Международный Социально-экологический Союз Международный Социально-экологический Союз
  О нас | История и Успехи | Миссия | Манифест

Сети МСоЭС

  Члены МСоЭС
  Как стать
  членом МСоЭС

Дела МСоЭС

  Программы МСоЭС
  Проекты и кампании
   членов МСоЭС

СоЭС-издат

  Новости МСоЭС
  "Экосводка"
  Газета "Берегиня"
  Журнал Вести СоЭС
  Библиотека
  Периодика МСоЭС

На главную страницу кампании
в защиту Беловежской пущи

Трагедия
Жук-короед -- не патриот

Газета "Народная воля" Nr 20, 1 февраля 2003 г.

В среду, 29 января 2003 года, Управление делами президента устроило однодневную поездку группы журналистов государственных и негосударственных СМИ в свою вотчину -- Беловежскую пущу. Я тоже оказался среди коллег, аккредитованных на этом мероприятии. Благодарю организаторов за транспорт и обед! И представляю журналистский отчет о командировке, будучи уверенным в том, что в выше указанном Управлении читают "Народную волю".

В столице пущи, деревне Каменюки, перед тем как упаковать нас в два маленькие автобуса и в течение четырех часов показывать лес, нам вручили четырехстраничный документ с неразборчивой подписью. Он напоминал справку о сегодняшних заботах национального парка и заклинание написать "объективные и честные статьи, где главным критерием будет журналистская совесть", но не будет "необоснованных обвинений".

В документе сообщалось, что в последнее время НП "Беловежская пуща" стал "объектом пристального внимания отдельных средств массовой информации, по-своему трактующих принцип природопользования", что "авторы подобных публикаций не имеют представления о заповедном деле, специфике и особенностях природных комплексов Беловежской пущи, в том числе лесных экосистем, природоохранном законодательстве (что можно, а что нельзя), статусе национального парка, что делается и как делается".

Необозначенный сочинитель-заклинатель, судя по его апломбу, имел, во-первых, самые правильные представления о том, что можно, а что нельзя. Во-вторых, имел в виду и "Народную волю", напечатавшую немало статей о современной трагедии Беловежской пущи, которую нынешние власти прибрали к рукам и целенаправленно трансформируют из заповедника в лесхоз. Напомню имена некоторых авторов: Валерий Дранчук, редактор газеты "Беловежская пуща", публицист-эколог; Георгий Козулько, кандидат биологических наук, бывший заместитель директора НП "Беловежская пуща"; ну и я, Анатолий Козлович, за тридцать лет написавший о заповедном деле, о проблемах мелиорации и экологии много статей и книг.

***

Национальному парку "Беловежская пуща" сейчас принадлежит примерно 120 тысяч гектаров лесов, болот, вырубок, полян, дорог, просек, речных пойм, полей, молодых лесопосадок. На этой площади 20 процентов занимает абсолютно-заповедная зона, где пуща живет без вмешательства человека. Кстати, 20 процентов, по альтернативному мнению, крайне мало, пуща не сможет поддерживать собственное устойчивое равновесие. Полностью заповедать необходимо хотя бы половину Беловежской пущи, только при таком условии она действительно станет заповедником, всемирным эталоном природы.

Основная часть пущи, 80 процентов территории, называется заповедно-регулируемой зоной, куда журналистов повезли в первую очередь. Там мы испытали шок от пущанского апокалипсиса. Упавшие друг на дружку деревья превратили лес в гигантскую свалку. Рядом копошатся люди с топорами и пилами, превращают завалы в аккуратные штабеля порезанных стволов и в кучи срубленных веток, которые тут же сжигают.

Среди вековых дубов с треском полыхают разноцветные костры, колер коих зависит от того, что сжигают, -- ель, осину, сосну, березу... Косматое, черное на острых зубьях пламя шатается туда-сюда от ветра, обжигает дубы, небо, лица, землю, ягодники, подлесок, душу, мхи, будущее.

Там, где уже расчистили и кое-как упорядочили завалы, -- поистине лунный пейзаж: выворотни лежат корнями вверх, будто лес бесстыдно демонстрирует интимные места; чернеет торф, желтеет песок, белеют широкие пни; в ямах и рытвинах блестит вода.

Уборка пней и выворотней не предусмотрена, их оставили на месте, пока не сгниют. Для придания лесу эстетичного вида нет специальной техники, денег, технологии, экономической целесообразности, следовательно, и желания. Лунные поляны в Беловежской пуще будут с болью наблюдать наши потомки, даже если здесь возродится лес (или самостоятельно, или с помощью работников заповедника, когда они вдоволь заготовят семян, которых пока не хватает).

Беловежская пуща светится, как решето. На лунных полянах сиротливо застыли один мощный дуб и одна корабельная сосна. Они самые сильные, не упали, но они обречены, ибо выросли в тесном кругу своих братьев и сестер и без них нежизнеспособны.

***

Беловежская пуща, как нам пояснили, падает сегодня по двум причинам. Первую -- породила сама природа. В феврале и июле 2002 года пущу навестили ураганы, превратившие в сплошной бурелом 50 тысяч кубометров леса всех пород на площади 181 гектар. Столько же кубометров леса ураганы положили на отдельных участках.

Вторая причина беловежской трагедии -- тоже "внутри" природы. В июне 2001 года произошло "непрогнозируемое размножение короеда-типографа". Жук повредил еловые леса, которые занимают 14 процентов территории пущи. После жука ель обязательно сохнет, ее с легкостью валит ветер. Эффективным спасением от жука-короеда является срочное "изъятие" поврежденной ели, чтобы не дать вредителю размножиться, переселиться на здоровые деревья. Это -- азбука лесоводов. Чтобы следовать элементарному правилу, в национальном парке "Беловежская пуща" ждали, трудно поверить, шесть лет. Ведь жук-короед появился не в 2001-м, а в 1993-м и в небольших очагах. Вопрос "по жуку" изучали три комиссии из "известных ученых и специалистов" Минска и Гомеля (лесной институт), правительства, Минприроды, Управделами президента.

А в это время в польской Беловежской пуще, где на ель напал тот же короед, лесники тщательно осматривали дерево за деревом и при обнаружении первых признаков жука изымали поврежденные ели, не давая вредителю новой пищи. Об этом на пресс-конференции рассказали сами поляки, приглашенные в Каменюки.

За шесть лет в Польше спасли массивы ельников, а в Беларуси -- профукали в процессе многоступенчатых согласований, лишающих специалистов ответственности и профессионализма, но заражающих оных корпоративным чванством.

***

В пуще я вспомнил, с какой спесью только что упомянутые специалисты 20 лет назад обвиняли меня в дилетантстве, обсуждая на заседании ученого совета мой очерк о безумии отечественной мелиорации. А 30 лет назад они кичливой сворой накинулись на меня за то, что защищал в прессе "неперспективные" деревни, осужденные ими к исчезновению. На протяжении всей моей журналистской и писательской жизни они не перестают обвинять меня в непатриотизме и очернительстве страны и народа.

Одного из них, знакомого мне академика, который еще недавно твердил, что нужно осушить вредное болото, а сегодня с тем же апломбом твердит, что осушенное болото надо восстанавливать, я увидел в Каменюках. Престарелого патриота привезли для того, чтобы продолжил вешать мне на уши свою пережеванную лапшу.

Нет уж, академик, не позволю! Сначала признайте, что главнейшей причиной массовой интервенции жука-короеда в пущу является ваша мелиорация как продолжение политической линии шефа ЦК КПБ Петра Машерова на интенсификацию в Беларуси земледелия с целью усиления мясомолочной специализации и улучшения жизни трудящихся.

Вокруг Беловежской пущи осушены болота. Влаголюбивая ель своими корнями, залегающими близко к поверхности, почувствовала, что вода ушла. Ель без воды стала усыхать. Такую сосну любит жук. Вот схема комплексной деградации человека, природы, специалиста, общества. Эта схема сегодня обнажилась в Беловежской пуще.

Меня в толпе журналистов и специалистов опознал и окликнул незнакомый мне человек лет шестидесяти. Почему не называю его имени -- сейчас поймете. Пуща для него -- место работы. А также источник патриотизма. Он читал мои экологические очерки, тут же, в лесу, язвительно процитировал мне отдельные фразы из них. В его тоне торжествовало чванливое хвастовство истиной в последней инстанции.

Естественно, он обвинил меня в очернительстве. Дескать, сначала пущу надо воспеть, чтобы заразить народ гордостью и патриотизмом за свою родину. А когда народ уже будет заражен, можно высказать конструктивные замечания "по пуще". Для чего надо быть специалистом, а не писателем. Не сочинять бред о гибели пущи.

Я выдержал петушиный наскок и спросил: допустим, у меня бред, а что у Георгия Козулько, ученого, знающего пущу, автора серьезных статей в "Народной воле" и других изданиях? Так он же больной человек, он врет, ему пора в психушку! -- парировал патриот, не утруждая себя моральными принципами.

***

Прошу у Георгия Козулько прощения, что вынужден цитировать его оппонента. Два специалиста, давно знающие друг друга и много лет проработавшие рядом, стали идеологическими врагами. Их взаимоотношения можно спроецировать на прочих товарищей и спадаров, имеющих сегодня отношение к Беловежской пуще.

Пуща стала ареной для проявления человеческих амбиций. Здесь идет борьба демагогического патриотизма и критического реализма.

На пущанской арене в данный исторический миг победу одержали узкие профессионалы, которые успешно работают в своей нише, но не способны увидеть Беловежскую пущу в гуманистическом контексте. Они не любят "зеленых" и экологистов. Беловежскую пущу они любят по-своему, как любят внушительные штабеля деловой древесины на складе своего лесопильного завода, который с железной последовательностью превращает пущу в строительный брус, доску, рейку и который мечтают демонтировать их противники по арене.

Чтобы накормить современную пилораму, в пуще рубят живые деревья. Так утверждают Козулько и К. На что Бамбиза и К. безапелляционно отвечают, что это ложь (Николай Бамбиза -- гендиректор пущи). Где же правда? Правда живет с тем, у кого власть.

Патриоты сегодня в победителях. Они настолько уверовали в свою непогрешимость, что не дали нам возможности выслушать побежденных. Когда журналисты спросили, почему на пресс-конференцию не приглашены носители альтернативной информации о пуще, нам ответили, что таковых ... не знают.

Победители пока не смогли поставить себе на службу жуков-короедов в количестве 4,5 миллиона единиц в расчете на 1 гектар пущи. Почему сие не удалось? Потому что жук-короед -- не человек. Значит, патриотом пущи быть не может.

Беловежская пуща--Минск.

Анатолий КОЗЛОВИЧ

Специальные проекты

ЭкоПраво - для Природы и людей

ЭкоПраво

Экорепортёр -
   Зелёные новости

Система добровольной сертификации

Система
   добровольной
   сертификации

Ярмарка
   экотехнологий

Экология и бизнес

Знай, что покупаешь

За биобезопасность

Общественные
   ресурсы
   образования

Информационные партнёры:

Forest.RU - Всё о российских лесах За биобезопасность Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Центр экстремальной журналистики

Обмен баннерами