Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
в защиту Беловежской пущи

Не рубите, мужики!
В Беловежской Пуще все звонче стучат топоры

Газета "Белорусская газета" Nr 371 от 3 февраля 2003 г.

29 января по инициативе группы журналистов и ученых, обеспокоенных ситуацией в Беловежской Пуще и, в частности, информацией о коммерческих вырубках, которые ведутся на территории государственного Национального парка, в пущу отправилась группа столичных журналистов. Участников поездки провезли по кварталам пущи, пострадавшим от прошлогодних буреломов и нашествия жука короеда-типографа.

Пуща после урагана - жалкое зрелище. Огромные деревья выворочены с корнем, кое-где торчат уцелевшие одинокие сосны, которые здесь называют "остолопами". В результате первого урагана, прошедшего 27 февраля 2002г., были уничтожены деревья на площади 180 га. Площадь, которой нанес ущерб второй, июльский ураган, измерить практически невозможно, поскольку он оставил пятна по всему лесу.

Из окна автобуса мокрая пуща ничем не отличалась от леса за кольцевой дорогой. В глаза бросалось огромное количество пней и штабеля срубленных деревьев. "Это ветровал, - объяснял наш гид. - А это - санитарная вырубка. А здесь дерево стояло слишком близко от дороги"... Тянуло дымом от многочисленных костров, на которых сжигались мелкие ветки. То тут, то там белели свежие пни. Позже местные жители рассказали, что к нашему приезду готовились, все выходные из пущи лесовозами вывозили спиленный лес. Оставшуюся древесину перетащили вглубь леса. Говорят, особенно заметные с дороги пни аккуратно прикрывали от чужих глаз. Всего за полчаса до нашего приезда из пущи в неизвестном направлении выехали пять груженых лесовозов. Вполне возможно, что и на них вывозили вывороченный ураганом или пораженный короедом лес, но даже на первый взгляд масштабы этих санитарных вырубок поражают воображение.

Короед-типограф, ставший здесь настоящим бедствием, развивается циклически, и прошлый 2002г. был для него пиковым. Вредитель поразил примерно 20% территории заповедного леса. По словам генерального директора ГНП Николая Бамбизы, вырубаются именно пораженные им деревья. Здоровые сами борются с этой напастью, заливая короеда смолой и таким образом уничтожая его. Но Беловежскому лесу это не под силу, поскольку он ослаблен мелиорацией, некогда энергично проводившейся в этих краях.

Относительно леса, поврежденного короедом, существуют две точки зрения. Одни выступают за то, чтобы пораженные короедом-типографом деревья вырубать и вывозить, другие - за то, чтобы их сохранить, а с жуком бороться с помощью феромонных ловушек и т.н. ловчих деревьев. Пока в этом споре побеждают сторонники той точки зрения, которая напрямую связана с вырубкой леса.

МЕСТНЫЕ АЛЬПЫ

Местность возле Вискулей называют Пущанской Швейцарией. Трудно понять необъяснимое стремление белорусов, большей частью видевших Швейцарию лишь на открытках, сравнивать свою страну с Альпийской республикой. Вряд ли швейцарцам приходит в голову сравнивать предгорье Монблана с окрестностями Вискулей. Тем не менее это, пожалуй, самое благоустроенное место во всей Беловежской Пуще. Вокруг дома, где когда-то решилась судьба Советского Союза, положены асфальтовые дорожки, по которым летом может прокатиться какой-нибудь увлекающийся бегом на лыжероллерах турист.

Несколько лет после развала Союза в Беловежской Пуще туристов почти не было. В последнее время стали приезжать чаще и больше, но до прежних масштабов все равно далеко. Развитие туризма в пуще - больная тема. Гостинице, вольерам для зверей, музею и прочим местным постройкам уже как минимум сорок лет. Они нуждаются в ремонте и реконструкции, на которые традиционно нет денег.

Во время Первой мировой войны немцы построили в Беловежской Пуще примерно 300 км железных дорог, чтобы после победы беспрепятственно вывозить по ним лес. Но по окончании войны пуща оказалась на территории Польши. Там попытались наладить рубку леса, однако польские пилы ломались о мощные стволы пущанских дубов, и в результате право заготавливать лес было передано английской компании. Срубленные деревья железнодорожными составами вывозились в порт Гданьск, где их перегружали на пароходы и доставляли в Англию и Францию. Проложенные немцами рельсы начали убирать только после окончания Второй мировой войны. А на польской стороне рельсы сохранились, и не так давно было восстановлено 15 км дороги, по которой сегодня на паровозике катают туристов.

ГЛАС НАРОДА

На лесопилке было холодно и безлюдно. Со всех сторон высились горы черных сырых бревен, кое-где желтели штабеля обработанной древесины. Пока нам подробно объясняли принципы работы импортной пилорамы, во дворе появился рабочий Валерий Кучинский, который сказал обрадовавшимся хоть одной живой душе журналистам, что все написанное в газетах о рубке леса - правда и за пущу ему стыдно. Представители администрации засуетились и тут же сообщили журналистам, что "этот человек болен". Диагноз деликатно не уточнялся.

На лесопилке у гендиректора удалось "вырвать" небольшое блиц-интервью.
- Правда ли, что в пуще и на лесопилке увольняются местные жители и приглашаются наемные работники из других областей?
- В этом цеху работают граждане Республики Беларусь.
- Вырубается ли лес в пуще?
- На ее территории идут плановые мероприятия.
- Что это значит?
- В местах, где это разрешено, ведется хозяйственная деятельность.
- Что вас больше всего возмущает в газетных публикациях?
- Всё.
- Каковы мощности лесопилки?
- Количество выпускаемой продукции зависит от квалификации обслуживающего персонала. А обслуживающий персонал у нас находится на стадии обучения.
- Сколько работает лесопилка?
- Года три-четыре.
- Неужели за четыре года работники ничему не научились?
- Не научились, потому что одни люди уходят, другие - приходят. Все хотят сразу хапнуть, понимаете.
- Какая сумма получена в прошлом году от хозяйственной деятельности в заповеднике?
- 3 млрд. 798 тыс. рублей.
- За что были выручены эти деньги?
- Их принес туризм, охота, деревообработка.
- Сколько принесла деревообработка?
- 1 млрд. рублей.
- За счет чего получены остальные 2 млрд. 798 тыс.?
- Торговля, туризм и охота.
- Сколько туристов побывало в пуще в прошлом году?
- Около 50 тыс.
- Какой доход принесла охота?
- На все вопросы отвечу на пресс-конференции, - сказал директор и быстрым шагом рванул от журналистов.

Но пресс-конференция, как это водится, длилась меньше часа и была в основном посвящена проблеме борьбы со злосчастным короедом. Бамбиза заявил, что никакой незаконной вырубки в Беловежской Пуще не ведется, и сообщил журналистам о количестве расставленных феромонных ловушек и ловчих деревьев, а также возложил на бывшее руководство ответственность за то, что распространение короеда-типографа в заповеднике приняло такие огромные масштабы. У бывшего руководства возможности возразить ему не было. Поскольку аккредитацией участников поездки занималось Управление делами президента Беларуси, в ведении которого находится Беловежская Пуща, в список аккредитованных не попали Евгений Смоктунович - бывший генеральный директор ГНП, Здислав Муравьев - эксперт общественной экологической инициативы "Terra-Конвенция", бывший начальник отдела заповедных территорий Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, Георгий Козулько - бывший заместитель генерального директора ГНП по науке, кандидат биологических наук и еще шестеро журналистов, которые выступили инициаторами поездки.

ТАЛИБЫ В ПУЩЕ

Поскольку на пресс-конференцию в Беловежской Пуще не были допущены уволенные сотрудники, обвиняющие руководство в несанкционированных вырубках заповедного леса, мы решили предоставить им возможность высказаться на страницах нашей газеты. Собеседник попросил не называть его фамилию, поскольку опасается преследований со стороны нынешнего руководства заповедника.

- О проблемах Беловежской Пущи громко заговорили только в последнее время. А когда они начались, по-вашему?
- Практически сразу после того, как Национальный парк "Беловежская Пуща" перешел в подчинение Управления делами президента. В советский период срубить дерево в пуще считалось преступлением. Как-то в брежневские времена в пущу приехала комиссия из Минприроды. Они увидели пень сосны, которую спилили после того, как в нее попала молния. За эту спиленную сосну чуть было все руководство пущи не сняли с работы. А после того, как пуща перешла в подчинение УДП, был взят курс на получение доходов, и начались вырубки. Но настоящие проблемы возникли в последнее время.
- Говорят, именно при Бамбизе была открыта лесопилка...
- Это не совсем верно. Лесопилка работает с конца 50-х гг., но объемы ее работы были незначительными. И только в 1998г. начали строить большой деревоперерабатывающий цех в деревне Каменюки, центральной усадьбе парка. Если раньше пилорама работала в одну смену, перерабатывая тот материал, который природа отдавала сама, то теперь к ней прибавилась работа во вторую и третью смены.
Кроме того, в Каменюках действует белорусско-польское совместное предприятие "Белар". Люди, которые живут вдоль улицы, ведущей к нему, ужасались тому количеству пущанской сосны, которую везли на переработку в этот цех.
- Но, может быть, это было больное дерево?
- Долгие годы в пуще существовало негласное правило: ни одно живое дерево, даже если оно находится в "аварийном состоянии", не может быть срублено. Деревья должны жить и умирать своей смертью, как люди. Есть сорокалетние наблюдения за деревьями, которые считались больными еще в 60-х гг. Их хотели вырубить, но ученые их отстояли, и они живут до сих пор, да еще и нас переживут. Природа сама залечивает свои раны. А новый директор почти сразу же отдал приказ вырубать старые деревья с признаками заболеваний, усыхания вершин и ослабления. Дело в том, что это обычная практика, принятая в лесхозах, где рубят живой лес. Да, в пуще идет массовое размножение жука короеда-типографа. Но под маркой устранения последствий ураганов 2002г. и спасения леса от жука по устному приказу директора вырубаются здоровые живые деревья и, в частности, старовозрастные, генетически особо ценные ели-великаны. Но если к пуще применить правила лесхоза, мы очень быстро ее потеряем. Если на дереве сохранилась хотя бы одна живая ветка, оно должно жить. В пуще самое главное - сохранить биологическое разнообразие, сберечь не только ствол дерева, но и все остальное, начиная от микроорганизмов в почве у корней и заканчивая птицами в кронах деревьев и видовым составом растений.
- Вы не пробовали протестовать против такого обращения с пущей?
- Пробовали. Но все, кто не согласился с происходящим в пуще, были уволены. Среди них не только простые рабочие, отказавшиеся рубить заповедный лес, но и экономисты, лесники, научные работники, производственники. Оставляют лояльных. Старых местных работников, которые хоть слово сказали в защиту пущи, увольняют, и им приходится уезжать с насиженных мест, потому что живут они в ведомственном жилье. Эти люди здесь выросли, и пуща для них не абстрактный лес, который можно просто так срубить и продать. А сюда для выполнения лесозаготовительных работ привозят бригады наемных рабочих из Гомеля, Столина, Пинска - они не являются профессиональными специалистами, и, по большому счету, их мало волнует судьба пущи, потому что им просто нужна работа. Местные называют их талибами

Вероника ЧЕРКАСОВА

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами