычно, играли возле сараев. У них там кольцо
баскетбольное на столбе висит, в сараях они хранят футбольные мячи,
удочки, велосипеды... И вдруг мой сын прибегает домой и кричит: "Мама,
мама, там в сарае такой запах, что у меня голова чуть не лопнула!". Я в
окно выглянула - день был жаркий, все окна открыты. Слышу, наш сосед на
улице кричит: "(де Зубовы, где их взять? У них в сарае "этилкой"
пахнет!". И еще он кричал, что надо звонить в МЧС.
    Тут как раз на грузовом такси подъехали Зубов с напарником и стали
из сарая грузить в кузов "Гaзели" полиэтиленовые канистры. Канистры
полупрозрачные, и видно было, что одна - полупустая и из нее капает...
Сосед, который поднял тревогу, в первую очередь позвонил на "Синтез".
После обеда оттуда приехали двое: газоспасатель и шофер. Они осмотрелись
(к этому времени канистр в сарае уже не было), посоветовали заливать очаг
разведенной в воде содой и уехали.
    Во время слушаний в суде в показаниях Ситника промелькнула фраза,
что Зубов дал приезжавшим 8000 рублей за проведение дегазации. Повлияло
ли это на их решение не сообщать о случившемся руководству завода или
они просто не сочли нужным беспокоить начальство накануне выходных,
осталось неясным. Фактом является то, что ликвидацией последствий занялись
сами похитители ТЭС. Они: а) вывезли канистры и спрятали их на территории
садоводческого (!) товарищества "Виктория", где у Зубовых была дача;
б) протекающую канистру Зубов на личной автомашине вывез в район
чернореченской объездной дороги, где остатки ТЭС (примерно 10-13 литров)
вылил на землю (!); в пол в сарае разобрали и из-под него выкопали
примерно десять мешков грунта. Все это на очередной "Газели"-такси вывезли
и выбросили в лесу; в) на следующий день наняли двух неустановленных
граждан, которые вынули из-под сарая еще примерно десять мешков грунта.
    Тем не менее, когда 24 августа сотрудники МЧС прибыли-таки на место и
произвели замеры загрязнения, оказалось, что в воздухе возле жилого дома
ПДК превышена в 55 раз, а в грунте - от 120 до 6700 раз!
    В такой ситуации даже неспециалисту понятно, что решение могло быть
только одно: сараи сносить, грунт вынимать и вывозить, яму засыпать
чистым песком. (Если вы помните, в Чернобыле тоже снимали слой зараженной
почвы с последующим захоронением ее в могильниках.) Итак, опасность
определена. Что же дальше? Дальше жителям вместе с участковым предлагают
пройти в сараи (!) и составить опись имущества (ну, знаете, пустые банки,
остатки прошлогоднего картофеля и т.п.)
    Рассказ свидетельницы:
 - Я целый час провела в этом сарае, возилась с банками. Участковый
минут двадцать высидел на пороге, потом не выдержал, махнул рукой и
убежал. Естественно, мы все были без противогазов. У меня потом сильно
болела голова, язык распух так, что не умещался во рту, А удушливый
кашель не прекращается до сих пор. В январе мне дали II группу
инвалидности (инвалидность дана по общему заболеванию - Авт.).
    Вы понимаете, что происходит? Специалисты прибыли (пусть с
опозданием, неважно), определили, что в наличии яд, противоядия от
которого нет... И после этого людей безо всяких средств защиты посылают
в самый очаг заражения!
    Не будь происшествие столь трагично, можно было бы до слез смеяться
над непоследовательными и неуклюжими действиями наших спасателей и
властей. Например, сносили сараи 12 сентября (!) люди в противогазах,
работавшие в сменах по 20 минут. А жители дома (ближайшая квартира
находится не далее чем в 8 метрах от очага) жили и продолжают жить там
круглосуточно. Сначала им даже разрешили есть хранившиеся в сараях
продукты ("их же вам не облили "этилкой"), но, хорошенько обдумав,
посоветовали содрать в квартирах старые обои, смыть прежнюю побелку с
потолков, перестелить полы, а всю мебель тщательно обработать спиртом.
Потому что зараза уже успела пропитать всё (окна были открыты, на ногах
много наносили в подъезд и в квартиры).
    Снова напрашивается аналогия с Чернобылем. Но там жильцов все-таки
отселили в безопасную зону. А жители дома 21б на улице Студенческой так
и остаются в своих пропитанных ядом квартирах (на покупку другого жилья
нет средств, а на обмен никто не согласится), Обращения за помощью в
администрацию результатов не дали. Заместитель мэра С.А.Лесков с
солдатской прямотой заявил, что "в бюджете денег нет, и нечего к нам
ходить". В городском управлении здравоохранения же разъяснили, что
какие-либо обследования и процедуры начнут делать только после выделения
городом денег. Единственный, кто не отказал в помощи, - Нижегородский
институт профзаболеваний. "Будут осложнения, приезжайте в любое время", -
сказали там. Ну что же?
    Суд подвел происшествию некоторый итог. Обвинение подсудимым было
предъявлено по двум статьям: за кражу и за загрязнение окружающей среды,
повлекшее тяжкие последствия. Учитывая все обстоятельства, суд постановил:
избрать меру наказания для Зубова - 3 года 6 месяцев лишения свободы,
Ситнику - 3 года, Мухе - 2 года 6 месяцев условно, с испытательным
сроком 3 года, Чалову - 2 года условно, с испытательным сроком 2 года.
Судебные издержки (более 15 тысяч рублей) взыскать совокупно со всех
обвиняемых. Во время чтения приговора было сказано, что следы загрязнения
ТЭС были обнаружены не только на стенах дома 21б, но и в помещениях
расположенной рядом поликлиники No 3. Интересно, искали ли их на
хлебозаводе No 9, который тоже находится неподалеку. Еще нюанс: за
полгода медиками не поставлено ни одного диагноза об отравлении ТЭС.
Да, здоровье многих жителей дома 21б по улице Студенческой значительно
ухудшилось, но это, разумеется, заболевания общего характера.
    В общем, картина получается весьма печальной: одни крадут, другие
покрывают, власти заботятся о "чести мундира". В итоге страдают ни в чем
не повинные люди. То есть мы с вами.
    Неладно что-то в датском королевстве...
                 Подготовила Н.Максимова
        "ДзержинскоеВРЕМЯ", No 9(127), 6 марта 2003 года

                  Прислал Д.Левашов, 14 марта 2003 года

**************************************************************
* Бюллетень выпускается Союзом "За химическую Безопасность"  *
*                       (http://www.seu.ru/members/ucs)      *
* Редактор и издатель Лев А.Федоров.   Бюллетени имеются на  *
* сайте:        http://www.seu.ru/members/ucs/ucs-info       *
* ***********************************                        *
*      Адрес:  117292 Москва, ул.Профсоюзная, 8-2-83         *
*      Тел: (7-095)-129-05-96, E-mail: lefed@online.ru       *
**************************     Распространяется              *
* "UCS-PRESS" 2003 г.    *     по электронной почте          *
**************************************************************

Предыдущий выпуск | Архив | Следующий выпуск

Подпишитесь на электронный бюллетень "Химия и жизнь"

Союз "За химическую безопасность"

Другие бюллетени Союза "За химическую безопасность":
Проблемы химической безопасности. Химия и война
Экология и права человека

Периодические издания членов СоЭС

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами