Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

БЮЛЛЕТЕНЬ ПРОГРАММЫ ЯДЕРНАЯ И РАДИАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ №5-6 2000г.

ОБЗОРЫ

 

Здоровье человека и природы как жертвы атомного века

(Расширенный вариант доклада, сделанного на Конференции государств по нераспространению ядерного оружия, Нью-Йорк, ООН, 3 Мая 2000 г.)

Неправительственные организации уже представляли ООН свое видение проблемы последствий развития ядерной индустрии на здоровье населения и планеты (Makhijani, 1998 see also Robbins et al., 1991). Но каждый год дает возможность более глубокого понимания опасных и порой смертельных последствий производства и испытания ядерного оружия и всего ядерного топливного цикла.

Часть I. Последствия ядерного века для здоровья населения

I.1. Принципиальная неадекватность официальной статистики определения радиационных рисков и последствий воздействия радиации на здоровье

Некоторые типы ущерба здоровью от антропогенной радиации (сознательно или ошибочно) вообще не включаются в официальные оценки. Так, официальные критерии не включают ущерба, нанесенного ядерной индустрией в случаях (Bertell, 1999):

  • выкидышей (спонтанных абортов) и мертворождений, вызванных радиацией;
  • смертности новорожденных в первый день и неонатальной смертность (в течение первого месяца), вызванную радиацией;
  • появления врожденных уродств, вызванных радиацией;
  • не смертельного рака, вызванного радиацией;
  • рака, вызванного иными, чем радиация карциногенами, но ускоренно развившегося под действием радиации;
  • вызванных радиацией поражений иммунной системы и других не раковых заболеваний;
  • “незначительных” генетических изменений (которые включают, в том числе возникновение генетической предрасположенности к раку грудной железы и сердечно-сосудистым заболеваниям);
  • рака, который возникает по причине облучения, но может возникнуть и по другой причине (например, раку легких у курильщика).

Методология оценки риска в атомной индустрии ошибочна не только потому, что исключает целый ряд важных, в том числе отмеченные выше, ущербы здоровью населения, но и потому (Иванов, Хамьянов, 1998; Беляев и др., 1996), что включает сравнение риска нормальной ежедневной активности (с предсказуемыми локально ограниченными последствиями (например, сломанная нога, потеря зрения) с риском от редких и необычных событий (например, ядерная катастрофа типа Чернобыльской) с широкими и непредсказуемыми последствиями.

В результате применения такой ошибочной методологии расчета риска собирание марок оказывается более опасным занятием, чем развитие ядерной индустрии.

Принятая методология оценка радиационного риска фактически игнорирует данные по индивидуальной изменчивости величины радиочувствительности (Яблоков, 1997). Данные по индивидуальной изменчивости радиочувствительности ряда млекопитающих (как и чернобыльских ликвидаторов) показывают, что нормативное регулирование, основанное на средней радиочувствительности, не может защитить, по крайней мере, 30-40% людей (Яблоков, 1998).

Перечисленные выше методологические недостатки в определении радиационного риска стали возможными во многом благодаря существующему с 1959 г. соглашению между МАГАТЭ и ВОЗ. В соответствии с этим соглашением “…если одна из сторон настоящего соглашения инициирует программу или активность в области, в которой другая сторона имеет значительный интерес, она должна согласовать с другой стороной свою точку зрения…” (ResWHA 12-40, 28 мая 1959 г., ст. 1(3), перевод А. Я.). На практике это означает полный контроль со стороны МАГАТЭ проектов ВОЗ по изучению действия радиации и создает основу для успешного лоббирования интересов атомной индустрии.

I.2. Новые оценки поражения здоровья населения антропогенными радионуклидами

В 1999 г. появились новые шокирующие оценки реальных возможных потерь от антропогенных радионуклидов, произведенные Др. Розалией Бертелл (Bertell, 1999). Взяв за основу данные по радиационным рискам, принятые Научным комитетом ООН по эффектам атомной радиации (UNSCEAR), Р. Бертелл распространила эти риски на близкие по этиологии, но не учитываемые официально, существующие факторы нарушения здоровья атомной индустрией (см. выше).

Известно, что в результате облучения после взрыва США водородной бомбы на атолле Бикини в 1954 г. женщины атолла Ронгелап утратили способность рожать на протяжении пяти лет. Когда их фертильность восстановилась, стали частыми спонтанные аборты и рождения мертвых детей. Статистически заметное увеличение мертворождений, неонатальной (0-28 дней) смертности, и смертности первого дня жизни во всех странах, где велась достаточно точная статистика, показывает высокую корреляцию с уровнями 137Cs и 90Sr возникших от испытаний ядерного оружия в атмосфере до начала 70-х годов. Такие данные были впервые проанализированы для США (Whyte, 1992), а затем и для других стран (Busby, 1995; Bramhall, 1997). Чернобыльская статистика также показывает рост спонтанных абортов и мертворождений на всех загрязненных территориях (Яблоков, 1997)

В целом, по экспертной оценке радиационно-индуцированные потери эмбрионов и плодов в результате спонтанных абортов и мертворождений достигают порядка 500 млн. от ядерных испытаний и несколько миллионов — от радиационных катастроф типа Чернобыля, Кыштыма, Три-Майл-Айленда. Экспертные оценка потерь новорожденных (смертность первого дня и неонатальная смертность) в результате ядерных атмосферных испытаний 1956-1972 гг. составляет порядка 5 — 10 млн. человек, а в результате последующих радиационных катастроф — еще 3 - 4 млн. человек. Так, только в Индии, сравнительно слабо пораженной чернобыльскими радиоактивными выбросами, в 1986 — 1988 гг. от них могло погибнуть около одного миллиона новорожденных (Marcucci, 2000).

Многократно заниженным оказывается официально признаваемый генетический ущерб от антропогенной радиации. Произвольное деление на “значительные” и “незначительные” генетические повреждения (учитываются только “значительные”) ведет к занижению реального генетического ущерба в десять и более (Шевченко, 1998) раз. От атомной индустрии к началу ХXI века генетически пострадало не менее 223 млн. человек (Bertell, in litt, May 4, May 8, 2000). При этом надо учесть, что эти генетические изменения могут передаться из поколения в поколение. В результате генетический груз в популяциях человека спустя несколько поколений может достичь неприемлемых величин.

Даже слабое облучение эмбриона в период 5-15 недели беременности может нарушить нормальное развитие головного мозга и повилять на развитие умственных способностей (обзор см.: Ярмоненко, 1988). Комитет по изучению биологического эффекта ионизирующей радиации Национальной академии наук США (BEIR) считает, что последствия для умственного развития ребенка могут наступать, начиная с облучения в матке дозой 100 мЗв. Чернобыльские данные показали, что уровень облучения, при котором наступают поражения мозга в ходе эмбрионального развития человека, многократно ниже. Около 50% новорожденных на российских, украинских и белорусских территориях с радиоактивным загрязнением выше 5 Ки/м2 (эквивалентно дозе около 7 мЗв/год) обнаруживают замедление умственного развития. Экстраполяция этих данных позволяет предположить о наличии не менее 5 млн. человек с заметно замедленным умственным развитием (проблемы при обучении) на территориях пораженных радиоактивными выбросами от атмосферных испытаний (в первую очередь Полинезия, Казахстан, Южная Сибирь, Алтай, Русская Арктика, Внутренняя Монголия). Это именно замедление умственного развития с пока неясными последствиям, а не поражение нервной системы, при котором ребенок узнает окружающих, не может сам есть и т.п., и которое относится в врожденным уродствам (см. ниже).

В 1991 г. Международная комиссия по радиационной защите (ICRP/МКРЗ) определила риск смерти от радиационно-индуцированного рака на уровне 7-11 случаев на 1 млн. облученных дозой 100 чел. Зв. Исходя из этого, но с учетом не смертельных раков, вызванных радиацией, общее число людей пораженных раками в результате антропогенного радиационного облучения (испытаний ядерного орудия и развития атомной энергетики) составило к началу ХXI века 357 млн. человек (Bertell, in litt, May 4, May 8, 2000). Из этого числа 240 млн. человек погибли от смертельных раков, а 117 млн. были поражены не смертельными раками. С учетом рака кожи (меланомы), уровень поражения увеличивается вдвое, и достигает 714 млн. человек.

Известно, что радиация вызывает более 25 врожденных уродств (слепота, глухота, деформации черепа, скелета, половых органов, кожного покрова, замедление роста и развития, и т.п.). Расчеты, основанные на частоте возникновения этих уродств под влиянием радиации показывают, что антропогенная радиация могла быть причиной возникновения 587 млн. таких уродств к началу ХXI века.

За последние несколько лет появились данные об истинных последствиях облучения и для нескольких миллионов человек, занятых непосредственно в атомной индустрии. В России это касается “населения Минатома” (официальный термин охватывающий персонал предприятий атомной индустрии и членов их семей), достигающего 1 млн. 600 тыс. человек. Оказалось (Аналитический обзор, 1999), что:

- заболеваемость нервной системы и органов чувств у персонала почти в два раза выше, чем у “населения Минатома”;

- распространенность гипертонической болезни у персонала почти в два раза выше, чем у “населения Минатома” и в три раза выше, чем в среднем для России;

- частота болезней костно-мышечной системы у персонала вдвое выше, чем в среднем по России;

- частота заболеваний язвой желудка и 12-перстной кишки вдвое выше у “населения Минатома”, чем в среднем по России;

- уровень психических расстройств у работников атомной промышленности России вдвое выше, чем средний по России;

- распространенность врожденных уродств среди детей в возрасте 14 лет у “населения Минтома” вдвое выше среднего по России.

Говоря о влияния атомной индустрии на здоровье населения нельзя обойти молчанием факт возможного негативного влияния использования “обедненного” урана. В ряде западных стран (США, Великобритания) из такого обедненного урана (изотоп 238U, представляющего собой отходы производства плутония и атомной энергетики) делаются сердечники для некоторых видов боеприпасов. При использовании таких боеприпасов в ходе войны в Персидском заливе и Косовского кризиса значительная часть урана распылялась на больших территориях.

Накапливается все больше фактов относительно токсического действия этого урана как на военнослужащих (“болезнь ветеранов войны в Заливе”) так и на мирное население (рост числа раковых и других заболеваний в Ираке в районе применения этих боеприпасов). Прошло еще недостаточно времени для выяснения полной картины и масштабов этого нового поражающего фактора, связанного с атомной индустрией, но возможные масштабы поражения могут составить несколько сот тысяч человек.

Среди не учитываемых официальной статистикой, но реально существующих, есть феномен радиационного старения. Облучение может вести к тому, что человек выглядит (и чувствует себя) на 5-15 лет старше своего паспортного возраста. Сколько человек пострадало и страдает от феномена радиационного старения не известно, но можно предположить, что их могут быть десятки миллионов.

Обобщение приведенных выше расчетов по масштабам радиационного поражения населения планеты в XX веке в результате развития атомной индустрии дает следующую общую картину (Bertell, 1999; Bertell, in litt May 04, May 08, 2000):

1. Общее число жертв от ядерных испытаний — 1 млрд. 138 млн. чел., в том числе:

1.1. Фатальных раков — 240 млн. чел.;

1.2. Не фатальных раков — 117 млн. чел.;

1.3. Генетических поражений — 223 млн. чел.;

1.4. Врожденных уродств — 558 млн. чел.

2. Общее число жертв от производства ядерного оружия — 3, 2 млн. чел.

3. Общее число жертв от радиационных аварий связанных с военным производством (Виндскейл, Южно-Уральская, и другие) — 1 млрд. 156 млн. человек.

4. Общее число жертв от производства атомного электричества — 21 млн. человек.

5. Общее число жертв от катастроф с гражданскими атомными ректорами — 15 млн. человек.

6. Общее число жертв от медицинского радиационного поражения — 4 млн. человек.

Таким образом, общее число жертв атомного века от раков, генетических поражений и врожденных уродств — 2 млрд. 337 млн. человек.

К этим цифрам надо добавить: около 500 млн. выкидышей (спонтанных абортов) и мертворожденных; 8-14 млн. смертей новорожденных; 5 млн. с замедленным умственным развитием.

А. Д. Сахаров в 50-е годы был, по-видимому, первым, кто всерьез постарался оценить последствия испытаний ядерного оружия в атмосфере для здоровья (Сахаров, 1958). Он рассчитал, что 14C от взрыва мегатонной бомбы в атмосфере приведет в чреде поколений к 6600 жертвам от наследственных болезней, раков и лейкемии. 137Cs и 90Sr доведут число жертв от одной мегатонны ядерного взрыва до 10 000 человек. Это означает, что 266 Мегатонн более чем 500 атомных взрывов в атмосфере (Robbins et al., 1991) должны привести к гибели 2 млн. 660 тыс. человек в чреде поколений.

Приведенные выше современные данные, учитывающие не только наследственные заболевания, смертельные раки и лейкемию, но и другие, а также учитывающие влияние всех, а не только трех привлекших внимание А. Д. Сахарова радионуклидов, говорят о том, что от развития атомной индустрии в мире непосредственно уже серьезно пострадало около 3 млрд. человек.

Все эти поражающее воображение расчеты находят косвенные подтверждения. Например, большинство демографических прогнозов середины XX века говорило о том, что к началу ХXI века человечество должно достичь численности порядка 8 миллиардов. Сейчас нас чуть больше чем 6 млрд. Высказывались разные предположения, почему была допущена такая крупная ошибка в расчетах. Приведенные выше данные позволяют назвать еще одну причину — гибель около миллиарда человек (учитывая спонтанные аборты и мертворождения) в результате деятельности атомной индустрии.

Во всем мире устойчиво растет число раковых заболеваний. В ряде стран — в том числе в России — возрастает число новорожденных с врожденными аномалиями. И это тоже может быть частично связано с деятельностью атомной индустрии.

Часть II. Последствия ядерного века для окружающей среды

Воздействие атомной индустрии на окружающую среду, несмотря на огромное число исследований, изучено не так полно, чтобы можно было быть уверенным, что мы знаем все негативные последствия такого загрязнения.

Ядерная индустрия неизбежно генерирует “глобальные” (глобально распространяемые, такие как 85Kr, 14C, T2) и “вечные” (существующие тысячи или миллионы лет, такие как 239,240Pu, 129I, 241Am) радионуклиды. Они попадают в экосистемы и неизбежно вызывают дополнительные мутации и другие последствия у всех живых организмов. Современный уровень знаний не позволяет предсказать, или даже просто достаточно полно перечислить, все последствия такого вторжения глобальных и вечных радионуклидов в биосферу. Надо отметить, что некоторые радионуклиды (например, 239Pu) с эволюционной точки зрения представляют совершенно неизвестный фактор (поскольку ранее не являлись элементами среды обитания) и к ним у живых организмов нет никаких эволюционных адаптаций.

Огромное количество радиоактивных материалов было слито и затоплено в Мировом океане. До сих пор неизвестно общее количество антропогенных радионуклидов, попавших в Мировой океан. Это происходит потому, что, во-первых, многие официально сообщенные в прошлом данные по радиационному дампингу фальсифицированы. Вот только последний ставший известным пример такого рода: в апреле 2000 г. британское Министерство обороны признало, что в Атлантику сбрасывались военные радиоактивные отходы, о которых ранее не сообщалось (Edwards, 2000).

Во вторых, все выполненные до сих пор обзоры не включали некоторые важные источники радиации. Так, не включены в существующие обзоры радиоактивного загрязнения Мирового океана по крайней мере следующие источники радиоактивности:

- подводные ядерные испытания в Тихом и Атлантическом океанах;

- утерянные ядерные боеприпасы;

- ядерное топливо и реакторы затонувших атомных подводных лодок, и их ядерное вооружение;

- попавшие в океан спутники или их части с радиоактивными материалами;

- утерянные РИТЕГи.

В ближайшие годы мир может оказаться перед лицом угрозы радиоактивного загрязнения океана плавучими атомными станциями, сооружаемыми сейчас в России. Минатом России предполагает их распространить по разным странам на основе лизинга (Кузнецов и др., 2000).

До половины территории Белоруссии, 10% территории России, и заметные доли территории США, Австралии и некоторых других стран серьезно радиоактивно загрязнены. Это связано с ядерными испытаниями, добычей и обогащением урана, производством ядерного оружия и топлива для АЭС, а также ядерными и радиационными катастрофами включая инциденты с ядерным оружием в Паломаресе (Испания) и Туле (Гренландия).

Радионуклиды общей активностью несколько миллиардов Кюри помещены в виде жидких радиоактивных отходов в подземные горизонты в Поволжье, на Южном Урале, в Сибири. Есть доказательства опасных последствий распространения радионуклидов из мест проведения так называемых “мирных” подземных ядерных взрывов на территории России, Казахстана, Украины и Таджикистана.

Несомненно, что антропогенная радиация должна вызывать всплеск мутаций в популяциях всех без исключения живых организмов. Это, в свою очередь, через увеличение спектра внутривидовой изменчивости, может привести к ускорению темпов микроэволюционного процесса, и в том числе — к возникновению каких то новых необычных ранее форм. Особенно быстро это должно было проявиться в популяциях организмов с коротким жизненным циклом (вирусов, микроорганизмов). Специальных исследований такого рода не проводилось. В то же время, постоянно появляющиеся данные о возникновении новых микробных и вирусных форм (ВИЧ-инфекция, “болезнь легионеров”, необычные штаммы гриппа и туберкулеза, новые штаммы вируса табачной мозаики и ряда мегаловирусов в Чернобыльской зоне и т.д.) не позволяют исключить такое влияние атомной индустрии на живую природу.

Несколько лет назад обнаружено еще одно непредвиденное ранее последствие интродукции антропогенных радионуклидов в экосистемы: явление так называемой генетической нестабильности” природных популяций. В результате антропогенного облучения генофонд природных популяций некоторых организмов (изучены мелкие млекопитающие) приходит в неустойчивое состояние, становится нестабильным. Явление генетической нестабильности только начинает изучаться, но уже стало ясно, что последствия облучения могут опасно проявиться через десятки поколений.

По некоторым наблюдениям, в 60-е годы произошло замедление темпов прироста древесных растений по всей планете. Это совпало с резким повышением уровня 14С в результате ядерных атмосферных испытаний. Явление исследовано совершенно недостаточно, но если это так, то атомная индустрия может оказаться одним из главных виновников изменения климата (замедление роста деревьев ведет к накоплению углекислого газа в атмосфере).

В течение ядерной эры произошло еще одно изменение атмосферы, на этот раз безусловно связанное с деятельностью атомной индустрии: содержание 85Kr в атмосфере повысилось в миллионы раз. Хотя 85Kr относится к так называемым инертным газам, увеличение его количества в атмосфере, как предсказывалось почти двадцать лет назад (Легасов и др., 1984) должно было привести к повышению электропроводности атмосферы, и как следствию — к увеличению частоты и силы ураганов, тайфунов, смерчей и циклонов. В последнее десятилетие действительно произошло заметное увеличение числа и тяжести этих природных явлений (Bolger, 2000).

Среди других примеров до конца не ясных опасных последствий развития ядерных технологий — искусственные землетрясения, вызванные подземными ядерными взрывами. После каждого подземного ядерного взрыва через несколько дней или недель возникают сотни мелких землетрясений (афтершоков) иногда за сотни и тысячи километров от места взрыва (Console, Nikolaev, 1994). В последние годы появились данные о том, что спустя много лет после ядерного взрыва в земной коре могут возникать медленные волны, распространяющиеся со скоростью всего в несколько километров в год. Последствия таких медленных колебаний земной коры практически не изучены, но могут быть весьма опасными.

Часть III. Что надо делать

Для более полного выяснения последствий влияния атомной индустрии на здоровье человека и природы, и выработки мер по минимизации такого влияния, было бы целесообразно:

  • сделать доступными все имеющиеся данные по влиянию радиации на здоровье населения и персонала в США, России, Китае, Франции, Великобритании, Казахстане, Австралии и в других странах;
  • поддержать проведение и интенсифицировать независимые международные исследования последствий для здоровья человека и среды Чернобыльской и других радиационных катастроф;
  • провести инвентаризацию и интенсифицировать исследования последствий радиационного загрязнения Мирового океана;
  • поддержать проведение независимых гидрогеологических исследований последствий помещения жидких радиоактивных отходов в подземные горизонты в России, Франции и США;
  • поддержать проведение широких эпидемиологических исследований состояния здоровья населения вокруг всех атомных станций;
  • прекратить переработку отработавшего ядерного топлива, как самую экологически грязную часть атомной индустрии;
  • запретить экспорт и импорт отработавшего ядерного топлива (страна, имеющая атомные реакторы не должна перекладывать груз ответственности за последствия их использования на другие страны);
  • заключить международное соглашение, запрещающее использование 238U в боеприпасах;
  • изменить соглашение между МАГАТЭ и ВОЗ 1959 г., дав возможность ВОЗ проводить независимые исследования последствий действия радиации на здоровье населения; организовать после этого под эгидой ВОЗ всемирный проект исследования последствий влияния ядерной индустрии на здоровье населения;
  • организовать (возможно, под эгидой ЮНЕП) всемирный проект изучения последствий влияния атомной индустрии на окружающую среду.

Литература

Aналитический обзор. 1999. О состоянии здоровья работников Минатома. Бюлл. Ядерной и радиационной безопасности, №4, сс. 20-21.

Беляев С. Т. (Ред.). 1996. Оценка экологического риска в связи с радиоактивным загрязнением природной среды Российской Федерации. М., РНЦ “Курчатовский Институт”, Заключительный научно-технический отчет о НИР №5.1 сб, 157 p.

Иванов Е. А., Хамьянов Л. П. 1998. Допустимая вероятность и масштаб тяжелой аварии на АЭС. Атомная энергия, т. 64, вып. 2, сс. 107-113.

Легасов В. А., Кузьмин И. И., Черноплектов А. Н. 1984. Влияние энергетики на климат. Доклады АН СССР, серия “Физика атмосферы и океана”, том. 20, # 11, cc.1089-1103.

Кузнецов В. М., Яблоков А. В., Десятов В. М., Никитин А. К., Форофонтов И. В. 2000. Плавучие АЭС России: угроза Арктике, Мировому океану и режиму нераспространения. М., Программа по ядерной и радиационной безопасности СоЭС, ГРИНПИС России, ЦЭПР, 64 с.

Сахаров А. Д. 1958. Радиоактивный углерод ядерных взрывов и непороговые биологические эффекты. Атомная энергия, том 4, вып. 6, сс. 576-580.

Яблоков А. В. 1997. Ядерная мифология. Заметки эколога об ядерной индустрии. М., “Наука”, 272 с.

Яблоков А. В. 1998. Проблемы экологии и радиационной безопасности. Мед. Радиология и Радиационная Безопасность, том 43, #1, сс. 24-29.

Ярмоненко С. П. 1988. Радиобиология человека и животных. M., “Высшая школа”, 424 с.

Bertell. R. 1999. Victims of the Nuclear Age. “The Ecologist”, Volume 29, No. 7, pp. 408-411.

Bertell R. 2000. In litt. Personal e-mails to A. Yablokov, May 4, May 8, 2000.

Bolger A. 2000. Stormy passage as losses mount. Financial Times Survey World Insurance Industry, April 28, p. 10.

Bramhall R. (Ed.). 1997. The Health Effect of Low Level Radiation. Proc. Symp. held at the House of Common, London, April 24th, 1996. Green Audit Wales Ltd., Aberystwyth, 146 p.

Busby Ch. 1995. The Wings of Death. Nuclear Pollution and Human Health. Green Audit (Wales)Ltd., Aberystwyth, IX+340 p.

Comsole R., Nikolaev A. 1994 (Eds.). Earthquakes induced by underground nuclear explosions/ Environmental and Ecological Problems. Springer, Berlin, XII+453 p.

Edwards R. 2000. Surprises in store. New Scientist, 29 April, p. 21.

Makhijani A. 1998. Health and Environmental Effects of Nuclear Weapons Production and Other Aspects of the Nuclear Fuel Cycle. NGO Presentation to the 1998 Non-Proliferation Treaty PrepCom.

Marucci M. E. 2000. 1 Million Infant Deaths In India From Chernobyl. E-mail: marucci@mindspring.com; smirnowb@ix.netcom.com;

Nussbaum R. H. 1998. The linear no-treshold dose-effect relation: is it relevant to radiation protection regulation? Medical Physics, vol. 25, # 3, pp. 291-299.

Robbins A., Makhijani A., Yih K. 1991. Radioactive Heaven and Earth. The health and environmental effects of nuclear weaponns testings in, on, and above the Earth. The Apex press, N. Y., XIII+193 p.

Stewart A. 2000. The role of epidemiology in the detection of harmful effect of radiation. Enviroenmental Health perspectives, vol. 108, # 2, pp. 93-96.

А.В. Яблоков
Международный Социально-Экологический Союз
и Центр экологической политики России
(Москва, 117808, ул. Вавилова, 26;
тел\факс 952-8019;эл. почта: yablokov@online.ru

 

 

[Содержание] [Главная страница]

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность